WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«ИЗВЕСТИЯ ГЛАВНОЙ АСТРОНОМИЧЕСКОЙ ОБСЕРВАТОРИИ В ПУЛКОВЕ № 220 Труды Всероссийской астрометрической конференции ПУЛКОВО – 2012 Санкт-Петербург 2013 Редакционная коллегия: Доктор ...»

-- [ Страница 10 ] --

История службы времени Пулковской обсерватории началась фактически с момента открытия Обсерватории в 1839 г. В её Уставе были сформулированы основные цели и задачи, среди которых отмечалось также, что Обсерватория должна содействовать всеми мерами к усовершенствованию практической астрономии [1]. При этом предполагалось, что в Пулковской обсерватории будут вестись регулярные работы по определению времени (определению поправок часов из наблюдений), хранению времени и передаче точного времени всем его потребителям для общегражданских и государственных нужд. Для этих целей заказывались не только новые совершеннейшие оптические инструменты, но и другое необходимое оборудование и в первую очередь, конечно, самые точные часы. В письме председателя Комиссии по сооружению Главной обсерватории адмирала А.С. Грейга министру народного просвещения С.С. Уварову от 9 февраля 1838 г. указано, что: «господа Кессельс в Альтоне и Гаут в СанктПетербурге, занимающие ныне, без сомнения, первое место между мастерами часового дела, устроили для Пулковской обсерватории: первый – астрономические часы, а второй такие же часы и хронометр, в которых, по свидетельству астрономов Шумахера и Струве, достигнут верх совершенства» [2].

Подробно и полно история службы времени Пулковской обсерватории изложена в статьях известных пулковских астрономов Н.Н. Павлова (1902-1985) и В.А. Наумова (1929-2008) в юбилейных сборниках к 100-летию и 150-летию Обсерватории [3, 4]. В статье Н.Н. Павлова в частности отмечено, что: «Первые десятилетия существования Обсерватории работа службы времени заключалась главным образом в определении точных поправок часов для чисто астрономических целей». Передача времени производилась при помощи хронометров и вспомогательных часов, которые сравнивались с главными часами Обсерватории. «Но так как Пулковская обсерватория была теснейшим образом связана с русской геодезией и гидрографией, то естественно, что задача точного определения долготы, являвшаяся в то время одной из труднейших, не могла пройти мимо ее внимания. Основным вспомогательным инструментом при долготных определениях был хронометр… В среднем на Обсерватории находилось постоянно около 50 хронометров, которые ежедневно сличались с нормальными часами и между собой для изучения их хода» [3]. Необходимо отметить, что для определения долгот различных пунктов в Обсерватории постоянно организовывались также так называемые хронометрические экспедиции.

«Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № Открытие гальванизма в середине XVIII в. и изобретение проволочного электрического телеграфа (как впоследствии и появление радиосвязи) кардинально изменило методику и технологию передачи точного времени на большие расстояния, в том числе для нужд учреждений связи и общегражданских целей в России.

С 1862 г., в соответствии с Высочайше утвержденным новым Уставом Николаевской Главной Обсерватории, её Директора обязывались ежегодно представлять Комитету Николаевской Главной Обсерватории отчет о деятельности Обсерватории за минувший год и излагать меры, которые предполагается предпринять к усовершенствованию и развитию действий сего учреждения. Благодаря этому все выполненные за этот период наблюдения, основные произошедшие события, ученые путешествия, приобретения нового оборудования, перечень научных изданий и другое стали подробно описываться в этих ежегодных Отчетах. Все Отчеты вплоть до 1889 г. публиковались только на немецком языке и доступны, например, в Библиотеке ГАО. Однако в Архиве РАН сохранились Отчеты и на русском языке (с которых впоследствии делались переводы на немецкий язык). Усилиями сотрудников ГАО Н.Я. Московченко, Е.В. Полякова и др. все эти материалы были скопированы и переведены в цифровую форму, благодаря чему Отчеты стали более доступны для чтения и анализа.

В этих Отчетах Директоров Пулковской обсерватории содержится много интересной информации, в том числе и о работе службы времени Обсерватории того периода. Так в своем первом Отчете 1863 г. Отто Васильевич Струве (1819-1905), второй директор Пулковской обсерватории (Рис. 1), отмечал, что «Применение галванизма к астрономическим наблюдениям представляет особенно важное нововведение в нашей Обсерватории. Начало тому уже положено было в 1861 году, но тогда оно едва ли вышло из пределов опытов, и ныне, только по получении более усовершенствованного регистратора Крилле, галванизм, благодаря стараниям старшего Астронома Вагнера, приобрел у нас, так сказать, право гражданства». И далее О.В. Струве пишет: «В других статьях я еще возвращусь к этому предмету; здесь же нужно только упомянуть о приспособлениях для успешного применения галванизма:

1. Нормальные часы Кессельса, установленные прежде в стене среднего зала, теперь переведены в подземный свод, где температура в продолжении суток не подвержена заметным переменам.

2. Прерывая и замыкая гальванический ток, нормальные часы управляют регистратором и кроме того в настоящее время двигают три циферблата, из которых один находится при меридианном круге, другой при большом рефракторе, третий обыкновенно при входе в комнату для исследования компенсации хронометров.

3. Регистратор Крилле и снаряд Морзе для телеграфических депеш установлены в теплой комнате близ пассажного инструмента.

4. При просвещенном содействии Телеграфного Управления Главная Обсерватория связана проволкою с главною телеграфною станциею в С.Петербурге.



5. Галванические батареи, служащие для движения часов и для передачи депеш на большие расстояния, находятся частью в особом отделении подземного свода, и частью в ящике, установленном в западном коридоре».

Здесь же в разделе «Предложение о передаче времени в С.Петербург» О.В. Струве отмечает: «В заключение сего отчета имею честь представить на благоусмотрение Комитета вопросов о снабжении С.Петербурга точным пулковским временем, посредством электромагнитного телеграфа. Недостаток в общедоступных часах, на показания которых можно было бы положиться с полною уверенностью, давно уже чувствовался в столице, в особенности же со времени большого развития движения по железным дорогам. Устройство телеграфической связи Главной Обсерватории с С.Петербургом даст нам теперь возможность устранить этот недостаток и тем не мало увеличить пользу «Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № Обсерватории для общежития; но спрашивается, во-первых, соответствует ли подобный род деятельности цели учреждения Обсерватории?

На этот вопрос по первому взгляду следовало бы ответить отрицательно. Действительно подобная деятельность не подходит прямо ни под один из 4-х пунктов, выражающих в новом уставе цель учреждения Обсерватории. Но ежели не ограничимся одним общим удовлетворением публики, а расширим задачу до того, что например Флот и Генеральный Штаб могут проверить и исследовать свои часы и хронометры на месте, по сообщенному из Пулкова времени, то, несомненно, исполним возложенную на нас уставом обязанность содействовать географическим предприятиям в Империи.

Поэтому, кажется или мы должны вовсе отказаться от всякой обязанности в передачи времени, или устроить ее как можно совершеннее. Дабы иметь возможность несколько вернее судить о средствах, требуемых для исполнения сей задачи, я, по предложению Телеграфного Управления, воспользовался последним своим пребыванием на Гринвичской Обсерватории, которой деятельность в этом отношении с живейшею благодарностию признается во всей Англии, чтобы посоветоваться с г. Эри о сем предмете.

Из разговоров с почтенным моим другом я должен заключить, что для первого устройства не потребовалось бы значительных издержек со стороны Обсерватории, но что постоянный контроль не мало стеснил бы нас, а этот контроль или лучше сказать ответственность учреждения подобного нашему в точности сообщаемого времени, именно составляет главнейший повод к возложению такой обязанности на Главную Обсерваторию. Г. Эри, по моей просьбе, обязательно сообщил мне краткий обзор разных введенных им при Гринвичской Обсерватории способов передачи времени и управления часов, который может нам служить руководством при избрании удобнейшего способа к достижению различных представляющихся нам целей.

Если Комитет признает удобным, чтобы Обсерватория занималась этим предметом, то первый шаг, по моему мнению, должен состоять в приведении в известность потребностей разных прикосновенных ведомств и соглашения с ними о средствах к их удовлетворению».

Таким образом, в этом Отчете О.В. Струве обстоятельно описывает цели и побудительные мотивы снабжения С.Петербурга точным пулковским временем, посредством электромагнитного телеграфа и обсуждает вопрос об ответственности обсерватории, которая берется за это новое для неё дело.

Уже в следующем своем Отчете 1864 г. О.В. Струве констатирует, что: «С прошлого года передача времени от нас производится по электрическому телеграфу еженедельно, по воскресеньям, в Главное управление телеграфов; причем в точности передачи удостоверяются возвратным сигналом. Чтобы в промежутках между сигналами иметь время, верное до нескольких секунд, нынешним летом будут поставлены в здании телеграфного управления часы с маятником по способу Джонеса (Jons) работы Ричи (Ritchie) в Эдинбурге, ходом которых будут управлять часы обсерватории [Дент I] посредством гальванического тока (Рис. 3). Такую услугу Главная обсерватория может оказать без значительного обременения для своих членов». Этими работами в основном занимался известный пулковский астроном Август Федорович Вагнер (1828-1886), ставший в дальнейшем вице-директором Обсерватории (1866 г.) (Рис. 2).

Постепенно решались все возникающие организационные и финансовые проблемы: «Постоянное наблюдение за исправностью гальванических батарей и приспособления, сделанного у регулирующих часов в Пулкове, а также возможно частое определение для этой цели времени, требует значительного труда и, конечно, никак не может входить в круг прямых обязанностей Обсерватории. Но телеграфное управление вышло уже с нами в переговоры о средствах к регулярному продолжению этого дела».

«Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № В дальнейшем работы по передаче времени из Пулково в С.Петербург успешно продолжались и активно развивались (Отчет 1865 г.): «Дело это находилось, как и прежде, вполне в ведении г. Вагнера, при содействии конечно г. Брауэра [Георг Константинович Брауэр (1816-1882) - русский механик-оптик. С 1845 механик оптикомеханической мастерской Пулковской обсерватории] для переодоления представляющихся разных технических затруднений. Упомянутые в прошлогоднем отчете часы Ричи, которые предназначены были служить в здании главного телеграфного управления для показания среднего Пулковского времени, получены из Англии уже осенью прошлого года при конце навигации. Но окончательная установка их не могла состояться ранее февраля месяца сего года, так как для того потребовались еще разные приспособления. Так, между прочим, часы Мустона в Пулкове, которые должны управлять ходом часов Ричи, находящихся в СПетербурге, должны были быть устроены так 1) чтобы всегда можно было поставить их на среднее время, не трогая стрелок; 2) чтобы они через каждые две секунды посылали электрический ток в СПетербург; 3) чтобы по особенному, производимому ими в начале каждой минуты, сигналу могли на телеграфной станции убедиться в полном согласии обоих часов между собою.





Кроме того, по желанию г. директора телеграфного управления, к часам Ричи прибавлено приспособление для замыкания, в известное мгновение каждого дня, галванического тока, вследствие чего должен происходить пушечный выстрел в городе – устройство, находящееся уже с некоторого времени в правильном употреблении в большей части значительнейших английских городов.

Стоило немалого труда и многих предварительных опытов, чтобы убедиться в исправном действии отдельных частей всех этих различных вспомогательных устройств;

но, наконец, удалось вполне достигнуть желаемой цели. А чтобы передаваемое таким образом в СПБург время, всегда возможно ближе подходило к верному среднему времени по Пулковскому меридиану, необходимо почаще сравнивать часы Мустона с нормальными часами, которых поправка против местного звездного времени всегда очень точно известна, и вычислить поправку Мустона против среднего времени, держать её по возможности ближе к нулю…».

Как отмечено в Отчете 1867 г. «Работы, сопряженные с передачею времени, как в предыдущих годах, так и в последнем, производились здесь г-ном Вагнером, при содействии адъюнкт-астронома Фуса [Виктор Егорович Фус (1840–1915) – Русский астИзвестия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № роном. С 1839 г. один из четырех помощников директора Пулковской обсерватории, а с 1848 г. директор астрономической обсерватории в Вильно.]. Кроме часов, выставленных в здании Главного Телеграфного Управления, теперь регулируются и контролируются отсюда еще другие, помещенные в окне Публичной библиотеки, на углу Невского Проспекта и Большой Садовой. Контроль этот производится с помощью сигналов, передаваемых возвратно в Пулково самими часами этими, один раз в каждый час времени.

Таким образом, мы можем постоянно удостоверяться в этом, что они показывают Пулковское время верно, до малой дроби секунды; но так как на наружном циферблате этих часов находятся только часовая и минутная стрелки, то публика не в состоянии воспользоваться вполне их точностью; этого можно достигнуть только прибавлением секундной стрелки, или же введением какого-нибудь часто повторяющегося, точного сигнала. Теперь делаются приготовления к установке таких же часов в здании Окружного Суда, которые, подобным же образом, будут здесь контролироваться».

В статье Н.Н. Павлова сказано, что впоследствии контроль хода часов, посредством гальванической связи с часами Пулковской обсерватории «был распространен и на ряд других городских часовых установок: часы Петропавловской крепости, Публичной библиотеки, Электротехнического института, Главной физической обсерватории, Главной палаты мер и весов и др. управлялись часами Дент I (Рис. 3). Так как поверка времени во всех телеграфных учреждениях России производилась по часам Главной телеграфной конторы в Петербурге (Рис. 4), то можно сказать, что часы Дент I были основным стандартом времени для всей территории государства [3].

В работе службы времени Пулковской обсерватории по обеспечению точным временем всевозможных потребителей в С.Петербурге участвовали многие астрономы Обсерватории. Как отмечено в Отчете 1873 г. «Накопление других работ в последнее время побудило Г. Вагнера отказаться от дальнейшего управления работами, связанными с телеграфическою передачею точного Пулковского времени в столицу. Производство этих работ передано теперь Адъюнкт-Астроному Ромбергу [Герман Яковлевич Ромбеог (1835-1898)], при содействии Г. Линдемана [Эдуард Эдуардович Линдеман (1842-1897)]».

В 1912 г. начался новый этап в работе службы времени. Изобретение радио позволило объединить обсерватории в единую службу. Осенью этого года директор Пулковской обсерватории академик О.А. Баклунд (1846-1916), участвовал в работе междуИзвестия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № народной конференции в Париже по вопросу о передаче времени по радио и был избран председателем Комиссии времени. При О.А. Баклунде в Пулкове были начаты наблюдения на двух переносных пассажных инструментах, которые получили название пассажных инструментов службы времени. В 1914 г. выполнено определение разности долгот Париж-Пулково по радиотелеграфу с помощью 100-киловаттной петроградской радиостанции. В течение 1914-1915 гг. радиосигналы времени Пулковской обсерватории принимались в Париже. Первая мировая и гражданская войны задержали развитие этих работ, но уже с 1 декабря 1920 г. Пулковская обсерватория начала вновь обеспечивать страну сигналами точного времени, а также ритмическими сигналами, содержащими 61 импульс в течение 60 секунд, через петроградскую радиостанцию «Новая Голландия», а с 25 мая 1921 г. и через московскую радиостанцию (Ходынскую). Этого удалось достигнуть в условиях гражданской войны и разрухи благодаря активной деятельности директора обсерватории, члена-корреспондента АН СССР А.А. Иванова (1867-1939), заведующего службой времени Н.И. Днепровского (1887-1944) и консультанта обсерватории, известного радиофизика А.П. Константинова (1895-1937). С г. моменты передач радиосигналов Пулковской службы времени публиковались в циркулярах Главной Российской астрономической обсерватории (ГРАО). Сигналы точного времени из Пулковской обсерватории передавались до 12 июля 1941 г.

1. Description de lObservatori Astronomique Central de Pulkova par F.G.W. Struve. St-Petersbourg.

1845.

2. Главная астрономическая обсерватория в Пулкове. 1839-1917 гг. Сборник документов – СПб:

Наука, 1994. – 336 с.

3. Павлов Н.Н. Служба времени Пулковской обсерватории // 100 лет Пулковской обсерватории.

– Л., 1945. - С. 135-146.

4. Наумов В.А. Изучение вращения Земли в Пулковской обсерватории // 150 лет Пулковской обсерватории. – Л.: Наука, 1989. – С. 121-136.

ON THE HISTORY OF TIME SERVICE OF THE PULKOVO OBSERVATORY FROM THE

ANNUAL REPORTS OF ITS DIRECTORS

Central Astronomical Observatory of the Russian Academy of Sciences at Pulkovo, Saint Petersburg, As early as in the 60s of the 19th century the directors of Pulkovo Observatory (O.V. Struve, F.A. Bredikhin, O.A. Backlund and others) started to publish annual reports with detailed description of the work performed during the past year. They contained information about accomplishments of the Pulkovo Time Service. In 1862-1889 the reports were published in German, later they appeared in Russian as well. Our paper presents information about the history of the Time Service of Pulkovo Observatory and implementation of its most important task – to provide the state with correct time.

«Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» №

К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МИТРОФАНА СТЕПАНОВИЧА ЗВЕРЕВА

Главная (Пулковская) астрономическая обсерватория РАН, Санкт-Петербург, Россия.

16 апреля 2013 года исполняется 110 лет со дня рождения выдающегося российского астрометриста, члена-корреспондента Академии наук СССР, доктора физико-математических наук, профессора М.С. Зверева. Основным этапам жизненного пути и вкладу М.С. Зверева в развитие фундаментальной астрометрии посвящена эта статья.

Митрофан Степанович Зверев родился 16 апреля 1903 г. в г. Воронеже и был шестым ребенком в семье священника Стефана Егоровича и Александры Михайловны Зверевых. Все дети в семье Зверевых получили светское образование, обучаясь в гимназиях, а иностранным языкам и музыке дома. Огромная заслуга в этом принадлежала их матери, Александре Михайловне.

Начало 20 века и послереволюционный период оказался неблагоприятным для семьи Зверевых. В 1918 г. умерла Александра Михайловна, а в 1920 г. от тифа скончался и Стефан Егорович. Из семи детей в живых остались трое младших: Ольга, Митрофан и Алексей.

Трудовая деятельность М.С. Зверева началась в Воронежском Государственном университете, куда его приняли на должность метеоролога-наблюдателя в 1919 г.

Здесь. Митрофан Степанович знакомится с астрономией и с университетского балкона в небольшой любительский телескоп с увлечением наблюдает Луну, планеты и звезды.

Осенью 1920 г. М.С.Зверев поступает на физико-математический факультет Воронежского университета и одновременно занимается в музыкальном училище по классу рояля. В 1923 г. после успешного окончания музыкального училища Митрофан Степанович был откомандирован в Московскую консерваторию для продолжения музыкального образования.

Студенту консерватории (а обучался он у выдающегося пианиста профессора К.Н. Игумнова) приходилось самостоятельно “зарабатывать на жизнь“, давая уроки музыки и обеспечивая музыкальное сопровождение немых фильмов. В 1926 г.

М.С. Зверев навсегда связал свою судьбу с Елизаветой Михайловной Быловой, с которой был знаком еще по Воронежу. В 1929 г. консерватория была успешно закончена, но карьере профессионального пианиста Митрофан Степанович предпочел астрономию и поступил на третий курс механико-математического факультета МГУ.

Еще до окончания университета М.С. Зверев устраивается на работу в Главное геодезическое управление в качестве техника второго разряда, а позже становится научным сотрудником Сектора меридианных наблюдений ГАИШ.

Первые работы М.С. Зверева в ГАИШ были связаны с наблюдениями на меридианном круге по коллективной программе “геодезические звезды” под руководством профессора Н.В. Циммермана. Не были забыты и юношеские увлечения переменными звездами. М.С. Зверев активно участвует в работах Сектора переменных звезд ГАИШ (руководитель профессор С.Н. Блажко). Благодаря тщательно выполненным наблюдениям и детальному анализу полученных результатов материал по переменным звездам приобрел научную ценность, и в 1938 г. Митрофану Степановичу была присуждена ученая степень кандидата физико-математических наук без защиты диссертации.

Еще одно направление довоенных работ М.С. Зверева связано с гравиметрией и геодезией. В 1936 г. М.С. Зверев организовал экспедицию на Кавказ и лично участвоИзвестия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № вал в определении широты и долготы на 15 пунктах триангуляции первого класса и пунктах – второго класса.

В ноябре 1938 г. по инициативе М.С. Зверева и П.П. Паренаго в Пулкове было созвано совещание (3-я астрометрическая конференция СССР) по проблеме создания каталога слабых звезд (КСЗ). С основным докладом на нем выступил М.С. Зверев. В докладе был намечен общий план многолетней работы, особо подчеркивалась необходимость кооперативной работы. Обращалось внимание на необходимость подключения к работе обсерваторий Южного полушария, путем обсуждения научных проблем КСЗ по линии Международного астрономического союза. По сути, это была реанимация идеи о создании каталога слабых звезд, предложенная еще в 1932 г. на Первой астрометрической конференции в Пулкове пулковскими астрономами Б.П. Герасимовичем и Н.И. Днепровским. После этого совещания центр тяжести всех работ по КСЗ сосредоточился ГАИШ, которому было поручено составление списков звезд северного неба для будущей программы наблюдений.

С начала 1941 г. М.С. Звереву пришлось уделить значительное время вопросам реорганизации Службы времени ГАИШ, руководителем которой он был назначен.

Начавшаяся в июне 1941 г. Великая Отечественная война значительно ускорила эти работы. В октябре 1941 г. основное оборудование Службы времени ГАИШ и значительная часть персонала были эвакуированы из Москвы в Свердловск, где М.С. Звереву было поручено организовать работу Службы времени. Вся работа в Свердловске была подчинена законам военного времени. Астрономы должны были обеспечивать точным временем нужды фронта и народного хозяйства. Поставленная задача была успешно выполнена. К концу 1942 г. свердловская Служба времени превзошла по точности немецкую службу “Neuen”, получив точность средней дневной вариации 0”.007, результат очень впечатляющий по тем временам.

После возвращения из Свердловска М.С.Зверев продолжил свою работу в ГАИШ.

Накопленный материал наблюдений и его глубокий анализ, стали предметом докторской диссертации Митрофана Степановича (“Исследование результатов работы Службы времени ГАИШ в 1941-1945 гг.”), которая была им успешно защищена в 1947 г.

С 1946 по 1951 гг. М.С.Зверев – заместитель директора ГАИШ. Научная деятельность Митрофана Степановича не ограничивалась только Советским Союзом. Общаясь с зарубежными коллегами, М.С.Зверев пропагандирует план КСЗ. Составленные в ГАИШ списки КСЗ-I (5120 звезд в зоне +10о-30о) и КСЗ-II (10235 звезд в зоне +30о -30о) были разосланы в 14 советских и 44 зарубежных обсерватории.

В ноябре 1951 г. по приглашению директора Пулковской обсерватории А.А. Михайлова М.С. Зверев переезжает в Пулково и становится заместителем директора по научной работе в Пулковской обсерватории. С тех пор жизнь Митрофана Степановича неразрывно связана с Пулковской обсерваторией. Здесь перед М.С.Зверевым открылось широкое поле деятельности, а поскольку создание звездных каталогов всегда занимали значительное место в работах Пулковской обсерватории, проблема КСЗ сразу стала приоритетной задачей. К ее решению подключились ведущие пулковские астрометристы А.А. Немиро и А.Н. Дейч. Уже в 1952 г. на VIII Генеральной Ассамблеи МАС пулковскими астрометристами были представлены два доклада: М.С. Зверева “Каталог слабых звезд как астрометрическая проблема” и А.Н. Дейча “Использование внегалактических объектов для построения абсолютной системы собственных движений ”. Резолюция, принятая VIII съездом МАС, подтвердила актуальность выдвинутой проблемы, а М.С. Зверев был избран председателем комиссии N 8 МАС (на этом посту он оставался до 1958 г.). В наблюдения по программе КСЗ приняли участие все обсерватории Советского Союза, а также ряд зарубежных обсерваторий (Вроцлавская, Бухарестская, Белградская).

«Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № Идея КСЗ, выдвинутая советскими астрометристами, была весьма прогрессивной в начале 50-х годов прошлого столетия, и не удивительно, что аналогичная программа была выдвинута в 1955 г. американскими астрометристами во главе с доктором Ф. Скоттом (программа AGK3R). Конечной целью обеих проектов было распространение общепринятой фундаментальной системы на слабые звезды. Но американский проект был более легок в исполнении, а критерии отбора звезд для меридианных наблюдений были менее жесткими. После длительной дискуссии компромисс был достигнут – все звезды КСЗ были включены в наблюдательный список со значком Z (звезды Зверева) и IX съезд МАС рекомендовал обсерваториям приступить к реализации этой программы. Всего в работе было задействовано 10 обсерваторий, их советских – Николаевская и Пулковская.

М.С. Зверев принял самое активное участие в наблюдениях по этой программе на меридианном круге Тепфера в Пулкове и в последующей обработке результатов наблюдений. Итогом этой международной работы стал сводный каталог слабых звезд северного неба AGK3R, составленный в Вашингтонской обсерватории.

Уже в период создания каталога AGK3R был предложен план его распространения на южное полушарие, в результате чего возник список южных опорных звезд (SRS), составленный на Капской обсерватории (доктор R. Stoy). При подборе звезд учитывались критерии, принятые в КСЗ. Для организации этих работ была создана специальная комиссия под предводительством Д. Брауэра (США), в состав которой вошел и М.С. Зверев. Программа SRS преследовало ту же цель, что и AGK3R, а именно создание опорной системы для фотографических работ.

На конференции в Цинциннате, (май 1959 г) присутствующие там М.С. Зверев и А.А. Немиро, объявили о планируемой экспедиции советских астрометристов в южное полушарие с целью участия в наблюдательных работах по программам SRS и BS (Яркие звезды). Местом наблюдения была выбрана обсерватория Серро-Калан, вблизи города Сантьяго (Чили). Предусматривалось изготовление 2-х новых инструментов:

большого пассажного инструмента классического типа и фотографического вертикального круга, конструкция которого была разработана М.С. Зверевым. Массовые дифференциальные наблюдения должны были проводиться на меридианном круге обсерватории Серро-Калан.

В октябре 1962 г. первая группа пулковских астрометристов прибыла в Чили.

Митрофан Степанович оставался бессменным руководителем работ в течение 11 лет и дважды за время существования экспедиции (1962-1963 гг., 1964-1966 гг.) работал как наблюдатель на меридианном круге. По количеству выполненных наблюдений среди советских астрометристов, участвовавших в программе SRS, он занял первое место.

В 1967 г. в Чили был установлен двухменисковый телескоп системы Максутова, на котором под руководством А.Н. Дейча развернулись фотографические работы, в первую очередь – фотографирование площадок неба с галактиками.

Всего в наблюдениях по программе SRS приняли участие 13 обсерваторий (из советских – Николаевская и Пулковская экспедиция). Создание сводного каталога было поручено двум обсерваториям – Пулковской и Вашингтонской.

Благодаря работам Пулковской экспедиции в Чили, впервые пулковские методы абсолютных определений были распространены на южное полушарие. Абсолютные прямые восхождения курировались А.А. Немиро, абсолютные склонения – В.А. Наумовым и Б.К. Багильдинским.

Что касается обработки дифференциальных определений координат звезд, то выяснилось, что фундаментальная система FK4 в южном полушарии обладает значительными систематическими ошибками, которые особенно сильно проявились в прямых восхождениях (ошибки вида ). Их наличие сделало невозможным использовать «Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № классический способ обработки дифференциальных наблюдений. Положение спас, разработанный М.С. Зверевым, квази-абсолютный способ обработки дифференциальных наблюдений (АЖ 1969, т.46, вып.6). Метод предполагал отказ от строгого воспроизведения фундаментальной системы и позволял обрабатывать наблюдательный материал в системе, слабо зависящей от фундаментальной системы (в квази-инструментальной системе). Применение этого метода позволило обработать большой материал наблюдений по международным программам SRS, BS, DS, полученный в южном полушарии, и выявить реальные систематические ошибки фундаментальной системы FK4 (рис. 1).

Рис. 1. Систематические ошибки вида каталога FK4 в южном полушарии.

Этот результат был опубликован в ведущих астрономических журналах всего мира.

Окончательная версия сводного каталога SRS была получена в конце 1987 г., ее авторы – вашингтонские и пулковские астрометристы. В целом, меридианные наблюдения 1956-1973 гг. по программам AGK3R и SRS, по сути, реализовали в международном масштабе идеи КСЗ, хотя и в несколько трансформированном виде.

70-е годы прошлого века ознаменовались появлением за рубежом новых полуавтоматических и полностью автоматических меридианных инструментов. Пулковская обсерватория не осталась в стороне и выступила инициатором модернизации имеющегося парка астрометрических инструментов Советского Союза. По-видимому, из-за скудности финансирования обсерватории проводили модернизацию собственными силами. Такой подход не оправдал себя, и советская астрометрия лишилась тогда почти половины своих инструментов. Потери понесла и Пулковская обсерватория.

Чтобы возродить астрометрические наблюдения в Советском Союзе, а наблюдениям Митрофан Степанович всегда придавал первостепенное значение, в середине 70-х годов им была предложена Специальная программа астрометрических наблюдений.

Программа включила в себя списки звезд, представляющих интерес для звездной астрономии, а также звезды вблизи радиоисточников (DS, HLS, RRS).

В эти же годы М.С. Зверев ищет “альтернативу Чили” с целью продолжить астрометрические работы в южном полушарии. В ноябре 1977 г. на основании его доклада Бюро отделения общей физики и астрономии АН приняло решение о создании Экспедиции ГАО АН СССР в Боливию. Впоследствии по материалам этой экспедиции в ГАО был создан фотографический каталог звезд южного неба ФОКАТ-Ю, содержащий более 200 тысяч звезд.

Дальнейшее развитие наблюдательных работ М.С. Зверев связывал и с созданием высокогорной базы на территории СССР. В 1983 г. при его активной поддержке и участии была создана Астрометрическая наблюдательная база на Горной станции ГАО вблизи г. Кисловодска, которая продолжает работать и в настоящее время.

Говоря о М.С. Звереве, нельзя не упомянуть его педагогическую деятельность.

Его монография “Фундаментальная астрометрия”, опубликованная в двух томах «Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № ”Успехов астрономических наук” (часть I, 1950 г., т. V; часть II, 1954 г., т. VI), известна всем астрометристам как в России, так и за ее пределами. Преподавательская работа Митрофана Степановича началась с 1939 г. в Московском Государственном университете, сначала в должности доцента, а потом и профессора по кафедре астрометрия. С 1952 по 1959 гг. и с 1970 по 1982 гг. Митрофан Степанович читает курс фундаментальной астрометрии в Ленинградском Государственном университете. С 1970 г. он заведует кафедрой астрометрии в ЛГУ. Помимо работы со студентами М.С. Зверев неизменно руководил аспирантами. Много сил и времени было отдано им и подготовке чилийских астрономов.

М.С. Зверев был страстным пропагандистом астрономических знаний. С 1955 по 1975 г. – М.С. Зверев председатель, а затем заместитель председателя общества “Знание”. С 1981 по 1986 гг. – председатель Ленинградского отделения ВАГО.

Популярность М.С. Зверева среди астрометристов была огромной. И дело здесь не только в его научном авторитете, людей привлекали его чисто человеческие качества. В нем чувствовался “размах”, он не был мелочным, не был злопамятным, он умел искренне радоваться чужому успеху. Он просто “заражал” своим энтузиазмом, находясь рядом с ним, хотелось работать. Митрофан Степанович был очень доброжелательным человеком и всегда старался помочь, когда к нему обращались с той или иной проблемой. Особенно это чувствовали на себе астрометристы из других обсерваторий.

Без преувеличения можно сказать, что для астрометристов из провинции Митрофан Степанович был самым популярным и любимым пулковским астрономом. С одинаковым вниманием и уважением к мнению собеседника он общался и с маститыми учеными и со вчерашними студентами, что очень привлекало к нему молодых сотрудников.

Это был очень жизнелюбивый, эмоциональный и увлекающийся человек. Сам Митрофан Степанович часто говорил: “кроме астрометрии, у меня есть три увлечения и все на букве “Ф” – фортепьяно, филателия и фотография”. Он был профессиональным фотографом, сделавшим массу фотографий на астрономические темы. Он собрал уникальную коллекцию земских марок, а его музыкальные вечера в ГАИШ, Пулковской обсерватории и во время Чилийской экспедиции запомнились всем, кто его слышал.

Научная деятельность М.С. Зверева была отмечена рядом правительственных наград: орденом Ленина (1954 г.), орденом “Знак Почета”, двумя орденами “Трудового Красного знамени”, медалями “За оборону Москвы”, “За доблестный труд в Великой Отечественной войне”, а также несколькими юбилейными медалями. За большой вклад в развитие астрометрии астероиду 2323 присвоено имя Митрофана Степановича – “Zverev” (рис. 2).

Рис. 2. ПЗС-кадр с изображением астероида N 2323 “ZVEREV”.

«Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № Последние годы жизни М.С. Зверева не были безоблачными. В 1985 г. ушла из жизни замечательная женщина, верный друг и помощник Митрофана Степановича – Елизавета Михайловна. Связав свою жизнь с Пулковской обсерваторией и искренне любя ее, Митрофан Степанович глубоко переживал то, что, начиная с 80-х годов, пулковская астрометрия стала терять свои лидирующие позиции. Причин было много:

здесь и устаревающий парк астрометрических инструментов, и недостаточное финансирование для его обновления и, подчас, поспешные утверждения о ненужности наземной астрометрии в связи с запуском астрометрического спутника HIPPARCOS.

По прошествии времени стало очевидно, что результаты, получаемые с помощью космических аппаратов, не обесценивают полностью наземные наблюдения (по крайней мере, до получения каталога GAIA). Подтверждением этого является интерес к старым каталогам для уточнения собственных движений звезд и международные проекты, связанные с оцифровкой и новой редукцией старых фотографических наблюдений с целью получения длительных рядов наблюдений для уточнения теорий движения спутников планет и астероидов. При построении современных высокоточных каталогов, содержащих миллионы звезд, востребованными оказались и методические разработки М.С. Зверева, позволяющие выявить и уменьшить влияние локальных систематических ошибок опорных систем (каталоги в сглаженной опорной системе).

Трагическая случайность оборвала жизнь М.С. Зверева 17 ноября 1991 года. Это была яркая, насыщенная жизнь, в которой были и блестящие успехи, и отдельные неудачи, были недоброжелатели и целая плеяда единомышленников. М.С. Зверев навсегда вошел в историю Астрономического института им. П.К. Штернберга и Пулковской обсерватории. И в этом смысле, Митрофан Степанович не умер, его жизнь продолжается в его детях и внуках, многочисленных учениках и соратниках по работе.

Расширенный текст статьи можно посмотреть на сайте Лаборатории астрометрии и звездной астрономии ГАО РАН по адресу: www.puldb.ru/zverev. Там же можно послушать фрагменты из фортепьянного концерта М.С. Зверева, записанного в 1983 году.

THE 110th ANNIVERSARY OF MITROPHAN STEPANOVICH ZVEREV

Central (Pulkovo) Astronomical Observatory of RAS, St. Petersburg, Russia.

April 16, 2013 will be 110 years since the birth of the outstanding Russian astronomer, corresponding member of the Academy of Sciences of USSR, of the doctor of the physical and mathematical sciences, of the professor of Zverev. This article is dedicated the main stages of the life of Zverev and his contribution to the development of fundamental astrometry.

The advanced text of the article can be found at site of the Laboratory of Astrometry and Stellar Astronomy of Pulkovo observatory via www.puldb.ru/zverev. Ibid you can listen the fragments from the piano concerto of Zverev M.S, recorded in 1983.

«Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» №

СПИСОК АВТОРОВ

Aller H.D. Aller M.F. Василькова О.О. 185, 383, 453 Космодамианский Г.А. 249, Верещагина И.А. 29, 65, 189, 329 Кочетова О.М. 255, 259, 341, Volvach A.E. Volvach L.N. Горшанов Д.Л. 29, 65, 189, 213, 453 Липовка А.А. «Известия Главной астрономической обсерватории в Пулкове» № Нефедьев Ю.А. 23, 355, 435, 479 Хруцкая Е.В. 377, 395, 547, Passarge M. Питьева Е.В. 293, 299, Пожалова Ж.А. Поляков Ю.С. Полякова Г.Д. Попов А.А. Порошина А.Л. 249, Прудникова Е.Я. 581, Pushkarev A.B. Растегаев Д.А. Романенко Л.Г. 383, Ромас Е.Н. Рощина Е.А. 189, Рыльков В.П. 75, 81, 317, 447, Рыхлова Л.В. Сасюк В.В. Свешников М.Л. 207, Сергеев А.В. Сидоренков Н.С. Скрипниченко В.И. 207, Скурихина Е.А. Слесаренко В.Ю. Смирнов С.С. 101,

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||


Похожие работы:

«ISSN 0552-5829 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ГЛАВНАЯ (ПУЛКОВСКАЯ) АСТРОНОМИЧЕСКАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ФИЗИКЕ СОЛНЦА СОЛНЕЧНАЯ И СОЛНЕЧНО-ЗЕМНАЯ ФИЗИКА – 2010 ТРУДЫ Санкт-Петербург 2010 Сборник содержит доклады, представленные на Всероссийской ежегодной конференции Солнечная и солнечно-земная физика – 2010 (XIV Пулковская конференция по физике Солнца, 3–9 октября 2010 года, Санкт-Петербург, ГАО РАН). Конференция проводилась Главной (Пулковской) астрономической...»

«ТОМСКИЙ Г ОСУД АРСТВЕННЫ Й П ЕД АГОГИЧ ЕСКИЙ У НИВЕРСИТ ЕТ НАУЧНАЯ БИБЛИО ТЕКА БИБЛИО ГРАФИЧ ЕСКИЙ ИН ФО РМАЦИО ННЫ Й ЦЕ НТР Инфор мац ионны й бю ллетень новы х поступлений  №2, 2008 г. 1      Информационный бюллетень отражает новые поступления книг в Научную  библиотеку ТГПУ с 30 марта по 30 июня 2008 г.       Каждая библиографическая запись содержит основные сведения о книге: автор,  название, шифр книги, количество экземпляров и место хранения....»

«[Номера бюллетеней] [главная] Poccийcкaя Академия космонавтики имени К.Э.Циолковского Научно-культурный центр SETI Научный Совет по астрономии РАН Бюллетень Секция Поиски Внеземных цивилизаций НКЦ SETI N15–16/ 32–33 Содержание 15–16/32–33 1. Статьи 2. Информация январь – декабрь 2008 3. Рефераты 4. Хроника Е.С.Власова, 5. Приложения составители: Н.В.Дмитриева Л.М.Гиндилис редактор: компьютерная Е.С.Власова верстка: Москва [Вестник SETI №15–16/32–33] [главная] Содержание НОВОЕ РАДИОПОСЛАНИЕ К...»

«Тезисы 1-й международной конференции Алтай–Космос–Микрокосм Алтай 1993 Раздел I. Человек и космос в западной, восточной и русской духовных традициях. 6 Новый и ветхий космос. О двух типах микрокосмичности человека А.И. Болдырев, философский факультет МГУ, г. Москва Социально-психологические предпосылки характера и судьбы человека в культурах России и Запада Л.Б. Волынская, социолог, к.ф.н., с.н.с. Института культурологии Министерства культуры РФ и РАН, г. Москва Живая Этика и наука Л.М....»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина ФИЗИКА КОСМОСА Труды 43-й Международной студенческой научной конференции Екатеринбург 3 7 февраля 2014 г. Екатеринбург Издательство Уральского университета 2014 УДК 524.4 Печатается по решению Ф503 организационного комитета конференции Редколлегия: П. Е. Захарова (ответственный редактор), Э. Д. Кузнецов, А. Б. Островский, С. В. Салий, А. М. Соболев (Уральский...»

«Заявка Самарского управления министерства образования и науки Самарской области на участие в областной научной конференции учащихся в 2013\14 учебном году Секции: Математика, физика, химия, медицина, биология, астрономия, география, экология, информатика Место в Предмет Ф.И.О. Образовательное № Название работы Класс Руководитель окружном учащегося учреждение туре Слоев Задача об обходе конем МБОУ лицей Игнатьев Михаил 1 место Математика Александр Технический Викторович Георгиевич 1. Уханов...»

«ISSN 0552-5829 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ГЛАВНАЯ (ПУЛКОВСКАЯ) АСТРОНОМИЧЕСКАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ФИЗИКЕ СОЛНЦА СОЛНЕЧНАЯ И СОЛНЕЧНО-ЗЕМНАЯ ФИЗИКА – 2011 ТРУДЫ Санкт-Петербург 2011 Сборник содержит доклады, представленные на Всероссийской ежегодной конференции Солнечная и солнечно-земная физика – 2011 (XV Пулковская конференция по физике Солнца, 3–7 октября 2011 года, Санкт-Петербург, ГАО РАН). Конференция проводилась Главной (Пулковской) астрономической...»






 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.