WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ НА ТЕМУ "ПЕРСПЕКТИВЫ

УРЕГУЛИРОВАНИЯИРАНСКОЙ ЯДЕРНОЙ ПРОБЛЕМЫ"

РИА "НОВОСТИ", 6 СЕНТЯБРЯ 2005

ВЕДУЩИЙ: Ну, что, уважаемые коллеги. Сегодня у нас пресс-конференция по

проблеме "Перспективы урегулирования иранской ядерной проблемы".

Участники конференции - директор ПИР-Центра, профессор Женевского центра

по политике безопасности Владимир Орлов; замдиректор ПИР-Центра Антон

Хлопков и директор академических программ Женевского центра Шахрам Шубин.

В общем-то, насколько я понимаю, вот эта проблема связана с подготовкой доклада Гендиректора Эль-Барадея по ядерной проблематике Ирана. 11 августа Совет управляющих МАГАТЭ принял резолюцию в связи с тем, что евротройка отказалась от проведения очередного тура переговоров с Ираном по иранской ядерной программе, которая была намечена на 31 августа. Была принята резолюция, в которой выражалась озабоченность в связи с тем, что Иран возобновил работы по конверсии урана. И одновременно высказывалась надежда, что эти переговоры будут продолжены. И одновременно эта резолюция обязывала директора МАГАТЭ Эль-Барадея подготовить доклад, до 3 сентября подготовить доклад по состоянию дел вокруг иранского ядерного досье.

Этот доклад был представлен на рассмотрение Совета управляющих МАГАТЭ. И я хотел бы, чтобы вот наши уважаемые эксперты рассказали нам, какова на сегодняшний день ситуация. Спасибо.

ОРЛОВ: Спасибо. Я начну. Потом попрошу моего коллегу Шахрама Шубина высказать свое мнение и в заключение снова российский участник Антон Викторович Хлопков. Мы постараемся не утомлять вас долгими текстами, потому что, во-первых, наверняка у вас есть вопросы. Во-вторых, помимо пресс-релиза для тех из вас, кто хочет получить детальную информацию, по крайней мере, о моих взглядах, роздано два материала. Первый - это перепечатка из журнала "Россияв глобальной политике". Второе - это уже на английском языке из журнала "Washington Quarterly".

Таким образом, там есть действительно подробная на обоих языках моя позиция. Хотел бы также обратить внимание, что все мы здесь говорим в личных качествах и мы пришли здесь поделиться своими соображениями, не координируя свои взгляды, мы примерно координировали, что мы будем, какой участок каждый из них возьмет разговора, поэтому наши взгляды могут не совпадать. Мы пришли к вам не с каким-то единым сообщением.

Итак, что хотелось бы прежде всего отметить, мы имеем текст Совета управляющих МАГАТЭ от 2 сентября с грифом "For official use only. Restricted Distribution", что означает, да, только для официального пользования, ограничено использование. Но так как этот текст уже попал в Интернет и уже комментируется, мы не видим никаких причин, почему нам этого нельзя делать и его тоже прокомментировать. Это доклад Генерального директора МАГАТЭ по поводу того, как себя ведет Иран. Официальное название более длинное.

Мое впечатление от этого доклада, меня учили всегда на пресс-конференциях не говорить, что в докладе нет ничего нового, иначе журналисты слушать дальше не будут, да, вот. Но если честно говорить, то в докладе нет ничего радикально нового; есть лишь некоторое уточнение, что обнаружили в Иране начиная с ноября 2004 года инспекторы МАГАТЭ в результате иногда противоречивого, но в целом очень активного сотрудничества, установившегося между Исламской Республикой Иран и Международным агентством по атомной энергии -- МАГАТЭ.

В докладе Генерального директора содержатся два отчасти противоречащих друг другу положения, но они противоречат друг другу так же, как противоречат друг другу вообще наши знания об иранской ядерной программе.

Первое положение, что, пункт 43-й доклада, с октября 2003 года "good progress has been made in Iran's correction of the breeches", то есть был достигнут серьезный или хороший прогресс в том, чтобы Иран объяснил Международному агентству свои предыдущие нарушения, несогласованность своих предыдущих заявлений, то есть дал более подробный отчет об истории своей ядерной программы, той ядерной программы, которую мы можем назвать продвинутой ядерной программой, не давая ей никаких пока других характеристик.

Второе - это пункт 50-й, где говорится о том, что у Ирана есть история -concealment efforts over many years". Иными словами, Иран вел себя в течение нескольких лет нечестно, недостаточно откровенно. И именно поэтому к Ирану должны применяться нестандартные нормы и процедуры МАГАТЭ, а более жесткие нормы, которые должны обеспечивать максимальную транспарентность или прозрачность всего, что происходит в Иране.

Так как окончательно транспарентности такой пока нет, "the Agency is not in a position to conclude that there are no undeclared nuclear materials or activities in Iran", то есть так как такой транспарентности нет, МАГАТЭ пока не готово сделать заключение о том, что в Иране нет незаявленных ядерных материалов или незаявленной ядерной деятельности.

И наблюдение за Ираном со стороны МАГАТЭ будет продолжено. Вот, собственно, основные выводы текущего доклада, которые не застали нас врасплох. О чем говорят исследования возглавляемого мною института - ПИРЦентра, и о чем говорят мои собственные исследования, включая и многочисленные встречи с иранскими представителями.

Первое. Мы, то есть международное сообщество, включая Российскую Федерацию, должны принять тот факт, что Иран сделал однозначную ставку на развитие собственной полномасштабной ядерной программы мирного характера, то есть развитие атомной энергетики, и что Иран не свернет с этого пути вне зависимости от внешних обстоятельств, внешнего давления, то есть вне зависимости от sticks или carrots, да, вне зависимости от пряников или кнутов, которые он может получить. Пряники могут несколько скорректировать эту программу, и ее темп, кнут может только ускорить эту программу.



Второе. Сегодня, как никогда, иранская элита и иранское общество консолидировались по поводу своего отношения к ядерному выбору Ирана -nuclear choice of Iran -- вот не nuclear weapon, да, не военно-ядерному, а ядерному выбору Ирана в будущем. Есть общественный консенсус и консенсус элиты о том, что в 21 веке Иран - очень гордое государство, займет место региональной сверхдержавы, в том числе и благодаря технологическому броску, который экономически и интеллектуально Иран способен осуществить, и одной из составляющих этого технологического броска будет полноценная программа атомной энергетики.

Далее. Сегодня Иран в гораздо меньшей степени, чем 20 лет назад, заинтересован в создании собственной бомбы, вот так вот вульгарно говоря.

Мы, конечно, можем долго говорить о ядерных взрывных устройствах, о военной ядерной программе, но вот так, проще говоря, Иран сейчас меньше заинтересован иметь атомную бомбу, чем 20 лет назад, когда, вероятно, определенные круги в Иране думали как раз о бомбе.

20 лет назад была качественно иная ситуация для Ирана, с точки зрения его безопасности, она была гораздо хуже. Был главный соперник - Ирак, и ситуация для шиитов была гораздо менее благоприятна, чем она сейчас. Есть и другие факторы.

Парадоксальным образом Соединенные Штаты уже снизили угрозы для Ирана. Я понимаю, что это звучит довольно странно на фоне таких грозных заявлений Соединенных Штатов, которые то и дело появляются, потом пропадают, потом -- появляются снова в отношении Ирана.

Таким образом, мы с вами должны смириться с тем, что мы получим Иран - a la Япония. Ну, не во всех смыслах, конечно, а вот в ядерном. Иными словами, как и Япония со своей продвинутой ядерной программой, Иран будет близок к тому, чтобы он технологически мог переключить свою мирную ядерную программу на военную. Но такой задачи скорее всего у него просто не будет.

Ему будет выгоднее быть близко к ядерному оружию, но не иметь ядерного оружия. Это некомфортное ощущение, особенно для соседей Ирана: и ближних, как Россия, и дальних, как США, как Европа, но это реальность.

Усилия дипломатов могут дать хороший результат, и европейских дипломатов, и российских, прежде всего по тому, о чем говорит агентство, МАГАТЭ, а именно: транспарентность иранской программы. Мы можем договориться с Ираном о беспрецедентных мерах контроля за его ядерной программой и таким образом -- как минимум отслеживать динамику этой программы и возможность изменения намерений Ирана в будущем.

И, наконец, последнее. Что это означает для России и что это означает для США. [Если будут вопросы по Европе, можно потом уже, в ходе вопросов, обсудить, или мои коллеги это сделают.] Для России это означает, что несмотря на изменения в Иране -- политические -- с приходом нового президента, мы продолжим курс на стратегическое сближение с Ираном и на развитие всяческих экономических связей с Ираном, как с нашим надежным партнером в регионе.

При этом мы недвусмысленно сказали Ирану и будем говорить дальше, что если хотя бы краем глаза заметим его не только мирные, а военные намерения, мы свернем все программы подобного рода, начиная с атомных, начиная с Бушера, и сворачивание атомных программ будет немедленным.

Что касается Соединенных Штатов, то там не с кем говорить в Вашингтоне, понимаете. В России теперь понятно, с кем говорить по поводу внешней политики, да? В Тегеране стало понятно по поводу того, с кем говорить. Там очень хорошая консолидация элит. А в Вашингтоне по поводу Ирана не с кем говорить.

Как мне сказал один очень высокопоставленный американский дипломат только два дня назад на мероприятии, РИА "Новости" же организованном, он мне сказал -- у нас как минимум 16 иранских политик. Политик. То есть различных бумажек, которые могут определять поведение США в отношении Ирана. Это значит, что ни одной нет. Поэтому, думаю, что в Соединенных Штатах среди этих разных бумажек по-прежнему есть бумажки или документы, которые рассматривают возможность нанесения точечных ударов по иранским ядерным объектам, и также есть бумажки, которые рассматривают возможность очень динамичного выхода на диалог с нынешним руководством Ирана по всему кругу вопросов.

Такая нерешительность США в любом случае играет в минус – она усложняет диалог Европы, а отчасти и диалог России, с Исламской Республикой Иран о сохранении военной опции, она делает наиболее проблематичным для нас быстрое и гарантированное продвижение диалога с Ираном. Иранцы, пока они себя не чувствуют уверенно в отношении позиции США, не будут с нами настолько откровенны, насколько нам это нужно. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ: Да, простите, мне хотелось бы теперь поинтересоваться у экспертов, быть может, мы перейдем к вопросам, или у вас еще есть что-то? А, г-н Шахрам, а, г-н Шубин, пожалуйста.

ШУБИН: (ПО-АНГЛИЙСКИ, С ПЕРЕВОДОМ) Спасибо. Мы решили не координировать наши точки зрения, как уже сказали, но несмотря на это, вы, наверное, все-таки почувствуете, что они в какой-то мере пересекаются в любом случае.





Я начну с общих положений, потом перейду, может быть, к вопросам, которые вас больше интересуют, потому что я не совсем уверен, что реально представляет ваш интерес. Распространение ядерного оружия -- это в принципе, это общая проблема современности. Существует в настоящее время несколько стран, которые занимаются этим с определенными целями, и они скорее всего представляют наибольшую опасность.

Вопрос Ирана, он достаточно сложный, и, наверное, может быть, самый сложный на повестке дня, потому что прежде всего Иран является крупной региональной державой. И второе - это то, что очень сложно провести разграничение между ядерными программами, которые разрабатываются для мирных целей, и ядерными программами, которые могут быть привлечены в программы для военных целей.

Проблема сложна тем, что действительно доказательства конкретные по поводу того, осуществляется ли ядерная программа в военных целях, могут быть только при нахождении конкретных заводов по переработке урана в военных целях. И поэтому развитие программ в мирных целях, в принципе, которое, ну, не ведет конкретно к переработке урана в военных целях, позволяет все-таки в конце концов сделать очень быстрый скачок от мирного использования к военному.

Поэтому основные обвинения в адрес Ирана касаются не самого факта, что он разрабатывает ядерные программы, а того, что Иран до сих пор не смог убедить и предоставить существенные доказательства того, что он не занимается разработкой военных программ, ядерных программ в военных целях. Так как до сих пор Иран не имеет реакторов, которые бы действительно могли производить ядерную энергию, заявление Ирана о том, что он разрабатывает только полный ядерный цикл, ну, как бы не совсем удовлетворяет агентство.

Поэтому основным противоречием как раз является принятие решения и европейской тройкой и Соединенными Штатами о том, до какой степени Иран может развивать свой полный ядерный цикл, потому что они сейчас на данный момент заинтересованы в так называемом цикле, который предшествует окончательной переработке урана.

Таким образом, основным вопросом является то, что Иран пытается разработать полный ядерный цикл для того, чтобы иметь возможность, для того, чтобы иметь ядерную мощь, обладать ядерной мощью. И два доклада, опубликованные совершенно недавно, один из них вот только сегодня -- это доклад Института стратегических исследований, который в более детальной форме дает оценку развития иранской ядерной программы, они как бы пытаются ответить вот именно на этот вопрос: до какой степени можно разрешить Ирану развивать его ядерную программу? Потому что в принципе развитие ядерных программ в мирных целях, они не запрещены Договором по нераспространению.

Таким образом, как я уже говорил, и как наши участники отмечали, все заключается в том, как далеко Иран может пойти по этому пути. В докладе Института стратегических исследований, который действительно очень детально рассматривает этот вопрос, дается оценка в несколько лет в принципе для Ирана для завершения выхода на полный ядерный цикл.

Это только в случае, если до сих пор вся информация, которую институт имеет, она действительно правдоподобна и они не упустили ничего из вида.

Или, во всяком случае, если Иран смог каким-то образом скрыть какие-то дополнительные возможности или дополнительные исследовательские институты или заводы, или центры по производству или по переработке урана, то это можно сделать, Иран сможет это сделать даже еще быстрее, чем за несколько лет.

Я бы не хотел вас загружать особо деталями по этому сложному вопросу, но в моем понимании существует три вероятности решения этого вопроса. Ну, прежде всего, это остановить полностью разработку полного ядерного цикла;

второе - это повернуть его вспять, и третье - повернуть его в сторону и использовать его в других целях с другими предназначениями.

Первое предложение, которое высказывают власти Ирана, - это продолжать развитие полного ядерного цикла, но с усиленными инспекциями и мониторингом со стороны Атомного агентства.

Второе предложение, которое было высказано Барадеем совершенно недавно, - это объявить глобальный мораторий на развитие ядерных программ. И многие страны уже высказали свое недовольство по этому поводу. Поэтому вряд ли это предложение будет принято и станет реальностью.

Третье предложение - это предоставить возможность Ирану использовать только часть цикла. Например, использовать топливо из России или Южной Африки и потом возвращать отработанное топливо, после выполнения каких-то определенных функций.

Четвертое предложение - это создать что-то вроде международного консорциума или хотя бы регионального консорциума, который будет заниматься развитием ядерного цикла и строить ядерные объекты на территории Ирана. То есть привлечь другие страны и делать это совместно.

Пятое - это предложение, которое было высказано в принципе европейской тройкой и Россией в том числе - это отложить сам процесс переработки урана на более поздний срок...

РЕПЛИКА: Обогащение.

ПЕРЕВОДЧИК: Обогащение, извините.

ШУБИН:...обогащение урана на как бы более поздний срок и тем самым решить эту проблему.

И шестой, и последний выбор -- в принципе это наложение санкций на Иран, включая экономические, технические, отказ от всяческой технологической поддержки страны в развитии ядерного цикла, что скорее всего приведет к тому, что Иран закроет двери и запретит кому-либо осуществлять мониторинг этого процесса.

Спасибо за внимание.

ВЕДУЩИЙ: Так что, перейдем к вопросам?

ХЛОПКОВ: Если можно:

ВЕДУЩИЙ: Да, пожалуйста, Антон. Антон Хлопков.

ХЛОПКОВ: Спасибо. Я бы хотел начать с двух как раз последних тезисов, высказанных д-ром Шубиным: это вопрос санкций. В этой связи возникает вопрос, кому они больше выгодны и насколько эффективны они могут быть, учитывая нынешнюю продвинутость, нынешнюю стадию ядерного топливного цикла Ирана. ПИР-Центр детально этот вопрос рассматривал и в 2003 году публиковал соответствующий доклад, и в ближайшие недели выходит большая работа на русском и английском языках. По нашим оценкам, что Иран в настоящий момент - и я как физик-ядерщик могу это сказать, может самостоятельно доработать те технологии, которые в стране имеются, для того, чтобы использовать их, и в том числе для создания ядерного взрывного устройства. Мы не говорим о неделях и месяцах, речь идет, безусловно, пока о годах.

Тем не менее, даже если закрыть полностью границы, государство в настоящий момент имеет ключевые технологии, и в первую очередь мы можем говорить о ядерном взрывном устройстве урановом, схожим с пакистанским, да, по понятным причинам. Иран такими технологиями обладает, поэтому и время, и санкции скорее могут в таком случае играть на руку тем людям в Иране, кто хотел бы создавать военный ядерный потенциал в этой стране. На мой взгляд, и я здесь соглашусь с обоими спикерами, в настоящий момент такого политического решения в отношении этого вопроса в Иране не принято.

Второй пункт, который также д-р Шубин обозначил, - это возможность создания многонационального объекта – обогатительного комбината взамен, собственно говоря, национального предприятия на территории Ирана. На мой взгляд, на мой взгляд, это также можно рассматривать как опцию, и здесь, безусловно, Россия могла играть ведущую роль. Буквально неделю назад мы встречались с иранскими экспертами, обсуждали целый ряд вопросов. И на мой взгляд, на мой взгляд, это мое персональное впечатление, иранцы могут быть и в настоящий момент, в том числе, куда более кооперативней при нахождении подходов для разрешения кризиса, чем европейские государства.

На мой взгляд, нынешняя позиция европейцев, по крайней мере та, которая озвучивается, понятно, что европейская тройка представляет весь Европейский союз, и там существуют различные позиции. Та позиция, которая в настоящий момент, европейская, озвучивается, она скорее контрпродуктивна, поскольку давление и угроза санкций в Тегеране скорее могут вызвать обратную реакцию, нежели в европейских столицах ожидают.

Мне довелось быть в этом году в Иране, встречаться, в том числе, и с представителями организации по атомной энергии Ирана, и, на мой взгляд, на мой взгляд, существует абсолютно четкое политическое решение вне зависимости от того, победил нынешний президент или победил бы кто-то из других кандидатов, на развитие атомной энергетики. Другой вопрос, что, наверное, те планы, которые сейчас называются - 20 атомных энергоблоков, в ближайшие несколько десятилетий -- все-таки это выглядит малореалистичным.

В то же время развитие атомной энергетики в этой стране, на мой взгляд, вне зависимости от внешнеполитической ситуации будет продолжаться.

В этой связи необходимо задаться вопросом, какова цель европейской тройки в настоящий момент на переговорах с Ираном – это одержать дипломатическую победу, не испортить отношения с Соединенными Штатами. А Соединенные Штаты оказывают серьезное давление и влияние на позицию европейской тройки в рамках этого диалога. Либо убедить Иран взамен на экономические выгоды отказаться от отдельных элементов ядерного топливного цикла.

Давайте признаем, что Иран имеет право развивать все элементы ядерного топливного цикла, включая такие чувствительные, как обогатительные и переработку, отработку ядерного топлива, выделение плутония. У Ирана нет обязательств международных этого не делать. Существует Парижское соглашение с европейской тройкой, но это отдельный разговор.

Другой вопрос, что это должно осуществляться под гарантиями МАГАТЭ. И те исследования, которые в Иране велись на протяжении последних 15 лет, велись без информирования МАГАТЭ, безусловно, должны быть расследованы, и МАГАТЭ должен подтвердить, МАГАТЭ -- агентство должно подтвердить, что в настоящий момент в Иране отсутствует ядерное, предприятие ядерного комплекса, которое не находится под гарантиями МАГАТЭ.

Безусловно, наличие уверенности в том, что в Иране отсутствуют какие-либо другие объекты ядерные, незадекларированные перед МАГАТЭ, является важным условием и для России при расширении сотрудничества в Бушере на втором блоке и так далее.

Помимо этого, безусловно, остаются важные вопросы. Здесь Иран должен сделать шаг навстречу не только европейской тройке, но и в первую очередь Международному агентству по атомной энергии – это прояснение того, что же страна получила из Пакистана. Ядерные программы Ирана и Пакистана во многом схожи. Известно, что Иран получал технологии из Пакистана, получал центрифужное оборудование. В этой связи необходимо быть уверенным, необходимо, чтобы МАГАТЭ подтвердило, что Иран не получал макеты ядерного взрывного устройства, если хотите, каких-либо других материалов, которые напрямую говорят о наличии военной ядерной программы в Иране.

Завершая, лишь остановлюсь коротко о роли России, возможной роли России.

Не буду долго говорить о Бушере. Безусловно, есть проблемы технического рода, поскольку начинали строить немцы в 70-х годах, завершаем строить мы.

Проекты принципиально отличаются, российский и немецкий. Тем не менее, наши эксперты в настоящий момент выходят на финишную прямую, наши специалисты. В следующем году планируется блок запустить. И я думаю, что, подписав в конце февраля -- трудно подписав, с большими проблемами, но...

тем не менее -- протокол о возврате отработанного ядерного топлива с Бушерской АЭС в Россию, Россия поставила точку в вопросе о том, будем ли мы достраивать станцию или нет.

Сейчас очевидно, что если МАГАТЭ не вскроет каких-либо других ядерных объектов в Иране - незадекларированных - то Россия эту станцию завершит и пустит в конце следующего - начале 2007 года.

Помимо этого, уже здесь упоминалась инициатива о возможном обогащении урана в России до того уровня, который используется в легководных реакторах или в исследовательских целях - обогащение в России как временная мера - тем самым отложить вопрос, о чем говорил д-р Шубин, окончательный вопрос о создании обогатительного промышленного предприятия в Иране. На мой взгляд, в определенном контексте это предложение может найти понимание и в Иране. Честно говоря, в настоящем вот у меня нет ощущения, что это находит понимание у европейской тройки в полном объеме.

И последнее это то, о чем я уже говорил, - это многонациональное предприятие по обогащению урана. Как еще один из возможных вариантов -отложить окончательное решение вопроса о создании обогатительного комбината, промышленного, в Иране. И здесь Россия, безусловно, учитывая те технологии, которые в стране имеются, может сыграть одну из важнейших ролей. Безусловно, если мы говорим о многонациональном предприятии, оно будет функционировать... может функционировать и под гарантиями МАГАТЭ, и с участием или под контролем европейской тройки. Безусловно, может обсуждаться, наверное, и -- каким образом Соединенные Штаты могут быть уверены в том, что страны, участвующие в работе этого предприятия, не могут использовать полученные знания и технологии для переключения их на военные цели. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ: Так что, перейдем к вопросам? Мне хотелось бы сразу спросить у уважаемых экспертов. Вот Владимир Орлов сказал, что теперь уже известно, что Тегеран не откажется от программы по обогащению урана, от программы по созданию своего замкнутого ядерного цикла.

Вот насколько мне известно, с Ираном, с Тегераном переговоры ведет тройка.

И главным требованием на переговорах является то, чтобы Тегеран, Иран отказался все-таки от создания этого полного ядерного цикла, ядернотопливного цикла, по-моему, так, да. Скажите, пожалуйста, в этой связи чем закончатся вот эти вот переговоры? И именно, в общем-то, исходя из того, что Соединенные Штаты все-таки давят на евротройку на этих переговорах, они никогда, оединенные Штаты, не согласятся вот с такой программой Ирана, вот какова перспектива этих переговоров и какова судьба ядерного досье? Спасибо.

ОРЛОВ: Спасибо. Во-первых, должен согласиться с моими коллегами - дром Шубиным и г-ном Хлопковым с теми вариантами, которые они как раз назвали. Я думаю, что эти варианты по-прежнему находятся на столе, в том числе, и могут находиться на столе переговоров европейской тройки и Ирана.

Таким образом, повторяю, набор дипломатических возможностей присутствует.

Но он будет уже и меньше, чем первоначально затребовала европейская тройка.

Но надо прямо сказать, что это переговоры, а переговоры означают, что каждая из сторон должна выйти со своими позициями выше реальных, чтобы было к чему сближаться потом.

И здесь европейцы только скромные ученики иранской дипломатии, которая, как и вообще на Востоке водится, вы никогда не покупаете там ковер по той цене, которую вам торговец предлагает, да, нужно в два раза сбросить цену, а, может быть, в три. А если вы не сбросите, вы не просто заплатите слишком дорого, но еще и вас сам торговец уважать не будет, правильно?

Поэтому вот и иранцы, и европейцы по этому же принципу сделали максимальное заявление, и сейчас, я думаю, что будет идти сближение, хотя не во всем европейская тройка пока проявляет должную гибкость, о чем сказал г-н Хлопков. Я бы даже на ваш вопрос поставил бы еще вопрос, но оставил бы этот вопрос вопросом: а что будет с европейской тройкой через несколько недель, когда в Германии, как мы предполагаем, почти наверняка сменится правительство и будет новый канцлер, и почти очевидно, новый министр иностранных дел, хотя мы не знаем, какой, даже представитель какой партии, пока рано говорить.

Но почти точно, политика Германии и в отношении США, и в отношении Ирана претерпит серьезные изменения, прежде всего потому, что Шредер слишком много сделал заявлений в пользу дипломатического решения Ирана, и новое правительство неизбежно будет выступать с контраргументами. Это может изменить расклад сил и в европейской тройке, а даже и изменить характер невидимого диалога, который постоянно идет между европейской тройкой и Россией. Сейчас нам легко говорить с Германией, и дружба Путина и Шредера нам в этом помогает.

Скоро всему этому конец. Как это отразится конкретно на Иране, на диалоге Иран-европейская тройка, и как здесь будет после этого роль России, мне сейчас сказать уже не так просто. Но я оставлю это именно как вопрос.

И последнее, что касается давления, как вы сказали, Соединенных Штатов на европейскую тройку. Я пытался обозначить ту фрагментированность в Вашингтоне, которая присутствует в отношении того, что делать с Ираном. В этой связи позиция европейской тройки и сложнее, и проще. Сложнее потому что они так и не могли получить от американцев какого-то реального участия, пусть и не прямого, в диалоге с Ираном, а это значит, что иранцы не получили всего того, что хотели. Американцы дали какие-то символические, но несерьезные знаки своего участия и поддержки этой инициативы.

Но, с другой стороны, такого уж супердавления США на тройку в отношении Ирана не рисутствует сейчас, сейчас, именно потому, что американцы сами не знают, как себя здесь повести. И повторяю, это впечатление от совсем недавних бесед. Я встречался примерно с 20-ю конгрессменами пару недель назад, представляющих наиболее серьезные силы в международном и других комитетах, комитете по разведке Сената США, из Палаты представителей США люди, и республиканцы, и демократы, включая председателя комитета по международным делам Дика Лугара. Знаете, вот это было вот буквально 50 на 50, даже не по партийной линии разделение, а 50 на 50. Часть из людей говорила: мы должны держать военную опцию на столе, давить на тройку, давить на Иран по всему периметру, и даже порывались обсуждать со мной, на какие объекты в Иране лучше нанести точечные удары, чтобы они эффективно вывели из строя иранские компоненты, ключевые компоненты программ.

Так же, как другие 50 процентов обсуждали, как Соединенные Штаты должны кооперативно подключиться к усилиям МАГАТЭ, европейской тройки и России, включая и те моменты, о которых говорил в конце своего выступления г-н Хлопков.

ВЕДУЩИЙ: Пожалуйста, вопросы есть? Не забывайте представлять себя.

ВОПРОС: Журнал (...) из Португалии. Я бы хотел спросить, вот одна страна, которая влияет на американскую политику -- это Израиль, и там позиция, я думаю, что очень жесткая по отношению. Насколько это может влиять и на позиции Европейского союза и, ну, и на американскую позицию?

ШУБИН: (ПО-АНГЛИЙСКИ, С ПЕРЕВОДОМ) Израиль еще начиная с года угрожал ударами по ядерным объектам в Иране, осознавая, что они представляют в перспективе очень серьезную опасность для Израиля. Но в то же самое время на протяжении 1990-х годов он, Израиль, пытался убедить Россию в том, что Россия не должна ни в коем случае помогать Ирану и предоставлять технологии, ядерные технологии ни в каком виде.

Заключая предыдущую идею, все эти переговоры с Россией и попытки заставить Россию не предоставлять ядерные технологии, они заканчивались безуспешно, до момента террористических атак в Нью-Йорке 11 сентября, и, конечно, до 2002 года, когда Иран, в конце концов, предоставил документы о развитии свой ядерной программы.

Сейчас похоже, что Россия более консервативно относится к этому вопросу и сейчас уже говорит не о том, чтобы предоставлять любые технологии, но хотя бы те, которые позволили бы Ирану использовать их в мирных целях или на какие-то другие цели.

Один из моментов - это то, что Израиль не только оказывает влияние и активно участвует в процессе с Соединенными Штатами, но, кроме того, и с европейской тройкой, и с Россией. То есть как бы он сейчас действует во всех направлениях.

Самое важное скорее всего... самая важная позиция, которая характеризует нынешние идеи израильского руководства, это то, что Израиль слишком близко находится к Ирану и постоянно существует возможность того, что в любой момент Иран может осуществить ядерный удар по Израилю. Поэтому основным требованием и основной заботой Израиля сейчас, в данный момент, как и раньше, является то, чтобы не дать этой программе - программе развития ядерного цикла в Иране - дойти до того момента, когда уже обратной дороги не будет. То есть они настаивают на том, чтобы не дать Ирану дойти вот до этой точки, когда они смогут быстро перейти от использования ядерного процесса в мирных целях к военным целям.

ОРЛОВ: Я бы добавил коротко два пункта. Первый пункт. Израиль имеет колоссальное влияние на обсуждение иранского ядерного вопроса и на принятие решений по иранскому ядерному вопросу и в Вашингтоне, прежде всего на Капитолийском холме, и в Москве.

Второй пункт. У меня есть основания полагать, что в последние месяцы правительство Шарона, а точнее сам Шарон, предоставило определенные гарантии того, что Израиль снял военную опцию против Ирана из своих практических военных наработок. Иными словами, израильских точечных ударов по Ирану не будет, или, скажем так, не будет, пока в офисе находится Шарон.

Так как мы понимаем крайнюю динамику израильской внутриполитической ситуации - это обязательство не является безусловным и долгосрочным. Приход к власти такого политика в Израиле как Нетаньяху или возвращение его к власти может радикально изменить нынешнюю ситуацию.

ВЕДУЩИЙ: Пожалуйста, Геннадий Михайлович? Да, пожалуйста.

ВОПРОС: Моя фамилия Евстафьев, я тоже в ПИР-Центре работаю. Тут очень все здорово, мне понравилась очень пресс-конференция, и я задам очень глупый вопрос. Суть моего вопроса заключается в следующем: вот произошедшие события, связанные с "Катрин", ударом по американской нефтяной промышленности, по экономическому потенциалу - это я г-на Шахрам Шубина хочу спросить - каким образом могут сказаться на отношениях европейцев и американцев к Ирану? Будет ли заинтересованность в нормализации отношений и, естественно, сохранение гарантированных поставок нефти из Ирана, что очень важно, играть главную роль, или, наоборот, кое-кому, кто очень пострадал, сейчас было бы хорошо прикрыть просчеты и провалы, которые выявились - и я скажу, страшные просчеты выявились во время этого нападения водной стихии - для того, чтобы провести какие-то провокационные акции? Вот, г-н Шубин, мой глупый вопрос, может быть, я действительно не из той оперы...

ШУБИН: (ПО-АНГЛИЙСКИ, С ПЕРЕВОДОМ) Первый вариант ответа такой: любое развитие событий, не обязательно ураган, но как уже это заявлялось, и выборы в других странах либо какие-то другие события, естественно, могут повлиять на переговорный процесс и увести его в сторону.

Все зависит от того, насколько американцы заинтересованы в самой этой проблеме. И если для них это станет реальной проблемой, то, естественно, они приложат все усилия, чтобы решить ее. Если же нет, то скорее всего все останется так же, как и есть.

Второй вариант ответа - это то, что в настоящее время в связи со сложной ситуацией на нефтяном рынке, естественно, Иран, будучи одним из главных производителей нефти, это дает ему возможность в большой мере влиять на переговорный процесс, потому что в любом случае это большой рычаг - нефть является одним из основных рычагов, которые Иран может использовать для влияния на переговорный процесс.

ВЕДУЩИЙ: Да, ну, последний вопрос.

ВОПРОС: Агентство "ИРНА". У меня вопрос к г-ну Орлову. Г-н Орлов, как вы сами знаете, на протяжении 9 лет давление американцев продолжается против России. Однако Россия до сих пор доказала, что это не имеет каких-то юридических оснований, только политические домыслы.

А сейчас американцы начали вот это давление против европейских стран. Вам не кажется, что здесь пахнет такой ситуацией, что если дальше это будет давление продолжаться, американцы хотят, чтобы повторить сценарий Ирака против Ирана. А если этот сценарий будет продолжаться, каковы будут последствия для региона и мира? Спасибо.

ОРЛОВ: Спасибо. В вопросе вашего уважаемого агентства сразу несколько вопросов. Я попытаюсь максимально коротко ответить на них. Первое. Мне кажется, что сейчас нет сильного давления США на европейскую тройку. Я, конечно, согласен, что определенное давление есть, но мое нынешнее представление, вот сегодняшнее, сегодня, что у американцев у самих нет собственной четкой позиции, что делать с Ираном, поэтому они на европейскую тройку, ну, немножко давят. Но непонятно. Вот уж давить, нужно что-то конкретное продавливать. Этого пока не происходит. Также, как и несколько снизилось давление на МАГАТЭ, что мы должны просто констатировать. Что дальше последует, мы пытались объяснить вариант.

Второе. Вы совершенно справедливо говорите, что в течение многих лет происходило давление на Россию по вопросу Бушера и некоторым другим вопросам. Для меня... Я этим занимался много лет как раз, смотрел на все на это....Для меня совершенно очевидно, что давление США на Россию по поводу Бушера было крайне контрпродуктивно. Я не хочу и не имею возможности сейчас говорить об этом дольше, но в розданных вам и на английском, и на русском языке материалах, там об этом говорится подробно контрпродуктивно. И парадоксальным образом, только с республиканцами мы сейчас в администрации США смогли найти здесь лучшее понимание.

Но должен честно сказать, вопрос Бушера снят с повестки дня. Можно сказать, что это победа российской дипломатии, но я бы честно сказал - это просто победа здравого смысла. Ни европейская тройка, ни Соединенные Штаты больше вообще не поднимают вопрос сотрудничества России с Ираном на Бушерской атомной станции. Наоборот, это радикальное изменение позиции последнего времени. И американцы (тихо) и европейцы (громко) говорят:

сотрудничество России с Ираном в Бушере - это хороший, позитивный фактор, потому что он отвечает Договору о нераспространении ядерного оружия, его Статье 4-ой. Так что тут все нормально.

Были некоторые контракты и контакты отдельных российских предприятий с иранскими предприятиями, которые выходили за рамки наших российских международных обязательств, но так как это ничем не закончилось, я не буду это обсуждать.

И последнее. Может ли быть иракский сценарий в отношении Ирана, и что это будет значить для мира? Мой ответ... Понимаете, я - политолог, поэтому мой ответ будет: конечно, может. Конечно, может. Как один из вариантов. Но моя оценка - прошу только процитировать полностью - моя оценка в том, что такой вариант маловероятен. Может быть, но он - маловероятен. В нынешних условиях больших возможностей для американской военной машины осуществить то, что они сделали в Ираке в отношении Ирана, невозможно, или же для них это будет еще более страшным развитием событием чем то, что они сейчас получили в Ираке. Ну, сколько нужно им будет сухопутных войск, чтобы к вам вошло? Четыреста тысяч, как минимум. У них этого нет. А если они просто нанесут какие-то удары по вашей программе, они понимают, что они только еще больше консолидируют иранскую нацию и у вас будет еще больше защитников, чем есть сейчас. Поэтому - разные есть головы в Пентагоне.

И я думаю, я говорил и еще раз повторю, я думаю, там есть бумажка какая-то, лежит, где написано, как будут освобождать Иран и от ядерного оружия, и от тоталитаризма. Но мне кажется, что сегодня вот этот пакет там никто не откроет и мы все-таки будем иметь дипломатическое развитие ситуации. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ: Вам не кажется, что в Тегеране все это прекрасно понимают? И позиция Тегерана такова, что Иран каким-то образом все- таки провоцирует США на более конкретные действия в отношении своей страны, даже включая и, возможно, такие варианты? И понимая, что у США - все-таки нет, он заставляет Вашингтон конкретнее определиться в отношении себя, то есть в отношении Ирана?

ОРЛОВ: Давайте скажем, что это риторический вопрос.

ВЕДУЩИЙ: В заключение г-ну Шубин.

ШУБИН: (ПО-АНГЛИЙСКИ, С ПЕРЕВОДОМ) Я бы хотел в заключение сказать как раз по поводу политики Соединенных Штатов в отношении Ирана, нынешней. Скорее всего в настоящее время существуют минимальные риски того, что Соединенные Штаты предпримут какие-то военные акции против Ирана, потому что они понимают, что произошло в Ираке, может повториться еще с худшими последствиями.

Я бы хотел согласиться тоже с точкой зрения г-на Орлова по поводу того, что вот американская политика в отношении иранской ядерной программы, наверное, одна из самых плохо продуманных и несерьезных. Потому что она в принципе настолько не определена, что не позволяет реально решать проблемы.

Американская политика никогда не звучала как политическое заявление.

Различные президенты в различные времена заявляли разные точки зрения по этому поводу, и в принципе, если вы обратите внимание на историю этой проблемы, американская позиция как бы развивалась от точки зрения или требований, что Иран вообще не должен никаких иметь ядерных станций или объектов, в том числе и в Бушере они требовали закрыть, прекращения работ по строительству Бушера. Затем она развивалась до степени, что Иран не должен иметь ядерного оружия, но может развивать свою программу в мирных целях, то сейчас настолько позиции разделены в американской администрации, что, вообще, что-то непонятное творится, и чего же хочет Америка от всего этого, в настоящее время действительно очень сложно понять.

В принципе изменения произошли в том смысле, что, если раньше американцы не могли определиться, что они хотят: изменения в политике режима или изменение самого режима, и поэтому каждый раз, когда этот вопрос встает, иранцы заявляют, что вы хотите конкретно?

Вы хотите, чтобы изменили режим или политику в отношении ядерной программы? Ну, до сих пор никакого конкретного ответа от американцев не поступило.

И в принципе ту поддержку, которую, ну, в какой-то определенной форме европейская тройка оказывает в плане обсуждения этого вопроса между Ираном и Соединенными Штатами, является тот факт, что они в своих предложениях Ирану, в последних, давали какие-то гарантии безопасности. Но так как Соединенные Штаты являются в принципе страной, которая играет основную роль в предоставлении безопасности, они не могут этого сделать, то и сам подход такой к решению вопроса, ну, он не совсем разумный.

То есть, в принципе, вся проблема заключается в том, что Соединенные Штаты, до сих пор не определившись со своей политикой, тем самым основной риск заключается в том, что они не сделают вообще ничего, и если сравнивать это с какими-то хотя бы действиями с их стороны.

ХЛОПКОВ: В заключение, с учетом того, что коллеги затронули вопрос российско-американского взаимодействия по иранскому вопросу, вопросу использования технологий, просто хотел бы отослать на ту монографию вас, которая выходит в ПИР-Центре в ближайшее время, и на часть выводов, которые там делаются. Один из них достаточно простой, что, несмотря на те заявления, которые делаются в Соединенных Штатах, всем вам известен очередной доклад Госдепартамента, в котором Россия стоит в одном ряду с Северной Кореей среди стран, главных распространителей химических, биологических технологий, так вот систематизация открытой информации, в первую очередь, с сайтов государственных американских структур, и не только, показывает, что, например, например, в области химического оружия Иран использует, или создания химического оружия Иран мог бы использовать, в первую очередь, технологии, полученные из таких стран, как Великобритания и Соединенные Штаты. В этой связи, я надеюсь, что... эта информация опубликована на сайте Министерства торговли США, что часть американских компаний экспортировала оборудование, в том числе в Иран. Там не только был Иран, там были такие замечательные страны, как Сирия, Ливия, который может использоваться и в мирных целях, и для создания химического оружия.

Поэтому, безусловно, вместо голословных заявлений и обвинений -- подобные доклады публикуются из года в год -- необходимо серьезное международное сотрудничество по предотвращению, нераспространению в целом -- это не только вопрос Ирана. А все, что касается Ирана, я надеюсь, у нас будет возможность с вами обсудить чуть позднее, когда выйдет монография ПИРЦентра и у нас будет возможность с вами ее в этом же замечательном зале обсудить. Спасибо.



Похожие работы:

«ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО №2 от 08.05.14 НАСКИ НАЦИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТОВ ПО КОНТРОЛЮ ИНФЕКЦИЙ Всероссийская научно-практическая конференция 19-21 ноября 2014, Москва СПЕЦИАЛИСТОВ ПО КОНТРОЛЮ ИНФЕКЦИЙ, СВЯЗАННЫХ С ОКАЗАНИЕМ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ с международным участием Глубокоуважаемые коллеги! Приглашаем ВАС принять участие в работе Всероссийской научно-практической конференции специалистов по контролю Инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи (ИСМП). В ходе мероприятия будут...»

«13-я Международная научная конференция “Сахаровские чтения 2013 года: экологические проблемы XXI-го века” проводится 16-17 Мая 2013 года на базе МГЭУ им. А.Д. Сахарова 1-е информационное сообщение Контактная информация 220070, Минск, Тематика Конференции: ул. Долгобродская 23, Республика Беларусь 1. Философские и социально-экологические проблемы современности. Teл.: +375 17 299 56 30 Образование в интересах устойчивого развития. 2. +375 17 299 Медицинская экология. Факс: +375 17 230 3....»

«A38-WP/84 Международная организация гражданской авиации TE/18 1/8/13 РАБОЧИЙ ДОКУМЕНТ АССАМБЛЕЯ — 38-Я СЕССИЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ Пункты 27 и 29 повестки дня. Безопасность полетов. Политика РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТЬЮ (Представлено Литвой от имени Европейского союза и его государств-членов1, а также других государств – членов Европейской конференции гражданской авиации2 и ЕВРОКОНТРОЛем) КРАТКАЯ СПРАВКА Региональный подход к контролю за обеспечением безопасности полетов и...»

«НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АВТОШКОЛА БЕЗОПАСНОСТЬ 125212, Москва, ул. Адмирала Макарова, д.4, тел./факс: (499) 150-8239 ПРЕСС-КИТ 00000000 Автошкола ХХI века Москва 2013 Ver. 15.01.2013 НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АВТОШКОЛА БЕЗОПАСНОСТЬ СОДЕРЖАНИЕ Центральная автошкола Безопасность Историческая справка Динамика развития Организация учебного процесса Дополнительные услуги Второй уровень обучения водителей транспортных...»

«14-я Международная научная конференция “Сахаровские чтения 2014 года: экологические проблемы XXI-го века” проводится 29-30 Мая 2014 года на базе МГЭУ им. А.Д. Сахарова Информационное сообщение Контактная информация Тематика Конференции: 220070, Минск, 1. Философские и социально-экологические проблемы ул. Долгобродская 23, в свете идей А.Д. Сахарова. Республика Беларусь 2. Образование в интересах устойчивого развития. 3. Медицинская экология: экспериментальная Teл.: +375 17 299 56 30 медицинская...»

«TASHKENT MAY 2011 Навстречу 6-му Всемирному Водному Форуму — совместные действия в направлении водной безопасности 12-13 мая 2011 года Международная конференция Ташкент, Узбекистан Управление рисками и водная безопасность Концептуальная записка Навстречу 6-му Всемирному Водному Форуму — совместные действия в направлении водной безопасности Международная конференция 12-13 мая 2011 г., Ташкент, Узбекистан Управление рисками и водная безопасность Концептуальная записка Управление рисками и водная...»

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учреждение образования БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЯ ОРГАНИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ Тезисы докладов 78-ой научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов (с международным участием) 3-13 февраля 2014 года Минск 2014 2 УДК 547+661.7+60]:005.748(0.034) ББК 24.23я73 Т 38 Технология органических веществ : тезисы 78-й науч.-техн. конференции...»

«ДНЕВНИК АШПИ №20. СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ И МИР: АЛЬТЕРНАТИВЫ РАЗВИТИЯ (ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ) Открытие конференции Чернышов Ю.Г.: Уважаемые коллеги! Мы начинаем уже давно ставшую традиционной конференцию Современная Россия и мир: альтернативы развития, которая посвящена в этом году теме Трансграничное сотрудничество и проблемы национальной безопасности. Эту тему предложили сами участники конференции в прошлом году, поскольку она очень актуальна, она...»

«Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина Факультет географии и экологии К 70-летию географического и 20-летию экологического факультетов Казанского государственного университета ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНОВ: НОВЫЕ МЕТОДЫ И ТЕХНОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЙ Труды Всероссийской научной конференции с международным участием Казань 2009 Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина Факультет географии и экологии ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ...»

«Сборник докладов I Международной научной заочной конференции Естественнонаучные вопросы технических и сельскохозяйственных исследований Россия, г. Москва, 11 сентября 2011 г. Москва 2011 УДК [62+63]:5(082) ББК 30+4 Е86 Сборник докладов I Международной научной заочной конференции Естественнонаучные Е86 вопросы технических и сельскохозяйственных исследований (Россия, г. Москва, 11 сентября 2011 г.). – М.:, Издательство ИНГН, 2011. – 12 с. ISBN 978-5-905387-11-1 ISBN 978-5-905387-12-8 (вып. 1)...»

«УВАЖАЕМЫЙ КОЛЛЕГА! ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Межрегиональная общественная организация Ассоциация автомобильных В программе конференции: инженеров (ААИ) совместно с Нижегородским государственным техническим Доклады руководителей и ведущих специалистов Минпромторга, МВД, университетом Минтранса, ОАР, НАМИ, НАПТО, РСА и других приглашенных им. Р.Е. Алексеева (НГТУ) при поддержке: докладчиков; Министерства образования и наук и РФ; Научные сообщения исследователей; Дискуссии участников тематических круглых...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Чебоксарский филиал учреждения Российской академии наук Главного ботанического сада им. Н.В. Цицина РАН МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ Государственный природный заповедник Присурский МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Казанский федеральный (Приволжский) университет им. В.И. Ульянова-Ленина Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова Филиал ГОУ ВПО Российский государственный социальный университет, г....»

«Вступительный доклад (введение в дискуссию) Международной организации труда на XVII Всемирном конгрессе по охране труда (Орландо, Флорида, США, 18 22 сентября 2005 г.) ДОСТОЙНЫЙ ТРУД – БЕЗОПАСНЫЙ ТРУД Докладчик – д р Юкка Такала, директор Целевой программы МОТ За безопасный труд, Международное бюро труда, Женева Над докладом также работали эксперты: Г. Альбрахт, П. Байчу, М. Гиффорд, Д. Голд, Дж. Кабори, Т. Каваками, В. Ким, А. Лопес Валкарсел, С. Мачида, Ф. Мучири, И. Кристенсен, М. Намиас, Ш....»

«СПИСОК научных и учебно-методических трудов педагогов кафедры Процессы горения 2001-2009 годы № Наименование работы, её вид Форма Выходные данные Объём Соавторы п/п работы стр 1 2 3 4 5 6 Программно – измерительный комплекс №2001610176, Российское агентство по патентам Елисеев Г. М., 1 и товарным знакам (РОСПАТЕНТ), 16.02.2001 Комраков П. В. EXPLOSION 2000 Правововое регулирование обеспечения М.: Академия ГПС МЧС РФ. Лекция. 2001.27с. Лебедченко О.С. Печатная 2м экологической безопасности....»

«Международная научно-практическая конференция Арктическая зона Российской Федерации: северо-восточный вектор развития ОТЧЕТ о работе Секции № 2 Геополитические аспекты развития Арктики, безопасность и международное сотрудничество Руководителями секции являлись: Михайлова Евгения Исаевна - доктор педагогических наук, кандидат психологических наук, член- корреспондент Российской академии образования, ректор Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (Якутск) Митько Валерий...»

«ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕГИОНОВ РОССИИ (ИБРР-2011) VII САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ   Санкт-Петербург, 26-28 октября 2011 г. ТРУДЫ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург 2012 http://spoisu.ru ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РЕГИОНОВ РОССИИ (ИБРР-2011) VII САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ   Санкт-Петербург, 26-28 октября 2011 г. ТРУДЫ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург http://spoisu.ru УДК (002:681):338. И Информационная безопасность регионов России (ИБРР-2011). VII И 74...»

«БЕЗОПАСНОСТЬ SAP В ЦИФРАХ ЗА 12 ЛЕТ РЕЗУЛЬТАТЫ ГЛОБАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ 2001–2013 ГГ. Авторы: Александр Поляков Алексей Тюрин Также участвовали: Кирилл Никитенков Евгений Неёлов Алина Оприско Александр Круглов Результаты глобального исследования 2001-2013 0 Оглавление Оглавление Примечание 1. Введение 1.1. Новые тенденции корпоративной безопасности 2. Краткие результаты 3. Статистика уязвимостей 3.1. Количество уведомлений о безопасности SAP 3.2. Уведомления о безопасности SAP по критичности...»

«КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Национальный ботанический сад им. Н.Н. Гришко НАН Украины Григорьева Ольга Владимировна Институт охраны биоразнообразия и Национальный ботанический сад им. Н.Н. Гришко биологической безопасности НАН Украины Словацкого аграрного университета в ул. Тимирязевская, 1, г. Киев, 01014, Украина Нитре Тел.: (+38067) 198-80-82 Государственный дендрологический парк Александрия НАН Украины E-mail.: non-traditional@mail.ru Вергун Елена Николаевна Институт агроэкологии и Национальный...»

«Атом для мира Совет управляющих GOV/2010/49-GC(54)/14 9 сентября 2010 года Генеральная конференция Общее распространение Русский Язык оригинала: английский Только для официального пользования Пункт 8 b) предварительной повестки дня Совета (GOV/2010/38) Пункт 20 предварительной повестки дня Конференции (GC(54)/1) Ядерный потенциал Израиля Доклад Генерального директора A. Введение 2009 года1, 1. В резолюции GC(53)/RES/17, принятой 18 сентября Генеральная конференция: a) выразила озабоченность по...»

«Министерство иностранных дел Республики Таджикистан Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.