WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«МИРОВОЗЗРЕНИЕ И БЕЗОПАСНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА В ФОКУСЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И ПРАКТИКИ Материалы постоянно действующей всероссийской междисциплинарной научной конференции с ...»

-- [ Страница 3 ] --

С учетом выделенных параметров развития можно сделать вывод о том, что на пути к своей зрелости и максимальной устойчивости в пределах определенной природной основы система проходит три стадии в своем развитии. Первая характеризуется еще относительной самостоятельностью и однородностью ее элементов, слабостью их связей и дифференциации, что делает систему неустойчивой. Это стадия незрелого целого, начало движения системы к построению своей ядерно-сферической организации. На этой стадии оба параметра развития системы еще имеют одинаковые потенциальные возможности. Вторая стадия связана с развитием на базе параметра скорости, т.е. на основе эволюционных перестроек в ядерном элементе системы и заканчивается с наступлением предела этих возможностей. Этот момент является началом третьей стадии, стадии окончательного созревания и достижения максимальной целостности системы на основе развития параметра площади.

Заканчивается эта стадия с возникновением предела развития данного параметра. Рассмотрим более подробно феноменологию этой стадии, так как она является отражением перехода системы на другой уровень развития через точку бифуркации и сравним ее с некоторыми особенностями и тенденциями современного развитого общества.

Особенности системы на третьей стадии объясняются развитием ее на основе параметра площади, который предполагает заполнение всего как внешего, так и внутреннего пространства системы, что возможно только увеличением количества однородных, относительно самостоятельных элементов и общим увеличением объема системы. Однако, однородность элементов на третьей стадии не есть та неразвитая однородность, присущая элементам первой стадии. Это однородность, основанная на их универсальности, взаимопревращаемости, а не функциональной тождественности.

В общественных системах это находит отражение в развитии их от монархического, тоталитарного устройства (вторая стадия) к демократическому как внутри страны, так и в межгосударственных отношениях. Главное направление развития общественной системы максимальная свобода составляющих его граждан и поэтому К.Маркс говорил об универсальном развитии человека в будущем, как основе его свободы. В этом направлении развиваются и все современные технические системы, где идет поиск идеального вещества, которое бы могло стать универсальным заменителем любой части любой технической системы. Так, уже работа современных компьютеров построена на максимальной структурной обратимости, взаимопревращаемости элементов их природной основы.

На третьей стадии развития система сохраняет свою иерархичность, однако, это уже не жесткая иерархия, построенная на одном фиксированном основании-ядре. Так как на этой стадии все элементы могут быть взаимозаменяемы, то и иерархия имеет подвижный, гибкий характер, т.е. она может быть построена на основании любого элемента, а, следовательно, ядром может стать каждый элемент системы. Таким образом, иерархия на третьей стадии становится конкретно-ситуативной. Примером может быть организация Европейского Союза, где страны руководители его со временем меняются. В мире в целом усиливается тенденция к многополярности мирового устройства. Возрастает самостоятельность и равноправность субъектов, составляющих отдельные государства.

Красноречивый ряд признаков третьей стадии развития систем можно найти и в современной науке. Однородность науки проявляется в изменении методологии исследования - переходе от дисциплинарного подхода к проблемному, от фундаментализма к полифундаментализму, плюрализму, полионтологичности, многомодельности построения картины мира. Методология современной науки рассматривается некоторыми авторами как методология коммуникации, т.е. как горизонтальная методология, а синергетика - как направление исследования, позволяющее заполнить пространство, брешь между отдельными науками [3].

Наконец, признание наукой принципиальной структурной и содержательной тождественности микро и макроустройства мира, что означает подтверждение и конкретизацию древнего философского принципа все во всем. Это служит методологической основой проведения опытов по клонированию и, более того, разработке нанотехнологий, позволяющих в буквальном смысле производить все из всего. Может ли наука пойти дальше этого принципа? Скорее всего, нет, так как он есть логическое завершение принципа экономии энергии в человеческом разуме, отражает максимально возможный порядок и максимально возможную устойчивость системы знаний, а значит, - максимальное отражение системообразующего фактора в науке. Это предельно абстрактный и внутренне не противоречивый принцип, а поэтому и предельно самодостаточный, отражающий основной принцип бытия - принцип всеобщей связи, целостности. Поэтому наполнением этого предельно абстрактного принципа вполне конкретным содержанием и должно заканчиваться построение целостной научной системы знаний.

Характерны изменения и в философии. Мы имеем в виду возникновение и развитие герменевтики и в целом философии постмодерна с их отказом от таких научных категорий как истина, сущность, закономерность, которые характеризуют иерархичность познания, движение в глубину, связанное с перестройкой в ядре познания, основных принципов (параметр скорости). Отказ от данных категорий и переход к бесконечной интерпретации и означает в буквальном смысле выход на поверхность (любимая метафора постмодерна).

Согласно философии постмодерна, один и тот же текст может быть истолкован по-разному, так как нет критерия выделения более предпочтительного толкования, а значит, любое толкование текста ведет не к расрытию смысла, а к его расширению, что делает процедуру толкования бесконечной, т.е. смыслы творятся по ходу действия. Указанный способ мышления многие отечественные ученые называет синергетическим, для которого, согласно Ф.И.



Гиреноку, характерен скользящий, рассеянный взгляд, при котором видно сразу все целое и его части. При таком мышлении переходность является способом бытия социальных кажимостей [4, C.156]. Об этом же пишут К.Х.Делокаров и Ф.Д.Демидов: Не случайно некоторые видные постмодернисты, например, Ж.Ф.Лиотар, Ж.Делез и др. широко используют идеи синергетики.

Последнее естественно, поскольку между децентрацией субъекта и деконструкцией текста в постмодернизме и деонтологизацией объекта познания в синергетике имеется не внешняя, а более органичная, содержательная связь [5, C.26]. Согласно нашей модели самоорганизации, данный способ синергетического мышления не мог быть общепризнанным на более ранних стадиях развития научной системы, так как не был исчерпан параметр скорости в развитии науки (движение вглубь). Нечто подобное могло быть только на первой стадии, когда наука только зарождалась и научные знания носили синкретический характер и оба параметра были еще равноценны.

Движение научной системы к центру, проявляющееся в стремлении создать иерархизированную систему знаний, где из единого принципа выводилось бы все знание, по-видимому, исчерпало себя. На пути к этому центру, погружаясь в глубину, а значит, поднимаясь в абстрактное далеко, сталкиваясь с запредельным, разум начинает терять уверенность, почву под ногами, в виде эмпирической проверки созданных теорий.

Философию постмодерна можно рассматривать с этих позиций как реакцию, как крайнюю форму или предвестницу предела рационального познания. В духовной сфере в целом происходит смена вертикальной духовности на горизонтальную, жизнь по принципу здесь и сейчас. Выход из глубины на поверхность в постмодерне – это диалектический переход противоположностей, т.е.

доминирование в познании параметра площади (заполнение всего познавательного пространства).

Итак, признаки третьей стадии в становлении общественной системы в различной степени проявляются во многих сферах общественной жизни и особенно наглядно в духовной сфере, как наиболее динамичной. При исчерпании резервов увеличения обоих параметров развития на данной природной основе дальнейшая судьба системы зависит от конкретных условий ее существования и здесь возможны несколько вариантов. Оговоримся, что мы не принимаем во внимание современное состояние экологических условий существования общественной системы. Первый - при постоянных внешних условиях система может перейти в режим устойчивого функционирования, выйдя на аттрактор предельного цикла. Этот сценарий для современного общества имеет скорее чисто теоретический интерес. Второй вариант - нарастание внутренних флуктуаций, приводящее к увеличению хаосомности общества, связанное, в первую очередь, с размыванием, выравниванием, уплощением жизненных ценностей и как следствие, потерей смысла жизни. Потеря цели для человека равносильна сенсорной депривации, потере ориентации, приводящей к психическим нарушениям. Так как существуют и другие веские внутренние причины, увеличивающие беспорядок, то данный сценарий исключить никак нельзя. Третий вариант связан с тем, что на этапе зрелости система способна к своему воспроизводству.

Удвоение ядра, т.е возникновение второй ветви и подготавливает этот важный период в развитии системы. На уровне единичной, конкретной системы - это ее обычное размножение, при котором происходит разделение двух ветвей в ядре системы. На уровне развития всей материи, как показывает наш анализ, происходит переход одной формы движения в другую на матрице первой. Таким образом, происходил переход геологической формы в биологическую, а последней в социальную [2]. На матрице психобиологических и социальных особенностей человека развивается новая, техногенная самоорганизующаяся система в которой человек будет выступать ее элементом. Этот сценарий, на наш взгляд, наиболее правдоподобен, так как он следует предыдущей логике развития самоорганизующихся систем и его может нарушить только неблагоприятное стечение обстоятельств, направив движение по второму пути. Этот вариант прогнозируется и А.П.Назаретяном [6]. Таким образом, движение системы к максимальной устойчивости приводит ее на определенной стадии к своему отрицанию в той или другой форме.

Таким образом, анализ современного развития общественной системы с позиций синергетической парадигмы заставляет глубоко задуматься над совершаемыми действиями человечества как коллективного субъекта деятельности. Коллективный разум подвергнут строгой проверке на способность решать сложнейшие задачи быстро и эффективно.

Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. М., 1994. 274 с.

Поддубный Н.В. Синергетика: диалектика самоорганизующихся систем. Ростов-Белгород, 1999. 352 с.

Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М.,1999. 203 с.

Гиренок Ф.И. Синергетика и соборность // Онтология и эпистемология синергетики. М., 1997.

Делокаров К.Х., Демидов Ф.Д. Синергетика и образовательные ценности // Синергетика и учебный процесс. М., 1999.

Назаретян А.П. Интеллект во вселенной. М., 1991. 218 с.

УДК 930.

СОВРЕМЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ:





КОНФЛИКТОГЕННЫЕ ФАКТОРЫ АКТИВИЗАЦИИ

Терроризм «захлестнул» сейчас нашу повседневную жизнь, стал как бы ее непременной составляющей. Произошло это весьма стремительно, примерно с той же стремительностью, с которой происходили существенные изменения в основных сферах жизни российского общества – экономике и политике, международных и межнациональных отношениях, идеологии и культуре. И это «совпадение» темпов явственно показывает, что «корни»

возникновения и распространения терроризма как социального феномена нужно искать в самих социальных условиях и процессах, которые складываются как в нынешнем российском обществе, так и в современном мировом сообществе в целом и приобретают все более определенную направленность.

В настоящее время терроризм все отчетливее проявляет себя как опасная форма поведения не только отдельных индивидов, но и целых организованных групп, которая взрывает общественный порядок, создает ситуации резкой конфронтации и тем самым дестабилизирует и нарушает весь ход общественной жизни.

Выступая следствием развертывающихся в современном мире кризисных процессов и тесно связанных с ними международных, межнациональных, политических и других конфликтов, терроризм сам, в свою очередь, их предельно обостряет и осложняет. Поэтому осмысление его природы, средств и методов борьбы с ним становится важной и неотложной проблемой социальной теории и практики.

Чтобы разобраться в них и адекватно их охарактеризовать и оценить, необходимо предпринять серьезные исследовательские усилия по изучению самых разных аспектов террористической деятельности. Речь, по существу, должна идти о всесторонней экспертизе этой деятельности, ее структуры, функций, мотивов и форм, притом экспертизе, осуществляемой в постоянном, «мониторинговом» режиме, с тем, чтобы не только выявить механизмы возникновения и усиления терроризма в различных сферах и регионах мира, в том числе – и в российском обществе, но и дать научно обоснованные рекомендации политикам и всем тем, кто так или иначе причастен к антитеррористической деятельности по предотвращению и преодолению этого социально опасного феномена. Особенно важную роль в этом отношении, думается, призвана сыграть конфликтология, - как особое направление, активно развиваемое в последние годы.

Всю совокупность экспертно-аналитических задач по изучению конфликтогенных факторов активизации терроризма можно распределить на три относительно самостоятельных «блока»:

теоретико-методологический, концептуальный и технологический.

Первый блок задач – теоретико-методологический – охватывает общие подходы к анализу терроризма и тот понятийный аппарат, с помощью которого этот анализ становится достаточно эффективным. Решение этих исследовательских задач необходимо, прежде всего, для того, чтобы сформулировать достаточно четкие критерии, позволяющие вычленить собственно терроризм среди общей совокупности социально опасных действий и тем самым – создать основания, с одной стороны, для накопления точных статистических данных о количестве осуществляемых террористических актов, а с другой, – для дальнейшего концептуального анализа их основных сторон, форм и механизмов осуществления, а также для выявления тех конкретных особенностей, которые они приобретают в зависимости от условий места и времени. Представляется, что только таким путем можно, в частности, избежать достаточно распространенного сейчас как в публицистике, так и в исследовательской работе расширительного применения понятия терроризма, когда под него подводятся подчас без разбора самые разнообразные экстремистские действия, начиная от захвата самолетов и заложников и кончая кровавыми криминальными «разборками».

В ряду теоретико-методологических проблем первой, разумеется, стоит проблема точного определения самого понятия терроризма, решение которой призвано помочь прояснению сути этого явления и критериев идентификации тех или иных его конкретных выражений и форм. В имеющейся литературе, по существу, общепринятым становится указание на основной признак собственно террористических действий – насилие, притом в его жестокой, устрашающей форме. И с этим нельзя не согласиться. Но вместе с тем следует особо подчеркнуть и вот что. Если вспомнить известную сталинскую формулу «нет человека – нет проблемы» и задаться вопросом: является ли она выражением принципа терроризма? – то, как представляется, можно отчетливо почувствовать недостаточность и неадекватность (как это нередко получается не только у журналистов, но и у исследователей, анализирующих те или иные трагические события, – вроде авианалета на международный торговый центр в Нью-Йорке, захвата заложников на спектакле в «Норд-Осте», взрывов в домах, метро и на остановках транспорта в Москве, в поездах на Кавказских Минеральных водах или уничтожения множества школьников и их родителей в Беслане) отождествления террористов с простыми убийцами. Неадекватность такого отождествления становится особенно ясной именно сейчас, когда террористы, непосредственно осуществляющие теракты, зачастую добиваются массового уничтожения других людей, только подрывая при этом и самих себя (то есть выступая и самоубийцами). Причем, уничтожаемые ими таким путем люди, как правило, неизвестны и им самим и никаких дел с ними до этого не имели. Отсюда может возникнуть впечатление, что принцип терроризма – убийство во что бы то ни стало и без всякого разбора, уничтожение других любой ценой, даже – ценой собственной жизни.

Но это впечатление создается, если основное внимание акцентируется на самом по себе физическом насилии и его крайней, «радикальной» форме – убийстве, а не на социальном основании, объяснении и учете тех жестких и, как правило, действительно жестоких и смертоносных актов, которые предпринимаются террористами, – как непосредственными их исполнителями, так и их идейными инициаторами и вдохновителями. Если же сосредоточить внимание именно на социальной основе этих актов, и притом – под конфликтологическим углом зрения, согласно которому конфронтационную форму взаимодействия его инициаторов и исполнителей со своими противниками, «контрагентами», то, как ни парадоксально это может показаться, особенность этого акта в сопоставлении с другими формами насилия можно выразить следующим образом: если террорист стремится просто уничтожить своего противника – он перестает быть террористом, а действительно становится либо «простым убийцей», либо – если акту убийства придается позитивный идейный смысл – «освободителем от врага»! Ибо основной социальный смысл и основная особенность террористического акта (согласно содержанию самого термина террор (лат.) – страх, ужас) – не уничтожить притивника посредством применения к нему насилия, а заставить его с помощью мер устрашения, «наведения ужаса» подчиниться себе, своим интересам, изменяя таким путем его прежние намерения, ориентации и, соответственно, – действия, поведение. Поэтому не само по себе насилие и устрашение, как получается у многих, – конечная цель и конечный результат террористического акта и его субъекта в конфронтации с противником. Такой конечной целью и конечной задачей террориста является именно стремление заставить подчиниться. И упускать этого в определении сути терроризма, с конфликтологической точки зрения, думается, никак нельзя.

Больше того, именно сложившиеся и ставшие общеизвестными в современной конфликтологии теоретико-методологические подходы позволяют, как представляется, адекватно выявить и проанализировать конфликтогенные факторы терроризма как те факторы, которые, порождая определенные конфликтные ситуации, вместе с тем, в условиях перевода этих ситуаций в конфронтационную форму, содействуют возникновению, террористическим актам и их реализации.

Один из такого рода подходов, не только общеизвестных, но и широко используемых, выдвинут известным немецким социологом, политологом и конфликтологом Р. Дарендорфом, предложившим рассматривать в качестве основного конфликтогенного фактора отношения господства-подчинения, складывающиеся прежде всего в политической сфере, но проявляющиеся, по существу, во всех основных сферах общества. Исходя из этого подхода, террористический акт может быть определен как выражение стремления определенных субъектов во что бы то ни стало либо избавиться от подчинениия, навязанного им другими субъектами, на которых они не имеют возможности или надежды воздействовать иными способами, кроме устрашения своими жесткими, доходящими до жестокости действиями, либо даже постараться самим установить над своими неподатливыми противниками собственное господство, подчинить их в той или иной общественной сфере собственным интересам, реализацию которых они рассматривают как жизненно важную для себя.

Подобное противоборство в интересах установления приемлемой формы отношений господства-подчинения, составляет важный, фундаментальный, однако, разумеется, не единственный, с содержательной точки зрения, конфликтогенный фактор возникновения и распространения терроризма, использования террористических актов как крайне острой и жестокой конфронтационной формы воздействия на возникающие в тех или иных сферах общественной жизни реальные конфликтные ситуации.

Ибо эти ситуации определяются также и многими другими факторами, конкретное содержание которых зависит как от специфики той общественной сферы, в которой они действуют, так и от особенностей (прежде всего – региональных) места и времени их действия. В соответствии с этим, еще одним важным теоретикометодологическим требованием к осмыслению и оценке любых конфликтных ситуаций вообще, террористических актов как их специфической формы, в частности, выдвинутым другим известным современным конфликтологом, Дж. Бертоном, и успешно реализованным его многочисленными последователями, является так называемый «адисциплинарный» подход к их анализу. Согласно ему, полный учет содержания всех основных особенностей возникшей конфликтной ситуации, в том числе – и чреватой опасностью применения в ней террористических актов, а также адекватная оценка содержания и специфики вызывающих и обостряющих эту опасность конфликтогенных факторов - по силам не одной какой-то научной дисциплине, разрабатываемой в рамках обществознания и человековедения, а лишь их определенной совокупности, необходимой и достаточной для накопления и использования соответствующей научной информации. К содержательному анализу некоторых основных из этих факторов, предложенному этими дисциплинами, мы и намерены теперь обратиться в следующем разделе нашего исследования.

В этом концептуальном блоке нашего анализа – втором из трех, намеченных к рассмотрению в данном исследовании, представляется необходимым, прежде всего, охарактеризовать конфликтогенность таких социально значимых факторов, оказывающих влияние на усиление и распространение террористической активности в нынешнем российском обществе, как:

есткая борьба нынешней политической элиты за власть и проводимый политический курс против сопротивляющихся им различных социальных слоев и групп и выражающей их интересы оппозиции;

есправедливое перераспределение собственности в результате предпринятой в стране приватизации;

силение социального неравенства, сложившегося в разных сферах общественного бытия, а также российских граждан, что означает, по существу, возрождение антагонистических отношений.

Рассмотрим хотя бы в самом общем плане влияние каждого из этих факторов на активизацию современного терроризма в мире вообще, в российском обществе – в особенности.

Глобализация – как процесс втягивания всех освоенных человечеством регионов и всех основных сфер его общественной жизни во всемирное взаимодействие – еще совсем недавно, всего несколько лет назад вызывала, по существу, лишь восторженные отклики в научной литературе, публицистике, дискуссиях в средствах массовой информации, оценках общественных деятелей и политиков. Особой похвалы удостаивалось влияние этого процесса на развитие экономики, мирового рынка, движение товаров и финансов и на развитие «высоких технологий», прежде всего – связанных с всесторонней информатизацией интеллектуальной жизни, развертыванием сети Интернет, компьютеризацией системы управления. Именно в развертывании глобализации по этим и другим направлениям общественных отношений и деятельности подавляющее большинство аналитиков и публицистов усматривало путь и способ преодоления «застоя и деспотизма», импульс к дальнейшему ускорению и углублению развития всей мировой цивилизации, как в целом, так и в отдельных ее составных частях и регионах.

Однако, по мере все более внимательного осмысления и оценки результатов современной глобализации, ее содержания и форм, эти восторги становились все более умеренными (хотя до сих пор имеют своих многочисленных и последовательных выразителей, как на Западе, так и в России), а на их место заступали нарастающая тревожность и даже определенная растерянность, часто сопровождаемая выражением протеста.

Наиболее яркое выражение в научной среде эта тревога находит сегодня, пожалуй, помимо конфликтологов, у социологов, культурологов и политологов, прежде всего – специалистов по геополитике, которые рассматривают осуществляемую ныне глобализацию как средство односторонней экспансии, как фактор проникновения современной западной цивилизации, прежде всего американской, в «остальной мир». По их мнению, с которым трудно не согласиться, его «удар» направлен сегодня, прежде всего, на те виды и формы национальных культур, существование которых оказывается несовместимым с содержанием повсеместного «продавливания» Западом «новой культуры» как, якобы, более прогрессивной, эффективной, перспективной. При таком подходе реальный удел социокультурной структуры, сложившейся в иных цивилизациях и регионах, – тотальная деградация всего: сферы обитания, отношений, условий бытия, физического состояния и умственного развития.

Таким образом, разрушение «других» культур прямо заложено в формулу «модернизации» как тотального разрыва с «архаикой» и «пережитками прошлого». Под воздействием современной агрессивной глобализации, проводимой Западом под лозунгом тотального человеческого прогресса, в собственно цивилизационном плане отмене или изъятию подлежит вся культура и история того или иного народа с его накопленным опытом, сложившимися структурами общения, жизненными устремлениями, представлениями о мире и о себе. Насильственная смена ценностей, норм и смыслов часто ведет к ниспровержению и всей прежней символики, на которой в значительной степени держалось общество.

В то же время, предпринимаемая ныне глобализация воспроизводит во всемирном масштабе самые негативные стороны осуществления рыночного хозяйствования и организации международных отношений. Так, в настоящее время в мировой экономике господствуют финансово-олигархические силы, выносящие на глобальный уровень самые грубые формы индивидуального и группового эгоизма. К тому же глобализация крайне обостряет конкуренцию на мировом рынке, придавая ей все более бескомпромиссный и жесткий характер. В результате формируются новые вызовы мировому сообществу, порождающие у многих его участников острую неудовлетворенность своим положением в нем и требующие создания более приемлемой для них социально-экономической и политико-правовой инфраструктуры, с тем, чтобы учитывать интересы всех участников международной деятельности.

Реакцией на столь агрессивное воздействие современной глобализации и ее проводников на социокультурную, экономическую политическую сферы жизни различных этносов и регионов выступает не только растущая тревога, но и реальное сопротивление. В ряде цивилизаций (исламской, индийской, китайской), как констатируют аналитики, возникла сильная тенденция к отстаиванию своей независимости, самостоятельности и самобытности, опирающаяся не только на эффективное развитие экономики, но и на культурное достояние в его символической, ценностной и институциальной формах. В этом достоянии данные цивилизации справедливо усматривают важный источник своего культурного, а вслед за ним – и всякого другого самоопределения, противостояния современному глобализму, разрушительному и деструктивному для них. Однако, так происходит далеко не везде.

Распространение «универсальной цивилизации» с ее «эффективной экономикой и финансами» приводит в некоторых регионах как частях глобальной структуры к явлениям, определяемым как «неоархаизация», «деиндустриализация», «деградация», «негативное развитие».

Тем самым весь мир современной человеческой цивилизации разбивается как бы на три части: ту, которая навязывает всем остальным под видом «глобализации» свою культуру и свои ценности как якобы наиболее прогрессивные и перспективные для всего человечества вообще; ту, которая эффективно сопротивляется этому навязыванию и стремится сохранить свою самобытность; и, наконец, ту, которая не в состоянии противостоять этому внешнему давлению, пасует перед ним и тем самым подвергается опасности разложения, деформации, деградации и в конечном счете – уничтожения.

Вряд ли стоит специально доказывать, что такого рода опасность в достаточно большой степени угрожает и России – как в целом всему российскому обществу, так и его отдельным сферам и регионам. Все мы, его граждане, на какой бы части занимаемой ею огромной территории мы ни жили и какими бы специфическими отличиями эта наша «малая Родина» ни обладала, на собственном «посткоммунистического» периода, одной из основных целей которого наша властвующая радикал-либеральная элита провозгласила «цивилизованное вхождение в мировое сообщество», тотальную «перестройку» взаимоотношений с «цивилизованным западным миром», рушатся все основания и принципы прежнего жизнеустройства и открываются горизонты безудержной и безбрежной «свободы» от всех привычных норм и ценностей.

Важнейшие негативные следствия этого процесса – рост аномии, маргинализация и криминализация российского общества, которые оказываются, таким образом, оборотной стороной современной глобализации. Но они же оказываются и основными стимулами для усиления и распространения в нем террористической активности – как особой формы либо «продавливания» определенных, неприемлемых для многих интересов и целей, направленной на принуждение к их принятию, либо – как формы отчаянного сопротивления им. Поэтому усиление для России опасности так называемого международного терроризма, о которой сейчас много рассуждают, следует усматривать не в самих по себе действиях каких-то внешних террористических организаций, а именно – в стремлении современного западного мира навязать российскому обществу свое господство в основных областях его жизнедеятельности – экономике, политике, международных отношениях, культуре, терроризируя тем самым как отдельных его представителей, так и целые социальные группы, общности и слои.

Суть этой опасности прекрасно передана в основном положении известной концепции «фрустрации-агрессии» Ч. Долларда: чем более важные потребности и связанные с ними интересы ущемлены (фрустрированы) у определенных социальных субъектов и чем более остро эти субъекты переживают данное ущемление, тем агрессивнее становится их поведение по отношению к тем, кто, по их представлениям, к этому ущемлению имеет отношение или даже является его основным виновником. Эта агрессивность проявляется прежде всего в том, что в ответ на ущемляющее-терроризирующие действия «глобализаторов» остро страдающие от них и их переживающие или же, наоборот, - нанятые для их реализации личности и целые организованные группы по всему миру, в том числе и в России, то и дело демонстрируют свою готовность использовать жесткие террористические акты, нацеленные на устрашение и подавление неприемлемых действий их «контрагентов».

Подобная готовность все более широко и потому тревожно проявляет себя в России и под действием другого, уже внутреннего конфликтогенного фактора - жесткой борьбы нынешней политической элиты за власть и проводимый политический курс, против сопротивляющихся им различных социальных слоев и групп и выражающей их интересы оппозиции. Опасность действий этой элиты, с точки зрения нарастания террористической активности, состоит прежде всего в осуществляемом ею терроризировании основной массы населения, особенно наименее социально защищенных его слоев и групп, в первую очередь – посредством отказа от государственной социальной политики, под которой обычно имеется в виду забота государства об основных социальных условиях существования граждан – их образовании, медицинском обслуживании, социально-правовой защите, материальной и всякой другой востребованной поддержке. Сначала ослабив эту заботу и поддержку своих граждан под влиянием неверно истолкованной и подтасованной «либеральными» (а на деле – антипатриотическими, компрадорски ориентированными) идеологами общеполитической доктрины «разгосударствления», «минимизации» участия государства в общественных делах, а ныне – посредством принятия и осуществления ряда антисоциальных законов (о монетизации льгот, коммерциализации ЖКХ, образования, здравоохранения и т.п.) и вовсе отказавшись от нее – теперешняя российская верховная власть не только содействовала развалу всех прежних форм жизнеобеспечения населения, резко снизив тем самым уровень безопасности его существования, но, по существу, и противопоставила себя обществу, создав своими антисоциальными действиями колоссальное социальное напряжение как внутри российского общества, так и между ним и самим государством.

И это напряжение продолжает нарастать, особенно под действием настойчивого стремления нынешней власти, во что бы то ни стало, «продавить» проводимый ею курс, не только через принимаемые послушными ей Думой и Федеральным собранием «нужные» законодательные акты, но также, и через силовые, насильственные, принудительные меры и санкции по отношению к сопротивляющимся им гражданам и выражающим их интересы общественно-политическим структурам. Это с особенной наглядностью проявляется ныне при реализации закона №122 о так называемой «монетизации льгот», а также – непопулярных и отрицательно воспринимаемых массами законов о труде, земле, ЖКХ, реформировании здравоохранения, образования и т.п., которые властвующая элита стремится реализовать во что бы то ни стало, исходя, в частности, из того представления, совершенно несостоятельного, с демократических позиций (следованию которым она любит «козырять» при каждом удобном случае), что сильным является государство, которое способно силой принудить к выполнению того, чего оно хочет, что стремится реализовать, которое исходит из принципа «в силе – право». Соответственно и политика оценивается ею как сильная, когда она опирается на силовые методы обеспечения политической воли.

Между тем, жизнь, история убедительно свидетельствуют, что там, где имеется подобное стремление к господству, жесткому принуждению со стороны власти по отношению к населению, у различных групп и слоев последнего возникают и ширятся острые чувства несправедливости, неудовлетворенности, недовольства. И те, кто этими чувствами оказывается, охвачен, начинают активно искать выходы из создавшегося неудовлетворительного положения, неотступно руководствуясь намерениями исправить его радикальным образом, не гнушаясь, порой крайним насилием по отношению к своим угнетателям. На возможность такой перспективы, в том числе и в форме определенных, достаточно жестких террористических актов, указывают, в частности, не только уже предпринятые – главным образом, чеченскими «смертниками»

якобы в интересах освобождения их страны от российской «оккупации» - ужасающие своей жестокостью террористические действия по всей России, но и в еще большей мере - наблюдающаяся ныне активизация массового протестного движения, переходящего все больше от форм демонстрации своего недовольства и пикетирования различных институтов власти к их активному блокированию, а также непосредственному захвату их наиболее радикально, экстремистски настроенными группами и личностями с целью устрашения и даже расправы с «доставшими» их «господами чиновниками». Представляется, что по мере приближения ситуации в современном российском обществе к состоянию социального взрыва возможность массовизации подобных опасных террористических актов будет стремительно нарастать.

С данным внутренним конфликтогенным фактором нарастания террористической активности тесно связан еще один, по существу, вытекающий из первого или, по крайней мере, им обусловленный несправедливое перераспределение собственности в результате предпринятой в стране приватизации. Его суть состоит в том, что в нынешних условиях большинство населения во всех регионах России, -«благодаря» неудачным для него «либеральным»

реформам, неправленным, якобы, не только на вовлечение страны в современные глобальные, общемировые политические и культурные процессы, но и на эффективное экономическое развитие и общее в предшествовавшие десятилетия общенациональных богатств и переходу в частные, притом немногочисленные - «олигархические»

руки основных природных, производственных и финансовых ресурсов, попав тем самым в трудное, а нередко и бедственное, грозящее полной катастрофой жизненное положение. Произошедшая в результате – при попустительстве политической элиты и даже под ее непосредственным контролем - хищническая приватизация не только привела к разделению и даже «расколу» российского общества на богатых и бедных, благоденствующих и обездоленных, но и способствовала возрождению в нем - в качестве еще одного конфликтогенного фактора - антагонистических отношений, усиливая тем самым опасность возникновения не только экстремизма, но и его особой, «устрашающей» формы – терроризма, тесно связанной, как демонстрирует и наша отечественная история, с нарастанием революционных настроений.

Плачевные для большинства российского населения и жизнеспособности российского общества в целом экономические результаты настойчивого внедрения и поддержки либеральной властью системы «олигархического капитализма» хорошо известны.

Это ежемесячное бегство из страны от 1,5 до 4 млрд. долларов, в сумме составившее к настоящему времени гигантскую величину в 200-400 млрд. долларов, на порядок превысившую государственный бюджет; это сокращение на 50-60% промышленного потенциала страны, это полторы сотни миллиардов долларов внешнего долга, к тому же продолжающего нарастать; это многомесячные и многомиллиардные задержки и невыплаты заработной платы миллионам трудящихся самых разных профессий и пенсий престарелым во всех регионах страны; это криминализация бизнеса, развал военно-промышленного потенциала и снижение боеспособности армии, подрывающие обороноспособность страны;

это, наконец, «утечка мозгов», резкое сокращение средств на развитие науки, культуры, образования, здравоохранения, всей социально-бытовой сферы жизни российского населения.

Все эти впечатляющие факты подводят к одному неизбежному и неутешительному выводу: проводимый в экономической сфере радикально-либеральный курс не только потерпел полный провал, он и саму эту сферу поставил на грань полного развала, катастрофы, которая вот-вот разразится, похоронив не только экономику, но и все остальные общественные сферы.

Многие признаки указывают на то, что разложение в этих сферах, предшествующее развалу и подготавливающее его, уже началось.

Особую тревогу вызывает потеря не только властвующей элитой и "олигархами", но и массовым сознанием позитивных духовных ценностей, гуманистических социальных ориентиров, на смену которым все больше приходят душевная черствость, равнодушие к бедам окружающих, эгоцентризм, взаимное недоверие и нетерпимость, сопровождаемые также нарастанием агрессивности во взаимодействии как между различными группами населения их представителями, особенно противостоящими в своих интересах (например, предпринимателями и наемными работниками), так и между ними и заинтересованными в получении своей доли экономической выгоды административными органами власти и функционируюими в них чиновниками. Эта нарастающая агрессивность также усиливает опасность возникновения и распространения террористической активности – причем не только на экономической почве, но также на почве межэтнической и межрегиональной, поскольку в конкретном экономическом противостоянии оказываются как представители различных этнических групп, реально контролирующие определенные экономические «зоны интересов», так и предпринимательские структуры из различных регионов, преследующие свои местные интересы или защищающие их от внешнего «наката».

Предпринятый выше концептуальный анализ конфликтогенных факторов современной активизации терроризма как в мире в целом, так и в особенности – в условиях нынешнего российского общества по необходимости представлен в весьма сжатой, по существу, тезисной форме и затронул лишь самые важные и наиболее опасные, на наш взгляд, их социальные основания и формы проявления.

Развернутое и всестороннее исследование этих наиболее значимых, а также выявление и оценка других важных конфликтогенных факторов, - среди которых уже сейчас можно назвать, например, резкое ослабление в российском обществе социальной сплоченности и отношений социального партнерства, негативную роль СМИ в освещении и комментировании террористических акций, отсутствие надлежащего контроля общества за работой российских спецслужб, нарастание опасности использования в террористических целях современных технических средств и технологий и т.п. – дело дальнейшей конфликтологической экспертизы, которую планируется представить либо в виде отдельной работы, либо в качестве самостоятельного раздела в монографии по терроризму.

УДК 689.

РЕСУРСЫ ЧЕЛОВЕКА КАК ГЛАВНОЕ ДОСТОЯНИЕ РОССИИ

В статье рассмотрена угроза дефицита человеческих ресурсов в России. Определена стратегия научных поисков в связи с существующей проблемой. Представлен целостный подход в анализе ресурсов и саморазвитии человека. Особо рассмотрены пусковые механизмы творчества и сознание.

Ситуация цивилизационного кризиса, охватившего Россию, привела к осознанию того, что крупные проекты первой четверти XXI века, насколько бы ни были они обоснованы в технологическом, экономическом и геополитическом аспектах, могут оказаться невыполнимыми ввиду дефицита человеческих ресурсов. И речь идет не только о самом низком уровне воспроизводства народонаселения, но главным образом о его качестве – здоровье, интеллектуальном потенциале, способности к социальной адаптации, морально-нравственным параметрам.

Достаточно привести только один факт: по продолжительности жизни российские мужчины занимают 135-е место в мире, а женщины 100-е.

Общество серьезно больно, обширные «метастазы» поразили экономику, экологию, что пагубно отражается на отдельной личности. Отсюда и низкая рождаемость, и высокий уровень хронической патологии, и психофизиологический надлом нации, и быстрое ее «старение».

Чтобы изменить ситуацию, России нужны немедленные и значительные экономические вливания в медико-социальную сферу.

Международный опыт показывает, что экономическая и психологическая поддержка правительства, усиленная пропаганда национального оздоровления в США и странах Запада оказалась результативной. В США идет массовый отказ от курения. Число поклонников оздоровительного бега приближается к 80 млн.

Стройная фигура, увлечение спортом, крепкое здоровье становятся не модой, а нормой, признаком культуры.

К сожалению, в России такая работа ведется спонтанно, поэтому внедрение здорового образа жизни идет медленно, и эффект минимальный. Экономическая база развития физкультурнооздоровительного движения слабая (к примеру, в Германии плавательных бассейнов в сотни раз больше, чем в огромной по числу жителей и территории нашей страны).

Эпоха невиданного научно-технического прогресса, уверенность во всемогуществе разума мешают осознать, что живое, в отличие от неживого, остается почти недоступным бастионом для науки. Наука ничего не оживила, не проникла в суть живого вещества и это означает, что в настоящее время мы не можем приостановить биологические процессы, порождающие заболевания и раннюю смерть. Поэтому важнейшей государственной задачей является создание условий для здорового образа жизни и активизации естественной репродукции народонаселения.

Осознание диктатуры лимитов человеческих ресурсов определяет стратегию научных поисков – предвиденье результатов их внедрения в будущее с позиции перспективного влияния на здоровье и развитие человека.

Сегодня представители разных научных направлений используют в исследованиях нередко одни и те же подходы, принципы, способы и даже методики. Выявилось много общего в объектах, процессах, явлениях самой разной сущности. Научные концепции и теории оказались не только сопредельными, но во многом совпадающими, закономерностями и тенденциями. Стало ясно, что необходимо исследовать интересующие науку объекты не на стыке различных областей, а в сущностном единстве их общих особенностей и специфических черт. Это требует перестройки научного мышления:

– расширения исследовательского поля современной науки в сторону медико-биологического направления;

– преодоления фрагментарности научного знания и воссоздания целостного видения мира и человека;

– интеграции научных подходов и нетрадиционных – создания интегративных теорий, общих механизмов, важных в прагматическом и праксеологическом планах.

Данные, которыми располагает современная наука, свидетельствуют, что живое вещество только в том случае прогрессивно развивается, если оно своей жизнедеятельностью увеличивает упорядоченность среды обитания. Подлинный источник жизни – это жизнеутверждающие идеи (коды) неискаженной (правдивой) информации – от информации природной среды до научной информации, являющейся «ретранслятором» (усилителем сигнала) прогрессивных идей и реальных достижений. Эти законы имеют особое, решающее значение. Человечество выполняет их, обеспечивая два вектора своего развития: биологическое продолжение рода и пополнение культурного наследия – творческого вклада в создание Ноосферы.

Именно творческая активность как чисто человеческое свойство разумной жизни является основой и гарантией его личностного развития и продолжительности активной жизни. Так, внутренняя психоэмоциональная установка на здоровье как высшую ценность приводит к тому, что индивид избегает трудностей, риска, напряженного поиска. Если же человек расценивает свою жизнь как путь достижения высокой цели, а здоровье, в движении по этому пути, как средство, то реакцией на длительное психическое напряжение может стать изменение порогов сенсорных систем, при котором патогенные раздражители становятся нейтральными, либо их действие затормаживается. Примеры таких реакций многочисленны, их называют реакциями Прометея. Реакции Прометея могут охватывать всю жизнь человека, такова была жизнь И. Канта, И.Ф. Гете, М.В. Ломоносова.

С другой стороны следует осознать, что формирование установок саморазрушительного поведения, отношение к хроническому стрессу как к норме повседневной жизни достались нам от тоталитарного режима, при котором человеческая жизнь и здоровье определялись мерой соответствия производственным задачам. В гуманистическом обществе жизнь и здоровье – единственное условие и критерий для реализации любой другой ценности, а совокупность свойств, качеств человека являются ценностью не только самого человека, но и общества.

В представление о «здоровье» следует включить и конкретные формы поведения, которые позволяют улучшать качество жизни, делают ее благополучной, позволяют достигать высокой степени самореализации. Человек формирует свою детерминанту поведения, опираясь как на генетические программы, так и на приобретенные.

Ресурсы человека следует рассматривать, опираясь на целостный (холистический) подход, подчеркивающий важность гармоничного развития всех составляющих: духовного, интеллектуального, волевого, креативного, физического, социального.

Формирование зрелой личности как никогда актуально для России. Зрелая личность – предпочитает иметь дело с реальностью;

несет ответственность за свои решения и действия;

обладает автономной системой ориентации;

трансцендировать любую частную культуру;

видит различия между целью и средством ее достижения, добром и злом;

черпает энергию, силу, вдохновение из жизни, природы, общения с прекрасным.

Постижение универсальных законов саморазвития должно опираться на принцип резонирующего успеха, обладающего свойством обратной связи. Успех одного должен стать успехом многих, что в целом задаст наиболее перспективные направления развития России, преумножив ее благосостояние. Этот принцип способен работать и как катализатор в «реакциях инновационного обмена». Например: экстраполяция наиболее ценных идей из одной области научного знания в другую открывает прогрессивные направления, которые можно охарактеризовать как переход от анализа настоящего к «синтезу» актуального будущего, от изучения «потенциальных возможностей» к получению реальных результатов, а также преобразование культурной информации, активизирующей эволюционное развитие человечества в целом.

Будущее России в значительной степени зависит от того, каким мы представляем его себе в настоящем. К людям с большой степенью вероятности приходит то будущее, которое формируется в их сознании и бессознательном. Воплощение будущего – материализация идеи, тот созидающий потенциал, который способен творить настоящее. Источником идей является человеческое сознание – высшая форма отражения реальной действительности и отражение виртуального мира, свойственное человеку.

Сознание возникает при определенном (пока неизвестном) уровне консолидации мозговых систем как эмерджентное их свойство и приобретает уникальную способность контроля над процессами более низкого уровня.

К процессам высокого уровня можно отнести пусковые механизмы творчества, интуитивное видение, чувственные ощущения, предвосхищение, Incite!, где акт творения связан не только с сознанием человека, но и с тем, что вызвало духовные переживания.

Идея о том, что все есть сознание, уже достаточно распространена в современной теоретической и прикладной физике и математике. Не существует изолированных систем; каждая частица Вселенной находится в «мгновенной», (превышающей скорость света), связи со всеми остальными частицами и функционирует как Единая Система. Предполагают, что неизвестным элементом, передвигающимся быстрее света и соединяющим систему воедино, является сознание.

Человеческое сознание рассматривают с двух сторон – энергетической и информационной. Энергетически активация сознания зависит от ретикулярной формации мозга.

Информационный аспект сознания определяется, в основном, деятельностью коры. В последние годы все больше высказывается предположений, что человек не первоисточник, а лишь преобразователь сознания, которое опосредуется мозгом.

Дух или Вселенское сознание можно интерпретировать как информационную матрицу энергии, а духовность – как индивидуальное преобразование духа, которое присуще как отдельному человеку, так и конкретной стране с ее менталитетом.

В словаре С.И. Ожигова «дух» трактуется как «сознание, мышление, психические способности, то, что побуждает к деятельности, начало, определяющее поведение, действие». Внешнее проявление Духа воспринимается подсознанием, подкорковыми образованьями, в которых отражено наследие бесчисленных поколений людей – их коллективный разум, коллективное бессознательное.

Резонирующий эффект приводит к расширению не только сознания человека, но и Вселенского сознания (Духа), которое регистрирует все события, происходящие в любой точке. Эффект вспышки, озарения, рождения идеи, регистрируется на информационной матрице Духа, энергия которого способна к преобразованию.

Со-Знание – осознаваемые знания – дух человеческой деятельности – ресурс, ценнее которого нет. Он сотворил культуру – олицетворение эволюционной устремленности человечества. О-СоЗнать – значит понять до конца, сделать открытие, постичь смысл, осознать полноту Жизни и законов Бессмертия.

Ментальность, «глубинная психология», выражение коллективного бессознательного – феномен, свидетельствующий о постоянной потребности в активации духа. Теоретическая мысль должна откликнуться на запрос времени. Бетховен однажды сказал:

«Тот, кто поймет мою музыку, никогда не будет несчастен». Его музыка – это песня Жизненного Духа, начинающего осознавать себя, свои силы и способности к бесконечному развитию.

1. Витол Э.А. Планетарная эволюция: Прошлое, настоящее, будущее.

– Ростов н/Д., 2002.

2. Линдеман Х. Система психофизического саморегулирования.

Неизвестные силы в нас. – М., 1992.

3. Мозг и разум. – М.: Наука, 1998.

4. Овчаров Е.А. Здоровье населения Российской Федерации. Анализ и оценка. – Нижневартовск: Нижневартовское издптельство, 1998.

5. Петленко В.П. Давиденко Д.Н. Этюды валеологии: здоровье как человеческая ценность. – СПб., 1998.

6. Симонов П.В. Созидающий мозг. – М., 1993.

7. Тофлер Э. Шок будущего. – М.: Издательство «АСТ», 2001.

8. Ярвилехто Т. Мозг и психика. – М.: Прогресс, 1992.

Ожигов С.И. Словарь русского языка: Ок.57000 слов / Под ред.чл.-корр. АН СССР И.Ю. Шведовой. – 18-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1987 – С. 157.

УДК 101.

БИФУРКАЦИОННЫЙ ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО В ЭПОХУ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Глобализацию в ее нынешнем виде нельзя не рассматривать как попытку воплощения модели экономического единства человечества, но попытку создания этого единства превращенными экономическими средствами. Действительно, нынешний реализуемый усилиями многих стран и народов сценарий создания глобального сообщества, на поверку оказывается ничем иным, как элементарным тиражированием западноевропейских и североамериканских (в целом западных) образцов организации социальной и культурной жизни народов в масштабах мирового сообщества. Так же проста и прозрачна его цель - вовлечение в мировую общественную жизнь стран третьего мира, их природных и человеческих ресурсов.

Это тиражирование и распространение западных образцов организации общественной жизни, своей главной сущностной целью имеет доведение западной цивилизации до границ планетарности.

Их цель – преодоленее, точнее будет сказать расширеннее, национальных и государственных границ ставших для капитализации западного общества слишком узкими и уже довольно давно, может быть с момента борьбы западных стран за колонии в мире. Сущность этого феномена в том, что процесс тиражирования западного образа мышления и организации общественной жизни, как в прочем и западного образа жизни в целом, в современном мире в значительной степени более выгоден его инициаторам – западному миру. Субстрат этого феномена заключен в получаемой западными странами в ходе процесса глобализации дополнительной прибыли, ренты от стран третьего мира, носящей всеохватывающий характер и проникающей не только в сферу социально-экономической жизнедеятельности, но и в сферу духовной культурной жизни народов.

Глобализация тем самым это, действительно, всепроникающая экономическая цивилизация, проект которой направлен на построение мировой экономической цивилизации по образцам и в соответствие с общей моделью, в которой господствует жесткий принцип внутримирового разделения труда между различными странами и регионами, гигантским социально-экономическим катком стирающей самобытность хозяйственной жизни народов.

Но еще более значительным оказывается удар глобализации наносимый культурной жизни народов. В культурной сфере, в соответствие с унифицирующим влиянием экономической жизни, проявил себя процесс достаточно быстрого разрушения оригинальных этно-культурных образований, проявляющийся в культурной унификации, в основе которой все те же западные образцы мышления и образа действия. Например, в кинематографе – самые невероятные формы фонтастики, вестернизация, боевики, культ гедонизма, развлечений, насилия и т.д. Проявляет себя процесс новой мифологизации, мистификации, ухода от реальных социально-культурных форм жизни народов.

То же мы наблюдаем и в других секторах духовной культурной жизни народов, из которой вместе с системой традиций и обычаев, религии, основанных на конкретной истории общества, на его конкретном историческом опыте, все более уходит этика труда, ответственности, долга, коллективизма, альтруизма, взаимопомощи, сменяющаяся этикой индивидуализма, эгоцентризма и прагматизма западного человека. Наступает эпоха Новой истории, истории от рождества глобализации, перед которой все прочие истории и культуры, становятся не более чем уделом прошедшей истории и фольклора.

Нарождается совершенно Новая культурная форма, новый по своей внутренней культуре тип личности. Одним из первых мыслителей в европейской философии и социологии, кто зафиксировал этот новый феномен в понятиях массовой культуры и массового типа человека, безусловно, был испанский философ Х.О.

и Гассет, описавший в своих трудах начала ХХ века феномен человека массы. Человеку массы в значительной степени свойственны все те культурные ценности и установки жизни, что формировались в его сознании на протяжении всей его истории как существа служителя (обслуживателя) аристократии.

Ему свойственны в гораздо большей степени эмоциональность, но не рациональность, подражание, но не истинное служение ценностям, это больше человек насыщения, удовлетворения телесных потребностей, нежели человек аскезы и служения духовному. Таков тип буржуа и пролетария пришедшие на смену аристократу и воину.

Придя к власти, в эпоху республиканских революций, этот новый соответствующую его вкусам и уровню понимания культурную жизнь народов, со свойственными ей некритичностью, прагматизмом и развлекательностью, порабощающих строгие каноны непротиворечивого мышления, устремленного к истине, и приверженность к классической системе этических и эстетеческих ценностей, общества эпохи аристократии.

Культ интересов и вкусов маленького человека Новой эры человеческой истории обрушил традиции классического общества, основанного на интересе общественном, который выше интереса отдельного индивида. За этим последовал феноменальный по своей силе культурный взрыв выразившейся в культурной революции места и роли отдельно взятой личности в истории.

Маленький человек, человек массы, осознал себя движетелем, целью и центром, нового, созидаемого им культурного мира.

Маленький человек стал объектом пристального внимания всей феномене индивида, личности, в искусстве - феномены жизни маленького человека из народа, его внутреннего мира и жизненных проблем, в науке и технике – получило развитие мощная прикладная наука и направление бытовой техники и технологий, нацеленных на удовлетворение массовых потребностей, в политике состоялся выход на авансцену государственной жизни, в том числе через журналистику, парламент, выборную систему власти в целом, интересов и ценностей все того же человека массы, ставшего вершителем судеб своего государства.

Все это позволяет нам с уверенностью констатировать, что наступила эпоха маленького, но массового человека и такой же массовой культуры, основанного на них массового общества. Так, или примерно так, мы можем описать в культурных понятиях метаморфозы произошедшие в обществе и культуре за последние два столетия европейской истории, продолжением которой, и участниками которой являемся и мы, непосредственные наследники аристократического и массового стилей жизни и воззрений на мир, общество, человека в их единстве, борьбе, взаимовлиянии, а сегодня еще и в их взаимопереплетении и смешении как ценностей, образов мышления и действия.

Наступление этой новой массовой культуры мы сегодня фиксируем в новом, соответствующем духу глобализации понятии – постмодерне. Постмодерн, как изначально феномен искусства, проявивший себя в экспериментировании материалами, образами и целями искусства, сегодня перерос свою культурную форму (родину) и стал достоянием всей культуры. Постмодерн, как смешение понятий, ценностей, установок, стилей мышления и деятельности, в форме всеохватывающей творческой игры, эксперимента, проник и в науку, образование, в политику, в экономику, юриспруденцию, право, архитектуру, даже в религию, во все сектора социокультурной жизни народов.

Постмодерн тем самым проявил себя как дополнительный инструмент экономической глобализации мира, в сфере сознания, сфере мировоззрения народов, став ее естественным продолжением в сфере культуры и духовной жизни общества.

При всем при этом, являясь феноменом духовной культуры, постмодерн не мог не отразиться на сознании, мировоззрение отдельных индивидов, поколений и целых народов. Особенно значительны последовавшие за этим экспериментом и игрой изменения в сфере сознания. В нем получили бурное развитие процессы смешения или миксиризации понятий, установок, ценностей мышления, стилей поведения, стилей жизни, стремящихся адаптироваться в новых социокультурных условиях, людей.

Мировоззрение и сознание этих людей представляют сегодня из себя столь же миксированный характер, как и культура, культурная среда в которой эти носители сознания пребывают. В значительной степени этому способствует именно массовая культура, со свойственной ей мифологизацией, мистификацией, натурализацией и абстрагированием от реальной истории, от реальных социокультурных явлений и процессов, рождающая наряду с феноменом всезнайства, которому содействует, например, ИНТЕРНЕТ феномен смешения миксиризации самых невероятных и в самых невероятных соотношениях различных знаний, установок и ценностей. Постмодерн дал точек к созданию самой невероятной из лабораторий социокультурного «скрещивания» и экспериментирования и селекции, объектом которого стали самые различные социокультурные субстраты, до сих пор не ведавшие о существовании друг друга. Наступила эпоха всеобщего социокультурного кровосмешения.

При этом мы становимся носителями миксированного сознания, в том смысле, что в сознании этом при достаточно большом и разнообразном объеме информации, нет четких организующих структур, нет изначально введенного правила экспертизации и проверки информации на классических основах (научных критериях). Например, в ИНТЕРНЕТ господствует совершенно другой принцип – допустимо все! Лишь в последнее время у Интернет-сообщества, под влиянием общественности, начало формироваться понимание необходимости введения в глобальную информационную сеть хотя бы принципов этики, но о критериях научности и системности знаний, ответственности за их изначальную неадекватность пока вопрос не ставится.

Какофония научных, философских, религиозных, этнокультурных, экономических, политических, технических, изотерических и других знаний и ценностей, в виде многообразной по своим формам информации, не может не способствовать такому же поверхностному, какофоничному, миксированному и некритичному их освоению потребителями, с формированием у них соответствующих миксированных представлений о мире, обществе и человеке.

Культурно-информационая жизнь народов, формируется по подобию именно этой постмодернистской ситуации в Интернетполе. Миксиризации сознания способствует и комплиментарное Интернет содержательное развитие других сфер культурно инфорационной жизни народов. Основанные на миксировании знаний, установок, ценностей и образов современные средства массовой информации, кинематограф, книгоиздание, являются носителями все того же смешанного, миксированного описания реальности. Все это с неизбежностью содействует формированию в сознании широких кругов населения образа ирреального мира, своеобразной мифологизированной истории и картины мира, вытесняющих из сознания людей связь с реальными событиями и историей.

В этом новом становящемся все более влиятельным на судьбы людей сознании - смещены, смешаны, системы ценностей, традиция переплетена с новацией, а история с современностью в самых невообразимых формах. В нем господствует плюрализм знаний и веры. С этим новым сознанием к нам приходит и совершенно новая социально-психологическая реальность – жизнь в пограничном мире. Люди в складывающейся ситуации не сознают себя уже больше носителями традиционных социальных институтов - этноса, нации, общества, языка, какой либо конкретной культурной формы.

Они во все большей степени живут реальностью нарисованного (созданного) новой социокультурной средой иллюзорного мира, за которым просматривается диктующее новую объективность влияние глобальной цивилизации. В своем сознании граждане этого нового глобального мира – это люди нового мира ценностей – мира постмодерна.

Складывающаяся ситуация постмодерна в сознании, необычным образом соответствует тому, что в современном обществознании и философии принято называть маргинальным типом личности.

Чрезвычайно адекватным в этом случае оказывается опыт социальной синергетики оперирующей понятием бифуркации особенного состояния систем, отличительными свойствами которого является в высшей степени нестабильность и неустойчивость, внутренних и внешних связей системы, сопряженная с крайней степенью чувствительности к внешним и внутренним воздействиям, малым флуктуациям, способным изменить общую направленность развития системы в сложившейся среде существования.

Применительно к сознанию человека это означает, что бифуркационным является сознание, находящееся, во-первых, в ситуации крайней степени неустойчивости, нестабильности своего актуального существования, т.е. оно в крайней степени дезориентировано и неопределенно с точки зрения его внутренних смыслов, принципов описания, понимания реальности и поведения в ней. В таком сознании одновременно принимаются самые различные, даже противоположные ценности жизни. В мировоззренческом смысле это «всеядное сознание», в высшей степени мозаичное сознание.

Во-вторых, оно принципиально неопределенно в путях своего дальнейшего развития, т.е. неопределенно в выборе приоритетов, целей и задач развития человека в будущем. Это сознание ориентировано не на самостоятельное критичное мышление и рефлексию, но на какой либо внешний источник информации, внешний фактор решения встающих перед человеком проблем. Это ожидающее миссии сознание.

В-третьих, по причине этой неустойчивости и неопределенности, такое сознание чрезвычайно чувствительно к внешним, идущим от общества и природы, и внутренним, идущим от чувств и эмоций, малым воздействиям. Тем самым, объективно, находящееся в этом состоянии сознание, становится игрушкой в руках внешнего или внутреннего, пусть даже и очень малого, случайного или организованного воздействия, способного в корне изменить направленность общую направленность жизни человека, его взгляды и поступки.

Человек с этим сознанием - это объективно чрезвычайно темпоральный, чувствительный к малым воздействиям человек. Это в высшей степени тип управляемого, зависимого от среды человека, который в значительной степени подвержен приятию внешних манипуляций над своим сознанием и поведением в обществе. Этой повышенной управляемостью и манипулированностью, человек с бифуркационным сознание обязан, прежде всего, своему смешанному, миксированному сознанию. Ему присуща, взращенная благами цивилизации, развитая культура потребления, направленная на самоудовлетворение, насыщение самых простых потребностей и инстинктов, прежде всего телесного характера. Эта чувственная культура потребления сопряжена с кране неустойчивой, нередко чрезвычайно бедной, узко специализированной, неустойчивой системой знаний и ценностей жизни, взращенных все той же экономической цивилизацией. Этой потребительской культуре неизменно сопутствует беспринципность, индивидуализм и прагматизм, профессионализировано узко специализированного типа человека в индустриально-информационном обществе.

Высшей ценностью этого общества стала не общественно ориентированная традиционная этика и этическая система ценностей, а профессиональная принадлежность, способность быть квалифицированной рабочей силой в условиях глобализирующегося сообщества, способность быстрого перенастроя своей личности в соответствие с меняющейся коньюнктурой и целями развития глобальной экономической цивилизации, в наибольшей степени восстребующей из всей многообразной совокупности человеческих качеств именно профессионализм и способность быть инструментальной рабочей силой, трудовым ресурсом.

Все здесь подчинено главной функции – росту экономического производства и потребления. И все здесь становится сырьем и ресурсом реализации этой функции, в том числе и человек.

Превращенная форма и объективация – таковы главные свойства этой новой цивилизации. Воспитанное в этой превращенной объективированной общественной среде сознание отдельного индивида, впитавшее идеи массовой культуры, не имеет четких политических, экономических, этических ценностей и установок именно по причине того, что это сознание человека инструмента, но не творца.

И хотя для этого индивида высшей ценностью и установкой жизни стало привитое экономической цивилизацией чувство собственной исключительности, личных свобод, но эта исключительность и личные свободы имеют свои жесткие непереходимые границы реализации, зафиксированные в принципах цивилизации – быть инструментом однажды сформировавшейся буржуазной формы сознания и деятельности, инструментом определенной формы общественных отношений, за пределами которой индивид рассматривается как чуждое, нецивилизованное, находящееся на более низком уровне развития существо.

Прививаемое этой цивилизацией чувство и понятие самоутверждения и насыщения себя, как особого, отдельного существа, независимого от других индивидов, соединенное с устремленностью к финансовому успеху и благополучию, стало его главной ценностью и целью.

Такой тип человека, для сохранения достигнутого уровня удовлетворения своих сформированных потребностей, готов поддержать любую идею, систему ценностей, в некоторых случаях даже антиморальную, но гарантирующую ему стабильное существование. Т.е. это в некотором смысле эгоистичный беспринципный, аморальный, но цивилизованный в своих, прежде всего материальных потребностях и культуре потребления, человек.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«DCAS Doc No. 17 7/9/10 Revised 9/9/10 МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ВОЗДУШНОМУ ПРАВУ (Пекин, 30 августа – 10 сентября 2010 года) ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ R11/10-3438 DCAS Doc No. 17 -2ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ Международной конференции по воздушному праву (Дипломатическая конференция по авиационной безопасности), проводившейся под эгидой Международной организации гражданской авиации в Пекине, Китай, с 30 августа по 10 сентября 2010 года Полномочные представители на Дипломатической конференции по авиационной...»

«В рамках деятельности учебно-научного комплекса экономической безопасности Санкт-Петербургского университета МВД России 3 июня состоялось заседание курсантского научного кружка. Заседание прошло в форме беседы с начальником отделения экономической безопасности и противодействия коррупции межмуниципального отдела Министерства внутренних дел Российской Федерации на особо важных и режимных объектах г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области майором полиции П. Н. Пеуновым. В ходе встречи гость...»

«Четвертая международная научная конференция молодых ученых и талантливых студентов Водные ресурсы, экология и гидрологическая безопасность Организована Институтом водных проблем РАН ИВП РАН) Кафедрой ЮНЕСКО Управление водными ресурсами и экогидрология при финансовой поддержке Российской академии наук и Российского фонда фундаментальных исследований 6-8 декабря 2010 г. Москва, Российская Федерация Адрес проведения конференции: Москва, ул. Губкина д. 3, Институт водных проблем РАН, 7 этаж. Зал...»

«СБОРНИК ДОКЛАДОВ И КАТАЛОГ КОНФЕРЕНЦИИ Сборник докладов и каталог III Нефтегазовой конференции ЭКОБЕЗОПАСНОСТЬ – 2012 - вопросы экологической безопасности нефтегазовой отрасли, утилизация попутных нефтяных газов, новейшие технологии и современное ООО ИНТЕХЭКО оборудование для очистки газов от комплексных соединений серы, оксидов азота, сероводорода и аммиака, решения для www.intecheco.ru водоподготовки и водоочистки, переработка отходов и нефешламов, комплексное решение экологических задач...»

«Междисциплинарная научно-образовательная конференция с международным участием РЕГИОНАРНАЯ АНЕСТЕЗИЯ И ПЕРИОПЕРАЦИОННОЕ ОБЕЗБОЛИВАНИЕ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА 28–29 марта 2013 г. Архангельск ГЛУБОКОУВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ! Приглашаем Вас принять участие в работе II-ой междисциплинарной научно-практической конференции РЕГИОНАРНАЯ АНЕСТЕЗИЯ И ПЕРИОПЕРАЦИОННОЕ ОБЕЗБОЛИВАНИЕ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА, которая будет проводиться в Архангельске с 28 по 29 марта 2012 года. Во время конференции предполагается...»

«Orlov’s Open Speech at the seminar in Havana, Cuba Обращение, Я рад приветствовать вас на международном семинаре Международная безопасность, оружие массового уничтожения и нераспространение: проблемы и вызовы. Впервые с начала 1990-х годов исследователи из России и Кубы собрались, чтобы обсудить наиболее актуальные внешнеполитические проблемы, новые вызовы и угрозы безопасности, к которым относятся распространения оружие массового уничтожения и терроризм. Я хотел бы выразить особые слова...»

«УДК 02 Сюзан Рейли Роль библиотек в поддержке обмена научными данными Доклад на заседании Роль библиотек в сборе, обработке, обеспечении сохранности научных данных и обслуживании ими, организованном Секцией научно-технических библиотек в ходе 78-й Генеральной конференции ИФЛА (9—16авг. 2012 г., Хельсинки, Финляндия). Публикуется с разрешения автора и одобрения аппарата ИФЛА. Ключевые слова: библиотеки, научные данные, информационное обслуживание, сбор, обработка, сохранность, архивирование,...»

«Содержание 1. Монографии сотрудников ИЭ УрО РАН Коллективные 1.1. Опубликованные в издательстве ИЭ УрО РАН 1.2. Изданные сторонними издательствами 2. Монографии сотрудников ИЭ УрО РАН Индивидуальные 2.1. Опубликованные в издательстве ИЭ УрО РАН 2.2. Изданные сторонними издательствами 3. Сборники научных трудов и материалов конференций ИЭ УрО РАН 3.1. Сборники, опубликованные в издательстве ИЭ УрО РАН.46 3.2. Сборники, изданные сторонними издательствами и совместно с зарубежными организациями...»

«УДК 314 ББК 65.248:60.54:60.7 М57 М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической конференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества между Россией и Вьетнамом в XXI веке и IV международной научно-практической конференции Миграционный мост между Россией и странами Центральной Азии: актуальные вопросы социально-экономического развития и безопасности, которые состоялись (Москва, 6–7 ноября 2012 г.)/ Под ред. чл.-корр....»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН ФОНД ИНИЦИАТИВА ПО СОКРАЩЕНИЮ ЯДЕРНОЙ УГРОЗЫ ПЕРСПЕКТИВЫ ТРАНСФОРМАЦИИ ЯДЕРНОГО СДЕРЖИВАНИЯ Вступительное слово академика А.А. Дынкина на конференции Перспективы трансформации ядерного сдерживания Под редакцией Алексея Арбатова, Владимира Дворкина, Сергея Ознобищева Москва ИМЭМО РАН 2011 УДК 327.37 ББК 66.4 (0) Перс 278 Вступительное слово академика А.А.Дынкина на конференции Перспективы трансформации...»

«Источник: Экономика и жизнь Дата выпуска: 16.03.2012 Заглавие: Бизнесмены обсудят, как учить и беречь кадры Взаимодействие бизнеса и системы образования при разработке и внедрении профстандартов станет основой дискуссии на II ежегодной конференции Кадры для модернизации экономики, которую проводит 21 марта в Москве рейтинговое агентство Эксперт РА. Участники конференции проанализируют возможные пути сокращения разрыва между профессиональным образованием и потребностями предприятий, а также...»

«http://cns.miis.edu/nis-excon March/Март 2004 В этом выпуске Дайджест последних событий............ 2 Обзор прессы............................... 10 Путин внес изменения в контрольный В Грузии обеспокоены цезием, хранящимся на список ядерных материалов автозаправочных станциях Казахстан подписал Дополнительный Международные события.................... 11 протокол МАГАТЭ Эксперты подвергают сомнению новые Парламент Азербайджана...»

«13-14 НОЯБРЯ 2013 Место проведения: Санкт-Петербург, Ленэкспо 5-я Научно-практическая конференция Информационная безопасность. Невский диалог СПОНСОРСКИЕ ПАКЕТЫ www.iscs-expo.ru 5-я научно-практическая конференция ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: НЕВСКИЙ ДИАЛОГ 2013 Для того чтобы сделать Ваше участие в мероприятии более эффективным, мы предлагаем Вам стать одним из партнеров конференции. Тем самым Вы сможете расширить рекламные возможности Вашей компании. Спонсорство сделает Ваше участие в...»

«134 НАУЧНАЯ ХРОНИКА НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ. КИТАЙ И РОССИЯ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ: ПУТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ 23 июня с.г. во Владивостоке в конференц-зале Президиума ДВО РАН состоялось открытие международной научной конференции Китай и Россия в Северо-Восточной Азии: пути и перспективы стратегического взаимодействия. На конференцию собрались видные ученые, президенты Академий общественных наук из китайских провинций Цзилинь, Ляонин, руководители научных институтов...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ МНОГОСТОРОННИЕ ПОДХОДЫ К ЯДЕРНОМУ РАЗОРУЖЕНИЮ: ПЛАНИРУЯ СЛЕДУЮЩИЕ ШАГИ Заседание 4. МИР БЕЗ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ: ЕСТЬ ЛИ СТИМУЛЫ ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ЯДЕРНЫМИ ДЕРЖАВАМИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО СТАТЬЕ VI ДНЯО? ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА В ВОЕННЫХ ЦЕЛЯХ – ВЛИЯНИЕ НА ПРОЦЕСС ЯДЕРНОГО РАЗОРУЖЕНИЯ Павел Лузин, Аспирант, Институт мировой экономики и международных отношений РАН Роль военных космических программ в обеспечении безопасности государств неизменно возрастала, начиная с...»

«IT Security for the Next Generation V Международная студенческая конференция по проблемам информационной безопасности Тур Россия и СНГ Положение о конференции Содержание 1 Основная информация 1.1 Организатор 3 1.2 Цели конференции 3 1.3 Рабочий язык конференции 3 1.4 География конференции 1.5 Заочный тур 1.6 Очный тур 2 Темы конференции 3 Условия участия 4 Критерии оценки 5 Возможности конференции 6 Программный комитет 7 Организационный комитет 8 Требования к оформлению работы 8.1 Титульный...»

«139 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ СПОРЫ Научная конференция в МГУ им. адмирала Г.И. Невельского 23—24 октября 2003 г. в МГУ им. адмирала Г.И. Невельского состоялась вторая конференция Неправительственный диалог о территориальных спорах в АТР, проходившая в рамках неправительственной инициативы XXI век: развитие и сотрудничество в АТР без территориальных споров. В ней приняли участие военные и гражданские, отечественные и зарубежные исследователи-историки, профессионально занимающиеся...»

«Санкт-Петербургское отделение Секции геополитики и безопасности РАЕН Арктическая общественная академия наук Научно-исследовательский институт Систем прогнозирования и мониторинга чрезвычайных ситуаций “Прогноз” СПбГЭТУ ЛЭТИ Агентство по наукоемким и инновационным технологиям Прогноз-Норд VI МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ЦЕЛИ РАЗВИТИЯ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ И ИННОВАЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ АРКТИЧЕСКИХ РЕГИОНОВ В 2013 году Конгресс посвящен 10-летнему юбилею со дня образования Санкт-Петербургской...»

«Миссия США при ОБСЕ Заседание 1: Демократические институты Демократические выборы; демократия на национальном, региональном и местном уровнях; гражданство и политические права Подготовленный текст выступления посла Майкл Геста, Обзорная конференция ОБСЕ, Варшава, Польша 1 октября 2010 года Из большого вклада ОБСЕ в укрепление региональной безопасности и сотрудничества особое внимание привлекают усилия организации по содействию развитию демократических институтов путем свободных и справедливых...»

«Проект на 14.08.2007 г. Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский федеральный университет Приняты Конференцией УТВЕРЖДАЮ: научно-педагогических Ректор СФУ работников, представителей других категорий работников _Е. А. Ваганов и обучающихся СФУ _2007 г. _2007 г. Протокол №_ ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО ТРУДОВОГО РАСПОРЯДКА Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.