WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«МИРОВОЗЗРЕНИЕ И БЕЗОПАСНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА В ФОКУСЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ И ПРАКТИКИ Материалы постоянно действующей всероссийской междисциплинарной научной конференции с ...»

-- [ Страница 9 ] --

Ядром человеческих отношений являются взаимная эмпатия и взаимное доверие. Эмпатия включает в себя: мотивацию (стремление узнать другого человека), восприятие (способность воспринимать вербальную и невербальную информацию), эмоции (возможность понимать чувства другого) и познание (способность вынести из общения смысл). Если женщина не может найти пути воздействия на межличностные отношения, она предпримет другой возможный шаг – попытается изменить единственного человека, которого можно изменить, то есть себя. А главное, она попытается изменить мысленное представление о себе и об окружающих так, чтобы оно позволило ей без проблем вступать в отношения с важными для нее людьми. Таким образом, чтобы наладить неудавшийся контакт со значимым для не человеком, женщина вынуждена отступить и пересмотреть большую часть своих чувств и эмоций, в особенности те, которые, как она убедилась, недопустимы, «неправильны». Истинная суть женщины, ее «я», прячется все дальше и дальше от людей. Женщина поддерживает отношения ценой отказа от выражения своих подлинных чувств и мыслей. Она все больше отдаляется от самой себя и в итоге теряет основной источник психологического роста – живое взаимодействие с другим человеком в процессе общения. То, что она «заморозила» в себе, не имеет возможности изменяться и совершенствоваться – например, ее мнение о себе и о других не может стать адекватным без взаимного обмена эмоциями, который происходит только в межличностных отношениях. Она занимается лишь построением каких-то мысленных образов, получая все меньше и меньше информации о реальных событиях. Хроническое отчуждение, возникающее в процессе общения, ведет к депрессивному состоянию, вплоть до уединения и полного ухода в себя (Гамильтон и Дженсвольд,1992).

Если обратиться к истории изучения половых различий, то в зарубежной психологии она началась с 1910 года XX века, когда учные осуществили ряд исследований особенностей мужчин и женщин в русле психологии пола, причем, чаще всего, отождествляя пол с сексуальностью. Многие психологи феминистического направления, обогащавшие науку на этом этапе, указывали на искажение реальной жизни и чувств женщин в теориях личности и тестах. Поэтому ими были предприняты попытки разработать теорию личности, основанную на опыте женщин. К. Хорни подвергла сомнениям постулированные З.Фрейдом стадии психосексуального развития и его выводы о существующей у женщин зависти к пенису. Она предостерегала, что это только гипотеза, а не факт и проиллюстрировала андроцентрическое предубеждение в теории З.Фрейда сравнительным анализом идеи развития женщин с идеями о том, какими мальчики представляют себе девочек. Ей удалось обнаружить удивительный параллелизм этих представлений и придти к выводу о том, что не стоит придавать большое значение женской зависти к пенису и чувству неполноценности у женщин, что мальчики в свою очередь испытывают сильные чувства зависти к беременности, деторождению и кормлению грудью. Поскольку мужчины не могут смириться с представлением, что женщины биологически выше их, они преобразуют эту зависть в противоположное чувство – в представление о неполноценности женщин. К. Хорни считает, что мужчины выражают это предубеждение по-разному: они могут принижать значимость женщин, осуждать их и их работу, обесценивают женственность. Она предположила, что кросскультурные исследования покажут, свойственны ли личности женщин мазохизм и зависть к пенису, что их мазохистское поведение обусловлено культурными факторами и что в любой культуре проявится такое поведение, если у женщин:

ограничивается количество детей, которых они могут родить;

когда женщины считаются неполноценными по сравнению с мужчинами;

экономически зависят от мужчин;

их проявление сексуальности блокируется;

женщины ограничены своими ролями, которые связывают их с семьей, религией и благотворительностью.

Когда такие условия сохраняются в культуре, «природа» женщин описывается как слабая, пассивная, эмоциональная и зависимая.

К 60-м годам XX века оформляется психология половых различий. Различия между мужчинами и женщинами уже не сводятся к сексуальности, а считаются заданными природой. В конце 70-х годов определение «психология половых различий» заменяется другим – «различия, связанные с полом». И, наконец, в 80-е годы 20-ого века появляется термин «гендерные различия». Таким образом, постепенно в зарубежной психологической науке накапливаются научные представления об особенностях мужчин и женщин и оформляются более совершенные теории, объясняющие природу и сущность половых различий.

Что касается практики оказания психологической помощи женщинам, то здесь исследователями обнаружены парадоксальные тенденции, которые требуют учта в профессиональном взаимодействии специалистов с женской аудиторией. Речь идт о критических замечаниях, высказанных психологами – феминистками в адрес традиционной психотерапии, которая в ряде случаев является угрозой эмоциональному здоровью женщин, т.к.

осуществляется с позиции андроцентризма. Психолог И.Броверман и е коллеги опросили 33-х женщин и 46 мужчин, оказывающих психотерапевтическую помощь клиентам. Их попросили перечислить свойства, которые бы точнее всего характеризовали зрелую, полноценную, социально компетентную взрослую женщину, взрослого мужчину или взрослого, чей пол не указывался.

Психотерапевтам предложили это сделать в отношении каждого человека с помощью метода полярных характеристик. В итоге обнаружилось, что испытуемые-психотерапевты наделяли взрослых мужчин и взрослых в целом свойствами типа «непосредственный, логичный, может легко принимать решения, никогда не плачет». Но что касается описаний, даваемых взрослым женщинам, то они оказались резко отличными от тех, что представлены выше: «очень возбудимая, даже в мелочах, легко поддающаяся влиянию, не склонная рисковать, не слишком независимая, очень нелогичная и очень услужливая». Учные констатировали двойной стандарт психического здоровья: характеристики личности, которые психотерапевты считали признаками психического здоровья у взрослого, оказались применяемыми ими к взрослому мужчине, но не к взрослой женщине. Получилось, что женщину нельзя было одновременно описать как психически здорового взрослого человека и здоровую женщину. Проведнное исследование позволяет сделать вывод: общий стандарт здоровья в действительности применяется только к мужчинам, а здоровые женщины воспринимаются как значительно менее нормальные согласно стандартам. Социальная ценность таких качеств, как рациональность, независимость, лидерство превышает социальную привлекательность покорности, эмоциональности и конформности. (Броверман и Чеслер, 1998).



Замечено также, что женщины подвергаются терапии более длительное время и им чаще выписывают сильнодействующие лекарства. Женщинам намного чаще, чем мужчинам ставят диагноз из разряда психических расстройств – депрессия, агорафобия, расстройство питания и назначают курс лечения. При этом полагают, что они склонны к самокритике, самоосуждению и саморазрушительному поведению. Такие диагнозы могут являться следствием некоторого соответствия поведения женщины поведению психически больного человека, например, если она открыто выражает свои эмоции. Однако это наклеивание ярлыков можно объяснить тем, что женщины подвергаются более сильной дискриминации и чаще терпят насилие.

Эта сексистская идеология проявляется и в общении женщин с консультантами по карьере, которые скептически относятся к решению женщины всерьз заявить о себе в профессиональной деятельности.

Метааналитические исследования показывают, что гендерные различия столь велики, что не оставляют сомнений в истинности вывода: мужчины доминируют в обществе и имеют статус выше, чем женщины. В обыденных представлениях людей глубоко укоренена сексистская идеология, т.е. взгляд на мир с мужской точки зрения, которая собственное мужское воспринимает как нормальное или совершенное, а женское – как патологичное и второсортное.

В отечественной психологической науке также можно проследить этапы в развитии направления, связанного с изучением психологических различий между мужчинами и женщинами. На первом этапе (до 1970-х гг.) отдельные работы были выполнены в рамках психологии пола. Проблемы половой дифференциации отождествлялись с вопросами сексуальных отношений, причм преимущественно супружеских. В 1970-1980-х гг. оформилась психология половых различий, а выявленные различия анализировались с позиции биологизаторского подхода.

Эти два этапа можно рассматривать как догендерный период.

Изучение гендерных различий, не обусловленных биологическим полом, в отечественной психологии началось в 90-е гг. XX века.

Исследовательским итогом догендерного периода является признание того факта, что различия между полами существуют.

Однако возник новый вопрос: чем именно обусловлены эти различия? В зависимости от ответов на него учные разделились на тех, кто разделял социобиологическую парадигму, и на тех, кто придерживался социокультурного подхода. На Западе до 1980-х гг., а в России до 1990-х гг. развернулись широкие дискуссии по этому поводу.

В гендерный период в развитии психологии половых различий наиболее состоятельной представляется социокультурная парадигма.

Е придерживаются и названные выше феминистически ориентированные психологи.

В целом гендерные и женские исследования в психологии убедительно аргументируют ведущую роль процесса социализации в формировании половых различий. Выяснилось, что многие из существующих особенностей в чертах личности мужчин и женщин поддаются изменению в ходе обучения, при изменении условий жизнедеятельности и социальных ожиданий.

Наиболее подготовленной дисциплиной для восприятия и развития гендерной проблематики на современном этапе оказалась социальная психология. В е русле сформировалась прикладная отрасль, изучающая закономерности дифференциации и иерархичности отношений в сфере межполового взаимодействия,психология гендерных отношений. Она является интегративной областью знания, т.к. в психологии опирается на психологию пола, в социологии - на социологию пола, а в социальной психологии – на разделы: психология больших социальных групп, психология межгрупповых отношений, психология межличностных отношений.

Гендерный подход как научная теория при анализе психологических феноменов гендерных отношений предлагает современный способ познания действительности. Его суть в том, что отметает практику противопоставления и неравноценности мужских и женских черт личности, образа мыслей, особенностей поведения;

определяет в качестве индикаторов гендерных характеристик поведения социальные ожидания, роли и конвенциональные требования половой адекватности поведения;

придерживается позиции, что биологический пол не является первопричиной психологических характеристик поведения и социальных ролей;

позволяет по-новому реконструировать Я-образ и жизненные сценарии, навязанные системой полоролевых представлений;





дат возможность мужчинам и женщинам по-новому оценить свои ресурсы и определить перспективы.

В определении перспектив и содержания психосоциальной работы с женской аудиторией и клиентами-женщинами важно учитывать тот факт, что патриархальная культура вс ещ сохраняется во многих странах мира и что «превосходство»

мужского начала над женским глубоко укоренено в обыденной психологии людей. И все существующие социальные технологии, судя по данным исследований К.Маккинон и С.Бем, - от помощи в родовспоможении до практики научного рационального познанияприспособлены для удовлетворения мужских нужд, исходя из их взглядов и интересов.

Не менее значимым является и понимание того, что подавляющая часть специалистов социальной работы в России – женщины. И хотя их достаточно много среди администраторов социальных служб, тем не менее, руководство управлений и министерств социальной сферы представлено мужчинами. В организациях и СМИ социальная работа представлена как «женская работа», которая требует в первую очередь «женских» качеств – доброты, эмпатии, ответственности, терпения. Тем самым социальная работа является частью вторичного рынка труда - отсюда низкий статус и низкая заработная плата социальных работников. Здесь уместно процитировать высказывание президента Международной федерации социальных работников Лены Доминелли: «Социальная работа- это профессия, где мужчины руководят женщинами, занятыми на переднем крае делами клиентов, большинство из которых также являются женщинами». (Доминелли, 1995). Получается, что проблемы социальной работы и гендера связаны более тесно, чем это может показаться на первый взгляд. От того, распознают ли специалисты социальной работы гендерное неравенство на индивидуальном уровне в свом профессиональном общении с женщинами или на структурном уровне в организационных, социальных и политических отношениях, зависят перспективы антидискриминационного социального обслуживания, социального развития и социальной справедливости. По мнению специалистов этой области, «социальные работники современной России реализуют свою профессиональную деятельность в условиях, когда, не смотря на все усилия в области разработки законопроекта о гендерном равноправии, на уровне принятия решений в органах представительной и исполнительной власти проблемы неравенства по признаку пола игнорируются». (Словарь гендерных терминов /Под ред. А.А.Денисовой.- М., 2002. -С.25).

Айвазова С.Г. Русские женщины в лабиринте равноправия. – М., 1988.

Андреева Г.М.Социальная психология.- М., 2000.

Антология гендерных исследований. Сб. пер./Сост. и комментарии Е.И.Гаповой и А.Р.Усмановой.- Минск, 2000.

Бем С.Трансформация дебатов о половом неравенстве. //Феминизм и гендерные исследования: Хрестоматия.- Тверь, 1999.

Берн Ш. Гендерная психология.- М., 2001.

Вовченко О.М. Гендерное равенство как социально-философская проблема.- М., 2000.

Воронина О., Клименкова Т. Гендер и культура. //Феминизм и гендерные исследования.- Тверь, 1999.

Гендерная история: pro et contra. /Под ред. М.Г.Муравьвой.- СПб., 2000.

Геодакян В.А. Теория дифференциации полов в проблемах человека.// Человек в системе наук.- М., 1989.

10. Калабихина И. Социальный пол и проблемы населения. – М., 1995.

11. Кирилина А.В. Гендер: лингвистические аспекты. – М., 1999.

12. Клименкова Т. Женщина как феномен культуры. – М.,1996.

13. Колесов Д.Б. Биология и психология пола. – М., 2000.

14. Кон И.С. Психология половых различий. //Вопросы психологии.С.53.

15. Котельникова Н.И., Рыбакова Н.А. Психосоциальная работа с женщинами в условиях группового взаимодействия. – Псков, 2003.

16. Майерс Д. Социальная психология.- СПб., 1997.

17. Палуди М. Психология женщины. – СПб., 2002.

18. Попова Л. Психологические исследования и гендерный подход//Женщина. Гендер. Культура. – М., 1999.- С.119-130.

19. Рыбакова Н.А., Телишева Л.В., Малыхина Н.А. Психосоциальная работа с женщинами и семьями, ждущими ребнка.- Псков, 2002.

20. Трофимова Е.И. О концептуальных понятиях и терминах в гендерных исследованиях и феминистской теории. //Женщина в российском обществе. –2000.- №4.- С.32-39.

21. Ушакин С. Политическая теория феминизма: современные дебаты.

// Введение в гендерные исследования. Ч.1.: Уч. пособие. / Под ред. И.А.

Жеребкиной.- СПб., 2001.

22. Фирсов М.В., Студнова Е.Г. Теория социальной работы. – М., 1999.- С.338-355.

23. Хорни К. Женская психология. – СПб.,1993.

24. Хрестоматия феминистских текстов: Переводы. / Под ред.

Е.Здравомысловой, А.Тмкиной. – СПб., 2000.

МИР ДЕТСТВА И МИР ВЗРОСЛЫХ В СОВРЕМЕННОМ

ОБЩЕСТВЕ: ПРОБЛЕМА ОТНОШЕНИЙ И ПОИСКИ

ДИАЛОГА

В последнее время в обществе резко возрастает актуальность исследования различных проблем Детства, что непосредственно связано с четким осознанием его роли в существовании и воспроизводстве на содержательном и функциональном уровнях Социума и природы Человека. Продолжает расти поток исследований в этой сфере - культурно- историческая психология развития (Л.С.Выготский, А.Р.Лурия, А.Н.Леонтьев, Д.Б.Эльконин), этнография детства (М.Мид, И.С.Кон, Г.С.Виноградов), история детства (Ф.Арьес), социология детства (В.С.Собкин, С.Н.Щеглова), экологическая психология развития ребенка (Г.В.Бурменская, Л.Ф.Обухова), социально-генетическая психология (В.В.Рубцов), социальная психология детства (В.В.Абраменкова), экология детства (У.Бронфенбреннер, В.И.Панов) и даже виртуальная психология детства (Н.А.Носов).

Проблема анализа детства как социокультурного феномена невозможна без осмысления эвристического потенциала культурноисторических концепций описания социальной реальности. В идеях культурно-исторического прочтения законов и факторов развития человека и общества заложен значительный творческий потенциал исследования феномена детства, как неотъемлемого элемента сравнительного анализа социального возраста человека (личности) и общества, становящиеся для современной социально-философской, культурологической, социально-психологической и социальнопедагогической научной мысли все более актуальными. Связано это с общим состоянием культурологических, социальнопсихологических, социально-педагогических наук, стоящих перед проблемой формирования новой объяснительно-регулирующей модели современных социальных, культурных и педагогических процессов. Эта модель должна быть не просто технологична и способна выполнять социальный заказ общества, носить пропедевтический характер, но активно влиять на разработку такого социального заказа, таких технологий, такой пропедевтики, что в наибольшей степени отвечало бы реалиям неизменно усложняющегося в своих внутренних связях, все более динамичного и интегративного, но в то же время и все более потенциально актуально кризисного общества.

С 30-х годов ХХ века детство становится важнейшей функциональной частью в исследовании культурных систем самых разных народов и одним из заметнейших направлений в этой области было направление «Культура–и-личность»

(психологическая антропология).

Рассматривая социально-культурную интерпретацию детства, следует вспомнить две позиции в понимании воспроизводства культуры. Одна заключается в том, что становление культурного человека состоит лишь в развертывании генетической программы, созревании навыков, умений и проявлении их в определенные периоды или в связи с соответствующей жизненной ситуацией, или благодаря каким-нибудь событиям, выступающим своего рода пусковым механизмом. Такой взгляд получил название нативизма, соответствующего в социально-философской проблематике биологизаторскому подходу.

Другой, более распространенный и более обоснованный подход рассматривает детство как форму усвоения культурных стереотипов, подчеркивая существенную роль внешних воздействий. В особенностях детства проявляется влияние культурной традиции, навыки формируются в процессе деятельности. Эта позиция получила название эмпиризма и в наибольшей степени в социальнофилософском знании соответствовала социологизаторству.

Значительное влияние, в том числе, и на межкультурное изучение детства, оказала культурно-историческая теория Л.С.Выготского. Рассматривая процессы, происходящие в детстве, он отмечает их особенность в том, что «врастание нормального ребенка в цивилизацию представляет собой единый сплав с процессами органического развития и культурное развитие приобретает совершенно своеобразный характер, поскольку носителем его является растущий, изменяющийся организм ребенка»

(7,36-37). В этом Л.С.Выготский выступил своеобразным интегратором двух рассмотренных выше подходов, решая данную проблему диалектически. Объясняя специфику перехода «натуральное-культурное» при помощи созданной им гипотезы интериоризации культуры (внесение в индивидуальное сознание), Л.С.Выготский пишет: «Изучая процессы высших фунций у детей, мы пришли к следующему, потрясшему нас выводу : всякая высшая форма поведения проявляется в своем развитии на сцене дважды – сперва как коллективная форма поведения, как функция интерпсихологическая, затем как функция интрапсихологическая, как известный способ поведения» (7,145).

Исходя из этого методологического посыла, анализируя суть новой социокультурной эпохи Мира Детства в современном социуме, мы смещаем в статье акцент в сторону рассмотрения современного Детства как результата социогенеза взаимоотношений детей и взрослых и определяем понятие развития в качестве ключевого.

Детство - это период становления ребенка полноценным членом человеческого общества, это время самого бурного развития человека, которое невозможно без посреднической роли взрослого.

Именно взрослый выступает посредником между ребенком и совокупностью социокультурных ценностей, установок, норм, которые определяют условия жизни данного общества и возможность нормально жить в нем. С этой точки зрения отношения взрослых и детей уместнее называть диадой, психологическим симбиозом, так как это - целостная система, форма организации совместной жизни и деятельности, которая и обеспечивает обеим сторонам процесс взаимной социализации.

Существование такого рода психологического симбиоза неоднократно подмечалось отечественными психологами. Так, Л.С.Выготский подчеркивал, что развивается не сам по себе изолированно взятый ребенок, а целостная система взаимодействия «ребенок – взрослый». Д.Б.Эльконин отмечал, что ребенок познает окружающий мир, строя его образ не своими руками, а руками и ногами взрослого человека. Он говорил также о том, что нет системы «дети и общество» - в этом словосочетании союз «и»

выполняет не только соединительную, но и разделительную функцию, а потому теоретически правильным будет выражение «дети в обществе».

Однако и после того, как ребенок относительно обосабливается внутри данной системы и превращается в самодостаточного субъекта, он не порывает уз своей социально-психологической общности со взрослым. Пожалуй, наоборот, эти узы становятся еще более тесными, хотя со временем могут приобретать менее явный характер. Нельзя забывать о том, что сколько бы ребенок не обособлялся, он всегда делает это лишь внутри определенного социального целого и другого пространства для обособления у него нет. Человеческое дитя – изначально общественное существо и его общественность выражается прежде всего в стремлении жить общей жизнью со взрослыми людьми.

Как отмечал Д.Б.Эльконин, каждый шаг эмансипации детей от взрослых ведет к углублению их связи с жизнью общества и поэтому в субкультуре детства следует видеть самобытный способ освоения ребенком новых сторон социальной действительности и его самоутверждения в ней. Этим и должно определяться общее отношение взрослых к детской субкультуре.

Развитие ребенка, объяснимое уже одной включенностью в эту систему, дополняется развитием другого члена этой диады – взрослого, который тоже с необходимостью развивается вместе с ребенком. Более того, есть основания утверждать, что полноценное развитие ребенка обеспечивается только в том случае, если развивается и общающийся с ним взрослый.

Отвоевать право быть полноправным участником и творцом в общении взрослый и ребенок могут лишь вместе и одновременно и это одно из условий подлинной гуманизации человеческих отношений. Все это предполагает признание общности «ребеноквзрослый» реальным действующим «полисубъектом развития» или «субъектом культуры» (13).

Такого рода обобщения приводят нас к пониманию того, что изучать детство нельзя изолированно от окружающей его микро- и макросреды, в частности вне взрослого мира.

Взаимоотношения Мира Взрослых и Мира Детства – проблема столь же вечная как и общество, эти отношения имманентно присущи любому «живому» социуму и они небеспроблемны – сложны и противоречивы, доходя порой до явной парадоксальности (25).

Ориентируясь Миром Взрослых на будущее, Мир Детства постоянно психологически нацелен на «преодоление настоящего»

(24), объективно при этом преодолевая инерцию взрослого сообщества. Детство не только повторяет взрослость, но и в определенной степени постоянно и последовательно отрицает некоторые формы и типы ее поведения, следовательно, воспроизводит человека на новом уровне. И в этом есть проявление предложенной Д.Б.Элькониным теории развития, опубликованной еще в 1960 году в «Детской психологии» и рассматривающей в качестве движущей силы психического развития ребенка единство двух противоположных тенденций – тенденции к единению ребенка со взрослым, стремления к совместной жизни с ним и тенденции к самостоятельности, к эмансипации от взрослого. Реализация этой второй тенденции, функционально проявляющейся у ребенка в освоении – усвоении – воспроизведении – преодолении (Детство в развитии и развитие Детства) сегодня крайне затруднена теми онтологическими и аксиологическими потрясениями социокультурной среды, в которой находится Мир Детства.

социокультурные нормы, подчас забывает о присутствии и необходимости проявления обеих тенденций развития, забывает о большей однозначности, меньшей вариативности жизненных целей в детском возрасте, а потому необходимости не просто подчинения ребенка принятым правилам, а творческом осмыслении и развитии их. Если же подобного не происходит, то в детстве начинается формирование подчас вредных социальных стереотипов, удобных для родителей и воспитателей, но начинающих мешать взрослеющему ребенку, способствуя появлению у него внутриличностных и межличностных конфликтов. Л.Б.Волынская (2004), исследуя нерешенные психологические проблемы детства, обращает внимание на следующие социальные стереотипы:

1) послушание и покорность как условия психологического благополучия ребенка, воспитывающие людей малодушных, жаждущих согласия со всеми и боящихся конфликтов;

2) безусловное доверие к миру как базовая личностная характеристика, приводящее к незащищенности и даже виктимности человека;

3) абсолютная уверенность в том, что взрослые знают все детские желания и это – признак их любви к детям, что провоцирует нереальность требований к ближайшему окружению и нарушает взаимоотношения со взрослыми и сверстниками;

4) инфантильная вера в справедливое устройство мира и ощущение на себе ответственности за те события, которые им неподвластны, обвинения себя в неблагоприятном исходе событий, что приводит к эмоциональному отторжению самого себя и позволяет легко манипулировать человеком. Здесь уместно будет привести такие примеры: дети зачастую объясняют развод родителей своим плохим поведением и винят в произошедшем только себя. А психологи говорят о существовании посттравматического синдрома у детей Беслана, которые трактуют произошедшее так: «Всех хороших детей убили, а я – плохой, поэтому я остался жить»;

5) задавливание, погашение при помощи запретов, или, наоборот, «познавательного изобилия» яркой детской любознательности, без чего усвоение знаний становится впоследствии пассивным, механическим.

Безусловно, что современные проблемы с детьми – это проблемы социально обусловленные. К тому же, исследования, проводимые в области Детства, сами порой, казалось бы, противоречат друг другу.

Так, французский историк Ф.Арьес в своей работе «Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке», на основе истории повседневности, анализируя художественную и иную литературу, произведения изобразительного искусства, исследует историогенез специфической природы детства, фактически давая начало аксиологическому подходу к ребенку. Идеи Ф.Арьеса дали толчок к возникновению в американской историографии особого направления исследований – проблематики ненависти к детям (12), цель которых – показать детей как одну из самых угнетенных групп в истории человечества и заставить современников осознать это. Важнейшей работой в этом направлении следует считать «Историю детства»

Ллойда де Моза, который ведет исследование в русле «психоистории» и исходит из того, что дети становятся жертвами агрессивности и жестокости, являющихся неотъемлемой частью человеческой натуры вообще.

Сравнивая модели исторического развития детства Арьеса и де Моза, мы видим у них разные векторы отношения Мира Взрослых к Миру Детства: у Арьеса – от свободы к закрепощению ребенка семьей и школой, у де Моза – раскрепощение ребенка от тирании взрослых. Однако, как нам представляется, кажущееся противоречие снимается, если обратить внимание на фактор, положенный в основу той и другой классификации отношений. Ф.Арьес обращает внимание на растущую регламентацию детской жизни, связанную с увеличением в рамках развития общества и культуры агентов социализации, а де Моз, акцентирует внимание на изменении внутреннего мира ребенка, росте его личной свободы в результате изменения отношений со взрослыми, прежде всего родителями, перехода от патриархализма к более демократическим отношениям.

Детство является социальным феноменом – идея Детства свойственна далеко не каждому обществу. Нейл Постмен в своей книге «Исчезновение детства» (1982), ставшей фактически бестселлером, зловеще-фаталистски предполагает, что если «идея детства» появилась на определенном этапе человеческой истории, то она может и исчезнуть. Нечто подобное уже происходит в современном мире. Телевидение пришло на смену книжной культуре и ежедневному общению со взрослыми, и с его помощью, не прикладывая никаких специальных усилий, дети приобщаются к культуре взрослых, для них раскрыты все секреты «взрослости».

Исчезает детская одежда, детские игрушки и игры все больше носят ярко выраженный характер атрибутов и действий Мира Взрослых, причем не всегда лучших. Детские пороки и преступность мало чем отличаются от взрослых. Чего стоит одно только название специального заведения – Детско-юношеский наркологический стационар, открытый недавно в городе Климовске Московской области ?!

Детство, являясь структурным элементом социума, зеркально отражает все его проблемы. Бурная социально-экономическая и политическая жизнь России на пороге ХХI века обнажила проблемы экономического, политического и социального характера.

Системный кризис, охвативший российское общество, не мог не затронуть фундаментальные механизмы его функционирования и развития, в том числе и общественное воспроизводство. Разрушение существовавших на протяжении тысячелетий традиционных институтов социализации – семьи и детского сообщества, грубое вторжение средств массовой информации и индустрии развлечений в интимный мир личности, конструирующих и навязывающих «новую мораль» и предлагающих «телеэкранную социализацию» (1) приводит к нивелировке, размыванию понятия взрослости, «меркантилизации, вестернизации, демонизации сознания ребенка»

(1). Отечественную систему образования, не смотря на провозглашенный приоритет образования среди остальных направлений внутренней политики, тоже лихорадит. Специалисты говорят о кризисе в сфере образования, она «находится на стадии рассыпания, четко инициированного кризиса…Она может (и обязана) констатировать, предлагать, акцентировать, но «государственные» решения оттого, как правило, не меняются.

Такое повторяется с завидной частотой» (21, 57) Все это является частным подтверждением кризиса в отношениях Мира Детства и Мира Взрослых, «технологизации детства» (26), связанных, прежде всего, с особенностями выполнения взрослыми своих посреднических функций.

Все это констатирует наступление совершенно новой социокультурной эпохи жизни ребенка в современном мире. Ее отличительные черты:

1. Разрушение традиционных институтов социализации и замещения их новыми неклассическими, лишающими детство его онтологичности и идентифицирующими его как всего лишь акциденцию (свойство), инструмент новой глобальной цивилизации, нуждающейся в человеческом строительном материале, по своему субстрату носящему не онтологический, а технологический характер.

2. Утрата детством самостоятельного статуса в мире взрослых, хотя внешне детству все больше предоставляется свобод в конструировании своего мира, на самом деле носит направленный организованный характер, ориентированный на создание нового типа человека, наделенного наднациональным, миксированным сознанием. Этот тип соответствует понятию строительного материала глобальной цивилизации, человека потребителя и прагматика, человека маргинального в своей сущности, человека флюгерного, человека не способного быть творцом своей судьбы, в значительной степени зависимого от внешнего конструктора его мировоззрения и образа жизни.

3. Кроме философски фиксируемых черт, нельзя не отметить и конкретизирующие эти выводы социально-психологические процессы. В частности, в сфере социальных отношений ребенка и взрослых (на уровне микросреды их отношений), наблюдается нарастание тенденции утилитарной дозированности феномена родительства, сопряженной с ростом индивидуалистических и гедонистических установок на рождение и воспитание ребенка. По сути дела речь идет о нарастании тенденции рассудочности и разумного эгоизма нового типа родительства.

Современное общество остро нуждается в «гуманизации пространства детства» (10), смысл которой видится в «очеловечивании» жизни ребенка особенно в школьные годы.

«Ориентация на конкретного ребенка и в целом служение детству главная задача современной школы и по существу – глобальная цель деятельности всей системы образования» (19,3) - эти слова профессора, доктора психологических наук. В.В.Рубцова на пленарном заседании стали лейтмотивом состоявшейся в Москве 16декабря 2004 года I Международной научно-практической конференции «Психология образования: проблемы и перспективы».

Ребенку необходимо обеспечивать условия для его личностного роста, интересного и радостного бытия и поэтому одна из сложнейших проблем – это предоставление ребенку права быть самим собой, а не таким, каким хотят его видеть взрослые. И здесь главная идея – не власть над ребенком, а защита его и создание определенного пространства свободы личности. В качестве важнейшего фактора гуманизации пространства детства называется воспитательная деятельность, при успешной реализации которой и возникает воспитательное пространство, то есть то, что у Ю.Лотмана носит название «пространства диалога». Сегодня, в рамках гуманизации и гуманитаризации нашего общества представление о воспитании корректируется, под воспитанием понимается организация общения, сотрудничества педагогов и учащихся, детей и взрослых, детей и социума, причем даже не только сотрудничество, а сотворчество и жизнетворчество. Возникает новое отношение к воспитанию, которое выражается в том, что воспитание выступает в современных условиях как процесс педагогической помощи ребенку в становлении его субъектности, культурной идентификации, социализации, жизненном самоопределении.

Отсюда очевидна необходимость построения и реализации личностно-ориентированных систем воспитания и обучения детей, которые как раз и состоят в повышенном внимании к воспитанию ребенка. Личностно-ориентированный подход – это та оптимальная модель взаимодействия взрослого с ребенком, которая, учитывая его субъектность и субъективность помогает ребенку реализовывать эти качества, обеспечивая ему эмоциональный комфорт, эмоциональное благополучие, создавая основу для полноценного физического и психического развития, стимулируя его активность и инициативность, причем под субъектностью с научно-философской точки зрения мы понимаем свойство человека быть активным началом, а под субъективностью – индивидуальность ребенка в проявлении этой активности.

Понятие «субъект» является особой категорией, описывающей человека как источник познания и преобразования действительности. Эта категория отражает активное отношение человека к окружающему миру и самому себе. Категория субъекта раскрывает качество активности человека, выявляет его место и роль в мире, способность к деятельности, самодеятельности, самоопределению и развитию. Субъектность как центральное образование человеческой реальности интегрирует такие характеристики как активность, самостоятельность, автономность, независимость, инициативность, ответственность, рефлексивность, творчество, этическую зрелость, самодетерминацию, саморегуляцию и т.д.

Данная проблема в отечественной психологической науке теоретически достаточно хорошо проработана (начиная с С.Л.Рубинштейна, К.А.Абульхановой-Славской, А.В.Брушлинского), но особого внимания здесь требуют вопросы разработки и практической апробации условий обеспечения субъектности детей в воспитательно-образовательных учреждениях, а также создания и внедрения конкретных межсубъектных технологий. В качестве их основных условий можно выделить следующие:

1) сообщение детям знаний в определенной логической последовательности, с опорой на субъективный опыт ребенка, его интересы, склонности, индивидуально- значимые ценности;

2) учет индивидуальных, психофизиологических особенностей детей и предоставление им возможности проявить индивидуальную избирательность в работе с дидактическим материалом;

3) подготовка сценария занятия и его «режессура» с целью осуществления в определенных ситуациях выбора ребенком наиболее интересных для него по содержанию, виду и формам занятий; совмещения фронтальной, индивидуальной и самостоятельной работы; использования разных форм общения (монолога, диалога, полилога) с учетом цели занятия;

предоставления детям возможности проявлять свою активность и инициативность и стимулирования их к активным действиям;

стремления к созданию ситуаций успеха каждого ребенка и т.д.

Следовательно, технология создания личностноориентированной ситуации требует, как минимум, диалогичности, жизненной контекстуированности и личной востребованности, реализуемой в свободной, творчески исполнимой, продуктивной, порой стрессовой деятельности. Если учесть все эти характеристики, то это процесс игры. Поэтому личностноориентированное обучение носит игровой характер (в плане не развлечения, а творчества, состязания, умения преодолевать себя).

Детство – это общественное изобретение, историческое завоевание человечества, имеющее собственную логику развития.

Сегодня как никогда важен анализ социокультурного статуса исторически нового типа детства, его психолого-педагогических особенностей в контексте взаимоотношений Мира Взрослых и Мира Детства, необходимость уловить все то реально новое, что происходит в пространстве Детства. И здесь особенно важна методология полидисциплинарного изучения проблематики человеческого детства, на которую можно было бы опереться при проведении конкретных исследований. Монодисциплинарное понимание детства и детского развития утрачивает свой объяснительный потенциал и на практико-организационном уровне сводится к узко ведомственному, неполному, а значит одностороннему и неглубокому пониманию этого феномена, что при попытках модернизации содержания, форм и методов образования позволяет опираться по преимуществу либо на интуицию, либо на здравый смысл и приводит к частичным мерам, фактически не затрагивающим фундаментальных оснований образовательных систем.

Хочется верить, что в ближайшем будущем научные знания о детстве смогут стать синтетическим продуктом, производимым сообществом общественно-гуманитарных, естественных и технологических дисциплин, на основе чего совершенно иной станет и образовательная практика. Глубокое, синтетическое понимание содержания, логики и механизмов развития исторически нового типа детства и специфики его взаимоотношений с Миром Взрослых явится условием устойчивого развития сложной, открытой по своей сути системы «Мир Взрослых – Мир Детства», научной основой эффективного развития и модернизации системы образования, а также основанием для устойчивого развития общества в целом.

Абраменкова В.В.Социальная психология детства в контексте развития отношений ребенка в мире // Вопросы психологии. – 2002. - № 1.

Абраменкова В.В.Социальная психология детства: развитие отношений ребенка в детской субкультуре. –М.-Воронеж, 2000.

Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке. – Екатеринбург, 1999.

Бурменская Г.В., Обухова Л.Ф., Подольский А.И. Современная американская психология развития. – М.,1986.

Виноградов Г.С. Страна детей: Избранные труды по этнографии детства. – СПб.,1998.

Волынская Л.Б. Нерешенные психологические задачи в определении ценностно-смысловой структуры личности в дальнейшем // Мир психологии. – 2004. - № Выготсткий Л.С.История развития высших психических функций // Собр. Соч. – М.,1984. – Т.4.

Выготский Л.С. Младенческий возраст // Соч. – М.,1984. – Т.4.

Де Моз Л Психоистория. – Ростов-на-Дону, 2000.

10. Демакова И. Гуманизация пространства детства // Народное образование. – 2001. - №4.

Кон И.С. Ребенок и общество.- М.,2003.

историографии // Педагогика. – 1996. - № 3.

13. Кудрявцев В.Т. Исследования детского развития на рубеже столетий // Вопросы психологии. – 2001. - № 2.

14. Кудрявцев В.Т., Уразалиева Г.К. Субъект деятельности в онтогенезе // Вопросы психологии. – 2001. - № 4.

Мид М. Культура и мир детства. – М.,1988.

16. Носов Н.А. Виртуальный человек: Очерки по виртуальной психологии детства. – М.,1997.

17. Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. – М.,1995.

Панов В.И. Введение в экологическую психологию. Ч.1. –М.,2001.

19. Рубцов В.В. Основы социально-генетической психологии. – М.Воронеж,1996.

20. Рубцов.В.В. Современные проблемы психологического образования : возрастной подход // Психология образования : проблемы и перспективы : Мат-лы 1 Международной научно-практической конференции. –М.,2004.

модернизируемого образования// Психология образования : проблемы и перспективы : Мат-лы 1 Международной научно-практической конференции. –М.,2004.

22. Теория и практика личностно – ориентированного образования // Педагогика. – 1996. - № 5.

23. Фельдштейн Д.И. Психологические проблемы образования и самообразования современного человека // Мир психологии. – 2003. - № 4.

24. Фельдштейн Д.И., Сайко Э.В. Детство в развитии и как развитие индивида, личности// Мир психологии. – 2004. - № 1.

25. Шалаев В.П., Шалаева С.Л. Мир детства в условиях экономической глобализации // Философия образования и мир детства: Мат-лы ХI Международной конференции «Ребенок в современном мире. Государство и дети». –СПб.,2004.

26. Шалаева С.Л. Технологизация мира детства в современном обществе // Синергетика социальных коммуникаций в современном обществе: Сб. материалов. –Йошкар-Ола,2001.

Щеглова С.Н. Социология детства. – М.,1996.

Эльконин Д.Б. Психология игры. – М.,1978.

29. Postman N. The Disappearance of Childhood.-New York, 1982.

Экономические и управленческие аспекты мировоззрения и безопасности

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ЭКОЛОГИЯ

КАК ОДНО ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ

ИЗУЧЕНИЯ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ ОРГАНИЗАЦИИ

Организационная экология - это одно из новейших направлений в теории изучения организации, сформировавшееся примерно в середине 1970-х годов (Дж. Фримен, М. Ханнан, Дж. Кассард, А. Стинчкомб, А. Хоули и другие.) В своем современном состоянии организационная экология особенное влияние уделяет антропогенному, социальному окружению организации. В отличие от других организационных теорий, экологический взгляд идет как «изнутри», так и «извне»: анализ ведется с внешнеорганизационных и внутриорганизационных позиций одновременно. Организация изначально не мыслится без своего окружения, внутренняя среда также анализируется самым подробным образом, но всегда с точки зрения условий, налагаемых средой внешней.

Форма и конфигурация организации задается в процессе соприкосновения «популяции людей» (термин самих экологов), ее образующих, с окружающей средой (А. Хоули). Внешняя среда, с точки зрения экологов, образует определенную ограниченную совокупность ресурсов, потребляемых этой «популяцией».

Л. Шнор и О. Дункан вводят понятие «экологический комплекс»

для определения характера взаимоотношений между организацией и непосредственно окружающей ее средой. Все части экологического комплекса связаны в единое целое и определяют состояние друг друга.

В экологический комплекс входят:

1. организация, понимаемая как функция, структурирующая определенным образом популяцию под влиянием среды ее существования, а также внутренних факторов, таких как качество взаимосвязей между составляющими популяцию индивидами;

2. технология, как система наличных средств деятельности и способов взаимодействия;

3. внешняя среда - носительница различных возможностей для деятельности.

4. социальная популяция - группа людей, «функционирующая как некая целостность», существующая в некоем едином пространстве, которая собрана воедино, казалось бы, естественным образом, но под влиянием жесткого внешнего отбора; ради выживания этой целостности она начинает формироваться в определенную организацию. Отношения, складывающиеся внутри «популяций», в социальной экологии также делятся в зависимости от их совместной реакции на внешнюю среду, от того, как они взаимодействуют при потреблении ресурсов, е составляющих на симбиотические и комменсалистские;

Данное направление обращает внимание на то, что кроме минимально необходимого равновесия со средой, в организации должно быть также внутреннее равновесие, необходимое для ее сохранения, для совместной деятельности различных популяций.

Таким образом, организационно-экологический подход выделяется среди других организационных теорий именно тем, что он не абсолютизирует ни внешние связи со средой, ни внутреннее равновесие как необходимое условие для существования и функционирования организации, а рассматривает эти две составляющие организации в единстве и в сложных взаимосвязях.

УДК 69.

МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТРОИТЕЛЬНЫХ

ОРГАНИЗАЦИЙ АПК В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В современный период глобализации и трансформации, необходимым условием экономической и продовольственной безопасности государства является эффективное сельскохозяйственное производство, которое в значительной степени зависит от успешного функционирования целого ряда других отраслей, среди которых важнейшую роль занимает строительство сельскохозяйственных объектов.

Различным аспектам проблемы повышения эффективности строительного производства в последние десятилетия уделялось значительное внимание. Это нашло свое отражение в многочисленных научных публикациях и работах отечественных и зарубежных авторов. Выявленные ими тенденции и закономерности, позволили выработать ряд общепринятых теоретических положений и создали необходимые предпосылки для дальнейших исследований.

Однако некоторые аспекты этой многогранной и сложной категории остаются недостаточно изученными, требуют дальнейшего исследования и уточнения.

В общем представлении эффективность (в переводе с латинского - действенный, производительный, дающий результат) характеризует различные системы, процессы, явления. Эффективность есть свойство, присущее целенаправленным системам и проявляющееся в процессе их функционирования по отношению к поставленным целям.

Эффективность выступает как индикатор развития. Она же - его важнейший стимул. Стремясь повысить эффективность конкретного вида хозяйственной деятельности и их совокупности, мы определяем конкретные меры, способствующие процессу развития, и отсекаем те из них, что ведут к регрессу.

Эффективность, в этом смысле, всегда связана с практикой. Она становится целевым ориентиром управленческой деятельности, направляет эту деятельность в русло обоснованности, необходимости, оправданности и достаточности.

Эффективность – качественная категория, связанная с интенсивностью развития хозяйственной деятельности. Она отражает глубинные процессы совершенствования, происходящие во всех его элементах, и исключает механистические подходы.

Столь широкое трактование эффективности не противоречит узконаправленному ее пониманию. Широко известны показатели эффективности производства: его результативность, интенсивность функционирования системы, степень достижения цели и уровень организованности системы и т.д. Это свидетельствует, с одной стороны о многогранности категории эффективности, и, с другой – о сложности ее представления в показателях и измерителях.

Поэтому очевидно, что для целей повышения эффективности строительного производства необходимо установить те переменные системы, на которые можно и необходимо воздействовать.

Экономическая эффективность выступает либо как абсолютная (общая), либо как сравнительная категория (последнее, применяется при оценке и выборе вариантов проектных решений).

В теории различают следующие виды экономической эффективности: нормативную, проектную и фактическую.

В строительном производстве эффективность характеризуется наибольшим выходом качественной продукции при наименьших затратах ресурсов, которая может быть направлена на удовлетворение потребностей не только этой отрасли, но и промышленности, АПК, населения в качественной и недорогой строительной продукции. Это основополагающее положение приобретает особую актуальность в сегодняшних рыночных условиях.

Объективная оценка эффективности строительного производства является сложной и важной проблемой. В основном от этого зависит его дальнейшее развитие. Для планирования производственных и непроизводственных сфер строительного производства необходимо оценить его эффективность.

Как известно, экономическая наука при исследовании данного вопроса различает как критерии, так и показатели эффективности.

При этом среди ученых - экономистов имеются различные подходы к данной проблеме.

Изучение литературных источников показывает, что для выбора критерия эффективности общественного производства существуют пять концепций.

Сторонники первой концепции считают, что существует единый критерий, который выражается одним показателем. К этой группе относятся такие ученые, как Л.А. Вааг, К.Н. Великанов, В.С. Дадаян, И.С.Малышев, В.В. Новожилов, В.Я. Феодоритов, Д.И.

Черномордик, В.О.Вечканов, А. Пробст, Л.М. Чистов, В.В. Бузырев, Л.Г. Рудерман и другие.

Сторонники второй концепции - считают, что должен существовать единый критерий, который необходимо дополнить системой показателей. Эту группу представляют Г.Д. Бакулев, Б.С.Вайнштейн, В.И.Рыбин, Е.А. Громов, Н.С. Маслова, Я.Б. Кваша, В.П.Красовский, М.В.Гридчина П.С.Мстиславский, Б.П.Плышевский, А.Е.Пробст, Е.М.Смехов, А.С.Толкачев, З.М.Бор, Н.П.Федоренко, Т.С.Хачатуров, В.0.Чернявский, И.А.Тихонов, И.С.Степанов, Б.М.Литвин, А.И. Руденко, М.П.Педан и другие.

Представители первой и второй концепции высказывают одинаковое мнение о необходимости разработки единого глобального, критерия эффективности, который был бы пригоден для всех уровней производства (народное хозяйство, отрасль, предприятие).

Сторонники третьей концепции считают необходимым для оценки эффективности общественного производства разрабатывать систему критериев, которая отражала бы все многообразие экономических связей. В третьей группе можно назвать таких ученых, как И.М.Буздалов, А.В. Вихляев, Е.А. Иванов, Я.А.

Кронрод, Г.М. Сорокин, Н.А.Цаголов, А.М. Гатаулин, Т.Н. Цай, В.Н.

Щуков, К.А. Антанавичюс, Ю.П. Бивайнис, В.А. Афанасьев, Н.В.

Варламов, Л.П. Евстигнеева и другие.

Мнения ученых о многокритериальном подходе к измерению эффективности производства предполагают системность, они неоднозначны и стараются охватить все иерархические уровни экономики от народного хозяйства до отдельного работника.

Однако есть и критики многокритериального подхода.

Так, Т. Питерс и Р. Уотерман [10] в качестве критерия эффективности предлагают один или два показателя - прибыльность или/и рост. Именно по этим показателям они и определили наиболее успешные компании. Проблематичность такого подхода, как оказалось, заключается в том, что результаты этих так называемых выдающихся компаний спустя несколько лет оказались крайне плохими. Так, из 43 преуспевающих американских компаний, отобранных Питерсом и Уотерменом, пять лет спустя, только оставались эффективными и всего 5 – спустя десять лет, многие из их числа вообще обанкротились. Едва ли это можно назвать эталоном эффективности, к которой захотели бы стремиться многие руководители.

Для решения класса поликритериальных задач предлагаются разные подходы. Так, В.А. Покровский [11] для их решения предлагает вводить ограничительные условия.

Л.М. Чистов [14] сводит решение поликритериальной задачи выбора наиболее эффективных вариантов сравниваемых социальноэкономических систем в монокритериальную.

В.И. Рыбин и И.Я. Кац [12] высказываются следующим образом:

Отрицание единого выражения экономической эффективности, по сути, дела, означает исключение самостоятельного управления эффективностью производства как экономической категорией, лишает ориентира практические действия по ее повышению.

Б.М.Литвин [8] придерживается примерно такого же мнения и отмечает: Наличие нескольких критериев предполагает, что они могут действовать в различных направлениях и даже вступать в противоречие друг с другом. Кроме того, единый критерий дает возможность сопоставлять варианты планов.

Среди современных подходов к оценке эффективности деятельности предприятий все более широкое распространение в России находит четвертая концепция, согласно которой в качестве цели и критерия эффективности деятельности предприятия выделяет рост благосостояния собственников (акционеров, владельцев доли или пая) или, иначе, рост стоимости бизнеса. К пятой группе можно отнести таких ученых, как Стерн-Стюарт, Десмон Гленн М., Т.Коллер, Т.Коупленд, Д. Муррин, Н. Ордуэй, Ш.П. Пратт, Р.П.

Ричард, Дж. Фридман, Ф. Модильяни, М. Миллер, А. Раппапорт, С.В. Валдайцев, А.Г.Грязнова, М.А. Федотова, В.Е. Есипов, Г.А.

Маховикова, В.В.Терехова и других.

Показатель рыночной стоимости компании является важным комплексным критерием эффективности деятельности предприятия, адекватно отражающий качество управления им (качество менеджмента), его финансовое благополучие и будущие ожидания.

Данный параметр реагирует на любое изменение ситуации:

снижение рентабельности выпуска, ухудшение платежеспособности, увеличение инвестиционного риска, потерю конкурентного преимущества - все это вызывает уменьшение рыночной стоимости предприятия. Во многих зарубежных и в некоторых российских компаниях (крупные промышленные предприятия, естественные монополии и финансово-промышленные группы) рыночная стоимость бизнеса стала важнейшим объектом управления.

Практически все ключевые управленческие решения (от смены поставщика до полной реструктуризации производства и ликвидации целых подразделений) принимаются с целью увеличения рыночной стоимости компании. На основании этого критерия меняются подходы к шкале оценок и рейтингу компаний.

Показатели приращения стоимости компании включаются в известные в мире рейтинговые системы.

В настоящее время Российский рейтинговый бизнес о строительных предприятиях находится на стадии формирования.

В теории и практике традиционно существует три подхода к оценке бизнеса: доходный; сравнительный (рыночный); затратный (на основе активов). К четвертому можно отнести распространенный в зарубежной практике и новый для России подход, основанный на оценке имущественных (реальных) опционов.

Исследования показывают [6], что рыночная стоимость бизнеса в значительной степени связана с показателем денежного потока. Это означает, что стоимостный подход к управлению предполагает концентрацию менеджмента предприятия не на текущих изменениях величины прибыли, а на долгосрочных денежных потоках. В этом случае предприятие, постоянно увеличивая стоимость бизнеса, всегда сможет предотвратить утечку капитала в руки конкурентов.

Достоинства критерия максимизации акционерной собственности очевидно, однако в нашей стране его широкое применение затруднено в силу ряда причин, главные из которых:

- неразвитость рынка ценных бумаг. Так, в настоящее время в нашей республике он фактически отсутствует, вследствие чего нет достоверной информации по рыночной котировке ценных бумаг оцениваемого предприятия;

- информационная закрытость российского рынка;

- большинство оцениваемых предприятий показывает прибыль, близкую к нулю, в целях уклонения от уплаты налога на прибыль, либо из-за их убыточности или неэффективного управления.

Следовательно, определение дисконтированного денежного потока (доходным подходом) проблематично;

- отсутствие специализированных информационных баз данных по оценке рыночной стоимости предприятий, к примеру, на западе существуют специализированные базы информации: Bloombergсамая полная база данных, содержащая информацию о публичных компаниях и финансовых рынках; Worldscope Global © Disclosureинформации о более чем 15,000 публичных компаний и т.д.

В научной литературе существует пятая - смешанная или компромиссная концепция о критерии эффективности деятельности предприятия. Сторонниками этой концепции являются: А.Н. Асаул, В.В.Ковалев, В.М. Васильев, Ю.П. Панибратов, С.Д. Резник, В.А.Хитров, А.А. Гусаков, А.В. Гинзубург, С.А. Веремеенко, Б.В.Прыкин, С.М. Яровенко, Л.П. Белых, В.И. Кошкин и другие.

Так, сторонник этой концепции А.Н. Асаул [1] пишет:

"Предпринимательству, базирующемуся на современной маркетинговой концепции, всегда присуща множественность целей.

Она проявляется, в первую очередь, в альтернативности процесса целеполагания, когда из множества целей выбирается одна, в наибольшей степени соответствующая принципам эффективности.

многокомпонентном составе. Предпринимательская деятельность, как известно, агрегирует в себе три аспекта: производственный, коммерческий и финансовый. Для каждого из направлений характерны собственные цели, иногда взаимоисключающие (например, при стремлении к росту прибыли и минимизации затрат).

При этом, разумеется, ставятся задачи поиска единонаправленных целей, или, в крайнем случае - установления разумного компромисса. Такой компромисс не всегда возможен, и задача оценки эффективности в этих случаях решается с помощью метода многоцелевой оптимизации…Совокупность критериев используется в тех случаях, когда нет возможности для применения единых или обобщенных оценок".

Он же указывает на зависимость показателя результата предпринимательской деятельности от выбранной стратегии, а также от стадии жизненного цикла продукции.

Причем применительно к стадии спада жизненного цикла продукции подчеркивает следующее: На стадии спада, завершающей жизненный цикл продукции, могут устанавливаться два вида целей: быстрый уход с рынка устаревшей продукции и отказ от активных рыночных действий, имея в виду возможность предпринимательской деятельности на этой стадии может, в принципе, оцениваться с помощью показателя прибыли, стремящегося к максимально возможному значению. Однако он нуждается в дополнении в зависимости от поставленных целей. В случае использования стратегии быстрого ухода с рынка необходимо анализировать результаты деятельности по другим компонентам ассортиментного ряда, определяющим совокупный результат деятельности предприятия. При ориентации на возможное возобновление спроса показатель прибыли дополняется аналитическими характеристиками в отношении степени вероятности возобновления спроса, риска, обусловленного его неопределенностью и прогнозируемой длительностью периода, предшествующего новому всплеску спроса. Важно подчеркнуть, что такие характеристики могут выступать лишь в качестве аналитических, дополняющих основные, но не образующих самостоятельные показатели.

Таким образом, можно констатировать, что А.Н. Асаул предлагает допустимость применения многокритериальной концепции, однако, в то же время он, все же выделяет основной показатель - прибыль и дополняющие (аналитические) показатели.

А вот как выражает вкратце свой подход к оценке эффективности В.В.Ковалев [4]: В случае неприменимости критерия максимизации рыночной стоимости фирмы, рекомендуется использовать абсолютные и относительные показатели прибыли и рентабельности.

Необходимо лишь помнить основные недостатки критерия «максимизации прибыли» и основанных на этом критерии производных показателей.

Суть своего подхода к критерию эффективности А.А.Гусаков, А.В.Гинзубург, С.А.Веремеенко, Б.В.Прыкин, С.М.Яровенко [3] выражают следующим образом: В современной теории оптимизации критерий может быть только скалярной величиной, поскольку оптимизация осуществима лишь по одному параметру даже при выражении критерия функционалом от многих параметров. В практике проектирования и управления всегда стоят многокритериальные задачи, требующие оптимизации по нескольким параметрам на основе векторного критерия оптимизации, так как каждая система является компромиссом между отдельными многочисленными показателями разных подсистем (например, для проекта: объемно-планировочными и конструктивными решениями, технологией эксплуатации здания, изготовления, транспортирования и монтажа конструкций и т.д.).

Поэтому, как правило, в качестве основного применяется вариант, который, не является оптимальным ни в одной из рассматриваемых подсистем, обеспечивает оптимальность всей системы в целом.

В.М.Васильев, Ю.П.Панибратов, С.Д.Резник, В.А.Хитров [2] придерживаются следующей точки зрения: Основным критерием сравнения вариантов экономической эффективности капитальных вложений является минимум приведенных затрат. Однако в силу глобальности этого критерия пользоваться им при оценке вариантов организационно - технологических решений затруднительно. В этом случае применяют такие критерии, как продолжительность выполнения работ, затраты труда, равномерность использования ресурсов, себестоимость, прибыль. Не менее важное значение, имеет и выбор ограничений. Например, при разработке плана в качестве критерия оптимальности может быть принята прибыль.

Ограничениями в этом случае могут быть задания, определяющие ввод в действие строящихся объектов, объемы работ по ним, лимит численности рабочих и служащих, количество выделяемых производительность труда и т.п. При решении многих задач строительного производства приходится учитывать не один, а несколько критериев. При этом нередко оптимизация по одному из них ухудшает значение других. Один из возможных методов оптимизации в таких случаях заключается в том, что сначала ее выполняют по одному из критериев, а остальные учитывают в качестве ограничений, затем - по другому критерию и т.д. Если же критерии являются противоречивыми, то при оптимизации за основу принимают их все.

Подход к оценке эффективности В.И.Кошкина, Л.П.Белых [13] можно выразить, процитировав следующее их высказывание: "На более или менее длительную перспективу финансовая устойчивость возможна только при достаточной рентабельности производства, а прибыльность и рентабельность возможны только при условии финансовой устойчивости предприятия. Для находящихся в кризисе (в стадии применения процедур банкротства) предприятий выбор между достижением приемлемой рентабельности и обеспечением финансовой устойчивости должен делаться в пользу последнего".

Таким образом, количественное измерение эффективности вообще и строительного производства в частности - это сложная многоаспектная экономическая проблема.

В настоящее время в научной литературе существуют пять основных подходов к измерению эффективности строительного производства:

- ресурсный, предполагающий измерять эффективность путем соотношения результата производственной деятельности к примененным ресурсам;

- затратный, основанный на определении отношения результата (продукции) к текущим затратам на ее производство;

ресурсно-затратный, при котором предлагается совместить первые два подхода путем построения комплексного показателя эффективности, учитывающего как текущие эффекты, так и применяемые ресурсы;

стоимостной, отражающий капитализацию строительной организации;

системный, связанный с определением цели или целей и важных (определяющих) показателей для анализируемой системы.

Заслуживает внимания точка зрения ряда экономистов (В.А.Ланцов, Р.М.Меркин, Ю.П.Панибратов, Л.М.Чистов, Г.Я.Ефимов и др.), считающих, что в строительном производстве необходимо учитывать еще и качество осуществления строительномонтажных работ, а также и соответствие продолжительности строительства его нормативным срокам, так как качество влияет на результаты производства (на эффект), а время, затрачиваемое на создание эффекта, в значительной степени обусловливает затраты.

Однако реализация этого предложения осложняется тем, что в действующей бухгалтерской отчетности нет исходных данных как для расчета эффекта от повышения качества строительства, так и сокращения его продолжительности.

Следует отметить, что оценка экономической эффективности считается одним из наиболее сложных проблем в экономике.

Поэтому ею занимались и сейчас занимаются многие известные ученые. Как видно из вышеизложенного, по указанной проблеме высказано очень много различных подходов. Разумеется, что это далеко не полный перечень точек зрения.

Так, ряд экономистов считают теоретически более обоснованным расчет показателя эффективности производить ресурсным методом, к ним относятся А.С.Толкачев, Л.М.Чистов, Б.П.Плышевский, Л.М.Константинова, З.В.Соколинскнй, Л.Г.Рудерман и другие. По их мнению, объем и эффективность строительного производства оценивается исключительно объемом и эффективностью использования ресурсов.

Однако при расчете обобщающего показателя эффективности строительного производства по ресурсному варианту возникает целый ряд трудностей.

Во-первых, строительные предприятия, как правило, не располагают полным составом собственных основных производственных фондов, и получают их в порядке оказания услуг или на условиях аренды. В таких условиях строительное предприятие имеет затраты на эксплуатацию машин и механизмов в процессе производства, но не учитывает стоимостных параметров примененных основных фондов. Эти особенности порождают методологические проблемы в процессе статистического исследования эффективности строительного производства и при измерении экономической эффективности строительного производства определяют целесообразность отнесения результата к текущим затратам на его получение.

Во-вторых, как известно, в процессе производства размеры затрат на производство одинакового объема продукции при одних и тех же величинах затраченных ресурсов могут существенно различаться.

Следовательно, ресурсные методы оценки эффективности должны рассматриваться как дополнительные, характеризующие лишь уровень использования ресурсов.

Большинство ученых - экономистов, считают возможным применение затратного метода расчета показателя эффективности строительного производства, например, к ним можно отнести П.Я.Октябрьского, Е.А.Громова, Д.И.Деркач, В.А.Диневича, К.К.Каракесова, А.И.Руденко, Г.В.Савицкую, Б.М.Литвина, Л.М.Каплан, А.И.Муравьева, В.Е.Адамова, И.С.Степанова, В.В.Бузырева и других. А недостатки данного метода описаны выше.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что к выбору методики оценки эффективности необходимо подходить аналитически, а в случае неприменимости какого-либо из описанных выше критериев, строительное предприятие может выработать собственный критерий/критерии и соответствующие показатели, в зависимости от внешних и внутренних факторов с помощью системного подхода.

1. Асаул, А.Н., Багиев, Г.Л. Организация предпринимательской деятельности. - www.aup.ru/authors/asaul/ 2. Васильев, В.М., Панибратов, Ю.П., Резник, С.Д., Хитров, В.А.Управление в строительстве: Учебник для вузов / В.М. Вассильев, Ю.П.Панибратов, С.Д. Резник, В.А. Хитров. - М.: Издательство АСВ; СПб.:

СПбГАСУ,2001.-352с.

3. Гусаков, А.А., Гинзубург, А.В., Веремеенко, С.А. Организационнотехнологическая надежность строительства / А.А. Гусаков, А.В. Гинзубург, С.А.Веремеенко. - М.: SvR-Аргус,1994.-472с.

4. Ковалев, В.В. Финансовый анализ: методы и процедуры / В.В.Ковалев. - М.: Финансы и статистика, 2002.-506с.

5. Колтынюк, Б.А. Территориальная организация строительства (прогноз, план, НТП) / Б.А. Колтынюк. - Л.: Стройиздат,1985. - 157с.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |
Похожие работы:

«S/2013/22 Организация Объединенных Наций Совет Безопасности Distr.: General 10 January 2013 Russian Original: English Доклад Генерального секретаря о Смешанной операции Африканского союза-Организации Объединенных Наций в Дарфуре I. Введение 1. Настоящий доклад представляется во исполнение пункта 12 резолюции 2063 (2012) Совета Безопасности, в котором Совет просил меня продолжать представлять каждые 90 дней доклад о ходе выполнения мандата Смешанной операции Африканского союза-Организации...»

«Об особенностях внешнебезопасностного контекста прослеживаемой динамики региональной безопасности на Южном Кавказе Гайк Котанджян Выступление главного докладчика на Международной научной конференции выпускников Центра стратегических исследований им. Джорджа Маршалла, доктора политических наук, генерал-майора Гайка Котанджяна по теме Ассиметрические особенности динамики безопасности на Южном Кавказе и окружающем регионе, Ереван, 7 февраля 2012 года. Масштабные перемены, набирающие интенсивный...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа №18 Публичный доклад директора школы за 2012-2013 учебный год Бийск - 2013 1 Содержание Введение. Раздел 1 Общая характеристика школы Раздел 2 Состав обучающихся Раздел 3 Структура управления образовательным учреждением Раздел 4 Учебный план и образовательные программы, реализуемые в школе. Режим обучения Раздел 5 Ресурсное обеспечения образовательного процесса Раздел 6 Результаты образовательной...»

«A38-WP/84 Международная организация гражданской авиации TE/18 1/8/13 РАБОЧИЙ ДОКУМЕНТ АССАМБЛЕЯ — 38-Я СЕССИЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ Пункты 27 и 29 повестки дня. Безопасность полетов. Политика РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТЬЮ (Представлено Литвой от имени Европейского союза и его государств-членов1, а также других государств – членов Европейской конференции гражданской авиации2 и ЕВРОКОНТРОЛем) КРАТКАЯ СПРАВКА Региональный подход к контролю за обеспечением безопасности полетов и...»

«DCAS Doc No. 17 7/9/10 МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ВОЗДУШНОМУ ПРАВУ (Пекин, 30 августа – 10 сентября 2010 года) ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ R07,09/10-3374 DCAS Doc No. 17 -2ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ Международной конференции по воздушному праву (Дипломатическая конференция по авиационной безопасности), проводившейся под эгидой Международной организации гражданской авиации в Пекине, Китай, с 30 августа по 10 сентября 2010 года Полномочные представители на Дипломатической конференции по авиационной безопасности...»

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД директора муниципального общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы № 20 Кочегаровой С.В. Рыбинск 2013 г. Содержание Общая характеристика ОУ..3 Состав обучающихся..4 Управление ОУ, его органы самоуправления.4 Условия осуществления образовательного процесса, в том числе материально-техническая база, кадры..6 Учебный план ОУ, особенности организации учебно-воспитательного процесса..10 Финансовое обеспечение и функционирование ОУ.12 Итоги образовательной...»

«1    День 1. 08 ноября 2011 года Вторник Открытие Всероссийской Конференции с международным участием по гинекологической эндокринологии и менопаузе Гормонально-ассоциированные заболевания репродуктивной системы: от новых научных концепций к тактике ведения. Пленарное заседание I Гинекологическая эндокринология с позиции теоретической медицины 9.30-13.00 9.30 Вступительное слово Сухих Г.Т., Москва, Россия 10.00 Влияние андрогенов на мозг и сосуды Genazzani A.R., Италия 10.30 Эпидемиологические...»

«http://cns.miis.edu/nis-excon August/Август 2005 В этом выпуске Дайджест последних событий.............. 2 Обзор прессы.............................. 9 Казахстан укрепляет границы и открывает В Мурманской области найдены утерянные единые таможенные посты пластины стронция Правительство России распределило В Курганской области найден контейнер для полномочия в сфере обеспечения химической цезия-137 и биологической безопасности Россия собирается внести...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Мировое развитие. Выпуск 3. Государство в эпоху глобализации: экономика, политика, безопасность Москва ИМЭМО РАН 2008 УДК 339.9 ББК 65.5 Государство 728 Ответственные редакторы – к.пол.н., с.н.с. Ф.Г. Войтоловский; к.э.н., зав.сектором А.В. Кузнецов Рецензенты: доктор экономических наук В.Р. Евстигнеев кандидат политических наук Э.Г. Соловьев Государство 728 Государство в эпоху глобализации: экономика, политика,...»

«КОНФЕРЕНЦИЯ: МИР 2002: ВЫЗОВЫ И НАДЕЖДЫ. Июнь 2002г., Юрмала, Латвия. Демурин Михаил (Россия) – заместитель директора Второго Европейского департамента МИД РФ. ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И СТРАН БАЛТИИ, ЕСТЬ ЛИ НОВАЯ ПОВЕСТКА ДНЯ: ОБНАДЕЖИВАЮЩИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ И СТАРЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ 1. С учетом такой постановки вопроса надо, видимо, говорить о поиске не столько новой повестки дня, сколько нового качества отношений России со странами Балтии. Ключевые пункты российско–балтийской повестки дня известны,...»

«Жизнь в гармонии с природой Конвенция о биологическом разнообразии Конвенция о биологическом разнообразии (КБР) представляет собой международный юридически обязательный договор, три основные цели которого заключаются в сохранении биоразнообразия, устойчивом использовании биоразнообразия и совместном получении на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов. Ее общей задачей является стимулирование деятельности, ведущей к созданию устойчивого будущего....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ ПРАВИТЕЛЬСТВО КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ БАЛТИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ РЫБОПРОМЫСЛОВОГО ФЛОТА СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ МОРСКАЯ ИНДУСТРИЯ, ТРАНСПОРТ И ЛОГИСТИКА В СТРАНАХ РЕГИОНА БАЛТИЙСКОГО МОРЯ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И ОТВЕТЫ МАТЕРИАЛЫ Х Юбилейной международной конференции 29 – 31 мая 2012 г. Калининград Издательство БГАРФ 2012 УДК 656.61.052 МОРСКАЯ ИНДУСТРИЯ, ТРАНСПОРТ И ЛОГИСТИКА В СТРАНАХ РЕГИОНА БАЛТИЙСКОГО МОРЯ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И ОТВЕТЫ:...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящий сборник содержит тезисы докладов, представленные на очередную II Всероссийскую молодежную научную конференцию Естественнонаучные основы теории и методов защиты окружающей среды (ЕОТМЗОС–2012). Конференция объединила молодых исследователей (студентов, аспирантов, преподавателей, научных сотрудников) из практически всех регионов России, а также некоторых стран ближнего зарубежья (Украина, Беларусь, Молдова). В отличие от предыдущей конференции ЕОТМЗОС–2011, проходившей в...»

«ОО КАДІР-АСИЕТ При поддержке Посольства Королевства Нидерланды в Казахстане МОНИТОРИНГ СИТУАЦИИ С БЕЗОПАСНОСТЬЮ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ за сентябрь 2013 г. В сентябре 2013 г. проводился мониторинг вебсайтов по вопросу размещения информации о безопасности правозащитников Казахстана. ПРАВОЗАЩИТНИКИ Алима Абдирова После полуночи 22 сентября 2013г. стучали несколько раз в дверь, когда смотрела в глазок,на площадке никого не было. Не выдержав, я взяла скалку и вышла на площадку. Возле лестницы стоял парень...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО СОХРАННОСТИ РАДИОАКТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ ВЫВОДЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОНФЕРЕНЦИИ ВВЕДЕНИЕ Террористические нападения 11 сентября 2001 года послужили источником международной озабоченности в связи с потенциальной возможностью злонамеренного использования радиоактивных источников, эффективно применяемых во всем мире в самых разнообразных областях промышленности, медицины, сельского хозяйства и гражданских исследований. Однако международная озабоченность относительно безопасности...»

«РЕШЕНИЕ секции № 18 на Всероссийской научно-практической конференции Академические Жуковские чтения ВУНЦ ВВС Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина 20-21 ноября 2013 года научное направление: Безопасность полётов Конференция отмечает: 1. Основные положения, изложенные в докладе генерала-майора БЕРЗАНА А. Я. Пути развития системы безопасности полетов авиации ВС РФ отражают актуальную проблему существующей системы безопасности полетов и закладывают основу...»

«DCAS Doc No. 17 7/9/10 Revised 9/9/10 МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ВОЗДУШНОМУ ПРАВУ (Пекин, 30 августа – 10 сентября 2010 года) ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ R11/10-3438 DCAS Doc No. 17 -2ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ Международной конференции по воздушному праву (Дипломатическая конференция по авиационной безопасности), проводившейся под эгидой Международной организации гражданской авиации в Пекине, Китай, с 30 августа по 10 сентября 2010 года Полномочные представители на Дипломатической конференции по авиационной...»

«IFCS 8 INF Rev 1 Повестка дня 8 IFCS/FORUM-V/8 INF Rev 1 Оригинал: на английском языке Химическая безопасность в целях устойчивого 29 сентября 2006 г. развития V ФОРУМ Пятая сессия Межправительственного форума по химической безопасности Будапешт, Венгрия 25 - 29 сентября 2006г. ************************************ Заключительный отчет о параллельном заседании по тяжелым металлам 23 сентября 2006 г. Секретариат: c/o World Health Organization (Всемирная организация здравоохранения), 20 Avenue...»

«Ойкумена. 2008. № 3 118 Н.В. Задерей Международная Тэджонская конференция по вопросу о создании ограниченно безъядерной зоны в СевероВосточной Азии International Daejeon conference on Limited Nuclear Weapons Free Zone for North-East Asia. 5 – 8 октября 2008 г. в городе Тэджон Республики Кореи проводилась конференция по вопросам создания ограниченно безъядерной зоны в Северо-Восточной Азии. От РФ в ней приняли участие руководитель Центра по изучению ШОС и региональных проблем безопасности...»

«Международная организация гражданской авиации A38-WP/78 TE/13 30/7/2013 РАБОЧИЙ ДОКУМЕНТ (Information paper) АССАМБЛЕЯ — 38-Я СЕССИЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ Пункт 29 повестки дня. Безопасность полетов. Мониторинг и анализ ЕВРОПЕЙСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ИНИЦИАТИВА В ОБЛАСТИ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛЕТОВ (Представлено Литвой от имени Европейского союза и его государств-членов1, а также других государств – членов Европейской конференции гражданской авиации и ЕВРОКОНТРОЛем) КРАТКАЯ СПРАВКА Европейская...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.