WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |

«Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2007 г.) Москва Научный эксперт 2007 УДК ...»

-- [ Страница 5 ] --

б) принять базовый комплексный Федеральный закон «О борьбе с коррупцией» прямого действия (проекты имеются13). В нем дать общее определение коррупции, конкретизировать круг субъектов подкупапродажности, сформулировать основополагающие подходы к борьбе с данным явлением, полномочия государственного органа, координирующего борьбу с коррупцией; предусмотреть специальные меры предупреждения, социального контроля, не охватываемые традиционными отраслями законодательства, а также меры по устранению последствий коррупции.

Между тем последнее давно предлагается разработчиками проекта Федерального закона «О борьбе с коррупцией» (см.: Организованная преступность–2. М., 1993. С. 319–320).

Проект Федерального закона «О борьбе с коррупцией» // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. М. Российская криминологическая ассоциация. 2001. С. 546–563.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России Применение в целях предупреждения коррупции конкретных ограничений допускается в соответствии с частью 3 ст. 55 Конституции России только на основе Федерального закона14.

Принятие комплексного Федерального закона «О борьбе с коррупцией»

необходимо. В нем значительное внимание должно уделяться предупреждению коррупции, аннулированию действий, совершенных в результате подкупа. Международный и российский опыт показывает, что в отношении сложных высоко общественно опасных явлений актуально принятие комплексных правовых актов. В Российской Федерации действуют Федеральные законы «О противодействии терроризму», «О противодействии экстремистской деятельности»;

в) антикоррупционное законодательство должно постоянно корректироваться, совершенствоваться. Систематизация и кодификация антикоррупционных правовых норм — важное условие обеспечения их непротиворечивости, постоянного совершенствования правовой базы с учетом эффективности действующих нормативных правовых актов, их соответствия изменяющимся криминальным реалиям и широкой социальной ситуации, а также восприятия лучшего отечественного и зарубежного опыта, учета новых международно-правовых документов.

В аспекте предупреждения коррупции применительно к государственной и иной службе существенны три стороны вопроса: характеристика служебной и иной среды, в которой совершаются коррупционные преступления; характеристики служащих; условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы.

1. Если говорить о служебной среде, или условиях службы, то прежде всего следует обращать внимание на три обстоятельства, наиболее часто участвующие в продуцировании коррупции.

Верховным Советом РФ и дважды Федеральным собранием РФ в 1993–1997 гг. принимался закон «О борьбе с коррупцией», но первый президент России трижды накладывал вето. Последний раз проект Федерального закона «О борьбе с коррупцией» рассматривался в первом чтении Государственной думой Федерального собрания РФ 13 мая 2000 г. и при голосовании не набрал необходимого количества голосов. Практически за основу законов о борьбе с коррупцией в Башкирии, Казахстане, ряде других стран СНГ приняты положения того закона «О борьбе с коррупцией», на который неоднократно накладывалось вето. Позднее на базе данного законопроекта был разработан проект Федерального закона «О противодействии коррупции». Он был принят в первом чтении Государственной думой Федерального собрания РФ в сентябре 2002 г., но более не рассматривался. В настоящее время в соответствии с Указом президента Российской Федерации от 3 февраля 2007 г. № 129 образована межведомственная рабочая группа для подготовки предложений по реализации в законодательстве Российской Федерации положений Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г. и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. (далее — межведомственная рабочая группа).

Во-первых, невыполнение правила о таком размере оплаты труда служащих, который позволил бы достойно жить им и их семьям. Иногда оплата бывает настолько мизерной, что как бы подразумевается, что служащий перейдет на «кормление клиентами». При этом в России периода реформ задержка выплаты зарплаты многим государственным служащим была скорее правилом, чем исключением. Это порождало ситуацию крайней нужды в семьях. Под влиянием последней у части служащих формировалась мотивация на совершение коррупционного преступления. Ситуация обострялась в условиях резких контрастов в оплате труда служащих даже одной организации, не обусловленных вескими основаниями.

Во-вторых, имеет значение тип управления. При первом, так называемом ситуативном, управлении разного рода задачи решаются в значительной мере по усмотрению отдельных служащих. Правовое регулирование осуществляется лишь в самом общем порядке. Здесь отмечается простор для личного усмотрения и произвола. В конце концов значительное число граждан, устающих от многочисленных, заранее точно не определенных требований служащих, бывают готовы откупиться от них. Порой уже само по себе предъявление многозначных и изменяющихся требований оценивается как вымогательство взятки и провоцирует ее.

При втором, нормативном, управлении речь преимущественно идет о применении в определенных типах ситуаций подробно их регламентирующих правовых норм, а не просто об учете норм, вводящих те или иные ограничения15. В этом случае тоже существует взяточничество, но взятки даются инициативно за то, чтобы чиновник нарушил установленные правила.



Вторая ситуация выглядит менее провоцирующей коррупцию.

В литературе встречаются предложения по борьбе с коррупцией по принципу: «нет человека — нет преступления». И соответственно ставится вопрос о сокращении государственного аппарата, о ликвидации правового регулирования многих отношений и государственного контроля за многими сферами деятельности. Но дело не в этом, а в характеристиках служащих, размерах их содержания, порядке их деятельности, контроле за ними. Например, резкое, необоснованное сокращение лицензирования определенной деятельности может повлечь не менее тяжкие последствия, чем коррупция. Но выход можно найти в том, чтобы детально регламентировать, в какие сроки принимается решение, какие документы должны быть представлены, какими являются образцы этих документов, при каких исчерпывающе перечисленных условиях возможен отказ в лицензировании.

В-третьих, существенна социально-психологическая обстановка. Например, признание коррупции в среде государственных служащих нормальным См.: Советское государство и право. 1982. № 8. С. 28–29.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России явлением, подобно чаевым в среде швейцаров, является важным фактором формирования криминальной мотивации.

2. Что касается характеристик самих служащих, совершающих коррупционные преступления, то здесь важна иерархия их ценностей, и в частности готовность принести в жертву материальной выгоде закон и нормы морали, профессиональную честь. Сказываются и такие характерологические черты, как жадность, зависть. Моральная неустойчивость дает себя знать при инициативном подкупе.

Большое значение имеет социальная среда личности:

а) наличие в ней лиц с высоким уровнем материального благосостояния, а тем более достигнутого за счет коррупционной и иной криминальной деятельности;

б) материально обеспеченная среда в условиях развития личности и резкое снижение этой обеспеченности в дальнейшем. Например, когда молодой человек создает семью и начинает жить на свою зарплату. Его привычки к иному уровню жизни в определенных условиях могут провоцировать избрание преступного варианта решения проблемы;

в) характеристики референтной для человека среды. Если он ориентирован на стандарты жизни голливудских звезд, а получает скромную зарплату служащего, то это создает для него проблемную ситуацию.

Так называемый эффект людоедки Эллочки, которая пыталась конкурировать в одежде с дочерью зарубежного миллионера, можно назвать криминогенным, способным в определенных условиях привести к мздоимству и лихоимству;

г) наличие дорогостоящих привычек и интересов: неумеренное употребление спиртных напитков, увлечение азартными играми и т. п.

Заслуживает внимания и такое обстоятельство: продуманный выбор учебного заведения, будущей профессии с учетом получения не основанных на законе крупных «подарков», подношений. Среди некоторых студентов-медиков даже существовал термин «дорваться до тела».

3. Что касается социального контроля, то он должен носить в первую очередь упреждающий характер.

Условиями, облегчающими совершение коррупционных преступлений, являются: отсутствие контроля за доходами и расходами служащих, за выполнением ими служебных обязанностей, нереагирование на факты коррупции либо слабое, не основанное на законе реагирование. А для части виновных данные обстоятельства — составляющие уже причинного комплекса.

Они у них порождают криминальную мотивацию следующего типа: «другие брали и берут взятки, не изобличались, ни в чем не нуждались — почему бы и мне не попробовать». Нередко изобличаются именно отдельные взяточники, ибо организованные, как правило, действуют продуманно и системно защищают себя от привлечения к установленной законом ответственности.

За распространенностью коррупционной преступности стоят крупные просчеты в управлении делами государства и общества, слабые экономическая и организационная основы функционирования государственной и иной службы, распространение психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия, правовой нигилизм и правовой цинизм. Последние значимы, когда речь идет о взяткодателях. Среди них, как уже отмечалось, много организованных преступников и вообще правонарушителей, обеспечивающих с помощью подкупа противоправный интерес.

Что же касается других взяткодателей, то нередко они подкупают служащих в условиях, когда отчаялись отстоять свой законный интерес в рамках закона, или не умеют этого делать, или даже не пытаются, оценивая ситуацию как период произвола и беззакония.

Исключительно криминогенно распространение коррупционной психологии и основанного на ней поведения в высших эшелонах государственной власти. Нельзя не вспомнить строку Булата Окуджавы: «О, были б небеса чисты, а остальное все приложится».

Эскалация коррупции и усугубление ее качественных характеристик закономерны для тех состояний общества, когда одновременно, в единой системе, отмечается следующее:

во-первых, мерой всего оказываются исключительно деньги, материальные ценности, определяющие самые разные стороны жизни (брак, доступ к образованию, социальный статус, карьеру и т. п.), девальвируются духовные ценности, ценность человека определяется размерами его личного состояния независимо от способов получения последнего;

во-вторых, признаются допустимыми любые средства обогащения, практически происходит слом действия самых разных цивилизованных социальных регуляторов поведения людей: норм морали, права, религии, общественного мнения и т. д.;





в-третьих, в рамках закона не обеспечивается даже минимальный стандарт жизни (безработица, бездомность, обездоленность беженцев и вынужденных переселенцев), закон по разным причинам не соответствует криминологически значимым реалиям (криминальной и криминогенной ситуациям).

В России периода реформ формирование новых экономических отношений и нового слоя собственников как социальной опоры реформ осуществлялось в ускоренном темпе при сознательном допущении легализации криминальных и иных теневых капиталов16. Коррупция наряду с экономиВ результате положение дел стало таким, что, по оценке бывшего помощника президента РФ А. Лившица, усиление борьбы с коррупцией способно «привести к потере равновесия в экономике», а потому он «против резких движений в вопросах борьбы с коррупцией»

(Вечерняя Москва. 1993. 29 июля).

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России ческой преступностью становилась все более мощным средством перераспределения собственности и капиталов, в том числе криминальных. Таким образом, с одной стороны, создавался все более широкий и внушительный слой граждан, заинтересованных в сохранении основанных на коррупции отношений, с другой — большая часть граждан испытывали на себе пагубные последствия коррупции и приучались решать свои проблемы путем подкупа служащих.

Борьба с коррупцией на практике преимущественно сводилась к карательной стороне, а на деле это оборачивалось некоторой активизацией выявления и наказания лишь тех лиц, которые брали взятки без участия должностных лиц высокого ранга, крупных предпринимателей и не от участников организованных преступных формирований.

В устных дискуссиях и в литературе встречается утверждение, с которым можно поспорить: коррупция — социальное явление и не поддается правовому воздействию17. Однако все, что существует в обществе и порождено им, оценивается как социальное явление: преступление, наркотизм, терроризм, организованная преступность и т. п.

Искусство юриста заключается, во-первых, в том, чтобы выделить такие проявления того или иного социального явления, которые поддаются внешнему контролю, и дать их адекватное юридическое описание; во-вторых, учитывать необходимость конструирования такой системы юридических мер воздействия, которая бы включала не только меры наказания, но и меры предупреждения, меры восстановления нарушенных прав и законных интересов, общие организационные меры (информационно-аналитические, направленные на программирование борьбы с коррупцией, создание и совершенствование правовой основы борьбы с ней, подготовку кадров надлежащей квалификации и другие); в-третьих, ввести надежные юридические основания для индивидуализации уголовной ответственности разных субъектов, общественная опасность деяний которых не является тождественной.

Важно также разработать такие законные процедуры раскрытия, пресечения и доказывания фактов коррупции, которые были бы адекватны механизмам совершения и защиты коррупционных преступлений (сокрытия, распределения ролей с выделением фигур организаторов, исполнителей и других, создания систем легализации преступных доходов и т. п.).

Борьба с коррупцией должна вестись в органическом единстве с борьбой с организованной преступностью и в значительной мере — в качестве составной части последней. Террористы часто используют метод коррупции.

Не случайно ООН в своих документах систематически напоминает о комплексном подходе к борьбе с организованной преступностью, терроризмом и коррупцией.

См.: Мельник Н. И. Понятие коррупции // Коррупция и борьба с ней. М., 2000.

Следует различать меры реагирования на саму коррупцию и меры воздействия на систему преступлений, связанных с коррупцией. Поскольку коррупция — это всегда результат взаимодействия двух сторон: корруптера и коррумпируемой стороны, недопустимо предусматривать изолированное воздействие только на одну из таких сторон.

Антикоррупционные меры должны становиться неотъемлемой частью проектов предлагаемых реформ, законопроектов и т. д. В этой связи актуально введение криминологической экспертизы проектов крупных социально-экономических и иных преобразований, а также законопроектов.

Именно при проведении криминологической экспертизы специалистами, осведомленными о механизмах, способах совершения коррупционных преступлений, наиболее эффективно выявляется коррупциогенность соответствующих документов.

Важно привлекать к работе над антикоррупционными законопроектами и проектами соответствующих международно-правовых актов высококвалифицированных специалистов, профессионально разрабатывавших соответствующие вопросы, далеких от псевдополитических и местнических амбиций, а также лоббирования кланового, криминального или иного «теневого» интереса. Поскольку коррупционная преступность в значительной ее части носит организованный характер, она способна к самодетелминации с использованием в том числе механизмов лоббирования криминального интереса на разных уровнях. Отсюда необходимость повышения внимания к субъектам разработки системы антикоррупционных мер.

Криминологическая экспертиза законопроектов — важнейший фактор противодействия коррупции Коррупция относится к числу наиболее опасных явлений, дестабилизирующих экономическое и социальное развитие Российской Федерации.

В последние годы масштабы коррупции, а также негативные последствия влияния коррупции на обеспечение конституционных прав и свобод личности, защиту интересов общества и государства стали представлять значительную угрозу национальной безопасности Российской Федерации.

Козлов Владимир Афанасьевич, доктор юридических наук, доцент, помощник заместителя председателя Комитета по безопасности Госдумы Федерального собрания РФ.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России Коррупция как вид преступности тесно переплетается с другими видами антиобщественных явлений, прежде всего с теневой экономикой, и представляет непосредственную угрозу экономической безопасности страны.

Коррупция способствует криминализации экономики и препятствует нормальной предпринимательской деятельности, снижает уровень конкуренции, подавляет развитие малого и среднего бизнеса. Коррупция встречается во всех сферах государственной деятельности. Данный вид преступности прогрессирует и настойчиво стремится встроиться в легальную экономическую структуру государства, в том числе и при реализации масштабных социальных программ, приоритетных национальных проектов, а также в систему государственных закупок.

Коррумпированность экономических отношений тормозит развитие производства, лишает федеральный бюджет значительной части доходов, обостряет экономические проблемы, препятствует добросовестной конкуренции.

В наиболее значительной степени криминализированы кредитно-финансовая и внешнеэкономическая сфера, а также область реализации крупных государственных программ и инвестиционных проектов. Коррупция имеет место также при оказании должностными лицами государственных услуг, при распределении и расходовании бюджетных средств.

В результате ухудшается конкурентная среда, растет теневая экономика.

В связи с этим требуется разработка антикоррупционных программ в отдельных сегментах экономики. Прежде всего в финансово-кредитной и налоговой сферах, в таможенном контроле, в сфере приватизации государственной и муниципальной собственности, в социальной сфере.

Проблема усугубляется тем, что сейчас коррупция выходит за национальные границы. Доходы от нее после «отмывания» включаются в национальные и международные финансовые потоки, подрывая государственные и международные основы власти и экономики.

Выработка целостной государственной стратегии противодействия коррупции и осуществление последовательной и скоординированной политики в этой сфере является одной из насущных задач правовых преобразований на современном этапе. От ее решения зависит реализация национальных интересов России практически во всех сферах общественных отношений.

Во многих случаях коррупция проистекает из сущности бизнеса, который сложился в России, из тех отношений власти и бизнеса, которые во многом имеют коррупционный характер. Коррупцию порождают и несовершенные правовые и нормативные акты, регламентирующие отношения предпринимателей на внутреннем и внешнем рынках. Социальная среда представителей власти и бизнеса также порождает различные формы коррупции.

По мнению генерального прокурора Российской Федерации Ю.Я. Чайки, «коррупцию следует рассматривать не только как прямой подкуп должПленарное заседание ностного лица, а как явление, заключающееся в разложении власти, когда служащие и иные лица, уполномоченные выполнять публичные функции, используют свое служебное положение в корыстных целях для личного обогащения или в групповых интересах». Коррупция имеет тесную взаимосвязь с теневой экономикой. Способствует росту коррупционных проявлений отсутствие системности в антикоррупционных законах, наличие правовых норм, в которых компетенция государственного органа или должностного лица определяется неконкретно. Это дает возможность вариативного принятия решений, сохранение широкой сферы государственных услуг, охваченных разрешительным способом, и незнание гражданами своих прав на получение этих услуг, отсутствие реального механизма государственного и общественного контроля за действиями должностных лиц1.

Коррупция признана одной из самых серьезных проблем, с которой сталкивается Россия на современном этапе развития. На практическом уровне коррупционная проблема распадается на несколько различных проблемных зон, каждая со своей спецификой, в которых коррупция проявляет себя с разной степенью выраженности и остроты. Коррупция влияет на снижение темпов экономического роста, снижение потенциала институтов гражданского общества, нарушение прав человека. Коррупция становится явлением, во многом определяющим политическое, экономическое и культурное развитие общества.

Следует отметить, что только в 2006 г. в Комиссию Государственной думы по противодействию коррупции поступило и рассмотрено 565 обращений граждан и организаций.

Несмотря на некоторое повышение результативности в борьбе с экономической преступностью и коррупцией, принимаемые в нашей стране меры еще не адекватны общественной опасности и распространению данных явлений. Во многом этому способствует несовершенство российского законодательства. Вместе с тем следует признать, что растущий уровень коррупции и экономической преступности в России не может быть отнесен только на счет имеющихся пробелов в соответствующих законах и связан с целым комплексом причин, требующих своего анализа. Коренное изменение ситуации невозможно без стремления государственного аппарата реализовать в полном объеме задачу борьбы с коррупцией. Непрерывная, целеустремленная работа правоохранительных органов рассчитана в первую очередь на выявление и пресечение уже совершенного преступления или правонарушения, на сдерживание преступности, в том числе коррупционного характера. На предупреждение коррупционных проявлений процессуальные средства оказывают лишь частичное воздействие. В связи с этим на первом См.: Чайка Ю.Я. Выступление на Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов 25 ноября 2006 г. М.: 2006.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России месте в этой борьбе должны стоять профилактические меры, нацеленные на предупреждение коррупционных проявлений. К числу мер общесоциального характера, в частности, относятся: корректировка хода экономических реформ и усиление их социальной направленности; совершенствование налогового законодательства; усиление государственного и общественного контроля. Среди возможных мер предупреждения коррупции можно назвать такие специальные меры, как подготовка и принятие ряда антикоррупционных законодательных актов; проведение экспертизы действующего законодательства для выявления неопределенностей, способствующих росту коррупции среди государственных служащих; внедрение комплекса мер финансового контроля над государственными служащими и др.

Председатель Комиссии Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации по противодействию коррупции М.И. Гришанков отмечает, что в настоящее время «жизненно необходимым представляется предусмотреть в рамках единой государственной антикоррупционной политики создание, а затем и совершенствование обязательной антикоррупционной экспертизы, разрабатываемой на всех уровнях проектов законов, а также в ведомственных нормативных актах. Государственная дума в настоящее время уделяет этому вопросу особое внимание, потому что законодатель вольно или не вольно способен заложить нормы принимаемых законов, нормы, которые вызывают двойное, тройное толкование, и соответственно невозможность реализации этих законов в тех условиях, в которых находится сегодня наша страна. Сегодня антикоррупционная экспертиза становится практически обязательной»2.

На заседании Государственной думы по проблемам борьбы с коррупцией министр внутренних дел РФ Р.Г. Нургалиев отметил, что «проблема борьбы с коррупцией по-прежнему является актуальной, и проведение криминологической экспертизы принимаемых законов крайне необходимо, в том числе и на предмет прежде всего именно коррупциогенности этих законопроектов. Мы долго об этом говорили, но надо признать, что сейчас еще нет реальных шагов, хотя это общегосударственная проблема и решать ее нужно»3.

В России не существует единой комплексной национальной стратегии предупреждения коррупции и теневой экономики. Предупреждение и проСм.: Гришанков М.И. Парламентские слушания на тему: «О государственной политике и стратегии противодействия коррупции» 21 апреля 2005 г.; Семинар российских и зарубежных экспертов в Комиссии Государственной думы по противодействию коррупции 19 декабря 2006 г.

См.: Нургалиев Р.Г. Выступление на заседании Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации 15 ноября 2006 г. по теме: «О реализации положений Послания президента Российской Федерации на 2006 год по вопросам борьбы с коррупцией» // Государственная Дума. Стенограмма заседаний. Бюллетень № 194 (908) от 17.11.2006.

тиводействие коррупции и теневой экономике являются национальным приоритетом и стратегической задачей государства и общества. Консолидированные усилия всех ветвей и институтов государственной власти, гражданского общества по противодействию коррупции и теневой экономике должны найти свое выражение в осуществлении понятных населению последовательных и системных мер, в первую очередь законодательного характера, направленных на создание условий, препятствующих распространению коррупции и теневой экономики.

Законодательное закрепление условий, препятствующих совершению представителями власти коррупционных правонарушений, определение субъектов, осуществляющих пресечение таких правонарушений, и ответственности лиц, виновных в совершении коррупционных правонарушений, является остро необходимым для дальнейшей интеграции Российской Федерации в мировое сообщество как государства, поставившего задачу по защите прав и свобод человека и гражданина в ряд приоритетных. Принятие соответствующих законов антикоррупционного характера обусловлено необходимостью создания правовой основы для выработки профилактических мер правового, организационного характера, направленных на эффективную борьбу с коррупцией.

Одной из проблем борьбы с коррупцией является несовершенство законодательства, изобилующего противоречиями и пробелами, что создает благоприятные условия для использования должностными лицами предоставленных им полномочий в личных или групповых интересах, вымогательства и шантажа граждан. Любая возможность толковать закон неоднозначно позволяет чиновникам использовать его в своих интересах. Одним из самых действенных путей исправления данной ситуации является проведение антикоррупционной экспертизы законодательства.

В целях предотвращения появления правовых актов, прямо или косвенно способствующих совершению коррупционных и иных преступлений, необходимо изменить процедуру принятия федеральных законов, предусмотрев обязательную криминологическую экспертизу законопроектов при активном участии специалистов различных отраслей права. Проведение криминологической экспертизы принимаемых законов крайне необходимо на предмет прежде всего именно коррупциогенности этих законопроектов.

Противодействие коррупции как явлению, установление определенных ограничений для лиц, которые могут являться субъектами правонарушений, носящих коррупционный характер, могут быть осуществлены только в рамках федерального закона. В настоящее время в законодательстве Российской Федерации отсутствуют правовые акты, определяющие коррупцию как явление и позволяющие осуществлять деятельность по борьбе с правонарушениями коррупционной направленности. Назрела острая необходимость создания системы антикоррупционного законодательства Российской Федерации, Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России строго регламентирующего как поведение государственных служащих, так и предусматривающего последовательную систему ограничений, связанных с прохождением службы, а также эффективные механизмы их реализации и контроля над их соблюдением.

В связи с этим разработка проекта федерального закона «О противодействии коррупции» («рамочного» закона), закрепляющего принципы и основные направления осуществления государственной политики по предупреждению коррупционных проявлений и борьбе с коррупцией, определяющего надзорные и координирующие функции государства в сфере осуществления такой политики, предусматривающего нормативное закрепление дефиниции «коррупция», имеет первостепенное значение.

Как показывает анализ законопроектной деятельности, к типичным недостаткам законопроектов антикоррупционной направленности относится противоречивый и декларативный характер их содержания. Предполагая создание условий для противодействия коррупции, в законопроектах зачастую происходит дублирование «антикоррупционных» положений, закрепленных в действующих законодательных актах. Отдельные положения вступают в противоречие с отраслевым законодательством. Большинство понятий, содержащихся в законопроектах, носит неопределенный, ненормативный характер, смысл и назначение их могут быть подвергнуты сомнению. В первую очередь это касается таких понятий, как «коррупция», субъекты коррупционных правонарушений (проступков), «коррупционное правонарушение», «коррупционный акт», «коррупционные отношения» и др. По мнению экспертов, одним из основных факторов, способствующих совершению преступлений коррупционной направленности, является принятие на уровне субъектов Российской Федерации правовых актов, противоречащих федеральному законодательству. В этой связи необходимо проведение их антикоррупционной экспертизы в целях выявления и устранения противоречий правовых норм, которые повышают вероятность коррупционных действий. Данную работу необходимо проводить в рамках комиссий по рассмотрению нормативных правовых актов на предмет коррупциогенности их положений.

В частности, Законом Липецкой области «О нормативных правовых актах Липецкой области» обозначены коррупционные факторы, содержание которых не допускается в нормативных правовых актах органов государственной власти области. Таковыми, в частности, определены: множественность вариантов диспозиций правовых норм; наличие коллизий правовых норм; определение компетенции по формуле «вправе»; широта дискрециСм.: Официальный отзыв Правительства Российской Федерации от 25.11.2002 на проект федерального закона № 148067–1 «О противодействии коррупции».

онных полномочий, позволяющая органам государственной власти области действовать по усмотрению в зависимости от обстоятельств; отсутствие административных процедур; завышенные требования к лицу, предъявляемые для реализации принадлежащего ему права; отсутствие конкурсных (аукционных) процедур; отсутствие детализированных запретов и ограничений для государственных служащих; отсутствие контроля, в том числе общественного, за деятельностью государственных органов и государственных служащих; пробелы в нормативном правовом регулировании; отсутствие связи «право гражданина — обязанность государственного органа».

Вместе с тем следует отметить, что не всеми органами государственной власти проводится надлежащая работа в области оценки нормативных правовых актов на их коррупциогенность.

Принятие мер по исключению административных барьеров при оформлении регистрационных документов и документов, связанных с разрешительными процедурами, также должно стать одним из направлений антикоррупционной политики в регионах.

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что одним из главных факторов, способствующих росту коррупционных проявлений, является установление в правовых актах определения компетенции государственного органа (должностного лица) при помощи формулировок «вправе», «может», что дает возможность вариативного принятия решения, а также закрепление возможности единоличного разрешения должностным лицом значимых вопросов.

Проблемы формирования и совершенствования целостной системы антикоррупционного законодательства носят комплексный характер. Они связаны с проблемами компетенции и взаимодействия органов, осуществляющих властные полномочия в сфере противодействия коррупции.

Присоединение России к ряду международных конвенций по проблемам борьбы с организованной преступностью и коррупцией и сопряженными с ними налоговыми преступлениями и отмыванием незаконных доходов неизбежно сегодня ставит вопрос о необходимости принятия комплексного законодательного акта, который будет предусматривать меры, направленные в первую очередь на устранение причин и условий, порождающих коррупцию5. Совершенствование законодательства в сфере профилактики преступности приобретает первостепенное значение.

Профилактика правонарушений и преступлений является одной из основных задач в деятельности правоохранительных органов. Однако в совСм.: Нургалиев Р.Г. Выступление на заседании Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации 15 ноября 2006 г. по теме: «О реализации положений Послания президента Российской Федерации на 2006 год по вопросам борьбы с коррупцией» // Государственная Дума. Стенограмма заседаний. Бюллетень № 194 (908) от 17.11.2006.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России ременных условиях мер, принимаемых правоохранительными органами в этой сфере, явно недостаточно.

В настоящее время регулирование общественных отношений, связанных с профилактикой правонарушений, осуществляется большим количеством нормативных правовых актов, многие из которых охватывают вопросы профилактики фрагментарно, в зависимости от вида правовых отношений.

На федеральном уровне это, например, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовный кодекс РФ, Уголовнопроцессуальный кодекс РФ, Закон РФ «О милиции», Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» и т. д.

В субъектах Российской Федерации существуют отдельные элементы государственной системы профилактики правонарушений, представляющие собой группы нормативных актов, которые отличаются друг от друга по степени юридической силы и статусу принявших их органов. Так, на региональном уровне в настоящее время принято 11 законов о профилактике правонарушений в целом, 37 законов и целевых программ о профилактике правонарушений. Тем не менее отсутствие четкого правового регулирования федеральным законодательством вопросов профилактики правонарушений не позволило до настоящего времени создать стройную многоуровневую государственную систему профилактики правонарушений в стране в целом, что в свою очередь не позволяет органам государственной власти в максимальной степени и на современном уровне выполнить функции профилактики правонарушений6.

В этой связи крайне необходима разработка специального федерального закона «О государственной системе профилактики преступлений и иных правонарушений в Российской Федерации», в котором должны быть отражены и закреплены правовые, организационные основы функционирования государственной системы профилактики преступлений и правонарушений.

В России должна быть разработана общенациональная (федеральная) государственная программа борьбы с коррупцией. Эта программа должна содержать комплекс мер, направленных на борьбу с коррупцией и теневой экономикой, в том числе предусматривать осуществление следующих мероприятий:

• приведение российского законодательства в соответствие с международными антикоррупционными нормами;

• проведение экспертизы коррупциогенности действующих нормативных правовых актов. Разработка поправок к нормативным правовым См.: Овчинников Н.А. Выступление на заседании Комитета Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации по безопасности от 10 мая 2007 г. по теме:

«О совершенствовании законодательства в сфере профилактики преступности и участия населения в обеспечении правопорядка».

актам и их проектам по результатам экспертизы на коррупциогенность;

• проведение криминологической экспертизы принимаемых законов на предмет коррупциогенности этих законопроектов при активном участии специалистов различных отраслей права;

• создание специальных антикоррупционных механизмов в сферах деятельности с повышенным риском коррупции. В частности, в финансово-кредитной и налоговой сферах, сфере приватизации государственной и муниципальной собственности, в социальной сфере и т. д.

С этой целью необходимо законодательно закрепить проведение независимой научной и общественной экспертизы законопроектов. Результаты экспертизы учитывать в работе над законопроектами;

• легальное определение терминов «коррупция» и «коррупционные правонарушения» на уровне федерального законодательства;

• законодательное установление перечня должностей по государственной и муниципальной службе, замещение которых запрещено или ограничено для лиц, имеющих наказание за коррупционные правонарушения;

• создание методической основы оценки коррупциогенности должностей государственной службы и коррупциогенности органов исполнительной власти и проведение такой оценки. Необходимо в законодательном порядке урегулировать права и обязанности чиновников всех уровней, а также процедуру проверки достоверности деклараций о доходах госслужащих;

• создание органов по противодействию коррупции на уровне субъектов Российской Федерации;

• разработка ведомственных антикоррупционных программ с целью создания особых механизмов регулирования в отношении органов исполнительной власти, функций и должностей с высокой степенью коррупциогенности.

Устранение пробелов в правовом поле, связанных с отсутствием четких трактовок и определений, в том числе коррупционных деяний и их признаков, в понятийном аппарате юриспруденции, является важным условием снижения коррупциогенности законодательства, а его реализация позволит объективно оценивать и классифицировать процессы в различных сферах общественной жизни.

Системное и постоянное противодействие коррупции и теневой экономике должно стать стратегической задачей государства.

Особенности позиционирования политической элиты в условиях формирования антикоррупционной политики Становление новой российской государственности, реформирование экономической, политической, правовой и социальной сфер жизнедеятельности происходят сегодня в сложных условиях смешения национальных традиций и инноваций, столкновения собственных и зарубежных институтов, порождающих высокий уровень неустойчивости развития социума. С одной стороны, жизненные потребности общества и государства однозначно требуют долгожданного признания и утверждения прав и свобод человека, институтов, норм и процедур гражданского общества и правового государства, а с другой стороны, опыт постсоветского реформирования убеждает нас в опасности принятия стратегии вестернизации отечественной политикоправовой жизни в качестве безальтернативного развития страны.

В современной России правящий класс в XX веке существовал в моноидеологическом поле, поэтому парадокс российской ситуации заключается в том, что резкая смена идеологических векторов произошла без каких-либо существенных изменений в структуре политической элиты, а ультралиберализм стал своеобразным символом «неономенклатурной революции», которая продолжается и в наши дни. Радикальная либеральная идеология оказалась удобной дымовой завесой, камуфлировавшей процесс захвата и дележа гигантской государственной собственности.

Такую широкомасштабную операцию, как конвертация власти в собственность, невозможно было осуществить на основе программы «обновления социализма». Либерализм оказался вполне адекватной идеологической основой не только для реализации чрезвычайно циничной по сути программы реставрации капитализма в России, но, как представлялось его новоявленным идеологам, эти идеологические клише должны были служить новой бюрократии своеобразным символом, свидетельствующим о стремлении интегрироваться в мировую финансовую и политическую элиту.

Разумеется, интересы основной массы населения новая элита вовсе не собиралась принимать в расчет российского общества, т. к. широкие слои Новикова Ольга Сергеевна, доктор философских наук, профессор кафедры социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета.

населения к власти не причастны и бизнесом не заняты. Другими словами, в России сегодня проводятся реформы, глубина и историческая новизна которых все еще недостаточно осознана, в том числе и потому, что либеральные реформы проводились и проводятся в стране в отсутствие либеральной идеологии.

По мнению В.В. Цыганова, В.А. Бородина, Г.Б. Шишкина, превращение корысти и эгоизма в моральные принципы коррумпирует политику, а вслед за ней и государство. Коррупция действует, как хрематистический регрессивный механизм. В свою очередь, неспособность государства противостоять коррупции становится сильным аргументом в пользу либерализации — предоставления бизнесу все большей свободы. Таким образом, замыкается порочный круг: либерализм усиливает коррупцию, а коррупция — либерализм. Этот вывод противоречит официальной доктрине либералов, в соответствии с которой либерализм — главное средство борьбы с коррупцией1.

Сложность борьбы с коррупцией состоит в том, что коррупция — это проблема не только криминальная, но и политическая, экономическая, социальная. Несмотря на всеобщее осуждение, декларацию борьбы с ней и обещание политических партий и руководства страны ее искоренить, коррупция продолжает уверенно существовать. Более того, на современном этапе трансформации российского общества появляется больше возможностей для коррупционных действий, последствия которых для социального развития становятся все более опасными. Масштабная коррупция негативно влияет на репутацию страны в международном сообществе, что препятствует привлечению иностранных инвестиций и создает угрозу социальной и экономической безопасности.

Современное состояние российской государственности отличается отсутствием постоянного влияния политической элиты на предупреждение коррупционной анархии. По утверждению Г. Гегеля, содействие анархии — это единственное преступление против государства, т. к. оно включает в себя «все остальные государственные преступления, и те, кто наносит вред государству не опосредованно, подобно другим преступникам, а непосредственно, нападают на само государство, являются самыми страшными преступниками»2.

Существенной стадией в ходе процесса коллективного определения проблемы коррупции является ее легитимация в обществе. Крайне важно Цыганов В.В., Бородин В.А., Шишкин Г.Б. Интеллектуальное предприятие: механизмы овладения капиталом и властью (теория и практика управления эволюцией организации). М.:

Университетская книга, 2004. С. 192.

Гегель Г.В.Ф. Конституция Германии // Г.В.Ф. Гегель Политические произведения. М., 1978. С. 153.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России определить ценностные основания, которые используют чиновники-коррупционеры для оправдания своего поведения. По мнению автора, фон для создания, тем более легитимации проблемы коррупции сам по себе несколько коррумпирован, т. к. нравственная оценка аморальности коррупционного поведения в российском обществе начинается выше практики кормления государственных чиновников и практики блата.

В большинстве случаев коррупция рассматривается как совокупность преступлений или правонарушений, совершаемых должностными лицами органов государственной власти и местного самоуправления для удовлетворения своих корыстных либо иных личных интересов. Коррупция является сложным, повсеместно развитым явлением, причем процесс реформирования социальных, экономических и политических основ российского общества всегда сопровождался ее значительным ростом. В современной России этому процессу сопутствует ряд проблем, которые порождают коррупцию:

во-первых, медленный отход от закрытости и неподконтрольности власти;

во-вторых, не сформированная полностью система естественного разделения труда между властными институтами и свободными агентами рынка;

в-третьих, неразвитость и несовершенство законодательства; в-четвертых, слабость гражданского общества и другое.

Коррупция — это отношения особой зависимости между субъектами политической, хозяйственной и иной деятельности, которая предполагает оказание разного рода услуг за разнообразное официально не предусмотренное вознаграждение. В содержательном плане коррупция связана с включением должностного лица в определенную систему отношений, взаимодействий, в которые он в силу своего положения не может быть включен явно. Следует согласиться с тем, что коррупция выходит за рамки дачи и получения взяток, только подкупа должностного лица, а приобретает именно характер линии, стиля поведения. В то же время коррумпированные связи не обязательно характеризуются устойчивостью, длительностью. По нашему мнению, они могут быть и разовыми, ситуативными, все зависит от внутренней установки человека, его готовности использовать свои полномочия в собственных корыстных интересах.

Чтобы раскрыть трактовку коррупции как социальной проблемы, необходимо сертифицировать и классифицировать выявленные требования.

Наиболее просто классифицировать требование по формулированию проблемы коррупции, когда оно цитируется напрямую. Например, одно из интервью с бывшим заместителем председателя Счетной палаты Ю. Болдыревым озаглавлено: «С коррупцией и воровством либо борются, либо нет»3.

Здесь требование является смысловой категорией, понимаемой всеми члеСм.: Черпаков А. С коррупцией и воровством либо борются, либо нет // Эксперт. 1998.

№ 18. С. 75.

нами общества. Оно связано с конкретной постановкой вопроса, т. к. проблема коррупции существует, с ней необходимо бороться, для этого нужна политическая воля.

Иногда события, рассматриваемые как требования о коррупции, могут выглядеть настолько двусмысленно, что не всякий может сделать подобный вывод о них. Например, книжный скандал, когда журналист А. Минкин написал о непомерных гонорарах чиновников, он утверждал, что это скрытая форма взятки. Однако многие эксперты по политическим технологиям считали, что это была спланированная политическая кампания4. Сама природа коррупции подразумевает многообразие мотивов в организации деятельности по формированию требований. Ими могут быть собственно проблема коррупции, политическая борьба, преследующая политические цели, перераспределение собственности или привилегий в обществе, нарушение закона и многое другое.

При этом необходимо понять: какие фоновые характеристики создают политические элиты, требующие изменения этих условий? Совершенно очевидно, что не следует быть человеком особо сильной воли, чтобы объявить, что проблема коррупции в российском обществе существует. Однако необходимо быть довольно принципиальным человеком, чтобы потребовать решения этой проблемы. Необходимо обладать определенными задатками, иметь профессионализм в сфере политики, журналистики, бизнеса, необходимо иметь высокий социальный статус организатора.

Важным фактором определения коррупции является и ее признание обществом. Именно этого не хватает для соответствующей реакции политической элиты страны, т. к. необходима организованная деятельность многих властвующих элит, различных групп, партий, общественных объединений и движений в обществе, чтобы соответствующие правительственные органы идентифицировали коррупцию как острейшую социальную проблему.

Например, общество давно поднимает вопрос о росте организованной коррупции и преступности в стране и необходимости борьбы с ней, а номенклатура не всегда заинтересована в признании проблемы коррупции, т. к. это противоречит ее корпоративному духу и минимизирует возможности кормления на службе. В этом процессе большую роль играют финансово-промышленные группы, которые, имея свои собственные политические и (или) финансовые интересы и ресурсы для их обеспечения, зачастую не желают признавать проблему коррупции.

С другой стороны, некоторые институты в обществе, например, правоохранительные органы, заинтересованы в признании проблемы коррупции, ожидая получения необходимых для ее решения материальных ресурсов.

Существуют группы, для которых признание коррупции как социальной Геворкян Н. Как Минкин обезглавил Минфин // Коммерсант. 1997. № 43. С. 10–12.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России проблемы может устранить или минимизировать влияние конкурирующих групп, открыть доступ к материальным ресурсам.

Существенной стадией в ходе процесса коллективного определения проблемы коррупции является ее легитимация в обществе. Важно понять, что нравственный фон для создания, тем более легитимации проблемы коррупции сам по себе несколько коррумпирован. Во-первых, он может быть коррумпирован политическими интересами третьих лиц или групп. Вовторых, нравственная оценка аморальности коррупционного поведения в нашем обществе начинается выше практики кормления государственных чиновников и практики блата. Можно идентифицировать эту практику как рутинную или малую коррупцию. По мнению Г. Резника, ее можно идентифицировать как социальный институт, как норму существования чиновничества5.

По результатам качественного анализа периодической печати можно заключить, что коррупция как социальная проблема в современном российском обществе определяется как ситуация, когда коррупционное действие больше не воспринимается как несущее блага всем группам элит, либо когда прежнее распределение ролей между группами влияния и связанное с ним ожидание больше не воспринимаются ими как удовлетворительные. Как правило, в современной России проблема коррупции умирает на стадии легитимации, т. к. не затрагивает интересы всех групп влияния.

Сторонники функционального подхода при рассмотрении коррупции, как правило, выделяют ее политические и экономические функции. Коррупция определяется степенью экономического и политического развития, а не политической культурой. Она отражает разлад между старыми и новыми нормами и облегчает приспособляемость к изменениям во всех сферах общества. Определенные типы коррупции способствуют образованию важных связей в процессе строительства политических коалиций, гарантирующих общественные изменения, и играют роль в консолидации или реструктуризации классовых различий6.

Подобные рассуждения предполагают, что функции коррупции лежат в интеграции интересов мощных групп, таких, как политические элиты, бюрократия. В современном российском обществе подобная функция не работает, т. к. не все элиты позиционировались в общественной системе, поэтому их интересы не всегда совпадают с целями общественного развития.

Во многом это обусловлено не до конца приватизированной госсобственностью и непрекращающейся борьбой за политическое влияние.

Считается, что иногда коррупция содействует экономическому развитию. Экономическая прибыль от коррупции может включать создание См.: Фомина Е. Законная преступность // Эксперт. 1999. № 17. С. 54–55.

Scott J. Comparative Political Corruption. Englewood Cliffs, NJ. 1972.

возможно более высокого уровня инвестиций, снижение неопределенного (внезапного) государственного вмешательства в экономику и создание конкуренции и эффективности, таким образом, интенсивность общественных изменений подразумевает снижение или устранение бюрократических препятствий посредством коррупционных действий7.

Сторонники институционального подхода рассматривают коррупцию как естественный феномен, проявляющийся в переходный период, при смене норм функционирования общества и отсутствии консенсуса в нем. Отвергая любое вмешательство государства при отсутствии демократического консенсуса в обществе, они забывают о возможных негативных последствиях ограничения функций государства. На практике коррупция уничтожает одни неэффективные монополии — и создает такие же другие.

Кроме того, сторонники институционального подхода, исследуя опыт развивающихся стран, видят в коррупции средство создания институтов, необходимых для демократического общества. Они считают, что коррупция есть способ формирования интеграции без систематического насилия как средства выполнения государством социальных требований.

Представители неолиберальной политэкономии, основанной на методологическом индивидуализме и утилитаризме, отказались от моральной оценки коррупции и попытались применить при ее исследовании экономические концепции поручения, прав собственности и поиска ренты, выявив административные функции. По их мнению, коррупция служит средством оптимизации в условиях дефицита ресурсов8. При этом индивиды рассматриваются как рациональные существа, которые пытаются организовать реализацию собственных интересов. Тогда поведение политиков и чиновников трактуется с точки зрения оптимального распределения имеющихся ресурсов для получения материальных выгод и одновременного обеспечения сохранения своих должностей.

Кроме того, рынок является наиболее эффективным механизмом распределения, и именно вмешательство государства приводит к образованию черных рынков. По мнению авторов, применение данной теории игнорирует социальные и правовые аспекты коррупции, уводит от вопросов накопления и распределения богатства и влияния. В реальных условиях коррупция может дать некоторые преимущества в накоплении материальных или социальных благ отдельным лицам и группам в обществе. Она может нести функцию управления, отдавая предпочтение одним группам в обществе и ущемляя права и интересы других. Несмотря на декларацию отказа от оценки коррупции, она присутствует в работах функционалистов.

Scott J. Comparative Political Corruption. Englewood Cliffs, NJ. 1972.

Leff N.H. Economic Development Through Bureaucratic Corruption // The American Behavioral Scientist. 1964. VU1. P. 8–14.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России При оценке влияния коррупции в обществе мнения исследователей существенно расходятся. Например, сегодня существуют мнения некоторых зарубежных ученых, которые утверждают, что иногда коррупция полезна.

Предполагается, что при смене правящих в обществе политических элит посредством коррупции власть и влияние получат группы, исповедующие прогрессивные и социальные изменения. Например, по утверждению С.

Хантингтона, коррупция является мирной альтернативой насилию в модернизируемых обществах9.

Одним из позитивных последствий коррупции, возможно, является создание и поддержание рационально-законодательной бюрократической системы. Здесь имеется в виду такое ее проявление, как лоббирование необходимых для развития общества законопроектов в законодательных органах. Хотя в таком случае стоимость неэтичного поведения должна сравниваться с полученной социальной прибылью. Однако нельзя точно оценить все ее последствия на дальнейшее развитие общества в течение длительного периода времени.

По мнению Д. Найя, существуют как позитивные, так и негативные эффекты коррупции. С одной стороны, он допускает, что коррупция может вести к утечке ресурсов, политической нестабильности и разрастанию административного аппарата правительства. С другой стороны, он подчеркивает, что коррупция способствует экономическому росту посредством формирования капитала, развитию государственного управления путем непотизма, взяточничества и распределения доходов, которые обеспечивают неформальное продвижение администрации в сторону более лояльной для запросов различных групп в обществе10.

В современной научной литературе подходы к оценке последствий коррупции можно условно разделить на: во-первых, доктрину минимальных последствий; во-вторых, доктрину негативных последствий; в-третьих, доктрину позитивных последствий.

По мнению сторонников доктрины минимальных последствий, негативные эффекты коррупции в обществе являются незначительными, причем существуют другие социальные проблемы с более значительными последствиями. По утверждению Э. Шура, сторонники максимальных последствий исходят из того, что коррупция имеет далеко идущие негативные последствия в обществе, является корнем многих других проблем, встречающихся в обществе. Если рассматривать коррупцию как признак организованной преступности, тогда очевидна ее негативная роль в современном обществе11.

Huntington S. Political Order in Changing Societies. New-Haven. 1968. P. 47–51.

Nye Jr.S. Corruption and Political Development: A Cost-Benefit Analysis // American Political Science Review. 1967. vol. 61. no. 2. P. 417–427.

Шур Э. Наше преступное общество. М., 1977. С. 179.

Доктрина позитивных последствий представляет собой рассуждения о коррупции, особенно популярные в 1960-е гг., когда она имеет некоторые позитивные последствия для развивающихся стран. Эта доктрина предполагает, что коррупция не является автоматически опасной для общества, что она может иметь позитивные последствия и не является проблемой. Хотя мнения о полезности коррупции для современного российского общества достаточно спорны, т. к. выделяют выгоду от отдельных коррупционных действий, а не от систематической коррупции.

Большинство антикоррупционных действий обусловлены политическими, экономическими, идеологическими интересами отдельных политических элит. По мнению Р. Клитгаарда, социальная цена коррупции должна быть сбалансирована с ценой антикоррупционной борьбы, причем минимизация коррупции является только одним из многих направлений правительственной политики и антикоррупционных усилий, осуществляемых настолько глубоко, что для этого потребуются огромные материальные средства12.

Практика борьбы с коррупцией показывает, что почти всегда активная борьба с ней сопровождается использованием других нравственно сомнительных методов (доносами, завистью, стяжательством). Р. Теобалд, рассматривая антикоррупционные усилия в развивающихся странах, выделял законно-административные меры, деполитизацию, переоснащение, подотчетность, приватизацию13 и другое. Например, законно-административные меры часто включают учреждение специализированных полупостоянных органов для контроля над коррупцией. Деполитизация является термином, обозначающим разнообразие деятельности, предпринимаемой властным режимом (например, военной диктатурой) для ограничения или уничтожения конкурирующей политической силы. Более распространенной стратегией борьбы с коррупцией, считал Р. Теобалд, является вызов политического лидера или правящей коалиции для проведения всесторонней этической или нравственной революции.

По утверждению Б. Линкольна, сила и рассуждение являются преимущественными средствами, при помощи которых общество пытается поддерживать или изменять свои социальные границы, иерархии или ситуационные образования и привычные правила поведения. Он заявлял, что сила разными способами регулярно используется элитами, поддерживающими официальную власть.

Они сохраняют общую социальную стабильность и свое привилегированное положение, получая непропорционально много богатства, власти и престижа.

Более того, сила может использоваться правящими политическими элитами для эффективных в собственных интересах социальных изменений14.

Klitgaard R. Controlling Corruption. Berkeley. 1988. P. 118–119.

Theobald R. Corruption, Development, and Underdevelopment. Durham, NC. 1990. P. 170–180.

Lincoln В. Discourse and the Construction of Society: Comparative Studies of Myth, Ritual, and Classification. New-York and Oxford. 1989. P. 3.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России Вследствие этого определенные политические элиты могут быть удалены со своих позиций в обществе путем уголовного преследования и наказания, изгнания из страны. Например, в современном российском обществе после обвинений в коррупции бывшие государственные чиновники покинули пределы родины, опасаясь уголовного преследования.

В своей сущности антикоррупционные кампании являются политическим феноменом, политическим инструментом, используемым политическими элитами в ходе борьбы за свои позиции и подрыве позиций политических конкурентов. По мнению X. Гарфинкеля, к эффективной антикоррупционной мере следует отнести привлечение к ответственности государственного чиновника, вплоть до самого высокопоставленного, уличенного в нечистоплотности, с обязательным запретом ему в течение определенного времени занимать подобные посты. Он называл это «церемонией изменения статуса», что подразумевает ритуальное отделение человека от его статуса законным порядком, перестановку на позицию, противоположную предыдущей15.

Исследуя чистки коррупции, К. Гиллипи и Г. Округлик предлагают рассматривать ставленничество при кадровых назначениях как наиболее преобладающий контекст16. Объективность чисток коррупции не в дискредитации предыдущего режима или преследовании оппозиции, а в укреплении своих позиций. При успешной чистке победитель получает желаемую или другую должность, которую побежденный получил от предыдущего главы государства или властвующей политической элиты. Смыслом таких чисток является плавный переход и гарантия непрерывности общественного процесса при переходе власти от предыдущего главы государства к новому.

К. Гиллипи и Г. Округлик, изучив инициируемые правительством чистки, заметили, что они не задевают ведущие неправительственные политические элиты. Такие кампании часто происходят в предвыборном контексте, и их потенциал для политического устройства обоснован. Цели чисток с последующими выборами преследуют поддержание лояльности избирателей, обеспечение перевыборов, чтобы избранные политические элиты консолидировали свою власть. Такого рода процессы могут использоваться правительством для дискредитации членов предыдущего правления и для избавления от потенциальной политической угрозы17.

Garfinkel H. Conditions of Successful Degradation Ceremonies // American Journal of Sociology. 1956. № 61 (March). P. 423.

Gilleipie K. and G. Okruhlik. The Political Dimensions of Corruption Cleanups: A Framework for Analysis // Comparative Politics. 1991. № 24:1 (October). P. 77–95.

Gilleipie К. and G. Okruhlik. The Political Dimensions of Corruption Cleanups: A Framework for Analysis // Comparative Politics. 1991. № 24:1 (October). P. 91.

По утверждению А. Бергесена, нравственное подтверждение коллективной жизни общества нуждается в разрушительности. Усилия подвергнуть общество испытаниям, разоблачениям, «разрушениям», включая очень драматичные проявления, такие, как обвинения, аресты и другие подобные действия, кажутся в значительной степени ритуальными по характеру и действительно понимаются как современная политическая «охота на ведьм»18. Подобные кампании порождают в обществе атмосферу доносительства, клеветы, нестабильности и даже страха. Такие чистки могут быть рассмотрены как орудия политических элит, которые пытаются осуществить основные политические инстинкты самосохранения.

Существуют мнения о невозможности эффективной борьбы с коррупцией. По мнению С. Вемера, коррупция настолько институциализировалась и систематизировалась, что она не может эффективно контролироваться законными и политическими мерами. Целью антикоррупционных усилий, по его утверждению может быть создание атмосферы реформ, когда «закон будет служить консолидации»19. Подобная точка зрения достаточно спорна, т. к. даже при систематической коррупции, как в нашей стране, возможны меры по ее минимизации посредством снижения потенциально возможного образа действия. Необходимо отметить, что 67% опрошенных представителей элит поддерживают в качестве меры борьбы с коррупцией «прием на работу в исполнительные органы власти по конкурсу, не допуская к работе в государственной администрации лиц, скомпрометировавших себя»20.

Для адекватного воздействия на проблему коррупции политической элите необходима ее легитимация на высшем уровне. Для этого, во-первых, необходимо принятие законов «О борьбе с коррупцией» и «О предупреждении легализации доходов, полученных преступным путем»; во-вторых, введение юридического термина «коррупция» в Уголовный кодекс Российской Федерации; в-третьих, исключение из практики безнаказанности правительства за принятие незаконных решений; в-четвертых, преодоление ненаказуемости высших должностных лиц; в-пятых, легализации коррумпированности правоохранительной системы, в том числе неудачной конструкции судопроизводства; в-шестых, коррумпированность правоохранительной системы означает коррумпированность государства, поэтому государство не заинтересовано в борьбе с самим собой21; в-седьмых, отсутствие в подборе и расстановке кадров принципа профессионализма; в-восьмых, преBergesen A.J. Political Witch Hunts: The Sacred and the Subversive in Cross-National Perspective // American Sociological Review. 1977. № 42 (April). P. 220–221.

Wemer S.B. New Directions in the Study of Administrative Corruption // Public Administrative Review. 1983. March/April. P. 151.

Быстрова А.С., Даугавет А.Б., Дука А.В., Корниенко А.В. Элиты Санкт-Петербурга и Ленинградской области: политические и экономические ориентации. СПб., 1998. С. 57–58.

Фомина Е. Законная преступность // Эксперт. 1999. С. 54–55.

Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России вышение суммы обязательств бюджета над суммой финансовых ресурсов, что позволяет чиновнику выбирать; в-девятых, нецелевое использование бюджетных средств, в том числе непомерные гонорары, зарплаты и представительские расходы некоторых чиновников. Строительство и ремонт дорогостоящих особняков для различных государственных структур. Бесконтрольность использования кредитных ресурсов, в том числе и из-за рубежа, получение сотрудниками различных государственных структур ссуд и кредитов под необоснованно льготный процент22; в-десятых, отсутствие конкурса при организации закупок продукции для государственных нужд и неподконтрольность отбора подрядчиков и поставщиков; в-одиннадцатых, при нынешней конституционной системе думское большинство не отвечает ни за действия правительства, ни за принимаемые законы23; в-двенадцатых, нехватка политической воли у руководства страны для борьбы с коррупцией;

в-тринадцатых, бюрократия является главным источником коррупции; вчетырнадцатых, зависимость контрольных органов, таких как Контрольноревизионное управление, Счетная палата, от правительства и президента.

Таким образом, коррупция представляет несомненную угрозу для нашего управления и общества, затягивает его трансформацию и препятствует развитию. Дисфункции в экономическом распределении ведут к экономической нестабильности и препятствуют экономическому развитию, помехи в реализации общественных интересов граждан способствуют снижению нравственного уровня в обществе, социальной нестабильности и сдерживают социальные реформы. Коррупция в политике разлагает систему государственного управления и мешает политическим изменениям. Поэтому необходима разработка адекватных антикоррупционных мер.

Политическая элита России обладает достаточной властью, необходимыми правовыми, материальными, финансовыми, кадровыми ресурсами, но не спешит принимать необходимых мер по пресечению коррупции. По мнению автора, в настоящее время группы политических элит не заинтересованы в решении проблем коррупции, т. к. между ними еще не окончательно поделены сферы влияния в экономике и политике. Такие выводы отчасти подтверждают участники исследования региональных элит, которые подчеркивают, что 100% профсоюзных лидеров и представителей политической элиты, 95% экономической элиты согласны с тем, что в России широко распространены коррупция и взяточничество. В то же время каждый четвертый из административной элиты с этим не согласен.

Для эффективной борьбы с коррупцией в системе государственного управления необходима разработка рационально-законодательного механизЧернаков А. Семь триллионов рублей… // Эксперт. 1998. № 36. С. 11.

Чернаков А. С коррупцией и воровством либо борются, либо нет // Эксперт. 1998. № 18.

С. 72–75.

ма, легитимированного на самом высоком уровне и оформленного в виде государственного плана. Он включает комплекс мероприятий в различных сферах жизнедеятельности общества, направленных на минимизацию возможностей для совершения коррупционных действий. Приоритетным объектом управления антикоррупционных усилий предлагается общественное мнение — для снижения общего коррупционного фона в обществе. Меры по созданию особой нравственной атмосферы в обществе по отношению к коррупции (негативный образ) и статусу государственного чиновника (позитивный образ) должны способствовать деинституционализации коррупции. Отдельные меры в любой области способны ликвидировать «прорехи» для совершения возможных коррупционных актов. Однако наиболее эффективен весь комплекс мероприятий.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |
Похожие работы:

«ОБЖ. Основы безопасности жизни 2013 № 11 341767 АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА В.Ю. БУЗАНАКОВ. Время на ОБЖ. Где его взять? КОНФЕРЕНЦИИ И СЕМИНАРЫ Когда исполняются законы К 70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ Страница семейной славы ЭХО ВОЙНЫ И.А. СОБОЛЕВ. Под тихими зорями Севера ОСНОВЫ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И.В. НИКИШИН. На практику – к профессионалам (учебно-тренировочные сборы).20 УРОКИ ПАТРИОТИЗМА Д.В. ВАСИЛЬЕВ. Служить Отчизне суждено! ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА А.А. МАЧЕНИН. Кино важнейшее средство обучения ОБЖ НАУКА И БЖ П.А. ВАГАНОВ....»

«УВАЖАЕМЫЙ КОЛЛЕГА! ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Межрегиональная общественная организация Ассоциация автомобильных В программе конференции: инженеров (ААИ) совместно с Нижегородским государственным техническим Доклады руководителей и ведущих специалистов Минпромторга, МВД, университетом им. Р.Е. Алексеева (НГТУ) при поддержке: Минтранса, ОАР, НАМИ, НАПТО, РСА и других приглашенных докладчиков; Министерства образования и наук и РФ; Научные сообщения исследователей; Министерства промышленности и торговли РФ;...»

«Четвертая международная научная конференция молодых ученых и талантливых студентов Водные ресурсы, экология и гидрологическая безопасность Организована Институтом водных проблем РАН ИВП РАН) Кафедрой ЮНЕСКО Управление водными ресурсами и экогидрология при финансовой поддержке Российской академии наук и Российского фонда фундаментальных исследований 6-8 декабря 2010 г. Москва, Российская Федерация Адрес проведения конференции: Москва, ул. Губкина д. 3, Институт водных проблем РАН, 7 этаж. Зал...»

«ФГУН Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения Роспотребнадзора Кафедра экологии человека и безопасности жизнедеятельности Пермского государственного университета НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ И МЕДИКО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ НАСЕЛЕНИЯ Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 17–20 ноября 2009 г. Пермь 2009 УДК 614.78 ББК 51.21 Н34 Научные основы и...»

«Научно-издательский центр Социосфера Факультет бизнеса Высшей школы экономики в Праге Academia Rerum Civilium – Высшая школа политических и общественных наук Пензенская государственная технологическая академия ЛИЧНОСТЬ, ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО, ПРАВО. ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Материалы II международной научно-практической конференции 15–16 октября 2012 года Пенза – Прага – Колин 2012 1 УДК 316:34:32 ББК 67 Л 66 Личность, общество, государство, право. Проблемы соотношения и...»

«Association for Banking Information Security Standarts and Association of Russian Banks Итоги ПЕРВОЙ МЕЖБАНКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ по вопросам обеспечения информационной безопасности в банковской сфере ВОПРОСЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ РФ ТЕЗИСЫ 2 Республика Башкортостан, 10–14 февраля 2009 года Итоги ПЕРВОЙ МЕЖБАНКОВСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ. Тезисы. Association for Banking Information Security Standarts and Association of Russian Banks Содержание Принятые...»

«Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации МКУ Социально – реабилитационный центр для несовершеннолетних Маленький принц Уважаемые коллеги! Приглашаем Вас принять участие в Межрегиональной научно-практической конференции Социальная безопасность семьи и детства Конференция состоится 29 апреля 2014 года. Форма проведения конференции – очно-заочная. По материалам Конференции будет выпущен сборник научно-методических материалов. Впервые конференция проводится в формате...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Чебоксарский филиал учреждения Российской академии наук Главного ботанического сада им. Н.В. Цицина РАН МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ Государственный природный заповедник Присурский МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Казанский федеральный (Приволжский) университет им. В.И. Ульянова-Ленина Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова Филиал ГОУ ВПО Российский государственный социальный университет, г....»

«Международная организация гражданской авиации A38-WP/78 TE/13 30/7/2013 РАБОЧИЙ ДОКУМЕНТ (Information paper) АССАМБЛЕЯ — 38-Я СЕССИЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ Пункт 29 повестки дня. Безопасность полетов. Мониторинг и анализ ЕВРОПЕЙСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ИНИЦИАТИВА В ОБЛАСТИ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛЕТОВ (Представлено Литвой от имени Европейского союза и его государств-членов1, а также других государств – членов Европейской конференции гражданской авиации и ЕВРОКОНТРОЛем) КРАТКАЯ СПРАВКА Европейская...»

«Дата: 21 сентября 2012 Паспорт безопасности 1. Идентификация Наименование продукта: Ultra-Ever Dry™ SE (Top Coat) Использование вещества: Покрытие для различных поверхностей, которым необходимы супергидрофобные свойства Поставщик: UltraTech International, Inc. редст витель в оссии +7(812) 318 33 12 www.ultra-ever-dry.info vk.com/ultraeverdryrus info@ultra-ever-dry.info 2. Виды опасного воздействия Основные пути попадания в организм: дыхание, контакт с кожей, глаза Воздействие на здоровье...»

«Московские аптеки, 2002, N 1 ЭТИКА КЛИНИЧЕСКИХ ИСПЫТАНИЙ По материалам I Международной конференции Клинические исследования лекарственных средств в России. Главным условием внедрения в медицинскую практику препаратов, обладающих достаточной эффективностью и одновременно безопасностью, являются качественно проведенные клинические исследования. Инициатива организации Первой международной конференции Клинические исследования лекарственных средств в России, состоявшейся 20-22 ноября 2001 г.,...»

«Уральский государственный экономический университет Учебно-научно-внедренческое предприятие “Комвакс” СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНЫХ СИСТЕМ ГОРОДОВ Материалы четвертой международной (седьмой екатеринбургской) научно-практической конференции 10-11 июня 1998 года Екатеринбург 1998 Социально-экономические проблемы развития транспортных систем городов / Материалы четвертой международной (седьмой екатеринбургской) научно-практической конференции. Екатеринбург: Комвакс, 1998 -...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ ПРАВИТЕЛЬСТВО КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ БАЛТИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ РЫБОПРОМЫСЛОВОГО ФЛОТА СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ МОРСКАЯ ИНДУСТРИЯ, ТРАНСПОРТ И ЛОГИСТИКА В СТРАНАХ РЕГИОНА БАЛТИЙСКОГО МОРЯ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И ОТВЕТЫ МАТЕРИАЛЫ Х Юбилейной международной конференции 29 – 31 мая 2012 г. Калининград Издательство БГАРФ 2012 УДК 656.61.052 МОРСКАЯ ИНДУСТРИЯ, ТРАНСПОРТ И ЛОГИСТИКА В СТРАНАХ РЕГИОНА БАЛТИЙСКОГО МОРЯ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И ОТВЕТЫ:...»

«ПРОЕКТ IV Воронежский форум инфокоммуникационных и цифровых технологий Концепция Всероссийской научно-технической конференции Название проекта: IV Воронежский форум инфокоммуникационных и цифровых технологий Дата проведения: 29 мая - 30 мая 2014 года Срок проведения: 2 дня В рамках деловой программы Воронежского форума IV инфокоммуникационных и цифровых технологий, планируемого 29-30 мая 2014 года в Воронеже в целях поддержки мотивированной модернизацией активной социальной группы в области...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 9 по 23 апреля 2014 года Казань 2014 1 Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС Руслан. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге 2 Содержание Неизвестный заголовок 3 Неизвестный заголовок Сборник...»

«ГЕНЕРАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ЗАСЕДАНИЯ Пятница, 24 сентября 2004 года 9-е заседание 10 час. 00 мин. ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ: Зал пленарных заседаний 7-е заседание 10 час. 30 мин. КОМИТЕТ ПОЛНОГО СОСТАВА: Зал заседаний B 10-е заседание 15 час. 00 мин. ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ: Зал пленарных заседаний Нерассмотренные вопросы Промежуточный устный доклад Председателя Комитета полного состава по пунктам 9, 10, 11, 12, 13, 16 и 21: - Отчетность Агентства за 2003 год (пункт 9), документ GC(48)/9; -...»

«Конференция Поставщики Московского Кремля – Стандарты Качества, Москва, 28 мая 2004 года Стенограмма выступления Владимир Окрепилов - Генеральный директор Центра испытаний и сертификации Санкт-Петербурга Тест – С.-Петербург: Уважаемые коллеги! Организаторы сегодняшней конференции поставили перед собой благородную задачу возродить историческую традицию российского предпринимательства, его элитного звена, именуемого когда-то Поставщик Двора Его Императорского Величества в современной трактовке...»

«Информация о межрегиональной научно-практической конференции Современные технологии обеспечения безопасности медицинского учреждения, пациента и персонала В соответствии с планом организационных мероприятий Министерства здравоохранения Пермского края 25 – 26 октября 2011 года в Перми состоялась научно-практическая конференция Современные технологии обеспечения безопасности медицинского учреждения, пациента и персонала Конференция организована Пермским краевым центром повышения квалификации...»

«РЕШЕНИЕ секции № 18 на Всероссийской научно-практической конференции Академические Жуковские чтения ВУНЦ ВВС Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина 20-21 ноября 2013 года научное направление: Безопасность полётов Конференция отмечает: 1. Основные положения, изложенные в докладе генерала-майора БЕРЗАНА А. Я. Пути развития системы безопасности полетов авиации ВС РФ отражают актуальную проблему существующей системы безопасности полетов и закладывают основу...»

«JADRAN PISMO d.o.o. Information service for seafarers • Rijeka, Franje Brentinija 3 Tel. +385 51 403 188, 403 185 • Fax +385 51 403 189 • email:news@jadranpismo.hr www.micportal.com • www.dailynewsonboard.com COPYRIGHT © - Information appearing in Jadran pismo is the copyright of Jadran pismo d.o.o. Rijeka and must not be reproduced in any medium without licence or should not be forwarded or re-transmitted to any other non-subscribing vessel or individual. Georgian News No.7 March 26 th 2011....»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.