WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Москва, ИМЭМО, 2013 ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ФОНД ПЕРСПЕКТИВНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИНИЦИАТИВ ФОНД ПОДДЕРЖКИ ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ ИМ. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Во время вывода войск международной коалиции Центральная Азия станет основным маршрутом перевозки контингента НАТО. Не исключено, что этот маршрут станет объектом налта Талибана, который рассматривает страны Центральной Азии как пособников агрессоров. Вывод войск не означает, что американцы навсегда покинут Афганистан. Там будут военные базы и контингент военнослужащих. Какие бы меры ни принимались, уничтожить терроризм в короткие сроки невозможно. Наоборот, длительное время Центральная Азия будет находиться под угрозой проникновения терроризма из АфПака.

Борьба великих держав в регионе обостряет обстановку в Центральной Азии. События сентября предоставили США исключительный случай для развязывания афганской войны.

Воспользовавшись потребностями стран Центральной Азии и с согласия России, США создали в Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане свои военные базы. Это позволило американцам ввести свои военные силы в Центральную Азию. Место региона в глобальной Заместитель Генерального секретаря, ст.н.с., Шанхайская академия общественных наук, Центр исследований России, Центр исследований ШОС стратегической игре повысилось. США усилили сво влияние в Центральной Азии, чтобы реализовать свои стратегические интересы в АТР.

Активная деятельность США в регионе вызывает повышенное внимание со стороны России и КНР. Эти две страны усилили сво взаимодействие и начали укреплять сотрудничество со странами Центральной Азии – как на двусторонней, так и на многосторонней основе в рамках ШОС, ОДКБ. Под активным содействием России был осуществлн Таможенный союз. В ближайшей перспективе будет создан Евразийский экономический союз. Вс это укрепило позиции России в регионе.

Будущая обстановка в Центральной Азии будет во многом зависеть от баланса сил великих держав. Страны региона пытаются найти выгодные ниши между великими державами.

Одновременно, они берут на себя политический риск.

Борьба за власть на выборах в Центральной Азии также нест в себе вызов стабильности региона. В будущие 5 лет в ряде стран региона будут проходить президентские выборы. Для Афганистана и Казахстана стоит вопрос о передаче власти преемнику. Обеспечение процесса нормальной передачи власти имеет большое значение для их политической стабильности.

Обострение межнациональных противоречий – ещ одна угроза для региона. Национальный состав населения Центральной Азии очень сложен. В каждой стране существуют национальные меньшинства. Вместе с этим усиливаются религиозные группировки, которые играют на национальных противоречиях, преследуя свои интересы.

Мурат Турарович Лаумулин27: США и Европа – это то, что сейчас называют политическим Западом. Они начали активно действовать в Центральной Азии после распада СССР, декларировали общие цели, и внешне вс так и выглядело. Но уже к середине 1990-х годов стало понятно, что стороны имеют разные приоритеты, действуют разными методами.

Политика США в отношении региона оформилась доктринально к августу 1992-го года.

Доклад «Новая геополитика в Центральной Азии», по-видимому, лг в основу действий администрации Буша-старшего. Перед американской стратегией ставилось пять задач – они сохранились и до нашего времени, менялась только их приоритетность:

1) ядерное оружие, которое располагалось в Казахстане (до 1995-го года);

2) судьба углеводородов (вторая половина 1990-х годов);

3) угроза исламского фундаментализма (в то время речь шла об Иране, а не об Афганистане или Саудовской Аравии);

4) межэтнические, межконфессиональные столкновения, гражданские конфликты, 5) недопущение реставрации контроля России в регионе.

Европейский союз не имел концепции, подобной американской. Документы подобного рода стали появляться только в конце 1990-х годов. Лидером в формировании центральноазиатской стратегии Европы была Германия. Европейцы делали упор на оказание технической помощи и на внедрение западных ценностей. Во второй половине 1990-х годов пришло разочарование. Европа ничего не добилась в экономической сфере, хотя, в отличие от американской помощи, которая сводилась к оплате собственных экспертов, организации нелепых программ и конференций, европейский вклад был направлен на поддержку малого и среднего бизнеса. Это было закреплено в Соглашении о партнрстве и сотрудничестве. Затем Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан европейцы стали сворачивать те преференции и привилегии, которые предоставлялись новым независимым государствам. Появились тарифные барьеры, экономическая помощь начала сужаться.

После 11 сентября 2001-го года усиливается американское присутствие, Европа отходит на второй план. Итоги активности США хорошо известны – это открытие военных баз, подписание хартии о стратегическом сотрудничестве, попытки давить по линии МВФ и так далее. Противоречивость стратегии США особенно ярко проявилась на примере Узбекистана. Там столкнулись две линии: одну представлял Пентагон – это реал политик (использование ташкентского режима в качестве союзника для проведения операции в Афганистане), вторую определял Госдеп под контролем Конгресса (соблюдение прав человека, проведение финансово-экономических реформ).

Затем начались цветные революции. Они должны были перекинуться и на наш регион. 2005й год – это пик активности США в нашем регионе. Тогда состоялся саммит ШОС в Астане, совместный демарш этой организации в отношении американского присутствия. К лету г. готовилась цветная революция в Казахстане, но путм невероятных дипломатических усилий нам удалось е предотвратить.



Второй срок Буша-младшего – резкий спад американской активности в регионе. Критика режимов ослабла, отношения вошли в стадию стагнации. Европа в 2007-м году (видимо, на это повлиял факт председательства Германии) приняла стратегию ЕС в отношении Центральной Азии. Это был доктринальный документ, но уже через два-три года стало ясно, что он не работает. Европейские эксперты раскритиковали его и предложили новую интерпретацию стратегии, однако экономический кризис отвлк влияние Брюсселя от нашего региона.

Сейчас очевидно, что Евросоюзу не до Центральной Азии. Мы ничего не ждм от Европы (может быть, только Германия сохранит активность на восточном внешнеполитическом направлении).

В США после выборов, судя по всему, сохранится преемственность курса – он будет носить умеренный, взвешенный характер, будет учитывать интересы России в регионе. Но есть ряд факторов, которые могут возбудить американскую активность в регионе. В первую очередь, это китайский фактор. Возможно, второй срок Обамы омрачится ухудшением отношений с Китаем – тогда значение Центральной Азии существенно возрастт. Другой фактор – иранский. Крупномасштабный и затяжной конфликт с Ираном ещ не снят с повестки дня.

У России сейчас есть уникальная возможность успешно проводить интеграционную политику. Вмешательство западных стран возможно при условии, что российская инициатива перейдт установленные ими Если смена власти в Центральной Азии пойдт по непредсказуемому сценарию, тогда также не исключено вмешательство США.

Бахтияр Исмаилович Эргашев28: Я хочу рассмотреть роль и влияние глобальных игроков в регионе не с их точки зрения, а с позиций стран Центральной Азии.

Для Центральной Азии характерны два долгосрочных вызова:

демографический прессинг (вс более увеличивающееся население стран региона – 65,5 млн человек на данный момент, 82 млн человек – прогноз на Координатор исследований, Центр экономических исследований, Узбекистан.

определнное ограничение для аграрной модели развития (водные и земельные ресурсы для каждой страны ограничены).

Для всех стран региона характерна незавершнная модернизация советского типа. Регион состоит из аграрно-индустриальных стран (за исключением Казахстана) с преобладанием сельского населения. Таким образом, главная стратегическая задача – переход от аграрноиндустриального к индустриально-аграрному укладу экономики. Если рассмотреть роль и место глобальных игроков в Центральной Азии с этой, а не с военно-политической точки зрения, многие вопросы получают новое звучание.

Для США и Европы Центральная Азия не представляет никакого интереса – за исключением выкачивания углеводородов. Только Китай в этом отношении является реальным и активным игроком в регионе.

Минимизируя военно-политический аспект, Китай является главным инициатором и помощником реализации программ модернизации во всех странах региона. Даже Узбекистан, который до последних лет вл очень осторожную политику в отношении Китая, сейчас (особенно – после подписания договора о стратегическом партнрстве) усиливает это Не думаю, что Иран и Турция смогут помочь региону в модернизации – им бы самим модернизироваться.

Если бы наша конференция проходила, например, в Ташкенте, здесь, в списке стран, обязательно бы значилась Южная Корея. Без всяких больших заявлений и договоров эта страна стала одним из главных игроков в экономическом поле региона.

Нина Михайловна Мамедова29: Внимание Ирана к Центральной Азии то усиливалось, то ослабевало. И это понятно – с экономической точки зрения, регион не вызывает особого интереса у ведущих держав мира.

Но в последнее время, судя по заявлениям и визитам иранских руководителей, можно сказать, что внимание к Центральной Азии усилилось. Я думаю, это связано с тем, что давление на Иран со стороны западных стран увеличилось, а экономические связи сократились. В таких условиях Иран вынужден искать те ниши, которые могли бы представить интерес для него и не представляют интереса для иностранных инвесторов, которые видят в Центральной Азии лишь источник энергоресурсов. Действительно, Иран не принимает сколько-нибудь значительного участия в добыче нефти и газа, но он активен в ТЭК с точки зрения транспортировки и вывода энергоресурсов на региональные и мировые рынки.

Центральноазиатские государства, особенно Казахстан и Туркмения (в них особенно сильны позиции иностранных компаний), не могут не учитывать наличие санкционного режима в отношении Ирана. Использование иранских проектов по выводу энергоресурсов для них – возможность ослабить свою зависимость от российской трубопроводной системы. Это можно понять и считать, что диверсификация – в их интересах. С другой стороны, они также боятся попасть в зависимость от Ирана с его сложными отношениями с Западом и странами Персидского залива. Тем не менее, попытки Ирана можно назвать успешными – например, в Туркмении недавно построили терминал для вывоза сжиженного газа.

Поставки нефти из Казахстана по схеме своп – второй момент, который Иран периодически использует. Но они нерегулярны и не очень велики.

Заведующий сектором Ирана, ИВ РАН Практическое участие Ирана в такой трубопроводной системе очень не велико, несмотря на заинтересованность всех сторон.

Интерес Ирана заключается даже не столько в том, чтобы экспортировать ресурсы в страны региона, а в том, что это выводит его из состояния международной изоляции, повышает уровень его С моей точки зрения, вопросы безопасности перевешивают экономический интерес. Для стран, связанных с Ираном системами газопроводов (Туркмения, Армения, Турция), ситуация обратная – им иранские ресурсы выгодны в экономическом смысле. Эти страны начали вести себя на рынке газа более независимо (особенно в отношениях с Россией).





Заинтересованность в ТЭК проявляется через сотрудничество в электроэнергетике. Иран принимает участие в строительстве электростанций и в транспортировке электроэнергии, в создании единой энергосистемы региона. В этом отношении позиции Ирана могут быть более прочными, эта отрасль пока не попала под санкционный режим. А для стран Центральной Азии проблема энергетической безопасности является весьма острой, особенно для стран с большим потенциалом гидроресурсов (Таджикистан).

Иран использует заинтересованность стран Центральной Азии в создании транспортной сети. Но и здесь вс очень сложно. Лоббируемый Ираном проект строительства железной дороги вдоль Каспия, который совсем недавно был одобрен всеми странами Центральной Азии, на данный момент фактически заморожен. Сейчас Туркмения отказалась от иранского проекта строительства железной дороги вдоль Каспия. Узбекистан и Туркмения заявили о свом интересе к проекту железной дороги в обход Ирана.

Я считаю, что такое «выдавливание» Ирана уменьшает его заинтересованность в сохранении стабильности в регионе.

Остановлюсь на культурно-идеологическом аспекте. В последние двадцать лет Иран в общении с соседями использовал такой компонент, как общее историческое и культурное прошлое. Во всех странах региона созданы и активно работают иранские культурные центры. Идеологическая экспансия в виде идеи экспорта исламской революции фактически сошла на нет. Никакой практической деятельности в этой области в отношении Центральной Азии Иран не ведт.

Опыт урегулирования войны в Таджикистане и отношение к талибам в Афганистане показали, что Иран всячески пытался снизить накал экстремизма и обеспечить спокойствие на своих границах. Конечно, религиозное влияние Ирана на исламские движения сильно ограничено, хотя Иран постоянно подчркивает необходимость единства в рамках общей мусульманской уммы. Однако нельзя исключать и другого варианта: загнанный в угол Иран может попытаться использовать исламский фактор, поддерживая движения, оппозиционные светским режимам стран региона. Опыт у него есть – достаточно вспомнить его взаимоотношения с суннитским ХАМАСом и Исламской партией Узбекистана.

В целом, Центральная Азия для Ирана – это возможность снизить политическую изоляцию.

Он не ведт борьбу за экономическое лидерство и не является конкурентом России и Китаю.

Его влияние в последнее время было стабилизирующим, а поддержка исламских движений не выходила на уровень государственной поддержки и на уровень конфронтации с государственной властью стран Центральной Азии. Низкий уровень экономической, военной и политической взаимосвязи позволяет предположить, что, в случае военного решения проблемы иранской ядерной программы, он не получит поддержки от стран Центральной Азии.

Но нужно учитывать, что исламские настроения в регионе очень сильны. Нельзя не учитывать того, что характерная для всех режимов региона клановая экономика, теснейшая связь правящих кланов с компаниями США и Европы подогревают эти Вероятность социального взрыва, на мой взгляд, очень велика. Можно даже прогнозировать поддержку Ирану через различные добровольческие исламские отряды, несмотря на разницу в мазхабах.

Стегний Петр Владимирович30: «Борьба за территории», «блоковые подходы» – это понятия XIX-XX веков. Положение дел в Центральной Азии и на Ближнем Востоке является частным случаем глобального переформатирования мира. Это новая политическая карта (после распада СССР) с новыми балансами, с тенденциями к новой расстановке сил.

Стремление к демократизации вытекает из данной ситуации. Это новая конфигурация государств, которые декларируют себя идеологически однородными (в смысле приверженности идеалам демократии) и в то же время имеют целые группы новых противоречий, рождающих новые по форме конфликтные ситуации.

Направляя объективные процессы демократизации, наши западные партнры делают ряд просчтов (возможно, стратегического характера). Принципы самоорганизации общества в форме демократии, очевидно, имеют тенденцию к универсализации. Но страны Запада пытаются продвигать «пакет» собственных представлений о гражданских свободах, о правах человека, об этической модели поведения. Это порождает конфликтные ситуации, принимающие острые политические формы. Неолиберальный подход к гражданским свободам представляется мне наиболее опасным раздражителем, который может привести к коллизиям как на Ближнем, так и на Среднем Востоке. Обратите внимание на сентябрьские антиамериканские выступления в арабском мире: они были вовсе не против демократии.

Вторая группа рисков – это попытка играть на приходе к власти исламистов в арабском мире и в Центральной Азии, попытка столкнуть шиитов и суннитов. Это абсолютно искусственная, но чрезвычайно опасная схема (попытка тылового окружения Ирана и другие расчты тактического характера).

Третий фактор – иранская ядерная программа. Это чувствительная тема, и к ней можно относиться как к маргинальному вопросу. Но я считаю, что это один из факторов, от которого зависит стабильность в Центральной Азии. Это проблема нераспространения, и она должна решаться в этой плоскости – с безусловным уважением к мнению МАГАТЭ и повышенной кооперативности самого Ирана в рамках «шестрки». Обсуждение деталей нанесения единоличного удара по Ирану в Израиле в июле-августе 2012-го года – это предупреждение для всех нас. Неправильно ждать, пока внешние игроки решат проблемы безопасности региона.

Сергей Валентинович Уткин31: Уже было сказано, что Центральная Азия слишком далека от Европы, ей не интересна (за исключением вопроса энергоресурсов). Но на мой взгляд, такой подход – несколько упрощнный, он не учитывает долгосрочную перспективу.

Вклад Европы на данный момент, безусловно, ограничен условиями экономического кризиса. Но экономический кризис не вечен, и ЕС в обозримой перспективе будет обладать достаточно внушительными ресурсами для проведения активной политики в третьих странах Чрезвычайный и Полномочный Посол, бывший посол РФ в Израиле и Турции Заведующий Отделом стратегических оценок ЦСА РАН и регионах. В определнных аспектах у ЕС есть шансы стать более конкурентоспособным игроком в Центральной Азии, чем, например, Россия. Само понимание сложностей в отношениях с Центральной Азией очень выгодно для ЕС. В России, в свою очередь, часто обманываются единым языковым пространством, мнимым взаимопониманием с Центральной Азией.

Вся работа европейцев в регионе чтко структурирована, много внимания уделяется повышению видимости присутствия ЕС. Основные приоритеты – борьба с бедностью, улучшение образовательных систем, поддержка малого бизнеса – традиционно называются «техническими». Но здесь технические и политические моменты тесно связаны. Начиная с сугубо гуманитарной тематики, ЕС обеспечивает себе очень хорошую базу в регионе. Мы можем говорить о феномене развития по принципу функционализма. Как сам Евросоюз развивался от технических вопросов общего рынка угля и стали к мощному объединению, так и здесь.

Прозвучало такое мнение, что ЕС и США не помогут региону. Но регион вс-таки должен помочь себе сам. Никто извне не сможет изменить ситуацию принципиально. Как только партнры из региона будут готовы к тому, чтобы выйти на новый этап в отношениях с ЕС, он будет всячески это приветствовать. Сейчас идт подготовительный этап.

27 ноября 2012-го года высокий представитель ЕС по внешней политике начинает турне по странам региона; состоится совет на министерском уровне (ЕС – Центральная Азия). То есть отношения с Центральной Азией присутствуют на повестке дня Евросоюза. Вряд ли приоритетность этого вопроса снизится. Важно то, насколько страны региона готовы идти на более тесное взаимодействие с ЕС.

Вячеслав Яковлевич Белокреницкий32: Турция некогда играла очень важную роль в Центральной Азии. В начале 1990-ых годов Турция пыталась стать «локомотивом» в развитии Центральной Азии. Сейчас эта роль оставлена в силу объективных обстоятельств (недостаточность экономического потенциала, отвлечнность на арабские страны). Но у Турции остаются определнные позиции и связи в регионе, для не это перспективное направление. Не исключено, что вскоре Турция снова будет весьма активно представлена в центральноазиатском регионе.

Есть такая структура – Development aid – организация восьми развивающихся мусульманских стран (Исламская восьмрка). Восьмой саммит этой организации недавно прошл в Исламабаде, и там присутствовали лидеры Турции, Ирана, Индонезии, Нигерии… на высшем уровне было представлено пять государств. Эта организация была создана по инициативе Неджметтина Эрбакана. В перспективе она тоже может стать важным игроком.

Ирина Яковлевна Кобринская33: Вопрос к С.В. Уткину. Вы говорите, что у Евросоюза есть определнная стратегия в отношении Центральной Азии. Насколько эта стратегия обладает кондициональностью? Вы говорите, что страны региона должны проявить готовность. Но им сейчас не до того. Если речь будет идти о том, что им дадут то, что давали странам Восточной Европы в рамках «Восточного партнрства», я не знаю, будут ли они вообще что-то делать. Те программы, которые Вы называете «техническими» на самом деле очень важны в решении социальных проблем. Но будет ли ЕС действовать, закрывая глаза на то правовое поле, которое есть в этих государствах?

Заместитель директора Института востоковедения РАН Заместитель директора по научной работе ЦСА РАН Сергей Валентинович Уткин: Я думаю, что слово кондициональность не слишком подходит – речь не идт о перспективе членства в ЕС, ситуация совершенно другая. Здесь имеет место другой термин, который известен из практики НАТО – так называемый performance-based process (процесс, основанный на динамике). Как эта динамика идт – так и принимаются решения. Если страны региона не готовы пойти на более тесное взаимодействие с ЕС в каких-то областях, ЕС принимает это к сведению и действует в других областях. На мой взгляд, дело не в том, чтобы подтолкнуть страны к развитию насильно, а в том, чтобы дать им в руки инструменты. Именно это готов предоставить ЕС. Я думаю, что ценностные различия преувеличиваются. Существующие проблемы преодолимы.

«Пути и механизмы решения проблем региона ЦА. Роль России»

Винокуров Евгений Юрьевич34: Я хотел бы представить вам проект крупного социологического исследования, которое было проведено нашим Центром в сотрудничестве с одиннадцатью социологическими организациями СНГ и Грузии. Всего по пространству СНГ было опрошено более 13-ти тысяч человек. Опрос репрезентативен. В том числе были отработаны четыре центральноазиатские страны – Центральная Азия минус Туркменистан.

Этот проект, который получил название «Интеграционный барометр», показал, что постсоветское пространство уже давно не является единым пространством в том, что касается интеграционных предпочтений. Интеграционные предпочтения стратифицированы по странам и субрегионам.

Кавказский регион сильно дифференцирован, Азербайджан демонстрирует фантастическую степень ориентации на Турцию, Молдова ориентируется на Румынию и ЕС примерно в той же степени, что и на Украину и Россию. На общем фоне выделяется Центральная Азия, которая демонстрирует удивительную в свом постоянстве ориентацию на Россию.

Респондентам был задан вопрос: «Как Вы относитесь к Таможенному союзу (Россия – Казахстан – Белоруссия)?» Было получено 80% положительных ответов (Казахстан). Наши коллеги из КИСИ провели похожий опрос на несколько месяцев позже, чем мы, и получили цифру в 76%. На мой взгляд, такое совпадение чисел подтверждает корректность этой социологической работы.

Любопытно, что не входящие в состав Таможенного союза страны – Таджикистан и Киргизия – продемонстрировали высокую степень одобрения (76% в Таджикистане и 67% в Киргизии). Мне кажется, из этого можно сделать вывод, что восприятие в этих странах готово к началу практических переговоров по вступлению Таджикистана и Киргизии в Таможенный союз и ЕЭП.

Очень любопытно, что высокие результаты получены и в Узбекистане – 67% одобряют идею Таможенного союза (именно одобряют идею – речь не шла о поддержке вступления Узбекистана в Таможенный союз). Тем не менее, на фоне высокого уровня изоляционизма, который показал «Интеграционный барометр», поддержка узбеками идеи региональной экономической интеграции бросается в глаза.

Помимо данного вопроса, было задано порядка полутора десятков вопросов из самых разных сфер – экономического, социально-культурного, военно-политического взаимодействия.

Директор Центра интеграционных исследований, Евразийский банк развития Практически все они показали, что Россия до сих пор пользуется исключительным кредитом доверия в регионе. В вопросе о привлекательности инвестиций из-за рубежа Россия стоит практически на первом месте (наряду с Японией и Германией). В вопросе о привлечении квалифицированных кадров, о привлекательности научно-технического сотрудничества, культуры и искусства Россия лидирует.

Было также задано несколько вопросов военно-политического характера. Например: «Какие из перечисленных стран являются дружественными для нашей страны, на чью поддержку можно рассчитывать в трудную минуту?» По Таджикистану 96% – ответ «страны бывшего СССР и Россия». В Узбекистане и Киргизии тот же ответ дали 90% респондентов, в Казахстане – 89%.

Получается, что на сегодняшний день Россия по-прежнему является наиболее привлекательным партнром для жителей Центральной Азии во всех сферах. Но никто не дат гарантий, что так будет всегда.

Владимир Георгиевич Барановский: Очень интересное исследование. Думаю, для многих из нас такие результаты были ожидаемы. Но хочу напомнить о том, что говорил С.В.

Уткин в конце прошлого заседания. Мы относимся к таким цифрам, как к чему-то самому собой разумеющемуся. Поэтому, вероятно, можем легко потерять этот кредит доверия. Нам нужно к этому относиться взвешенно: конечно, такие результаты говорят о потенциале наших возможностей, нашего влияния и взаимодействия со странами Центральной Азии, а с другой стороны, не нужно легкомысленно полагать, что это нам дано раз и навсегда. Ведь центральноазиатские страны ищут и другие возможности и опции.

Рустам Талгатович Ганиев35: В последнее время заголовки статей в аналитических журналах пестрят сообщениями о возвращении России в Центральную Азию, об изменении расстановки сил в регионе между державами в пользу России, о том, что Россия проснулась от летаргического сна и уходит от декларативного характера отношений с Центральной Азией. Даже в СМИ Китая говорят о том, что в Центральной Азии чаша весов склоняется в пользу России. То есть создатся впечатление об усилении России в регионе. Но попробуем разобраться, что же происходит на самом деле.

Военная сфера. В сентябре-октябре В.В. Путин посетил Таджикистан и Киргизию: были достигнуты определнные договорнности. Важно, что эти визиты обеспечили России стабильное военное присутствие в регионе на перспективу в 20-30 лет.

Роль КСОР и ОДКБ в регионе по всем внешним признакам усиливается, одновременно идт наращивание их военных сил и перевооружение. Проблема – выход Узбекистана из ОДКБ.

Хотя в ряде статей говорится о росте проамериканских настроений в Узбекистане, для меня такая точка зрения не однозначна. Во-первых, для Узбекистана очень важен вопрос сохранения политической безопасности. Для Узбекистана свежи ещ воспоминания об Андижане (2005 год). Поэтому сегодня И.Каримов проводит более осторожную и взвешенную прагматическую политику. К тому же, есть опасения по поводу распространения «арабской весны». Поэтому Узбекистану сегодня отводится вполне определнное, далеко не центральное место. Нам нужно понимать, что Узбекистан не верит никому – ни американскому, ни нашему руководству. Необходимо найти удобный момент для налаживания отношений, и здесь инициатива, безусловно, должна исходить от России.

На деле же Россия как будто обиделась на политику И.Каримова и пытается его проучить посредством водно-энергетических проектов на территории Киргизии и Таджикистана.

Директор Центральноазиатского научно-исследовательского центра, Екатеринбург Экономическая сфера. Позитивный момент – Россия списала долги Киргизии и подтвердила оказание экономической помощи при строительстве Камбаратинской ГЭС и ВерхнеНарынского каскада с распределением акций 50 на 50, а не 75/25, как это было раньше. То есть была сделана ставка на взаимопомощь и поддержку. Наметились перспективы вхождения Киргизии и Таджикистана в Таможенный союз. В ближайшей перспективе Россия может взять на себя комплекс проблем этих стран, что вполне ожидаемо, так как самостоятельно они их вс равно решить не смогут. Чем быстрее это произойдт, тем лучше, наверно, будет для этих стран.

Отрицательные моменты – рост противоречий России с Узбекистаном: сворачивание крупных российских проектов в Узбекистане («МТС», «Вимм-Билль-Данн», сеть магазинов «Книжный мир»). Кроме того Объединнная авиастроительная компания (РФ) была вынуждена прекратить сотрудничество с Ташкентским авиационным производственным объединением, которое раньше являлось головным предприятием по производству грузовых самолтов ИЛ-76. Производство новой модели этого самолта было перенесено в Ульяновск.

В июле 2012-го года «АвтоВАЗ» объявил о прекращении работы четырх своих дилеров в Узбекистане из-за высоких ввозных пошлин, которые доходят до 60%. Продажи российских автомобилей в Узбекистане в последние годы в Узбекистане резко снизились. Таким образом, российский бизнес постепенно выдавливают из Узбекистана. Причм у меня складывается впечатление, что по всем эпизодам просматриваются какие-то политические решения, поскольку все дела имеют широкий резонанс – что вообще не характерно для Узбекистана. В то же самое время газовые контракты в Узбекистане (например, «Лукойл») неприкасаемы. Наверно, потому, что это стратегически важная отрасль для Узбекистана.

Рост напряжнности по поводу строительства ГЭС – проблема, которую нельзя решить без учта интересов Узбекистана. Вода – это стратегическое оружие Центральной Азии. Пока что Россия имеет все шансы на роль посредника в урегулировании этих спорных вопросов.

Но создатся впечатление, что в Москве ещ не осознали жизненную важность этой проблемы для ряда государств Центральной Азии. С другой стороны, наоборот: есть опасения, что Россия прекрасно понимает все тонкости водной проблемы, и совместные проекты строительства ГЭС – великолепный инструмент давления на страны региона для отстаивания своих интересов. Мне кажется, что, в условиях создания Евразийского союза, главная задача России на сегодня – объединять и созидать, не создавая дополнительной напряжнности в регионе.

Гуманитарная сфера. В этом направлении у России наиболее сильные упущения (на фоне имеющегося потенциала – язык, культура, религия, общее историческое прошлое). Не нужно забывать и о наших соотечественниках, живущих в странах Центральной Азии. Хотя им тут повезло больше всего – их проблемами занимаются такие организации, как Россотрудничество, Русский мир, задействована Федеральная программа по переселению соотечественников в Россию. В ноябре вышло интервью К.И.Косачева (руководитель Россотрудничества), в котором была провозглашена новая мегацель – консолидация русского мира. Звучит размашисто и по-русски: в свом интервью К.И.Косачев приводит цифры, которые явно не соответствуют поставленным задачам. Он говорил, что особое значение приобретает работа с молоджью и привлечение молодых соотечественников на учбу в Россию. Он говорил не о Центральной Азии, а об АТР. В 2012-2013 году для иностранных граждан и соотечественников выделено 114 мест на обучение по программам вузовской и послевузовской подготовки.

Мне кажется, что актуальным и востребованным является и другое направление – программа образования для иностранных студентов (которых в России не так уж и много). Спрос на российское образование в Центральной Азии вс ещ имеется. Для примера я приведу цифры Института международного образования, которые говорят о том, что США (по данным 2010го года) зачислили 670 тысяч иностранных студентов (преимущественно из Индии, Китая и Южной Кореи; из России – 5 тысяч студентов). Американцы не ставят себе задачу консолидировать американский мир, они просто делают его американским, как мы видим из этих цифр.

Серьзная работа должна проводиться с нашими соотечественниками по вопросам толерантности, политкорректности, информированности о процессах, происходящих у наших соседей. Начинать нужно со студенческой скамьи. Сейчас лишь немногие ВУЗы могут похвастать наличием спецкурса по истории и культуре миграционных процессов.

Сегодня страны Центральной Азии не представляют интереса для российских граждан.

Центральная Азия в глазах обывателя – край, откуда приезжают гастарбайтеры. Если и есть какая-то информация, то негативная – наркотики, коррупция и проч. России необходимо разработать внятную гуманитарную стратегию в отношении Центральной Азии.

Итак, Россия сформировала долгосрочный базис для поддержания коллективной безопасности всех членов ОДКБ на ближайшие 20-30 лет. До сих пор такого в регионе не было (единое военное пространство), а начинать какие-либо проекты в условиях отсутствия внешней безопасности – это большой риск.

Хочется верить, что это лишь первый шаг в развитии российско-центральноазиатских отношений. Логика России вполне определена, но мне хотелось бы видеть какой-то последовательный план российского руководства. Я его представляю таким:

1) Застраховать риски – обезопасить себя в военном отношении на долгосрочную 2) Договориться о единых правилах взаимодействия на пространстве России и Центральной Азии. Подведение единой правовой базы. В рамках двусторонних соглашений сделать это будет сложно. Нужно задействовать какой-то инструмент – Таможенный союз или Евразийский союз – для решения спорных вопросов.

Но пока в этом плане я не наблюдаю гуманитарной составляющей. ЕС, например, в своих программах большое внимание уделяет образовательным проектам. Нам есть чему поучиться у них.

Бахтияр Исмаилович Эргашев36: Действительно, тема приостановления членства Узбекистана в ОДКБ сейчас является одной из ключевых в дискуссии по Центральной Азии.

В декабре это приостановление будет утверждено. Определнный алармизм присутствует, но я бы хотел поговорить о другом. Никто не отменял наш договор о стратегическом партнрстве между Россией и Узбекистаном. Мне кажется, это основополагающий документ для наших отношений. Россия остатся крупнейшим внешнеторговым партнром Узбекистана. Я думаю, в ближайшие годы никто не сможет лишить е этого статуса.

Есть две точки зрения: выход из ОДКБ расширяет поле политического манвра для Узбекистана или сужает. Я считаю, что расширяет (и не мешает сотрудничеству Узбекистана и России). Даже при реализации наихудшего сценария в Афганистане – существует большой опыт сотрудничества Узбекистана и России в решении афганских вопросов. Вряд ли у России будет более сильный и наджный партнр в данном аспекте, чем Узбекистан. Это не просто слова: 1990-е годы и начало 2000-х показали, что уже наработаны определнные механизмы, и они будут функционировать.

Узбекистан подписал договор о зоне свободной торговли в СНГ. В ближайшие годы дальше мы не пойдм. Любой специалист по Центральной Азии понимает: на данный момент это предел интеграционной активности Узбекистана. Я согласен с цифрами, приведнными Координатор исследований, Центр экономических исследований, Узбекистан Е.Ю.Винокуровым, - отношение к другим интеграционным инициативам очень хорошее, но для нас приоритет – двусторонние отношения с Россией по вопросам развития региона.

Андрей Иванович Суздальцев37: Существует точка зрения, что Таджикистан и Киргизия посредством присоединения к Таможенному союзу могли бы решить часть своих социально-экономических проблем (и даже водно-энергетическую проблему). К сожалению, нельзя сказать, что Таможенный союз готов принять эти государства. Хотя наше руководство пытается ускорить процесс их вхождения в Союз. Вс-таки, приходится признать, что объявленный экономический эффект от работы Таможенного союза непонятен, непрозрачен. Вычленить заслугу Союза в выросшем товарообороте очень сложно. И в Казахстане, и в Белоруссии активно развивается мысль о том, что Таможенный союз недодат. На него ссылаются, когда речь заходит о росте цен на товары народного потребления. Даже несмотря на то, что 92% рынка Таможенного союза – это российский рынок, можно считать, что таможенные границы мы отдали: мы их не контролируем.

Белорусская таможенная служба находится в очень странном состоянии. Есть случаи, когда используется не Единый таможенный кодекс, а кодекс белорусский, который не должен использоваться. То же бывает и в Казахстане. Работа Единой евразийской комиссии также вызывает удивление – она совершенно не прозрачна. Есть проблемы с контрабандой, с едиными экономическими зонами. Эти проблемы нарастают. В нынешней стадии Таможенный союз – очень «сырая» организация. Она производит впечатление «входного терминала» на китайский рынок – наши соседи являются такими терминалами для входа на китайский рынок. В таком случае вступление в Таможенный союз Киргизии, которая обладает одним из самых мощных в Центральной Азии китайским товарным хабом, вызывает много вопросов. Как мы будем сохранять российский малый и средний бизнес – он ведь будет просто ликвидирован?

Россия вступила в ВТО, и Таможенный союз проходит мощную трансформацию, подгоняется под условия организации. Киргизия вступила в ВТО на очень низких условиях, и мы не должны об этом забывать. Мы не должны забывать, что мы берм на себя огромные обязанности в плане водно-энергетической проблемы – и нам не справиться с таким объмом. Мы вползаем в тяжлые этнополитические конфликты, которые существуют в этом «коридоре» Киргизия – Таджикистан.

Таким образом, Таможенный союз ещ не готов, но это ничего не значит, ведь существует очень жсткое политическое расписание по ускорению интеграционных процессов.

Станислав Вячеславович Жуков38: Прозвучала очень правильная мысль:

безопасность – это, прежде всего, стабильность. Хочу добавить, что экономическое измерение безопасности является приоритетным, потому что пока данные страны не выйдут на траекторию устойчивого экономического развития, говорить об иных аспектах безопасности бессмысленно.

Экономическая теория учит нас, что пространство и расстояние имеют свою экономическую цену. Если говорить просто, пространство и расстояние отражаются в транспортных издержках, в издержках входа/выхода в центральноазиатское пространство, в издержках распространения технологий. С этой точки зрения константой является то, что страны региона типологически принадлежат к государствам, не имеющим выхода к морю или к Заместитель декана ФМЭиМП НИУ ВШЭ, доцент кафедры мировой политики НИУ ВШЭ Руководитель Центра энергетических исследований ИМЭМО РАН торговым коммуникациям. Соответственно, процесс экономического роста в этих странах всегда будет оставаться крайне сложной задачей.

По сути дела, в данных сложных условиях единственные предпосылки для создания национальных экономических систем появились в тех странах, которые располагают крупными углеводородными запасами глобального значения (это касается всего постсоветского пространства). Регион делится на две группы: Казахстан (нефть) и Туркменистан (газ) и все остальные. Причм только Казахстан развивается по относительно устойчивой траектории роста. Постепенно на эту траекторию вступит и Туркменистан.

Политико-экономические константы в регионе также уже сложились. Когда мы говорим о нефтяном комплексе Казахстана, мы говорим о комплексе транснациональных американских и западноевропейских корпораций. Все сколько-нибудь крупные нефтяные проекты в Казахстане обеспечиваются не самим Казахстаном.

В последние 10 лет туда добавился и Китай – второй игрок в нефтегазовом секторе. Игрок исключительный, так как Казахстан и Китай впервые соединились трубопроводом, который не проходит через территории транзитных стран, что стратегически очень важно. Мы знаем, что в ходе кризиса, который поразил все постсоветские экономики в 2008-м году, Казахстан в рамках китайских кредитов («кредиты в обмен на природные ресурсы») получил значительные финансовые вливания, чтобы поддержать свою финансовую систему, которая была в кризисе, и без этих вливаний, по-видимому, развалилась бы. Так КНР упрочила свои позиции в нефтяном секторе.

Я считаю, что по мере того, как цена на нефть несколько снижается – на европейском рынке образовался избыток нефти – вполне возможно (при соответствующем желании сторон) формирование связки «американские компании – китайские компании – Центральная Азия».

Вторая крупная энергетическая связка, которая уже сформировалась в центральноазиатском регионе, – это Туркменистан – Китай. Туркменистан является крупнейшим поставщиком газа в Китай (в этом году объм поставок достигнет 25-ти млрд м3). Китай – эксклюзивный партнр Туркменистана: китайские компании единственные получили право осваивать наземные месторождения Туркменистана (остальные могут осваивать только оффшорные участки). Китай – крупнейший донор Туркменистана (та же схема «кредит в обмен на природные ресурсы», е масштабы достигают 10 млрд долл.). Китай по большей части получает так называемый equity gas – газ, который является собственностью китайских компаний, добывающих его на территории Туркменистана.

Удивительно: несмотря на всю нестабильность в регионе, Китаю удалось совершить понастоящему прорывной региональный проект – туркменская газовая труба несколько сотен километров проходит по территории Узбекистана, Казахстана и только потом вливается в общекитайскую сеть. Хотя мы вс время говорим в будущем времени, Китай уже вполне в регионе освоился.

Каких-то других масштабных проектов, сравнимых с проектами Казахстана (нефтяной сектор) и Туркменистана (газовый сектор), на данный момент не наблюдается. Если говорить о России – она сама обладает колоссальными углеводородными ресурсами. Для российских компаний ресурсы за рубежом – в странах с огромными социально-политическими и прочими рисками – зачастую не представляют интереса. Но посмотрите на действия компании «Лукойл» в Узбекистане (с конца сентября‘2012 к общей газопроводной системе Туркменистан – Китай подключился и Узбекистан: он начинает направлять в Китай возрастающие объмы газа) – он ищет себе место в этой «узбекско-китайской трубе».

«Лукойл» ищет себе рынок сбыта – им становится Китай.

Я услышал очень опасный тезис, что Россия должна взять на себя ответственность за решение проблем данного региона. Но ведь регион сам должен решать свои проблемы. На самом деле, перед Россией стоят совершенно другие экономические задачи. Это модернизация, потому что сырьевая модель роста для нас исчерпана. Политика России в Центральной Азии должна быть вписана в эту общую стратегическую линию. Нужно понимать, что, с учтом объективных возможностей развития данного региона, ожидать там каких-то экономических чудес не приходится. Это длительный, медленный процесс, с маленькими победами Нужно холить и лелеять те линии экономического взаимодействия, которые действительно очень выгодны и для России, и для Центральной Азии. В первую очередь я имею в виду приграничное партнрство российских и казахских территорий. Хотя тут тоже возникает вопрос – какова база этого партнрства. Тем не менее, это важное направление. Во-вторых, предельно жстко нужно оценивать те экономические проекты, которые предлагаются и рассматриваются для реализации. Тут много говорили о проектах ГЭС – но каковы рынки сбыта такого огромного количества энергии? При всм мом уважении к Афганистану, Пакистану – это неплатжеспособные страны. Почему российский бюджет должен нести в этом вопросе колоссальные издержки?

Третий момент: идеология наших партнров – это очень активная идеология, направленная на извлечение максимума возможностей для себя. Во всм мире сейчас интеграционные образования являются открытыми (возможно одновременное участие в различных интеграционных проектах). Пример: Казахстан, безусловно, наш приоритетный партнр. Тем не менее, в октябре начало действовать толлинговое соглашение Казахстана и Китая, по которому казахская нефть направляется в Китай и возвращается в Казахстан в виде нефтепродуктов. Предложив такое решение, Казахстан вытесняет со своего рынка российские нефтепродукты. Очевидно, что мы сталкиваемся с очень активным отстаиванием экономических интересов. И оно будет ещ усиливаться.

Елена Борисовна Яценко39: Много можно говорить о создании Евразийского союза, но политическое решение принято, а значит, процесс пошл. Евразийский союз создат перспективу изменения всего евразийского пространства. Речь идт о создании нового формата центральноазиатской части СНГ. Над этим уже нужно думать. Более того, создание такой новой формации позволяет нам думать о выстраивании своего лобби в некоторых вопросах.

Есть такая полузакрытая тематика – «Содействие международному развитию». Россия принимает в ней участие уже с 2006-го года, у нас даже есть собственная концепция. Де-юре и де-факто в Центральной Азии мы являемся значимым игроком на этом рынке. Пока что мы имеем не очень правильно институционально выстроенные структуры.

По поводу вопросов образования – 66% российских инвестиций в Таджикистане идут на образование. Совокупная (от всех инвесторов) часть средств, которая идт на образование, по материалам сайта таджикского Госкомитета по инвестициям).

У нас существуют две программы поддержки соотечественников за рубежом. Некоторые эксперты говорят, что это взаимодополняющие программы, другие – что взаимоисключающие. Программа по содействию переселению наших соотечественников изза рубежа, может быть, не очень эффективна, но, по крайней мере, она существует, и мы дам возможность людям вернуться в Россию. Вторая программа, которая должна поддерживать организации наших соотечественников за рубежом, тоже работает: на не Президент Фонда «Наследие Евразии»

выделяются большие средства. Но по моему личному мнению, наши соотечественники встаки должны жить в России. С 1989-го по 2011-ый год количество россиян, проживающих в Центральной Азии, сократилось на 3,7 млн человек. Сейчас там проживает порядка 5,9 млн человек (по данным статкомитетов стран Центральной Азии). В каждом государстве ситуация своя, но в процентном соотношении русскоязычная среда утратила от 15% - в Узбекистане, до 82% - в Таджикистане. В прошлом году при МИДе был создан Фонд поддержки наших соотечественников – это тоже определнный вклад.

Гуманитарное пространство времн СССР дало возможность повысить уровень грамотности населения в странах Центральной Азии до 99%. Для сравнения, рядом, в Афганистане, грамотность составляет 29%. То есть за пределами постсоветского пространства две трети населения безграмотно. И это угроза, с которой необходимо бороться. У нас существует несколько органов госвласти, которые должны этим заниматься. Пока, к сожалению, мы, в отличие от стран Запада, не присутствуем в качестве отдельных образовательных проектов в министерствах образования государств Центральной Азии. У нас нет элитных школ, которые, например, начинает открывать в Киргизии Китай. Но в этом году будет создана Национальная программа содействия международному развитию, куда войдут такого рода проекты. Россия и е партнры по ОДКБ, ШОС и другим организациям создают на северной границе Афганистана различные пояса безопасности, типа антинаркотического, антитеррористического и проч. Но без продвижения гуманитарных и, в частности, образовательных проектов мы всегда будем бороться со следствием, не устраняя причин.

Александр Иванович Никитин40: Я расскажу о некоторых тенденциях в ОДКБ и военно-политической интеграции. Недавно на 30 лет было продлено размещение базы 201-ой дивизии в Таджикистане. При этом было поставлено политически ограничивающее условие, что российские войска не будут использоваться внутри страны. В 1992-ом году, когда федеральные войска России разнимали Северную Осетию и Ингушетию, они попытались сделать это при помощи спецназа Министерства внутренних дел, но его сил не хватило. И, в нарушение собственной Конституции, Россия использовала войска Министерства обороны внутри страны, а потом, через несколько месяцев, кое-что подправила в Конституции.

Одновременно пришла и другая новость – о том, что в Британии опубликовали доклад по результатам анонимного опроса лидеров Талибана, которые заявили, что Талибан, в принципе, приходит к американских военных баз на территории Афганистана при таком же политическом условии – американцы не должны вмешиваться во внутренние дела Афганистана, а будут только помогать в противодействии внешним угрозам. Не получилось решения по принципу «кто кого». Продлевается военное присутствие в регионе и России, и Обратите внимание на вступление в силу соглашения «О размещении объектов военной инфраструктуры на территории стран ОДКБ». Там есть чрезвычайно важный пункт о том, что отныне ни одна страна ОДКБ не может размещать у себя базы государств, не входящих в ОДКБ, без консенсуса внутри организации. Тут имеется отголосок дебатов по Узбекистану, Киргизии.

19-20 декабря пройдт саммит ОДКБ, на который выносится решение о создании нового структурного органа в ОДКБ – военного комитета начальников штабов – в дополнение к Директор Центра евро-атлантической безопасности МГИМО(У) МИД России совету секретарей и совету безопасности ОДКБ. Будут предложены и очередные меры по укреплению ВПК ОДКБ. Делаются активные шаги на пути к тому, чтобы воплотить в реальность силы КСОР. Заявляется 17 тысяч человек + 4,5 тысячи человек в коллективных миротворческих силах ОДКБ.

Недавно мы спрашивали в научно-экспертном совете ОДКБ, означает ли это окончательный отказ от старых соглашений по КСБР (Коллективные силы быстрого развртывания) для Центральной Азии. Генсек ОДКБ Н.Н.Бордюжа сказал, что это не значит отказываться от них. Будет три компонента: в случае военных действий мы можем собрать из этого конструктора одну конфигурацию по линии КСБР, в случае действий по миротворческому сценарию из сил КМС соберм другую конфигурацию, а в случае нападения талибов – третью. То есть ОДКБ рассматривает вопрос реального применения военных сил в трх сценариях. Но надо помнить, что на практике эти силы собираются на учения на 3-5 дней в году, если не считать банкетов. Вс это только на бумаге. В ЕС есть оперативно-тактические соединения размером в 1, тысячи человек, которые одновременно тренируются, живут в одних Западную прессу пугает количественное сопоставление. 17 тысяч и 4,5 тысячи человек – ровно столько находится в силах ответного реагирования НАТО. Неужели это означает новую волну разговоров о паритете с НАТО? Разумеется, на политическом уровне это отрицается, но остатся вопрос: как будут использоваться эти силы после 2014-го года?

Упомянем, что в последние полтора года произошли серьзные преобразования в процедурных вопросах принятия решений в ОДКБ. Появились случаи так называемого «усечнного консенсуса», когда некоторые страны не возражали против того, чтобы при их неучастии в обсуждении другие участники принимали решения по вопросам, интересующим только этот, суженный круг государств. Строго говоря, это реакция на события в Киргизии.

Руководство ОДКБ было очень обеспокоено тем, что за время событий в Киргизии оно не смогло осуществить консультации, не смогло довести вопрос до принятия решений. Комплекс новых процедурных правил предполагает возможность проводить консультации; считать, что страна дала положительный ответ, если ответа не последовало, и нет возражений против такого решения.

Раньше в своих интервью Н.Н.Бордюжа говорил: «Ненавижу революции!» В последнее время он произносит слова другого толка – «Нельзя брать на себя жандармские функции».

Одно из последних заявлений: «В случае кризиса нужно оказывать помощь руководству, которое на тот момент будет де-факто, а не де-юре». Это очень интересно, особенно – в сопоставлении с действиями НАТО в отношении Бенгази. Раньше ОДКБ говорила, что будет помогать только легитимным властям и по письменной просьбе. Появился вопрос: как ОДКБ будет организовывать принятие решений в случае новых беспорядков при такой эволюции системы взглядов?

Политические регуляции о применении миротворческих сил не исключают возможность их применения за пределами государств ОДКБ. В частности, речь идт о потенциальной операции ООН в Сирии. Россия ведь в последнее время начинает относиться вс терпимее к идее о том, что, если разгорится гражданская война, возможны какие-то миротворческие действия со стороны ООН. Соответственно, в ближайшие 2-3 года ни разу не использованные внутри ОДКБ компоненты возможно будут предложены ООН в качестве нашего вклада в стабилизацию в каком-либо другом регионе.

Афганистан. Талибан однозначно дат понять, что при выводе сил он не пойдт на заключение договоров о прекращении огня по отдельным провинциям – это будет либо вс, либо ничего. Возможна договорнность по стране в целом, создание объединнной комиссии по мониторингу, в которую войдут и представители Талибана, и представители ISAF, и представители афганского правительства. Возникает вопрос: надо ли России и странам Центральной Азии входить в те комиссии по восстановлению (provincial reconstruction teams), которые создаются в связи с выводом военной коалиции. Надо ли пытаться войти в экономическое будущее Афганистана c тем, чтобы уже сейчас потихоньку «втереться» в эти команды, которые обещают серьзные перспективы по экономическому закреплению странучастниц в определнных регионах и провинциях?

Представляется, что необходим координационный совет региональных организаций, в котором генсек ОДКБ и генсек НАТО (плюс, возможно, генсеки ОБСЕ и ООН) могли бы в регулярном и чрезвычайном режимах обсуждать вопросы координации действий. На сегодняшний день их взаимодействие – символическое.

Я бы отметил необходимость начать работу над тем, чтобы в 2014-ом году появился мандат Совета безопасности ООН группе стран ОДКБ на стабилизацию Антитеррористическая, антинаркотическая деятельность вс равно ведтся, а страны Запада любят оформлять е в качестве подмандатных действий, которые «поручены» со стороны мирового сообщества. Вывод коалиции означает перемену тех правил игры, согласно которым мировое сообщество присутствует в Афганистане, - а значит, нельзя упустить этот политический момент. Россия и Центральная Азия должны участвовать в выработке текста нового мандата по Афганистану.

Аркадий Юрьевич Дубнов: Когда мы обсуждаем такие щепетильные моменты, как возвращение Узбекистана в ОДКБ, нам должно учитывать одну формальность, которую мы не привыкли уважать: Узбекистан не был членом ОДКБ. В 2006-ом году Ислам Каримов и Владимир Путин в Сочи после трхчасовой беседы вышли и сказали: «Узбекистан вернулся в ОДКБ». Но для возвращения Узбекистану надо было подписать несколько десятков соглашений, чего не было сделано. Формально Узбекистан не является членом ОДКБ. Я считаю излишней чрезмерную политизацию этого факта.

Может быть, я что-то пропустил, но мне кажется, что Узбекистан только объявил о возможности присоединения к договору о свободной торговле, а не присоединился к нему.

Я только хотел сказать, что иногда мы оперируем понятиями, не придавая значения чткой юридической базе. Вряд ли стоит удивляться, что НАТО не хочет с должным уважением относиться к ОДКБ – где к формальностям относятся весьма фривольно.

Рафик Шамуруллаевич Сайфулин41: Не буду скрывать, что я аффилирован с правительством Узбекистана, и там прекрасно знают, где я сейчас нахожусь и чем занимаюсь. Я бы хотел заострить ваше внимание на некоторых аспектах, которые почему-то уходят в сторону. Вот, у нас в программе заявлено обсуждение «Роль России». Вы понимаете, что у нас, в Ташкенте, Россия стоит на первом месте – неважно, где появляется Политолог, бывший советник Президента Узбекистана проблема – в министерстве обороны, в совете безопасности, в МИДе и т.д. Все остальные домыслы вызывают у нас, по меньшей мере, удивление.

«Роль ОДКБ». Если кто-то читал мою статью в журнале «Россия в глобальной политике», там вс изложено. У меня один вопрос: как вы думаете, сколько бронетранспортров США и НАТО дислоцировано в Афганистане? Я уверен, никто из вас точную цифру не назовт.

Сколько у них машин пехоты? Джипов? Любая дискуссия должна иметь под собой практическую значимость.

Я знаю, сколько этого ржавого железа американцы хотят сбросить в Центральной Азии.

Причм здесь ОДКБ? Тем же киргизам помешают два-три танка? Один продадут, другой оставят, и будет дисбаланс на киргизско-узбекской границе. Вот ведь о чм нужно говорить.

Энергетические проекты: туркмены начинают продавать свой газ через Узбекистан в Китай, узбеки подключаются к этой трубе… зачем здесь ОДКБ? Есть нормальные договоры между субъектами международных экономических отношений. Вс. Зачем искусственно прикреплять какие-то организации?

Владимир Георгиевич Барановский: Вы правы, это требует серьзного разговора.

Но эти проблемы не беспредметны. Вы лучше меня знаете, что это реальность международной жизни. Иногда эта реальность не имеет слишком большого содержания, иногда – имеет. Вы знаете о дискуссиях, которые ведутся, например, в НАТО по поводу того, нужна эта структура или нет. О любой структуре можно сказать, что есть ведь двусторонние соглашения, и зачем что-то ещ?

Рафик Шамуруллаевич Сайфулин: Я не знаю, о чм ведутся разговоры в штабквартире НАТО, но я знаю, по поводу чего ведутся переговоры между киргизами и американцами, таджиками и американцами, узбеками и американцами. Это дат мне возможность рассуждать.

Изабель Факон42: Я не буду говорить о политике России в регионе. Я расскажу о восприятии российской политики на центральноазиатском направлении в Европе.

Почти в каждом государстве Европы наблюдается дефицит исследований Центральной Азии.

У Европы есть интересы в регионе – они связаны с европейским присутствием в Афганистане, с энергетикой и наркотрафиком. Но Центральная Азия остатся на периферии стратегических интересов Европы. И одна из причин заключается в том, что ни одна из стран Европы не проводила серьзных исследований региона – все они фрагментарны и не привязаны к отдельным государствам. У нас есть высококвалифицированные специалисты, но их мало. Например, у Франции имеются реальные экономические интересы в регионе, существовало военное присутствие в Афганистане и Таджикистане. При этом в ключевых органах госвласти Центральной Азией занимались один-два человека. Такая же ситуация наблюдается в учреждениях науки.

К тому же национальная экспертиза в ЕС формируется различными интересами странчленов. Поэтому нам очень трудно достичь успеха в совместной деятельности и выработать более эффективную стратегию в отношении региона. И это касается не только Центральной Азии – то же самое происходит со всеми регионами, находящимися на периферии стратегических интересов ЕС.

Старший научный сотрудник Фонда стратегических исследований (Франция) Европейские эксперты склонны переоценивать системность подхода России к региону Центральной Азии. На мой взгляд, российская политика реактивна. Во-вторых, европейцы не осознают комплексность российских интересов в Центральной Азии. Конечно, речь идт об интересе стратегическом, но этот термин не дат исчерпывающей характеристики. Кроме того, данные исследования не затрагивают проблемы восприятия (позитивного/негативного) российской политики странами региона.

Из-за недостаточного изучения проблем региона ЕС формирует сво представление о российской политике в Центральной Азии на основе своих приоритетных устремлений (которые, как уже говорилось выше, не связаны с Центральной Азией). Например, проект Евразийского союза беспокоит страны Евросоюза с точки зрения вопросов будущего Украины, соседства с Россией – без внимания остатся то, что касается Центральной Азии.

В Европе не наблюдается никакого интереса к ОДКБ – ни на уровне научных исследований, ни на уровне работ журналистов, ни на уровне руководства (по крайней мере, в дипломатических кругах). Безусловно, на то есть политические причины – намеренное неустановление сотрудничества и формальных связей с ОДКБ со стороны НАТО и ЕС. Но по моему мнению, это в большей степени связано с тем, что наше внимание приковано к усилению Китая. В таком контексте ЕС уделяет гораздо большее внимание ШОС, несмотря на то, что ОДКБ во многих аспектах является более дееспособной организацией.

Возможно, такой подход вредит Евросоюзу – мы уклоняемся от изучения проблем, которые могут быть важны в контексте Афганистана после 2014-го года и потенциальных политических кризисов в странах Центральной Азии (грядущая смена руководств). Я не уверена, что ЕС сможет найти достаточные ресурсы, чтобы обратить более пристальное внимание на регион. Но, так или иначе, все единогласно выступают за развитие сотрудничества между странами Евразии по вопросам безопасности, энергетики, миграции и проч.

Полагаю, некоторый вклад в привлечение Европы к проблемам Центральной Азии могут внести Россия и страны региона, выпуская больше трудов на английском языке. Это помогло бы Европе составить правильное впечатление и о российской политике в Центральной Азии.

Кайрат Медербекович Осмоналиев43: Я бы заострил внимание на водноэнергетической проблеме. Мы надеемся на поддержку России в качестве арбитра в решении данного вопроса. Вода – это товар. Уже сейчас есть рынок воды (Иордания, Израиль, Сингапур закупают воду в промышленных масштабах).

Что касается военно-технического сотрудничества Кыргызстана и России, я далк от мысли, что то оборудование, которое мы можем получить после вывода войск коалиции из Афганистана, будет продано. Если ситуация может накалиться, к этому необходимо готовиться, действуя в рамках международного права. Личный визит президента России в Киргизию и оказание поддержки (списание долга, заключение договоров на долгосрочное военно-техническое сотрудничество) говорит о том, что Россия и в будущем рассматривает эту сферу как одно из направлений своей внешней политики. Безусловно, компенсационной модели экономических отношений, при которой затраты на использование воды стран верховья (Киргизия, Таджикистан) должны быть компенсированы поставками нефти, газа. Мы могли бы поставлять электричество в рамках этих бартерных отношений на Проректор Дипломатической академии Кыргызской Республики Сейчас Киргизия и Таджикистан вынуждены продавать электричество за бесценок. В связи с этим у нас уже есть договорнности (в частности с Китаем) о поставках электричества. Для нас это жизненно необходимо. Сложившаяся система наносит ущерб нашим экономическим отношениям.

Интеграция является единственно правильным решением. Мы готовы участвовать в этих проектах с учтом своих национальных интересов.

Константин Львович Сыроежкин44: Меня радует, что на экспертном уровне есть понимание проблем Центральной Азии; есть понимание того, что они носят трхуровневый характер; есть понимание того, что главные проблемы сосредоточены внутри стран и меж странами региона. Внешний фактор вторичен. У меня есть сомнения по поводу того, существует ли такое понимание на политическом уровне.

С механизмами обеспечения безопасности и реагирования на проблемы региона сложнее. За 20 лет появилось много институтов, но их эффективность под вопросом. СНГ, ШОС… эффективность этих организаций на нуле.

Самая эффективная организация – это ОДКБ. Не потому, что она очень хороша, а потому, что альтернативы нет. Но внутри этой организации хотя бы сформированы механизмы, которые могут быть задействованы в случае возникновения тех или иных «пикантных»

ситуаций. К сожалению, ОДКБ в основном ориентирована вовне. Она принимает к сведению угрозы внутреннего характера, но не хочет их решать. Нет механизма их решения.

ОДКБ рассматривается как инструмент наращивания влияния России в регионе. Есть и соответствующая реакция на это у элит, у экспертов.

Отсюда проблема практического применения потенциала ОДКБ. Россия постепенно вытесняется не только с позиций основного торгового партнра и инвестора, но и с позиции security manager. Поскольку миротворческие силы ОДКБ и КСОР – это, в основном, российские рассматриваться в качестве оккупационных.

Существуют объективные противоречия между глобальными игроками в Центральной Азии.

Эти противоречия неразрешимы, консенсус здесь найти невозможно: у каждого игрока свои личные интересы, завязанные на бизнес. Данные противоречия порождают искушение для лидеров центральноазиатских государств поиграть на них. Отсюда – разброд и шатание, которые мы наблюдаем в регионе. «Сегодня мы с этими, завтра – с другими»… кто больше заплатит.

На сегодняшний день не сформировано евразийское пространство безопасности.

Идеологическая база отсутствует.

С невоенными инструментами ещ хуже, чем с военными. Российское языковое и культурное пространство в Центральной Азии сужается, как шагреневая кожа. Если учесть фактор поколений, через 15-20 лет о российском влиянии в регионе можно будет вообще забыть. И Россия ничего не делает в этом направлении.

Идея евразийской экономической интеграции хороша. Проблема заключается в том, что этот проект держится исключительно на политической воле Путина, Назарбаева и Лукашенко.

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан Дай Бог им здоровья… но идеологического, политического и даже экономического обоснования этого проекта нет.

Пан Давей: Много говорят о важной роли Китая в регионе. Но мы психологически не готовы к такой роли. Да, мы достигли большой экономической мощи, но, как вы знаете, этот сдвиг произошл в очень короткий срок. Основа не очень прочная. Для дальнейшего развития нам необходимо упрочить фундамент. У нас много внутренних проблем. И мы должны вести себя ответственно. Мы не заинтересованы в том, чтобы стать глобальным игроком – на данном этапе нас устраивает статус Я был очень удивлн вопросами о противоречиях в российско-китайских отношениях. И России, и Китаю сейчас необходимо обратить внимание на внутренние проблемы. Для решения внутренних проблем необходим мирный и спокойный период в сфере внешней политики. Что касается слухов о том, что в Китае вопрос о границах с Россией считают нерешнным, - это только слухи.

У каждого есть свои интересы. Но Китай разрабатывает свою политику в отношении Центральной Азии, подходя с уважением к исторически сложившимся реалиям.

Активно обсуждается смена власти в Китае.

Считается, что новое поколение политиков, получивших образование на Западе, будет придерживаться прозападных взглядов. Но так говорят люди, не понимающие особенностей Китая. Преемственность нашей политики имеет гарантии. Механизм передачи власти в Китае сформирован. Изменений не будет.

Для обсуждения участникам конференции были предложены несколько сценариев развития ситуации в регионе:

В контексте тех направлений, которые примут политические процессы в Афганистане, предлагаются следующие возможные сценарии развития ситуации в Центральной Азии.

Сценарий 1: пессимистический.

Он предполагает обострение внутригражданского и внутриэтнического противостояния в Афганистане по мере вывода оттуда основных контингентов США и Международных сил содействия безопасности – вплоть до вспышки в Афганистане широкомасштабной вооруженной борьбы. Ее нежелательным итогом (или, напротив - предпосылкой) может стать приход к власти непримиримых талибов и воссоздание ими ситуации, схожей с периодом 1996-2001 гг., когда Афганистан стал прибежищем для «Аль-Каиды» и действовавших под ее эгидой сил международного терроризма, угрожавшего и Центральной Азии, и России, и миру.

Подобный сценарий станет серьезным вызовом для центральноазиатских государств.

Наиболее вероятные риски в связи с этим заключены в следующем:

- распространение боевых действий гражданской войны на территорию приграничных с Афганистаном государств – Таджикистана и Узбекистана;

- внутриполитическая дестабилизация, которая может спровоцировать межэтнические конфликты в Центральной Азии;

- социальная напряженность, которую усугубит массовый приток беженцев с территории Афганистана;

- ухудшение в условиях жаркого центральноазиатского климата и нехватки воды санитарноэпидемиологической обстановки;

- активизация исламистского подполья в Центральной Азии (особенно в Ферганской долине) и объединение его «спящих ячеек» с базирующимися в Афганистане «братьями по оружию»

(боевиками Исламского движения Узбекистан, группировками аль-каидовского типа) для ведения совместных вооруженных антиправительственных действий, подрывающих светскую основу государств региона.

Сценарий 2: умеренно-пессимистический.

В соответствие с ним после вывода в 2014 г. войск западной коалиции из Афганистана и вероятного ухода президента Х. Карзая со своего поста непродолжительный период ужесточения борьбы за власть между различными политическими силами внутри Афганистана завершится приходом к власти «умеренных талибов».

В краткосрочной перспективе для Центральной Азии это не будет иметь таких же драматических последствий, как в случае реализации пессимистического сценария:

- талибы не предпримут прорыва в Центральную Азию с целью захвата ее территорий или установления в этом регионе халифата;

- узбеки и таджики Афганистана, будучи заинтересованными в укреплении собственных позиций прежде всего внутри страны, не станут искать поддержку своим действиям в Центральной Азии – среди родственных им народов.

Однако же в долгосрочной перспективе умеренно-оптимистический сценарий может трансформироваться – вследствие конкурентной борьбы внутри Афганистана или же в случае обострения афгано-пакистанских отношений – в пессимистический, и тогда угрозы безопасности центральноазиатских государств приобретут реальные очертания.

Сценарий 3: оптимистический.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Отрадненское объединение православных ученых Международная академия экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ) ФГБОУ ВПО Воронежский государственный университет ФГБОУ ВПО Воронежский государственный аграрный университет им. императора Петра I ГБОУ ВПО Воронежская государственная медицинская академия им. Н.Н. Бурденко ВУНЦ ВВС Военно-воздушная академия им. проф. Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина ПРАВОСЛАВНЫЙ УЧЕНЫЙ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ Материалы Международной...»

«ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МЧС РОССИИ ПО РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН ФГБОУ ВПО УФИМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АВИАЦИОННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ЭКОЛОГИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН АССОЦИАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТОВ И ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ МЕЖДУНАРОДНЫЙ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЧС НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ СОВЕТ ПО БЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИВОЛЖСКОГО РЕГИОНА МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ...»

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 11 г. БИОЛОГИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОЧВЕННЫХ ГЕРБИЦИДОВ НА ПОСЕВАХ ПОДСОЛНЕЧНИКА Ишкибаев К.С. 070512, Казахстан, г. Усть-Каменогорск, п. Опытное поле, ул. Нагорная, 3 ТОО Восточно-Казахстанский научно-исследовательский институт сельского хозяйства vkniish@ukg.kz В статье указаны биологические эффективности почвенных гербицидов применяемых до посева и до всходов подсолнечника и их баковые смеси. Известно, что обилие видов...»

«Сборник докладов I Международной научной заочной конференции Естественнонаучные вопросы технических и сельскохозяйственных исследований Россия, г. Москва, 11 сентября 2011 г. Москва 2011 УДК [62+63]:5(082) ББК 30+4 Е86 Сборник докладов I Международной научной заочной конференции Естественнонаучные Е86 вопросы технических и сельскохозяйственных исследований (Россия, г. Москва, 11 сентября 2011 г.). – М.:, Издательство ИНГН, 2011. – 12 с. ISBN 978-5-905387-11-1 ISBN 978-5-905387-12-8 (вып. 1)...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 9 по 23 апреля 2014 года Казань 2014 1 Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС Руслан. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге 2 Содержание Неизвестный заголовок 3 Неизвестный заголовок Сборник...»

«МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНТРАНС РОССИИ) MINISTRY OF TRANSPORT OF THE RUSSIAN FEDERATION (MINTRANS ROSSII) Уважаемые коллеги! Dear colleagues! От имени Министерства транспорта Российской Феде- On behalf of the Ministry of Transport of the Russian рации рад приветствовать в Санкт-Петербурге участ- Federation we are glad to welcome exhibitors of TRANников 11-й международной транспортной выставки STEC–2012 International Transport Exhibition, speakers ТРАНСТЕК–2012 и 3-й...»

«Содержание 1. Монографии сотрудников ИЭ УрО РАН Коллективные 1.1. Опубликованные в издательстве ИЭ УрО РАН 1.2. Изданные сторонними издательствами 2. Монографии сотрудников ИЭ УрО РАН Индивидуальные 2.1. Опубликованные в издательстве ИЭ УрО РАН 2.2. Изданные сторонними издательствами 3. Сборники научных трудов и материалов конференций ИЭ УрО РАН 3.1. Сборники, опубликованные в издательстве ИЭ УрО РАН.46 3.2. Сборники, изданные сторонними издательствами и совместно с зарубежными организациями...»

«Список публикаций Мельника Анатолия Алексеевича в 2004-2009 гг 16 Мельник А.А. Сотрудничество юных экологов и муниципалов // Исследователь природы Балтики. Выпуск 6-7. - СПб., 2004 - С. 17-18. 17 Мельник А.А. Комплексные экологические исследования школьников в деятельности учреждения дополнительного образования районного уровня // IV Всероссийский научнометодический семинар Экологически ориентированная учебно-исследовательская и практическая деятельность в современном образовании 10-13 ноября...»

«План работы XXIV ежегодного Форума Профессионалов индустрии развлечений в г. Сочи (29 сентября - 04 октября 2014 года) 29 сентября с 1200 - Заезд участников Форума в гостиничный комплекс Богатырь Гостиничный комплекс Богатырь - это тематический отель 4*, сочетающий средневековую архитиктуру с новыми технологиями и высоким сервисом. Отель расположен на территории Первого Тематического парка развлечений Сочи Парк. Инфраструктура отеля: конференц-залы, бизнес-центр, SPA-центр, фитнес центр,...»

«1 РЕШЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ КОНФЕРЕНЦИЕЙ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ НА ЕЕ ПЯТОМ СОВЕЩАНИИ Найроби, 15-26 мая 2000 года Номер Название Стр. решения V/1 План работы Межправительственного комитета по Картахенскому протоколу по биобезопасности V/2 Доклад о ходе осуществления программы работы по биологическому разнообразию внутренних водных экосистем (осуществление решения IV/4) V/3 Доклад о ходе осуществления программы работы по биологическому разнообразию морских и прибрежных районов...»

«т./ф.: (+7 495) 22-900-22 Россия, 123022, Москва 2-ая Звенигородская ул., д. 13, стр. 41 www.infowatch.ru Наталья Касперская: DLP –больше, чем защита от утечек 17/09/2012, Cnews Василий Прозоровский В ожидании очередной, пятой по счету отраслевой конференции DLP-Russia, CNews беседует с Натальей Касперской, руководителем InfoWatch. Компания Натальи стояла у истоков направления DLP (защита от утечек информации) в России. Потому мы не могли не поинтересоваться ее видением перспектив рынка DLP в...»

«СЕРИЯ ИЗДАНИЙ ПО БЕЗОПАСНОСТИ № 75-Ш8АО-7 издании по безопасност Ш ернооыльская авария: к1 ДОКЛАД МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ ГРУППЫ ПО ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОЕ АГЕНТСТВО ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ, ВЕНА, 1993 КАТЕГОРИИ ПУБЛИКАЦИЙ СЕРИИ ИЗДАНИЙ МАГАТЭ ПО БЕЗОПАСНОСТИ В соответствии с новой иерархической схемой различные публикации в рамках серии изданий МАГАТЭ по безопасности сгруппированы по следующим категориям: Основы безопасности (обложка серебристого цвета) Основные цели, концепции и...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Алтайский государственный технический университет им. И.И.Ползунова НАУКА И МОЛОДЕЖЬ 3-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых СЕКЦИЯ ТЕХНОЛОГИЯ И ОБОРУДОВАНИЕ ПИШЕВЫХ ПРОИЗВОДСТВ Барнаул – 2006 ББК 784.584(2 Рос 537)638.1 3-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых Наука и молодежь. Секция Технология и оборудование пишевых производств. /...»

«Использование водно-земельных ресурсов и экологические проблемы в регионе ВЕКЦА в свете изменения климата Ташкент 2011 Научно-информационный центр МКВК Проект Региональная информационная база водного сектора Центральной Азии (CAREWIB) Использование водно-земельных ресурсов и экологические проблемы в регионе ВЕКЦА в свете изменения климата Сборник научных трудов Под редакцией д.т.н., профессора В.А. Духовного Ташкент - 2011 г. УДК 556 ББК 26.222 И 88 Использование водно-земельных ресурсов и...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный минерально-сырьевой университет Горный V Международная научно-практическая конференция ИННОВАЦИОННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПРОЕКТИРОВАНИИ ГОРНОДОБЫВАЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЙ 15-16 мая 2014 Санкт-Петербург Национальный минерально-сырьевой университет Горный Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный минерально-сырьевой...»

«Проект на 14.08.2007 г. Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский федеральный университет Приняты Конференцией УТВЕРЖДАЮ: научно-педагогических Ректор СФУ работников, представителей других категорий работников _Е. А. Ваганов и обучающихся СФУ _2007 г. _2007 г. Протокол №_ ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО ТРУДОВОГО РАСПОРЯДКА Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального...»

«JADRAN PISMO d.o.o. UKRAINIAN NEWS № 997 25 февраля 2011. Информационный сервис для моряков• Риека, Фране Брентиния 3 • тел: +385 51 403 185, факс: +385 51 403 189 • email:news@jadranpismo.hr • www.micportal.com COPYRIGHT © - Information appearing in Jadran pismo is the copyright of Jadran pismo d.o.o. Rijeka and must not be reproduced in any medium without license or should not be forwarded or re-transmitted to any other non-subscribing vessel or individual. Главные новости Янукович будет...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК ФГОУ ВПО МОСКОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ и БИОТЕХНОЛОГИИ им. К.И. Скрябина МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ МО ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ЛИГФАРМ СБОРНИК ДОКЛАДОВ конференции Итоги и перспективы применения гуминовых препаратов в продуктивном животноводстве, коневодстве и птицеводстве Под ред. к.э.н., член-корр. РАЕН Берковича А.М. Москва – 21 декабря 2006 г. 2 Уважаемые коллеги! Оргкомитет IV Всероссийской...»

«ГЛАВ НОЕ У ПРАВЛЕНИЕ МЧ С РОССИИ ПО РЕСПУБЛ ИКЕ БАШКОРТОСТАН ФГБОУ В ПО УФ ИМСКИЙ ГОСУДАРСТВ ЕННЫЙ АВ ИАЦИОННЫЙ ТЕХНИЧ ЕСКИЙ У НИВ ЕРСИТЕТ ФИЛИАЛ ЦЕНТР ЛАБ ОРАТОРНОГО АНАЛ ИЗА И ТЕХНИЧ ЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ ПО РБ ОБЩЕСТВ ЕННАЯ ПАЛ АТА РЕСПУБЛ ИКИ Б АШКОРТОСТАН МЕЖДУ НАРОДНЫЙ УЧ ЕБ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ ЦЕНТР ЭКОЛОГИЧ ЕСКАЯ Б ЕЗО ПАСНОСТЬ И ПРЕДУ ПРЕЖДЕНИЕ ЧС НАУЧ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ СОВ ЕТ ПО Б ЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬ НОСТИ ПРИВОЛ ЖСКОГО РЕГИОНА МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВ АНИЯ И НАУ КИ РФ III Всероссийская...»

«РУКОВОДСТВО ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ 61 ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ Видовое разнообразие во всем мире Страница 1/8 © 2008 Федеральное министерство экологии, охраны природы и безопасности ядерных установок Модуль биологическое разнообразие преследует цель, показать с помощью рассмотрения естественнонаучных вопросов и проблем, ВИДОВОЕ какую пользу приносит человеку Природа во всем ее многообразии, РАЗНООБРАЗИЕ чему можно у нее поучиться, как можно защитить биологическое ВО ВСЕМ МИРЕ разнообразие и...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.