WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической конференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества между ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 314

ББК 65.248:60.54:60.7

М57

М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и

материалов участников II международной научно-практической конференции «Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества

между Россией и Вьетнамом в XXI веке» и IV международной научно-практической конференции «Миграционный мост между Россией и

странами Центральной Азии: актуальные вопросы социально-экономического развития и безопасности», которые состоялись (Москва, 6–7 ноября 2012 г.)/ Под ред. чл.-корр. РАН Рязанцева С.В. – М.:

Экон-информ, 2012. – 544 с.

ISBN 978-5-9506-0952-7 Сборник включает материалы участников двух научно-практических конференций, проведенных в рамках проекта «Миграционные мосты в Евразии». В сборнике представлены результаты исследований, проведенных учеными 25 стран.

Исследования посвящены тенденциям и особенностям миграционных процессов, оценке их социально-экономических и демографических последствий, миграционной политике России, Вьетнама, стран Центральной Азии и других государств.

Рекомендуется студентам, аспирантам, экспертам, государственным служащим и ученым, работающим в сфере исследования и регулирования миграции.

Симпозиум проведен и издание осуществлено при финансовой поддержке Российской академии наук

(РАН), Российского фонда гуманитарных исследований (РГНФ) (грант № 12-22-09500-г(м)), Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) (грант № 11-06-10036-г), Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), Бюро Международной организации по миграции (МОМ) в Москве.

Статьи печатаются в авторской редакции. Мнения, высказанные в статьях, могут не совпадать с мнением редакторов-составителей и спонсоров издания.

УДК ББК 65.248:60.54:60. ISBN 978-5-9506-0952- УДК ББК 65.248:60.54:60. М MIGRATION BRIDGES IN EURASIA: Collection reports and materials of the participants of the II International Scientific-Practical Conference "Regulated migration - the real way of cooperation between Russia and Vietnam in the XXI century", and IV International scientific conference "Migration bridge between Russia and Central Asia: issues socio-economic development and security ", which took place (Moscow, November 6-7, 2012) / Ed. Corr. Member of the RAS Sergey V. Ryazantsev – Moscow:

Econ-Inform, 2012. – 544 p.

ISBN 978-5-9506-0952- The collection includes materials of the two scientific conferences held in the framework of the project "Migration bridges in Eurasia." This volume presents the results of research conducted by scientists from 25 countries. Studies focus on the trends and characteristics of migration processes, assess their socio-economic and demographic consequences of the migration policy of Russia, China, Central Asia and other countries.

Recommended for students, graduate students, experts, government officials and scientists working in the field of research and management of migration.

The edition is carried out with support of the Russian Fund of Humanitarien Research (grant12-22-09500-г(м)), Russian Fund of Basic Researches (grant № 11-06-10036-г), UN Population Fund (UNFPA) and Bureau of International Organization for Migration (IOM) in Moscow.

Articles are printed in author's edition. The opinions stated in articles, can’t coincide with opinion of editors-composers and sponsors of the edition.

ISBN 978-5-9506-0952-

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПОЧЕМУ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ПРОЧИТАТЬ ЭТОТ СБОРНИК

(вместо традиционного вступления)

Раздел 1.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА

Абдулманапов П.Г., Махачкала (Россия). ВНУТРИРЕГИОНАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН.................. Абидов М.Х., Махачкала (Россия). ВЛИЯНИЕ ВНЕШНЕЙ

МИГРАЦИИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ НА

РЫНОК ТРУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

Акьюлова Е.И., Екатеринбург (Россия). ПРОБЛЕМЫ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Белозеров В.С., Ставрополь (Россия); Коржов И.Ю., Ставрополь (Россия); Стехова Н.И., Ставрополь (Россия). ЭТНИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА МИГРАЦИОННЫХ ПОТОКОВ В РОССИЙСКО-КАЗАХСТАНСКОМ ПРИГРАНИЧЬЕ

Гончарова Н.П., Барнаул (Россия). НЕЗАКОННАЯ МИГРАЦИЯ КАК ФАКТОР НАПРЯЖЕННОСТИ НА РЕГИОНАЛЬНОМ РЫНКЕ ТРУДА

Дариева Б.А., Улан-Удэ (Россия). МИГРАЦИЯ В ЭТНОКОНТАКТНОМ ПРИГРАНИЧНОМ РЕГИОНЕ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ)

Лукьянова А.Ю., Ставрополь (Россия). ОЦЕНКА МАСШТАБОВ НЕЗАКОННОЙ МИГРАЦИИ В РОССИИ

Новикова О.В., Москва (Россия). ОСОБЕННОСТИ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Храмова М.Н., Москва (Россия). НАПРАВЛЕНИЯ, МАСШТАБЫ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ВНУТРЕННЕЙ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ

Раздел 2.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ:

НОВЫЕ ВЕКТОРЫ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ

ПОСЛЕДСТВИЯ

Абдурахмонов М., Худжанд (Таджикистан); Каюмов А.А., Худжанд (Таджикистан). СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РЕГИОНАЛЬНОГО ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ИНТЕНСИФИКАЦИИ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Абдиев С.К., Ош (Кыргызстан). ПОСЛЕДСТВИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Азимов А.Д., Худжанд (Таджикистан). МИГРАЦИОННОЕ

ПОВЕДЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ТАДЖИКИСТАНА: ОСОБЕННОСТИ И



РЕГУЛЯТОРЫ

Акрамов Ш.Ю., Москва (Россия); Акрамов Ф.Ш., Москва (Россия); Гафурова Ш.Ш., Москва (Россия). ОСОБЕННОСТИ ЗАНЯТОСТИ И ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ ИЗ ТАДЖИКИСТАНА В РОССИИ

Алексеенко А.Н., Усть-Каменогорск (Казахстан). ЭТНИЧЕСКИЕ ИММИГРАНТЫ В КАЗАХСТАНЕ: ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ

Алимов Б.Х., Худжанд (Таджикистан). ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ................ Ахмедов М.Х., Худжанд (Таджикистан); Каримов М.К., Худжанд (Таджикистан); Обидова М., Худжанд (Таджикистан). ПОВЫШЕНИЕ ЗАНЯТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ ТАДЖИКИСТАНА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ КАК АЛЬТЕРНАТИВА ТРУДОВОЙ ЭМИГРАЦИИ

Байматов А.А., Худжанд (Таджикистан). ЭНЕРГООБЕСПЕЧЕННОСТЬ ДЖАМААТОВ КАК ФАКТОР МИГРАЦИИ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Гаибназаров Ш.У., Худжанд (Таджикистан). КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОЧЕЙ СИЛЫ НА НЕФОРМАЛЬНОМ РЫНКЕ ТРУДА СОГДИЙСКОЙ ОБЛАСТИ ТАДЖИКИСТАНА................. Карабулатова И.С., Тюмень (Россия); Койше К.К., Тюмень (Россия); Гультяев В.Н., Тюмень (Россия). МИГРАЦИЯ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ТЮМЕНСКУЮ ОБЛАСТЬ

Каримов М.К., Худжанд (Таджикистан); Алимов А.А., Худжанд (Таджикистан); Каримов М.М., Москва (Россия). СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Максакова Л.П., Ташкент (Узбекистан). К ВОПРОСУ ОБ

УПОРЯДОЧЕНИИ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ ИЗ УЗБЕКИСТАНА В

РОССИЮ

Мирсаидов А.Б., Худжанд (Таджикистан). СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОРНИ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ

Rather T.A., Srinagar (India). GLOBALISATION, LABOUR MIGRATION AND SECURITY OF WOMEN: INSIGHTS FROM CENTRAL ASIA

Ризакулов Т.Р., Худжанд (Таджикистан); Насирова У.Н., Худжанд (Таджикистан). О НЕКОТОРЫХ ПРИЧИНАХ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ ТАДЖИКИСТАНА

Таджибаева М.Н., Худжанд (Таджикистан). ОСОБЕННОСТИ И ПРИЧИНЫ МИГРАЦИИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Тарасова Е.В., Барнаул (Россия). ТЕНДЕНЦИИ МИГРАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ АЛТАЙСКОГО КРАЯ СО СТРАНАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Тошев А.Р., Москва (Россия). ПРОБЛЕМЫ ТАДЖИКСКИХ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Турдиев Т.И., Ош (Кыргызстан). МИГРАЦИОННЫЙ АСПЕКТ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ КЫРГЫЗСТАНА

Fryer P., Joensuu (Finland); Virkkunen J., Joensuu (Finland).

CREEPING MIGRATION ALONG THE KYRGYZ-TAJIK BORDER: A

TALE FROM TWO VILLAGES

Эргешбаев У.Ж., Ош (Кыргызстан). РОЛЬ ДЕНЕЖНЫХ ПЕРЕВОДОВ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ КЫРГЫЗСТАНА

Раздел 3.

МИГРАЦИОНННЫЕ ПРОЦЕССЫ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ. ВЬЕТНАМСКАЯ МИГРАЦИЯ И ВЬЕТНАМСКАЯ ОБЩИНА

Баженова Е.С., Москва (Россия); Островский А.В., Москва (Россия). МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ В КНР: НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ГОДЫ РЕФОРМ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ РОССИИ

Ван Сяоцзюй, Пекин (Китай). КИТАЙЦЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ В 1917-1991 гг.

Волох В.А., Москва (Россия). МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО МЕЖДУ РОССИЕЙ И ВЬЕТНАМОМ В СФЕРЕ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ: СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ, ТЕНДЕНЦИИ........... Dang Nguyen Anh, Hanoi (Vietnam). GENDER AND MIGRATION:

RESEARCH APPROACHES AND REFERENCES TO VIET NAM................ До Ван Бань, Тамбов (Россия). МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ВЬЕТНАМОМ В КОНТЕКСТЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Inglis C.B., Sydney (Australia). AUSTRALIA’S SCHIZOPHRENIC APPROACH TO MIGRATION

Карабулатова И.С., Тюмень (Россия); Койше К.К., Тюмень (Россия). МИГРАЦИЯ И АДАПТАЦИЯ ВЬЕТНАМЦЕВ В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Кузнецов Н.Г., Москва (Россия); Нгуен Кань Тоан, Ханой (Вьетнам); Рязанцев С.В., Москва (Россия). ВЬЕТНАМСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ

И ВЬЕТНАМСКАЯ ОБЩИНА В СТРАНАХ БЫВШЕГО СССР И

ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Маньшин Р.В., Москва (Россия); Письменная Е.Е., Москва (Россия). СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВЬЕТНАМСКОЙ И КИТАЙСКОЙ МИГРАЦИИ В РОССИЮ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Намруева Л.В., Элиста (Россия). СОТРУДНИЧЕСТВО МОНГОЛИИ И КАЛМЫКИИ: МИГРАЦИОННЫЙ АСПЕКТ

Nguyen An Ha, Hanoi (Vietnam). LABOUR COOPERATION

BETWEEN VIETNAM AND THE RUSSIAN FEDERATION IN THE

EARLY YEARS OF 21 CENTURY: OPPORTUNITIES AND

CHALLENGES

Nguyn Th Lan Hng, Hanoi (Vietnam); Nguyn Th Thu Hng, Hanoi (Vietnam). VIETNAM LABOR MARKET – THE ROLE OF VIETNAMES MIGRATION IN RUSSIA

Никишина М.В., Харьков (Украина). АКТУАЛЬНОСТЬ ВОПРОСОВ ИНТЕГРАЦИИ ВЬЕТНАМСКИХ ИММИГРАНТОВ В УКРАИНСКОЕ СООБЩЕСТВО

Облезова А.О., Вашингтон (США). КРАТКИЙ ОБЗОР МЕЖДУНАРОДНЫХ СОГЛАШЕНИЙ ПО ВОПРОСАМ ПРИМЕНЕНИЯ ТРУДА ВЬЕТНАМСКИХ ГРАЖДАН НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Пилинский Я.Н., Киев (Украина). ВЬЕТНАМСКАЯ ИММИГРАЦИЯ В УКРАИНЕ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА

Tarumoto H., Sapporo (Japan). STATE SOVEREIGNTY AND MIGRANTS IN JAPAN

Тихонова Л.Е., Минск (Беларусь). МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ МЕЖДУ ВЬЕТНАМОМ И РЕСПУБЛИКОЙ БЕЛАРУСЬ.............. Чесноков А.С., Екатеринбург (Россия). ВЬЕТНАМСКАЯ ДИАСПОРА В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ И ВЬЕТНАМСКО-УРАЛЬСКИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ

Раздел 4.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЕВРОПЕ: НОВЫЕ ТРЕНДЫ

В УСЛОВИЯХ ИНТЕГРАЦИИ

Антипова Е.А., Минск (Беларусь). МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ БЕЛОРУССКО-РОССИЙСКОГО ПРИГРАНИЧНОГО РЕГИОНА.............. Боженко В.В., Москва (Россия). РОЛЬ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ФАКТОРА В РАСШИРЕНИИ ЕВРОСЮЗА





Korneev O., Florence (Italy). THE EUROPEAN UNION AND INTERNATIONAL MIGRATION GOVERNANCE IN CENTRAL ASIA...... Привалова Н.Н., Минск (Беларусь). АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ РЕПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Monica erban, Buharest (Romania). FROM OUTSIDE TO INSIDE

THE EU: AN OVERVIEW OF ROMANIA'S POLICY CHOICES TO

ADDRESS EMIGRATION

Stanek M.A., Madrid (Spain). MANAGING MIGRATION IN TIMES OF ECONOMIC CRISIS – CASE OF SPAIN

Марушиакова Е.А., София (Болгария); Попов В.З., София (Болгария). ЦЫГАНСКИЕ МИГРАЦИИ В ЕВРОПЕ

Рязанцев С.В., Москва (Россия); Удульгу А., Стамбул (Турция);

Карасай Б., Стамбул (Турция). ТУРЕЦКИЕ ТРУДОВЫЕ МИГРАНТЫ

В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ: ОЦЕНКА СТАТИСТИЧЕСКИХ

ИСТОЧНИКОВ

Раздел 5.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ:

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛОЖЕНИЯ И АДАПТАЦИИ

МИГРАНТОВ

Daniel C.A., Rio-de-Janeiro (Brasil). CONNECTING ROUTES:

THE CASE OF PERUVIAN UNIVERSITY STUDENTS IN BRAZIL............. Lemos M.T.B., Rio-de-Janeiro (Brasil); Dantas A.T., Rio-de-Janeiro (Brasil). BOLIVIAN IMMIGRATION IN RIO DE JANEIRO AND SO PAULO

Pizarro C.A., Buenos-Aires (Argentina). BOLIVIAN TRANSNATIONAL LABOR MIGRATION TO ARGENTINA

Pizarro C.A., Buenos-Aires (Argentina). HEALTH AND BOLIVIAN IMMIGRANTS IN ARGENTINA

Раздел 6.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ

КАК СОВРЕМЕННАЯ ТЕНДЕНЦИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

Белова Л.Г., Москва (Россия). ПРИВЛЕЧЕНИЕ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ В РОССИЮ: РОЛЬ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

Болотова С.В., Улан-Удэ (Россия). ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ В УСЛОВИЯХ ТРАНСГРАНИЧЬЯ: ОПЫТ АДАПТАЦИИ РОССИЙСКИХ СТУДЕНТОВ В МОНГОЛИИ

Доброхлеб В.Г., Москва (Россия); Суворова М.И., Москва (Россия). КУЛЬТУРНО-НРАВСТВЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ МОЛОДЕЖИ

Куценко Т.И., Москва (Россия). СТУДЕНЧЕСКАЯ МИГРАЦИЯ

ИЗ ВЬЕТНАМА В РОССИЮ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ

СИСТЕМЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИИ

Письменная Е.Е., Москва (Россия). РОЛЬ ЭМИГРАЦИИ В ФОРМИРОВАНИИ РОССИЙСКОЙ НАУЧНОЙ ДИАСПОРЫ

Соколовский А.Я., Владивосток (Россия). ИЗУЧЕНИЕ ВЬЕТНАМСКОГО ЯЗЫКА В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ ФЕДЕРАЛЬНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

Сюннерберг М.А., Москва (Россия). ОПТИМИЗАЦИЯ ИЗУЧЕНИЯ ВЬЕТНАМСКОГО ЯЗЫКА В ВУЗАХ РОССИИ С ПРИВЛЕЧЕНИЕМ ЭЛЕКТРОННЫХ МУЛЬТИМЕДИЙНЫХ СРЕДСТВ.......... Раздел 7.

АДАПТАЦИЯ И ИНТЕГРАЦИИ МИГРАНТОВ В ПРИНИМАЮЩЕЕ ОБЩЕСТВО: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ........... Блинов В.В., Москва (Россия); Багрина А.Ю. Москва (Россия).

СВОИ СРЕДИ ЧУЖИХ: ПОРТРЕТ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ НА

ПОРОГЕ ВХОЖДЕНИЯ В РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО

Бубликов В.В., Белгород (Россия). ПЕРСПЕКТИВЫ РОСТА ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИХ ДИАСПОР В РОССИИ

Василишина Е.Н., Караганда (Казахстан). ЭТНОЛИНГВОМЕНТАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ЯЗЫКОВОГО СОЗНАНИЯ УКРАИНСКОЙ ДИАСПОРЫ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ КАЗАХСТАНА

Гаибназаров Ш.У., Худжанд (Таджикистан). РОЛЬ ДИАСПОР В РЕГУЛИРОВАНИИ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

Лончакова О.В., Чита (Россия); Лончаков С.А. Москва (Россия).

ЭТНОС И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Пилинский Я.Н., Киев (Украина). ПРОБЛЕМЫ ИММИГРАНТОВ В ГОРОДАХ УКРАИНЕ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ФОКУС-ГРУПП В КИЕВЕ, ХАРЬКОВЕ И ОДЕССЕ)

Письменная Е.Е., Москва (Россия). ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ОБЩИНЫ ЗА РУБЕЖОМ

Сайфуллаева М.А., Худжанд (Таджикистан). К ПРОБЛЕМЕ МИГРАЦИИ РУССКОЯЗЫЧНОГО НАСЕЛЕНИЯ ИЗ ТАДЖИКИСТАНА

Стрельцова Я.Р., Москва (Россия). РОССИЙСКАЯ ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ИММИГРАНТОВ

Ткаченко М.Ф., Москва (Россия). ПЕРСПЕКТИВЫ ИНТЕГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ В ОТНОШЕНИИ ВРЕМЕННЫХ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ ИЗ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Horie N., Toyama (Japan). OTHERNESS, SIMILARITY AND NATIONAL IDENTITY IN RUSSIA

Фаузер В.В., Сыктывкар (Россия). МИГРАЦИОННЫЙ ФАКТОР МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Шаповалов С.Н., Краснодар (Россия). ДИНАМИКА ВНЕШНЕЙ МИГРАЦИИ МЕЖДУ КРАСНОДАРСКИМ КРАЕМ И РЕСПУБЛИКАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ В 1990-Е ГОДЫ

Чесноков А.С., Екатеринбург (Россия). ПОЛИТИЧЕСКИЕ

АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДИАСПОР ИММИГРАНТОВ ИЗ

СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ.............. Раздел 8.

РОЛЬ МИГРАЦИИ В ДЕМОГРАФИЧЕСКОМ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ СТРАН И РЕГИОНОВ............ Акрамов Ш.Ю., Москва (Российская Федерация). РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ: ПОСТАНОВКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Акьюлов Р.И., Екатеринбург (Россия). МИГРАЦИОННЫЕ

УСТАНОВКИ МОЛОДЕЖИ КАК ИНДИКАТОР МИГРАЦИОННОЙ

ПОДВИЖНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ

Игараси Н., Осака (Япония). ГЕНДЕРНАЯ СИТУАЦИЯ

БЫВШИХ СОВЕТСКИХ РЕСПУБЛИКАХ СПУСТЯ 20 ЛЕТ ПОСЛЕ

РАСПАДА СССР.

Гребенюк А.А., Москва (Россия). ПРИЧИНЫ НИЗКОГО УРОВНЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА В РОССИИ.

Зоидов К.Х., Москва (Россия); Зоидов З.К., Москва (Россия).

МОДЕЛИРОВАНИЕ ЦИКЛИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ СТРАН СНГ

Калачикова О.Н., Вологда (Россия). АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ

Kumo K., Tokyo (Japan). MORTALITY TRENDS IN RUSSIA REVISITED: A SYSTEMATIC SURVEY

Касьянов Ва.В., Краснодар (Россия). МИГРАЦИОННЫЕ СВЯЗИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ С РЕСПУБЛИКАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ В 2000–2010-е ГОДЫ

Кожевникова Н.И., Москва (Россия); Таюнова О.А., Москва (Россия). ТЕНДЕНЦИИ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЖЕНЩИН ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

Корчагина П.С., Вологда (Россия). САМОСОХРАНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ)

Лукьянец А.С., Москва (Россия); Литвиненко К.А., Москва (Россия). НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Лыткина Т.С., Сыктывкар (Россия). ПОСЛЕДСТВИЯ МИГРАЦИИ И СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ НАСЕЛЕНИЯ ДЕПРЕССИВНЫХ РАЙОНОВ РОССИЙСКОГО СЕВЕРА (на примере Республики Коми)

Мотрич Е.Л., Хабаровск (Россия). МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ

И ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

РОССИИ

Парфенцева О.А., Москва (Россия). ОСОБЕННОСТИ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ И МИГРАЦИОННЫХ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ

Петренко К.В., Москва (Россия). НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ КАЧЕСТВА ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА

Ростовский Р.В., Москва (Россия). «ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ СЖАТИЕ» РОССИИ: ТЕНДЕНЦИИ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Рязанцев С.В., Москва (Россия); Акрамов Ш.Ю., Москва (Россия). ВКЛАД ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ В РОССИЙСКУЮ РОЖДАЕМОСТЬ

Рязанцев С.В., Москва (Россия). ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГЛОБАЛЬНОГО ПОТЕПЛЕНИЯ И ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА: ЧТО ОЖИДАЕТ МИР И РОССИЮ?

Соловьев А.К., Москва (Россия); Коржов М.А., Москва (Россия);

Курманов А.М., Алма-Ата (Казахстан). ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ

ФАКТОР РАЗВИТИЯ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ И ЕГО ВЛИЯНИЕ

НА РЫНОК ТРУДА

Сомов Э.В., Москва (Россия); Тимонин С.А., Москва (Россия).

ГЕОИНФОРМАЦИОННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ОБЕСПЕЧЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ МОСКВЫ МЕДИЦИНСКИМИ УСЛУГАМИ (НА

ПРИМЕРЕ РОДИЛЬНЫХ ДОМОВ)

Фаузер В.В., Сыктывкар (Россия). МОНИТОРИНГ РЕПРОДУКТИВНЫХ УСТАНОВОК СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ................ Раздел 9.

МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ

СТРАН: В ПОИСКАХ ОПТИМАЛЬНОГО ПУТИ

Азимова З.А., Худжанд (Таджикистан). ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Ивахнюк И.В., Москва (Россия). ОБЕСПЕЧИТ ЛИ НОВАЯ

КОНЦЕПЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЕЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ

ИНТЕРЕСЫ?

Икромов Д.З., Санкт-Петербург (Россия). ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ КАК МЕХАНИЗМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ СТРАН-ЧЛЕНОВ ЕВРАЗЭС

Каримов О.К., Худжанд (Таджикистан). РЕГУЛИРОВАНИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РАМКАХ СНГ: ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ

Молчанов И.Н., Москва (Россия). РЫНОК ТРУДА, ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА:

СОВРЕМЕННОЕ ТРИЕДИНСТВО

Никитина Я.А., Серпухов (Россия). ВОПРОС О НЕОБХОДИМОСТИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ

Richardson P.B., Vladivostok (Russia). THE EURASIAN UNION:

RESHAPING RUSSIA’S MIGRATION POLICY?

Ryazantsev S.V., Moscow (Russia). PATENTS FOR LABOUR MIGRANTS: THE FIRST RESULTS AND UNRESOLVED PROBLEMS...... Ryazantsev S.V., Moscow (Russia). MANAGEMENT OF LABOR MIGRATION IN RUSSIA: HOW IS EFFECTIVE SYSTEM?

Топилин А.В., Москва (Россия). НУЖНА ЛИ РОССИИ БИЗНЕС-ИММИГРАЦИЯ?

Фадеева Т.А., Москва (Россия). МИГРАЦИОННЫЙ МОСТ

МЕЖДУ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ И РОССИЕЙ И ПРОБЛЕМЫ

КАТЕГОРИАЛЬНОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ (НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ)

Фаузер В.В., Сыктывкар (Россия); Фаузер Г.Н., Сыктывкар (Россия). О ПОДХОДАХ К ФОРМИРОВАНИЮ НАСЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОГО СЕВЕРА

Фурщик Е.Н., Москва (Россия). ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ПОТОКОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Horie N., Toyama (Japan). WORK LICENSE AT RISK

ПОЧЕМУ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ПРОЧИТАТЬ ЭТОТ СБОРНИК

(вместо традиционного вступления) В очередной раз, в ноябре 2012 г., в Москве собрались ученые, специалисты по миграции, люди, которым не безразлична судьба России и мигрантов, чтобы обсудить актуальные проблемы миграции.

По-прежнему, продолжаются споры относительно того, как регулировать миграционные процессы. Несмотря на долгую дискуссию, в российском обществе нет единой точки зрения, существуют две крайние позиции. Первая группа ученых, политиков, общественных деятелей отстаивает идею, что миграция не нужна для России, и она разрушает государство. Вторая группа экспертов настаивает на том, что без миграции Россия не сможет жить дальше и погибнет от депопуляции. Что же есть правда? Думается, что истина, как всегда, посередине.

Совершенно очевидно, что миграция важное и очень многогранное явление. Термин «миграция» объединяет самые разнообразные формы территориального передвижения людей – временные и постоянные, по трудовым и личным причинам, внутри страны и между государствами, близких по культуре и этничности и совершенно «далеких» от местного населения.

Миграция это не только потоки и цифры, но это, прежде всего, люди.

Люди, которые живут и работают рядом с нами. Обернитесь и Вы увидите своего соседа, знакомого, друга или родственника, который приехал из Беларуси, Таджикистана, Армении, Киргизии…. А главное посмотрите на себя!

Может Вы тоже мигрант! Поищите в себе свои «миграционные корни». И Вы их обязательно найдете. Я Вас уверяю!

В то же самое время нужно признать, что есть интересы государства, страны, общества. Поэтому миссия российских руководителей заключается в том, чтобы выбрать такой путь и методы регулирования миграции, которые бы отвечали интересам страны и людей, всего общества! Найти баланс между правами человека и интересами государства!

Задача нашего симпозиума заключается в том, чтобы объединить ученых из разных стран, выработать взвешенную позицию и рекомендации по регулированию миграции. Не хочется никому навязывать свою точку зрения, но вызывает беспокойство, что в последнее время все чаще представители некоторых властных структур считают, что знают о миграции все (даже если раньше они руководили другой отраслью) и не нуждаются в науке и результатах исследований для принятия политических решений. Большинство ученых, как раз наоборот, работая долго в одной теме, зачастую понимают, что не знают ничего. Но роль науки велика, потому что она позволяет хотя бы приблизиться к пониманию сути происходящего в области миграции, вникнуть в глубину проблемы.

В июне 2012 г. Президент В.В. Путин утвердил Концепцию государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 г.

Принятие новой концепции миграционной политики можно считать, безусловно, прогрессивным шагом для России. Главным достижением документа стала его идеологическая направленность – миграция рассматривается не только как угроза, но и как ресурс развития страны. Наряду с традиционными направлениями впервые поставлены на уровень государственного понимания совершенно новые проблемы, которые миграционная политика России ранее просто «не замечала». Прежде всего, это адаптация и интеграция иммигрантов, миграция инвесторов и предпринимателей, образовательная иммиграция.

Конечно, Концепция миграционной политики является принципиально новым для России документом по своему масштабу и значимости. Вместе с тем, остается очень много противоречий между концепцией и практикой регулирования миграционных процессов в России, властям и обществу предстоит еще очень много работы в этом направлении.

С 2012 г. мы назвали наш форум «Миграционные мосты в Евразии».

Наша идея заключается в том, чтобы объединить разные части общества, участвующие, так или иначе в миграции; представителей стран, отправляющие мигрантов и общества, принимающие мигрантов. А также общества, которые имеют ошибки и положительные результаты в области регулирования миграции. В этом году в рамках симпозиума проводится две научно-практические конференции: «Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества между Россией и Вьетнамом в XXI веке» и «Миграционный мост между Россией и странами Центральной Азии: актуальные вопросы социально-экономического развития и безопасности». Страны Центральной Азии и Вьетнам являются традиционно крупными миграционными донорами не только России, но и ряда других государств. В форуме принимали участие ученые из 25 стран мира.

Надеемся, что те исследования, которые были опубликованы в этом сборнике, будут полезны власти, обществу и людям.

Прочтите их внимательно, и Вы узнаете для себя много интересного о миграции.

Председатель организованного комитета симпозиума,

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ

И РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА

ВНУТРИРЕГИОНАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ

В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН

Трансформация социально-экономических и политических условий вначале 1990-х гг. способствовала кардинальным изменениям во внутренних миграциях населения России. Радикальные изменения коснулись масштабов и направлений миграционных потоков. Регионы северного Кавказа за короткий период стали депрессивными с массовым притоком коренного населения, в то время как в советский период (до 90-х годов) республика имела в межрегиональном обмене населения отрицательное сальдо миграции, что было связано с отъездом населения на заработки в другие регионы страны.

С распадом СССР начался массовый исход дагестанского населения из стран СНГ и России. Миграционный прирост трудовых ресурсов, по официальным данным, за 1990-1995 гг. в республике составил 36,5 тыс. человек. Резко ухудшилось качество жизни большинства населения, обострилась неуправляемость миграционными процессами.

В результате значительного сокращения межрегионального миграционного обмена заметно повысилась значимость перемещений населения по территории республики или внутрирегиональных миграций.

Во внутрирегиональной миграции продолжается традиционный отток населения из сельской местности в города и из горной зоны в равнинную.

Баланс по сельской местности в обмене с городскими поселениями отрицательный, при этом размеры сальдо миграции увеличиваются.

Согласно данным Дагестанстата в 2009 г. отрицательное сальдо внешней миграции «съело» около одной четверти естественного прироста в деле формирования общей численности населения. Во внутренних перемещениях в Дагестане участвовали около 26 тыс. человек. Во внутриреспубликанских миграциях на постоянное место жительства были задействованы почти 1% населения региона. Однако, по-прежнему, миграционная подвижность населения в пределах Дагестана остается слабой, поскольку дагестанцы «привязаны» к малой родине, в качестве которого ассоциируется местность, где родились, выросли сами и их предки – село, район (Эфендиев И.И., 2008 г.).

Основную часть в миграционных потоках во внутрирегиональном обмене составляет молодежь 16-29 лет, направляющаяся в города республики для получения образования, овладения профессией, трудоустройства. Вместе с тем показатель возвратной миграции по группам молодого возраста невысок, что приводит к старению населения и ухудшению демографической ситуации в сельской местности региона, преимущественно в районах расположенных в горной зоне.

Миграционные связи по территории республики имеют значительную дифференциацию. Отчетливо прослеживается направленность миграционных потоков из городов за пределы республики, и здесь отмечается минимальная доля внутрирегиональных передвижений населения, в то время как сельские и горные районы имеют устойчивые направления миграционных передвижений в пределах республики. преимущественно потоки мигрантов из сельской местности направлены в городские поселения, среди которых лидирует столица республики г.Махачкала.

За межпереписной период (2002-2010 гг.) городское население Дагестана увеличилось на 9,5%,в то время как сельское – всего на 8,2%. Соотношение горожан и сельских жителей незначительно изменилось и составило в 2010 г. 45 и 55 процентов. Население г.Махачкалы за анализируемый период увеличилось на 151,6 тыс. человек, и составило 45,2% всего городского населения региона (Дагестанстат, http://dagstat.gks.ru).

Рост миграции из сельской местности в городскую приводит к ускорению процесса урбанизации, что приводит к повышению роли городов в развитии региона. В настоящее время в республике также наблюдается такое явление, характерное для урбанизации, как возрастающее маятниковое движение населения из сельского окружения и ближайших малых городов в крупные города (на работу, по культурно-бытовым надобностям и пр.).

Во всем мире города растут потому, что люди переезжают из сельских районов в поисках работы, возможностей улучшения условий жизни и ради лучшего будущего для своих детей. Большие и малые города находятся в центре стремительно меняющейся мировой экономики – они причина и следствие мирового экономического роста.

Урбанизация влечет за собой как выгоды, так и издержки. В условиях Республики Дагестан к выгодам от роста городов в деле обеспечения экономического роста можно относить следующее:

• эффект масштаба (экономия издержек, концентрация ресурсов и спроса; специализированные производства, эффективное использование инфраструктуры);

• низкие транспортные и трансакционные издержки;

• эффект кластеризации и сетей взаимодействия (использование общих ресурсов и доступ к спектру специализированных услуг);

• развитый и гибкий рынок труда;

• разнообразие товаров и услуг;

• преимущества в создании и распространении инноваций.

В социальном плане к выгодам урбанизации можно причислить такой аргумент, как предоставление городом развитой инфраструктуры образования, культуры и коммуникации, способствуя активному взаимодействию и созданию спектра социальных сетей. Чаще всего этот аргумент выступает решающим фактором принятия решения о переезде в город молодежью.

Вместе с положительными последствиями урбанизация обуславливает и негативные явления. Во-первых, увеличивается нагрузка на недвижимые факторы производства – земля, воздух, вода, что приводит к усилению экологических проблем. Во-вторых, увеличение количества транспорта, которое приводит к перегруженности дорог и повышению числа аварий. В-третьих, снижение доступности жилья и качества жизни.

При переезде в город сельские жители зачастую сталкиваются с проблемой отсутствия жилья, из-за чего они нередко строят дома на окраине города, обычно на принадлежащих государству землях. Эти земли, как правило, непригодны и опасны для проживания. Это крутые склоны и земли лесного хозяйства, участки под ЛЭП и возле водо-газопроводов, каналов.

Нередко они жители живут без электричества, водопровода, канализации, дорог и других коммунальных услуг, и, будучи нелегальными или незарегистрированными горожанами, не имеют имущественных прав на занимаемую ими землю, что делает невозможным использование земельных участков в качестве залога при получении кредита.

В условиях ускорения урбанизации городам всей республики следует двигаться по трем стратегическим направлениям, обеспечивающим приемлемые условия жизни для всех жителей города:

Городское планирование, которое включает хорошо продуманные системы водоснабжения и канализации, а также системы общественного транспорта и здравоохранения.

Стратегия развития города, т.е. постановка целей с учетом условий в том или ином городе в целях создания законных поселений на месте трущоб, улучшения жизни бедняков и поощрения равенства.

Укрепление городского управления.

Таким образом, подводя итог, можно утверждать, что, несмотря на высокие темпы урбанизации в республике и на ряд негативных последствий концентрации ресурсов в городах, Дагестанская экономика еще не исчерпала возможности урбанизации. Города создают импульсы роста территориям.

Также в регионе до настоящего времени сохраняется потенциал изменения структуры городских поселений в пользу более крупных.

1. Эфендиев И.И., Алиев Ш.М., Гимбатов Ш.М., Эльдаров Э.М. Занятость и отходничество сельского населения Дагестана. – Махачкала: Изд. "Наука плюс", 2008. – 200 с 2. http://dagstat.gks.ru

ВЛИЯНИЕ ВНЕШНЕЙ МИГРАЦИИ

НА ФОРМИРОВАНИЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

НА РЫНОК ТРУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

(Исследование проведено в рамках проекта РФФИ № 11-06-00439-а) Миграционные потоки Республики Дагестан представлены практически всеми видами миграционных передвижений. В последнее десятилетие регион, для которого характерна напряженная социально-политическая обстановка и нестабильная миграционная ситуация на фоне хронической трудоизбыточности, испытывает значительный миграционный отток населения.

Стихийный характер этого процесса может привести к значительному урону социально-экономического потенциала Республики Дагестан и его экономической безопасности.

По данным Росстата в 2010 г. в республике продолжает сохраняться отрицательное сальдо миграции, то есть число граждан выезжающих за пределы республики превышает количество прибывших в республику извне [1].

Миграционная убыль населения за 2010 г. по сравнению с 2009 г. увеличилась на 1460 человек и составила 8715 человек (в 2009 г. – 7255 чел.), что произошло в связи с увеличением числа выбывших за пределы республики на 10,2%, в то время как число прибывших в республику возросло всего на 0,1% (рис. 1.).

В последние годы в республике наблюдается активизация миграционных процессов и превалировании удельного веса въезжающих в Российскую Федерацию иностранных граждан над выезжающими.

Основным государством въезда (в Российскую Федерацию) и выезда (из Российской Федерации) на дагестанском участке государственной границы является Азербайджанская Республика (93%), далее следуют Республика Узбекистан и Республика Казахстан (по 2%), Республика Таджикистан и Украина (по 1%), прочие государства (1%).

Оценивая внешнюю трудовую миграцию, прослеживаются два основных потока иностранных граждан, въезжающих на территорию Республики Дагестан: южная (Азербайджан), восточно-азиатская (Китай, КНДР, Вьетнам).

Наибольшее количество иностранных граждан выбирают местом своего пребывания города Махачкала, Дербент, Хасавюрт, Кизилюрт. Основная мотивация трудовых мигрантов, пребывающих в Республику Дагестан, связана с экономическими трудностями, испытываемыми ими в местах постоянного проживания. Преобладающее количество трудовых мигрантов составляют этнические дагестанцы (аварцы, лезгины, цахуры и др.), компактно проживающие в Закатальском, Белоканском и Кусарском районах Азербайджанской Республики, рассматривающие Дагестан как историческую Родину.

Рис.1. Динамика миграционных процессов в Республике Дагестан, человек По данным, представленным Федеральной миграционной службы России по Республике Дагестан в основном мигранты заняты в следующих отраслях сферах деятельности: строительство, оптовая и розничная торговля, сфера услуг, транспорт и связь (рис. 2.) [2].

За 2011 год разрешения на работу иностранным гражданам оформлено по 49 разным специальностям. Среди наиболее распространенных: арматурщик – 39, паркетчик – 20, подсобный рабочий – 17, бетонщик – 17 и т.д.

Основные страны – экспортеры иностранной рабочей силы являются государства – участники СНГ: Азербайджан, Узбекистан, Украина, Казахстан. Среди визовых стран наибольшую долю занимает Китай (рис. 3.).

Основную массу иностранных граждан, обращающихся за разрешением на временное проживание, выдачей видов на жительство, как и прежде, составляют выходцы из Азербайджанской Республики, Республики Узбекистан, Грузии, Украины, Киргизской Республики, Туркменистана.

Количество поставленных на миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства по месту пребывания увеличивается. Рост данного показателя прогнозируется за счет сезонного фактора, так как такие тенденции наблюдались и в статистике прошлых лет.

Рис.2. Сферы деятельности иностранных граждан в Республике Дагестан.

Рис.3. Распределение иностранных работников по странам гражданства Возрастает количество иностранных граждан, желающих получить разрешение на временное проживание.

Следует отметить, что проведенные нами исследования показывают, что в миграционных потоках республики в большей степени превалирует нелегальная миграция и в основном концентрируется в строительной отрасли экономики, так как особенности географического положения республики, а также климатические условия способствуют активному ведению строительства. В последнее время здесь преобладают Вьетнамцы.

С целью выявления и исследования причин отъезда и приезда мигрантов, изучения их социально-бытовых условий и определение роли мигрантов в экономике региона нами в 2012 году был проведен социологический опрос мигрантов.

Выборочное обследование мигрантов проводилось методом анкетирования, которое осуществлялось по месту занятости мигрантов, то есть, на рынках, в магазинах, на стройках, в кафе и так далее. В большинстве своем в выборку попали мигранты, либо не имеющие статуса легального пребывания, либо не имеющие разрешения на работу в России, либо не имеющие ни того, ни другого. Хотя официальные статистические данные, представленные выше, показывает несколько иную картину по количеству иностранных граждан в республике, наше обследование показало, что преобладающее количество трудовых мигрантов являются выходцами из республики Вьетнам. Все они не подлежат учеты и находятся в теневом секторе экономики, в частности в жилищном строительстве, в особенности в частном, поскольку информация, представленная нам с УФМС России по РД, свидетельствует о том, что за последние 5 лет разрешение на работу ни одному представителю этой страны не выдавалось.

Рис. 4. Трудовые мигранты – строители из Вьетнама Нио Лей Ган и Бин Ван Пак находятся в Дагестане более двух лет, приехали из Москвы, разрешения на работу Наш опрос позволил также выявить причины, мотивы, факторы трудовой миграции; периодичность, повторяемость, сроки миграции; особенности занятости мигрантов; характер труда, взаимоотношений с работодателем и другие аспекты занятости; вопросы легальности статуса; проблемы интеграции в принимающее общество; особенности миграционного поведения и намерений различных групп мигрантов; специфику вовлеченности мигрантов в рискованную и маргинальную занятость, а также опрос дал возможность определить влияние мигрантов на экономическую, социальную, криминальную и культурную обстановку в регионе, выявить легальные и нелегальные институты, составляющие внутреннюю структуру миграции и особенности использования этой инфраструктуры различными группами мигрантов.

По результатам этого исследования можно отметить, что весьма разнообразны сочетания причин, в конечном итоге приводящих к миграции. В числе основных явно доминируют экономические цели и причины миграции, главные из которых – отсутствие хорошей работы и возможность заработка на родине. Важным фактором, провоцирующим миграцию, является неудовлетворенность уровнем жизни, бытовыми и жилищными условиями на родине.

Субъективные оценки мигрантами своего материального положения до и после миграции однозначно говорит о том, что миграция как способ выхода из трудного материального положения однозначно себя оправдывает.

На наш взгляд, интересны отношения, складывающиеся между трудовыми мигрантами с местным населением. Естественно в большинстве своем они продиктованы ценами на услуги, оказываемые мигрантами и особой необременительностью взаимоотношений с ними. Цены на их строительные услуги несколько ниже, а в некоторых случаях в два раза, чем за аналогичную работу местных рабочих. Хотя качеству их работ остается желать лучшего.

Конкурентные отношения между ними складываются из соотношения «цена-качество». Как правило, местные строители, за исключением отдельных высококвалифицированных работников, не выдерживают эту конкуренцию и выезжают за пределы республики. Это обусловлено низкой платежеспособностью граждан республики в особенности в частном жилищном строительстве. При этом фактор конкуренции «цена» доминирует над «качеством».

Поэтому, мы считаем, что данные обстоятельства приводят к вытеснению местной рабочей силы с Дагестанского рынка труда.

Данные нашего исследования также свидетельствуют о распространении неофициальных каналов получения информации и неформальных связях, используемых для осуществления миграции и трудоустройства в России, и слабости официальных структур, обеспечивающих трудовую миграцию. 62% опрошенных отметили, что на их решение уехать работать в Дагестан повлияли успешные примеры их сограждан, причем еще 22% подтвердили, что эта причина была для них не главной, но все же повлияла на принятие решения. На вопрос из каких каналов мигранты получали информацию о возможных путях миграции и трудоустройства в России? Получили следующие ответы: от друзей и знакомых – 72%, от родственников – 34%, из СМИ – 7%, из Интернета – 1%, из официальных структур – 1%.

Рис. 5. Трудовые мигранты из Вьетнама – Нгиа Бен Суан и Гьия Зьяв из Пятигорска.

Мигранты работают в среднем по 9-10 часов в день, шесть дней в неделю, однако, рабочие часы доходят и до 12-14 ежедневно.

Судя по данным исследования, сами мигранты в основном удовлетворены своей работой. Многие мигранты в период пребывания в России периодически с разными целями ездят домой. Почти 40% мигрантов посылают часть заработанных денег домой, на родину. Обычно переводы осуществляются в долларах США (в среднем 150-200).

Жилищно-бытовые условия мигрантов крайне неудовлетворительны.

В основном живут там же, где и работают. Отдельных мигрантов обеспечивают жильем их бывшие работодатели, как правило, эти семьи, где они ранее работали и сложились теплые и доверительные отношения. Через них они находят себе и новую работу. Они же решают их проблемы, связанные с правоохранительными органами и представителями миграционной службы.

Во многом это происходит по коррупционной схеме. Также решаются проблемы с медицинским обслуживанием и т.д.

Конечно, эти и другие проблемы формирования трудовых отношений, связанные с внешней трудовой миграцией, не только в Республике Дагестан, но по всей России требуют принятия и реализации комплекса неотложных мер правового и социально-экономического характера, учитывающие, в том числе, региональные особенности социально-трудовых отношений. Считаю, что процесс формирования рынка труда, как в России, так и в ее регионах, в части, касающейся регулирования трудовой миграции, находится еще на начальном этапе своего развития.

1. Социально-экономическое положение Республики Дагестан: Статистические сборники. – Махачкала: ТОФСГС по РД, 2000 -2010 гг.

2. Справочный материал УФМС России по РД за 2010-2011 гг.

ПРОБЛЕМЫ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ

В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Демографическая ситуация на Урале остается достаточно сложной несмотря на улучшение ключевых демографических показателей, наблюдающееся с 2000 года, и в дальнейшем будет развиваться под влиянием сложившейся динамики показателей рождаемости, смертности и миграции.

В соответствии с прогнозом социально-экономического развития Свердловской области на 2012-2015 гг. в ближайшее время ожидается снижение рождаемости, связанное, прежде всего, со снижением численности женщин фертильного возраста (15-49 лет), негативным влиянием мирового финансового кризиса на экономику региона и уровень жизни населения. Численность постоянного населения в 2012 г. составила 4307,6 тыс. человек, снизившись на 1,9% по сравнению с 2010 г. (4393,8 тыс. человек). В 2011 г. в Свердловской области произошел существенный рост миграционного сальдо [1].

Миграция населения Свердловской области, человек Число прибывших 74978 79163 74910 67902 54927 57627 Число выбывших 66267 69655 66054 58563 49057 53733 Миграционный прирост (убыль) Рынок труда является одной из основных движущих сил миграции. Официальные статистические данные показывают, что, начиная с 2006 года, отмечается снижение доли трудоспособного населения в общей численности населения Свердловской области [2], которое обусловлено его старением. Аналогичная ситуация наблюдается по УрФО и в целом по России. Из-за неизбежного роста демографической нагрузки на население трудоспособных возрастов актуализируется проблема привлечения и использования трудовых мигрантов в экономике.

В условиях демографического спада их трудовой потенциал становится важным фактором, влияющим на развитие экономики области.

Одной из серьезных миграционных проблем для Свердловской области является концентрация мигрантов в крупных городах, в том числе в Екатеринбурге, где имеются более благоприятные условия для трудовой деятельности и относительно высокий социально-экономический уровень развития.

Существенна роль внутрирегиональной «маятниковой» миграции, в основе которой лежат трудовые связи городов и районов, расположенных в окрестностях Екатеринбурга, использующего труд части населения периферии Свердловской области.

Процесс перераспределения трудовых ресурсов в агломерации в пользу ее центра происходит не только в виде маятниковой миграции, но и в форме механического движения – переезда части населения, главным образом молодежи в возрасте до 30 лет, на постоянное место жительства из малых городов и сел Свердловской области в Екатеринбург. В результате возникает проблема изменения половозрастных пропорций населения периферийных районов области, что негативно отражается одновременно и на показателях смертности и на показателях рождаемости этих территорий. Увеличивается демографическая нагрузка на трудоспособное население районов, удаленных от центра.

Происходит стагнация системы малых и средних городских и сельских поселений области.

Интенсивно развивающаяся социально бытовая инфраструктура областного центра способствует осуществлению не только трудовых, но и стабильных культурно-бытовых и рекреационных связей между Екатеринбургом и близлежащими поселениями.

Отсутствие развитого рынка труда в отдаленных от центра городах и районах Свердловской области и более высокий уровень заработной платы в областном центре приводит к тому, что «маятниковыми» мигрантами становятся не только жители области, но и мигранты из стран ближнего зарубежья, снимающие жилье в области и работающие в Екатеринбурге. Решение о перемене места жительства появляется у мигрантов, проживающих в худших социально-экономических условиях жизни в том или ином регионе. При принятии решения о переселении мигрантами учитывается фактор привлекательности Свердловской области исходя из предположения о возможности повышения уровня своего благосостояния и своей семьи. Закономерности подобного поведения проявляют себя в виде тенденций.

Для мигрантов из стран ближнего и дальнего зарубежья, особенно в условиях крупных городов, характерен длительный период адаптации к другой этнической среде, что сказывается на их репродуктивном поведении. По оценкам исследователей, мигранты, попадая в другую социально-культурную среду, в течение 3-5 лет сохраняют репродуктивные установки, свойственные прежней среде проживания. Однако по истечении срока, когда процесс адаптации в данной сфере можно считать условно завершенным, у мигрантов появляются репродуктивные установки, характерные для той среды, в которой они оказались, т.е. – ориентация на малодетную семью, что может быть объяснено стремлением обеспечить более высокий уровень материального благополучия и социальной мобильности в условиях новой среды. Поскольку молодые поколения мигрантов, очевидно, чаще откладывают формирование своих семей на период после переезда, то и их репродуктивная биография во все большей степени складывается не в странах выхода, а на российской территории. В результате, примерно 2/3 детей в семьях мигрантов – граждане России «по рождению», и следует ожидать дальнейшего повышения данной пропорции. Судя по опубликованным в научной литературе данным, общая величина итоговой рождаемости мигрантов на 60-70% складывается за счет рождений, произошедших после их переезда в Россию. Для женщин, детство которых прошло в странах с низкой рождаемостью, показатель итоговой рождаемости на 80-90% связан с деторождением на территории России. Для женщин, приехавших из стран с высокой рождаемостью, этот показатель вдвое ниже [3].

Мигранты и особенно их дети относятся к наиболее уязвимым и социально незащищенным группам населения. Социальный статус мигрантов низок, они по-прежнему считаются «дешевой рабочей силой». Их быт характеризуется плохими жилищными условиями. Мигранты находятся в состоянии непрерывного стресса. Отсутствие социального опыта поведения в новых условиях приводит к росту заболеваемости среди данной категории населения, к психическим расстройствам, к увеличению риска развития социально значимых болезней (алкоголизм, наркомания и др.), формированию девиантного и суицидального поведения. Основой адаптации может выступать семья – хранитель отношений, в том числе и этнического характера. При этом необходимо учитывать, что формирование многочисленных этнических групп вызывает негативное отношение к мигрантам со стороны местного населения и, как следствие, может провоцировать межнациональные конфликты, снижать социальную стабильность в регионе.

Успешная интеграция мигрантов, особенно высококвалифицированных, приезжающих в Свердловскую область на постоянное место жительства, возможна при проведении в отношении данной категории населения грамотной социальной и демографической политики. Помощь должна быть направлена на поддержание социально-психологической стабильности семьи работника-мигранта в целях создания лучших условий для активизации ее репродуктивной и самосохранительной функций; обеспечение материального благополучия, гарантированной и оплачиваемой работы; создание нормальных условий жизни (гарантированное жилье, образовательные учреждения для детей, медицинское обслуживание и страхование, социальная и правовая защищенность). Комплекс интеграционных мер по ассимиляции мигрантов и их семей в местное сообщество должен включать информационно-пропагандистскую работу, направленную на формирование толерантного социального климата в регионе. «При разработке механизмов привлечения иммигрантов, необходимо учитывать страны их происхождения, профессиональные, квалификационные и иные характеристики для отбора специалистов. Разработка механизмов управления расселением иммигрантов по территории области должна проходить с учетом комплексной оценки возможностей районов Свердловской области по приему и обустройству мигрантов» [4].

Таким образом, миграционные процессы требуют решения ряда сложных задач с глубоким анализом возможных последствий. Необходимо проведение социологических и иных выборочных обследований мигрантов и их семей, позволяющих объективно оценить комплекс современных миграционных проблем в Свердловской области, их факторов и последствий. Направленность исследований должна быть максимально приближена к изучению механизмов адаптации мигрантов и их семей к новым условиям жизни.

1. ersds.e-burg.ru/digital/region1/default.aspx 2. www.gks.ru 3. Захаров С., Сурков С. Миграция и рождаемость в России // Демоскоп Weekly, 2009. № 399 – 400 (23 ноября – 6 декабря). [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2009/0399/tema05.php 4. О концепции Миграционной политики Свердловской области: Постановление Правительства Свердловской области от 22.10.2003 № 652-ПП // Собрание законодательства Свердловской области, 08.12.2003, № 10-1, ст. 895.

ЭТНИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА МИГРАЦИОННЫХ ПОТОКОВ

В РОССИЙСКО-КАЗАХСТАНСКОМ ПРИГРАНИЧЬЕ

Миграционная ситуация в российско-казахстанском приграничье формируется в ходе активных межрегиональных миграций, а также в процессе миграционного обмена со странами СНГ и Балтии, странами дальнего зарубежья. Нами рассматривается этническая структура этих миграционных потоков в приграничье за период с 2001 по 2007 гг., которые обеспеченны этнической статистикой. Исследования показывают существенные различия миграционных потоков различных территориальных уровней не только по масштабам, демографической, но и этнической структуре. Этнический характер миграционных потоков постсоветского периода оказывает влияние на формирование этнической структуры населения регионов приграничья, меняет этнокультурную среду, как в городской, так и сельской местности и требует разработки региональных программ по гармонизации межэтнических отношений.

Российско-казахстанское приграничье относится к территориям России, где с начала XXI века в ходе межрайонных миграционных связей сложилось отрицательное сальдо миграции. Его величина колеблется от 8.5 тыс. чел. в 2001 году до 32.8 тыс. чел. в 2007 г. Рост отрицательного сальдо миграции в приграничье сопровождается сокращением числа регионов с положительным миграционным приростом, который сохранился Самарской, Тюменской, Новосибирской областях, Республике Алтай. К 2007 году увеличилось отрицательное сальдо миграции почти в три раза в Астраханской области, в 1.5-2 раза в Волгоградской, Оренбургской, области, в Алтайском крае.

В этническом отношении в обратном миграционном потоке русские преобладают в большинстве регионов – Алтайском крае, Курганской, Оренбургской, Волгоградской области. В пяти регионах на втором месте среди выбывающих были татары: Курганская, Оренбургская, Омская, Челябинская, Саратовская области. В ряде регионов третье место среди выбывающих занимали башкиры – Курганская, Оренбургская и Челябинская области. Продолжался отток немцев из Алтайского края, но в тоже время наблюдался прирост их в Тюменской, Астраханской и Новосибирской областях. У казахов в приграничье отмечался миграционный прирост. В ходе межрайонной миграции приграничье теряет русское, украинское население и др.

К 2007 г. этнический состав межрегиональной миграции в российско-казахстанском приграничья изменился. У казахов, при общем отрицательном сальдо миграции, миграционный прирост отмечался только в сельской местности Астраханской, Тюменской и Челябинской областей. В миграционных связях с другими регионами России приграничье теряло русских, украинцев и др.

Распад СССР, сопровождавшийся социально-экономическим кризисом, массовой безработицей и неопределенностью дальнейшего жизнеустройства, вызвал активные миграции населения из стран СНГ и Балтии и в 2001 г. В Россию прибыло 186266 чел, из них 46993 чел. (25%) пришлось на российско-казахстанское приграничье. Среди территорий приграничья, принявших основной поток мигрантов выделялись: Омская, Волгоградская, Алтайская и Самарская области, где более 70%. В Российской Федерации этнический состав мигрантов выглядел следующим образом: русские составляли 58%, украинцы 10%, татары 4%, армяне 3,8%, немцы 1,2%, белорусы 1,5%, азербайджанцы 1,8%. В российско-казахстанском приграничье складывалась несколько иная картина: русские составляли 65%, украинцы 9%, татары и казахи по 2,6%, узбеки 2%, армяне 1,9%, немцы 1,8%. Из титульных народов стран Центральной Азии только казахи имели отрицательное сальдо миграции.

В 2007г. количество прибывших в Россию мигрантов из стран СНГ и Балтии возросло до 275804 чел., против 185226 чел., в 2001г., из них на российско-казахстанское приграничье пришлось 21% или 50724 чел. Миграционный прирост в России увеличился в 2 раза, в российско-казахстанском приграничье в 1,8 раза. Больше всех мигрантов приняли: Самарская, Тюменская, Челябинская, Оренбургская области.

Этнический состав миграционного прироста в России несколько изменился. Но по-прежнему больше всех составляли русские 32%, выросла доля армян до 11% или в 4,5 раза больше чем в 2001г.. Украинцев прибыло на 10 тыс. чел., больше чем в 2001г. Если в 2001г. белорусы выезжали из России, то в 2007 г. наоборот наблюдался прирост. В 2007г. увеличение миграционного прироста зафиксирован и по другим национальностям: у узбеков с 1,2% до 4,3%, таджиков с 1,1% до 3,7%, киргизов с 0,2% до 3,1%, азербайджанцев с 1,4% до 5,8%.

В этническом отношении миграционный прирост российско-казахстанского приграничья существенно изменился. При общем увеличении сальдо миграции с 28.9 тыс. чел. в 2001 году до 50.7 тыс. чел. в 2007 году, миграционный прирост русских сократился почти на 2 тыс. чел, украинцев вырос почти в 1.4 раза. Но в основном миграционный прирост увеличился за счет народов Кавказа – армян и азербайджанцев и титульных этносов стран Средней Азии. В частности, в 2001 году в миграционном приросте приграничья за счет стран СНГ и Балтии на долю армян приходилось около 2.5%, азербайджанцев 1.1%, то в 2007 году соответственно 8.2 % и 7.5%.%. В этот период наблюдается многократное увеличение миграционного прироста у титульных народов стран Средней Азии: у узбеков в 5 раз, таджиков в 8 раз, киргизов – почти в 30 раз. Из титульных народов стран Центральной Азии исключением были казахи, у которых продолжался отток. Отмеченные изменения повлияли на этнический состав миграционного прироста, который теперь только на 35% состоял из русских, против 67% в 2001 году. В миграционном приросте титульные народы стран Средней Азии составляли 17.4% против 3.4% в 2001 году. Титульные народы стран Закавказья составляли в миграционном приросте 16.6%. Украинцы и немцы составляли соответственно 6.4 и 0.9%. Армяне предпочитали селиться в городах Самарской, Тюменской, Челябинской, Волгоградской областей. Народы Средней Азии дифференцированно расселялись – киргизы в тюменской, Курганской областях, таджики – Челябинская, Самарская области, Алтайский край, узбеки – Астраханская, Оренбургская, Самарская области и т.д., Азербайджанцы массово приезжали в Астраханскую область и 79% обосновывались в городской местности и Тюменскую область.

В ходе миграционных связей со странами дальнего зарубежья российско-казахстанское приграничье теряет население. В 2001 году из Российской Федерации в целом эмиграция в страны дальнего зарубежья составила -51397 чел., из них -26576 чел. или 51.6% приходилось на регионы российско-казахстанского приграничья. При этом почти 33% эмигрантов приграничья приходилось на Омскую область и 17% от общероссийского эмиграционного потока. На втором месте среди регионов приграничья по численности эмигрантов был Алтайский край, откуда выехало -6339 чел. или 12,3% от общероссийского эмиграционного потока и 24% от числа эмигрантов российско-казахстанского приграничья.

В этническом отношении эмиграционный поток из России на 42,1% состоял из русских, из российско-казахстанского приграничья на 32,2%.

Наибольшее число эмигрантов приходится на Омскую область, Алтайский край, Новосибирскую и Челябинскую области.

Но основную часть эмигрантов, как из России, так и регионов российско-казахстанского приграничья составляли немцы: соответственно 21078 чел.

или 41% и 13603 чел. и 51,2%. Массовые потоки эмигрантов отмечались из Омской, Новосибирской области, Алтайского края, а так же из Челябинской и Саратовской областей – мест компактного проживания немцев. Среди них 48,9% составляли выходцы из городов российско-казахстанского приграничья. Отрицательное сальдо миграции в приграничье за счет миграционных связей со странами дальнего зарубежья на 49.5% формировалось за счет немцев, на 25% – русских.

В 2007 г. число эмигрантов из России, как и из регионов российско-казахстанского приграничья по сравнению с 2001 годом уменьшилось соответственно в 7 и 13 раз. Регионы приграничья с наибольшим количеством эмигрировавших остались те же: Омская область, Алтайский край, Новосибирская область. При этом русские среди эмигрантов из российско-казахстанского приграничья составляли более половины, немцы около 25%. В условиях многократного сокращения отрицательного сальдо миграции в обмене со странами дальнего зарубежья, изменился этнический состав миграционного потока.

В 2007 году почти на 65 % отрицательного сальдо миграции обеспечивалось за счет русских, 29% – немцев, около 2% украинцев.

Международная миграция является механизмом регионального перераспределения трудовых ресурсов. Миграция из стран СНГ и Балтии является важным источником трудовых ресурсов России. Изменение этнической структуры миграционного потока, его культурно-образовательной компоненты, ставит перед Россией задачу выработки миграционной политики, направленной на успешную адаптацию и интеграцию мигрантов в принимающем сообществе без ущерба для коренного населения.

НЕЗАКОННАЯ МИГРАЦИЯ КАК ФАКТОР

НАПРЯЖЕННОСТИ НА РЕГИОНАЛЬНОМ РЫНКЕ ТРУДА

(Исследование проведено в рамках гпроекта Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых – Миграция, являясь одной из важнейших проблем народонаселения, во все времена рассматривалась не только как процесс простого механического передвижения людей, но и как процесс, затрагивающий различные стороны общественной жизни – политико-правовую, социально-экономическую, культурную, демографическую, социально-трудовую и др. Российская Федерация в силу ряда причин – особенностей экономического развития, географического расположения между странами исхода и назначения, большой протяженности границ, несовершенства миграционного законодательства и др., столкнулась с наибольшими масштабами иммиграции, особенно незаконной (Проблема незаконной миграции в России…, 2004). Распад Советского Союза, сопровождавшийся разрывом экономических связей, усилением социальной напряженности и кризисными явлениями в межэтнических отношениях, привел к всплеску вынужденных миграций, росту иммиграции в Россию из бывших союзных республик. Негативные последствия социально-экономических преобразований привели во всех регионах страны к развитию противоположных по своей направленности миграционных процессов, которые отразились на эффективности использования трудовых ресурсов.

Наиболее значительное влияние миграции испытывают приграничные регионы России, к которым относится и Алтайский край. Острота данной проблемы обусловлена для региона не только его географическим положением, но и особенностями экономического развития (регион является дотационным – в 2010 г. край занял четвертое место по объему дотаций из центра 15,9 млрд. рублей (Топ-10…, 2010)), аграрной специализацией и демографической убылью населения. По-прежнему актуальной остается проблема нелегальной миграции, как правило, из стран Средней и Юго-Восточной Азии, которая оказывает противоречивое влияние на состав населения и региональный рынок труда.

По данным официальной статистики и социологических исследований рынок труда Алтайского края характеризуется повышенной напряженностью, проявляющейся в росте официальной и скрытой безработицы трудоспособного населения, отсутствии вакантных рабочих мест, расширении теневых и неформальных отношений. Усложняют ситуацию увеличение масштабов нелегальной занятости населения и нерегулируемой миграции. В период с января по декабрь 2011 г. миграционный прирост в крае составил 5504 чел., при этом, зарегистрировано по месту жительства всего 1846 чел. (http://ak.gks.ru). В настоящее время, низкий естественный прирост и тенденция к демографическому старению населения, его эмиграция преимущественно в трудоспособном возрасте, привели к дефициту рабочей силы, которая замещается при помощи нелегальной миграции.

Предварительные результаты экспертного опроса, проведенного в Алтайском крае в 2012 г. среди представителей Управления по труду и занятости, Управления Федеральной миграционной службы и научной общественности, выявили следующие проблемы.

По мнению экспертов, Алтайский край, в отличие от многих регионов страны, является наиболее подверженным как внутренним, так и внешним миграционным потокам, что не всегда благоприятно влияет на его социально-экономическое развитие: «…молодежь предпочитает уехать из края в наиболее экономически развитые регионы, такие как Новосибирск, Санкт-Петербург, Москва..., что создает определенные проблемы нахождения молодых целеустремленных специалистов» (НО_004). В то же время «ситуация с внешней миграцией, когда к нам приезжают граждане из Средней Азии – Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Китая и т.д., усугубляется во многом за счет занятия ими трудовых вакантных мест и нелегальным их пребыванием» (МС_001).

В большинстве случаев трудовые мигранты избегают оформления необходимых документов, что значительно сказывается на их законном проживании на территории края: «ситуация с нелегальным проживанием мигрантов прежде всего ведет к напряженности на рынке труда. Это объясняется многими факторами, один из наиболее самых основных – занятие вакантных мест и удешевление оплаты за труд как самому мигранту, так в последующем и коренному населению региона, так как работодатель сам формирует совместно с другими предпринимателями среднюю заработную плату на определенную профессию, что может крайне негативно отразиться на уровне жизни граждан» (МС_003).

Как полагают эксперты, наблюдаемая на региональном рынке труда напряженность связана с безработицей, низкой заработной платой, условиями труда, распространением практик неоплачиваемой занятости, отсутствием вакантных мест с высоким социальным потенциалом, расширением теневых и неформальных отношений в сфере занятости, этнической асимметрией. Ситуация усугубляется «ростом недовольства местного населения к трудовым мигрантам, навешивания ярлыков, стереотипного их восприятия» (ТЗ_009).

Несмотря на большую работу в области регулирования миграционных процессов и занятости населения, которую проводят различные государственные структуры, имеющаяся нормативно-правовая база не всегда отвечает заявленным требованиям. Законы, принимаемые на федеральном уровне, иногда требуют для повышения эффективности процесса выполнения поставленных задач модернизации на региональном уровне. Данный фактор сказывается на функционировании всей системы контроля рынка труда и миграционной ситуации. В этой связи эксперты заявляют о необходимости внесения коррективов и дополнений в различные нормативно-правовые акты:

«одного Федерального закона, который регулирует сферу миграционных процессов, недостаточно, необходимо комплексно подходить к проблеме как на федеральном уровне, так и на региональном, а не оставлять на региональный уровень лишь квотируемость иностранных лиц и лиц без гражданства» (МС_002).

Для оптимизации работы с трудовыми мигрантами, повышения у них правовой грамотности, содействия трудоустройству, адаптации к новой социокультурной среде эксперты предлагают модернизацию этой системы.

В частности, представители научного сообщества, видят пути решения этой проблемы в создании некоммерческих организаций: «повышение эффективности работы с трудовыми мигрантами видится в создании НКО, которые и решали бы насущные проблемы мигрантов. Этот пласт некоммерческой деятельности почему то до сих пор не освоен нашими гражданами. Возможно же писать гранты, получать государственную поддержку для развития данного направления. Национальные общины, на которых возложена миссия адаптации и помощь в содействии нормальному трудоустройству мигранта, не справляются в силу традиций, которые пронизаны иерархией и тому подобному» (НО_004).

Наряду со всевозможными структурами, занимающимися вопросами адаптации и помощи трудовым мигрантам, «оптимальным было бы создание организации, пусть общественной, некоммерческой, которая взяла на себя ответственность регулирования взаимоотношений между мигрантом и правом» (НО_005). Однако, другая группа экспертов – сотрудники Управления Федеральной миграционной службы – выразили противоположную точку зрения. Они отметили, что существующая нормативно-правовая база соответствует реальным потребностям их структуры, и создание новых источников права они считают нецелесообразным: «все необходимые правовые инструменты, которыми пользуются сотрудники УФМС, соответствуют их ожиданиям, все выполняется, все работает, а значит и потребности в создании чего-то нового нет» (МС_002).

В целом, предварительные результаты исследования показали, что ситуация на региональном рынке труда, по оценке экспертов, остается напряженной, что выражается в росте безработицы, расширении теневых и неформальных отношений, отсутствии вакантных мест, широкомасштабном распространении незаконной миграции.

1. Проблема незаконной миграции в России: реалии и поиск решений (по итогам социологического обследования) / Междунар. орг. по миграции (МОМ), Бюро МОМ в России. – М.: Гендальф, 2004.

2. Топ-10 дотационных регионов России (2010 г.) [Электронный ресурс]:

еженед. экономический журнал «Коммерсантъ-Деньги». – Электрон. журнал.

Режим доступа к журн.: – http://www.kommersant.ru/doc/1770678?isSearch=True 3. http://ak.gks.ru

МИГРАЦИЯ В ЭТНО-КОНТАКТНОМ

ПРИГРАНИЧНОМ РЕГИОНЕ РОССИИ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |
Похожие работы:

«План работы XXIV ежегодного Форума Профессионалов индустрии развлечений в г. Сочи (29 сентября - 04 октября 2014 года) 29 сентября с 1200 - Заезд участников Форума в гостиничный комплекс Богатырь Гостиничный комплекс Богатырь - это тематический отель 4*, сочетающий средневековую архитиктуру с новыми технологиями и высоким сервисом. Отель расположен на территории Первого Тематического парка развлечений Сочи Парк. Инфраструктура отеля: конференц-залы, бизнес-центр, SPA-центр, фитнес центр,...»

«Международная организация труда Международная организация труда была основана в 1919 году с целью со­ дей­ствия социальной­ справедливости и, следовательно, всеобщему и проч­ ному миру. Ее трехсторонняя структура уникальна среди всех учреждений­ системы Организации Объединенных Наций­: Административный­ совет МОТ включает представителей­ правительств, организаций­ трудящихся и работо­ дателей­. Эти три партнера — активные участники региональных и других орга­ низуемых МОТ встреч, а также...»

«СЕРИЯ ИЗДАНИЙ ПО БЕЗОПАСНОСТИ № 75-Ш8АО-7 издании по безопасност Ш ернооыльская авария: к1 ДОКЛАД МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ ГРУППЫ ПО ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОЕ АГЕНТСТВО ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ, ВЕНА, 1993 КАТЕГОРИИ ПУБЛИКАЦИЙ СЕРИИ ИЗДАНИЙ МАГАТЭ ПО БЕЗОПАСНОСТИ В соответствии с новой иерархической схемой различные публикации в рамках серии изданий МАГАТЭ по безопасности сгруппированы по следующим категориям: Основы безопасности (обложка серебристого цвета) Основные цели, концепции и...»

«JADRAN PISMO d.o.o. UKRAINIAN NEWS № 997 25 февраля 2011. Информационный сервис для моряков• Риека, Фране Брентиния 3 • тел: +385 51 403 185, факс: +385 51 403 189 • email:news@jadranpismo.hr • www.micportal.com COPYRIGHT © - Information appearing in Jadran pismo is the copyright of Jadran pismo d.o.o. Rijeka and must not be reproduced in any medium without license or should not be forwarded or re-transmitted to any other non-subscribing vessel or individual. Главные новости Янукович будет...»

«КАФЕДРА ДИНАМИЧЕСКОЙ ГЕОЛОГИИ 2012 год ТЕМА 1. Моделирование тектонических структур, возникающих при взаимодействии процессов, происходящих в разных геосферах и толщах Земли Руководитель - зав. лаб., д.г.-м.н. М.А. Гочаров Состав группы: снс, к.г.-м.н. Н.С. Фролова проф., д.г.-м.н. Е.П. Дубинин проф., д.г.-м.н. Ю.А. Морозов асп. Рожин П. ПНР 6, ПН 06 Регистрационный номер: 01201158375 УДК 517.958:5 ТЕМА 2. Новейшая геодинамика и обеспечение безопасности хозяйственной деятельности Руководитель -...»

«Труды преподавателей, поступившие в мае 2014 г. 1. Баранова, М. С. Возможности использования ГИС для мониторинга процесса переформирования берегов Волгоградского водохранилища / М. С. Баранова, Е. С. Филиппова // Проблемы устойчивого развития и эколого-экономической безопасности региона : материалы докладов X Региональной научно-практической конференции, г. Волжский, 28 ноября 2013 г. - Краснодар : Парабеллум, 2014. - С. 64-67. - Библиогр.: с. 67. - 2 табл. 2. Баранова, М. С. Применение...»

«УДК 622.014.3 Ческидов Владимир Иванович к.т.н. зав. лабораторией открытых горных работ Норри Виктор Карлович с.н.с. Бобыльский Артем Сергеевич м.н.с. Резник Александр Владиславович м.н.с. Институт горного дела им. Н.А. Чинакала СО РАН г. Новосибирск К ВОПРОСУ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОТКРЫТЫХ ГОРНЫХ РАБОТ ON ECOLOGY-SAFE OPEN PIT MINING В условиях неуклонного роста народонаселения с неизбежным увеличением объемов потребления минерально-сырьевых ресурсов вс большую озабоченность мирового...»

«Список публикаций Мельника Анатолия Алексеевича в 2004-2009 гг 16 Мельник А.А. Сотрудничество юных экологов и муниципалов // Исследователь природы Балтики. Выпуск 6-7. - СПб., 2004 - С. 17-18. 17 Мельник А.А. Комплексные экологические исследования школьников в деятельности учреждения дополнительного образования районного уровня // IV Всероссийский научнометодический семинар Экологически ориентированная учебно-исследовательская и практическая деятельность в современном образовании 10-13 ноября...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 9 по 23 апреля 2014 года Казань 2014 1 Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС Руслан. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге 2 Содержание Неизвестный заголовок 3 Неизвестный заголовок Сборник...»

«Секция Безопасность реакторов и установок ЯТЦ X Международная молодежная научная конференция Полярное сияние 2007 ИССЛЕДОВАНИЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЙ ТЕПЛОНОСИТЕЛЯ НА ВХОДЕ В АКТИВНУЮ ЗОНУ РЕАКТОРА ВВЭР-1000 ПРИ РАЗЛИЧНЫХ РЕЖИМАХ РАБОТЫ ГЦН В КОНТУРАХ ЦИРКУЛЯЦИИ Агеев В.В., Трусов К.А. МГТУ им. Н.Э. Баумана Для обоснования теплогидравлической надежности реакторов ВВЭР-1000, возможности повышения их тепловой мощности необходимо иметь подробную информацию о гидродинамической картине распределения расхода...»

«МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНТРАНС РОССИИ) MINISTRY OF TRANSPORT OF THE RUSSIAN FEDERATION (MINTRANS ROSSII) Уважаемые коллеги! Dear colleagues! От имени Министерства транспорта Российской Феде- On behalf of the Ministry of Transport of the Russian рации рад приветствовать в Санкт-Петербурге участ- Federation we are glad to welcome exhibitors of TRANников 11-й международной транспортной выставки STEC–2012 International Transport Exhibition, speakers ТРАНСТЕК–2012 и 3-й...»

«ВЫСОКИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИННОВАЦИИ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ УНИВЕРСИТЕТАХ Том 4 Санкт-Петербург Издательство Политехнического университета 2014 Министерство образования и наук и Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный политехнический университет Координационный совет Учебно- Учебно-методическое объединение вузов методических объединений и Научно- России по университетскому методических советов высшей школы политехническому образованию Ассоциация технических...»

«ГЛАВ НОЕ У ПРАВЛЕНИЕ МЧ С РОССИИ ПО РЕСПУБЛ ИКЕ БАШКОРТОСТАН ФГБОУ В ПО УФ ИМСКИЙ ГОСУДАРСТВ ЕННЫЙ АВ ИАЦИОННЫЙ ТЕХНИЧ ЕСКИЙ У НИВ ЕРСИТЕТ ФИЛИАЛ ЦЕНТР ЛАБ ОРАТОРНОГО АНАЛ ИЗА И ТЕХНИЧ ЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ ПО РБ ОБЩЕСТВ ЕННАЯ ПАЛ АТА РЕСПУБЛ ИКИ Б АШКОРТОСТАН МЕЖДУ НАРОДНЫЙ УЧ ЕБ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ ЦЕНТР ЭКОЛОГИЧ ЕСКАЯ Б ЕЗО ПАСНОСТЬ И ПРЕДУ ПРЕЖДЕНИЕ ЧС НАУЧ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ СОВ ЕТ ПО Б ЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬ НОСТИ ПРИВОЛ ЖСКОГО РЕГИОНА МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВ АНИЯ И НАУ КИ РФ III Всероссийская...»

«Проект на 14.08.2007 г. Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский федеральный университет Приняты Конференцией УТВЕРЖДАЮ: научно-педагогических Ректор СФУ работников, представителей других категорий работников _Е. А. Ваганов и обучающихся СФУ _2007 г. _2007 г. Протокол №_ ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО ТРУДОВОГО РАСПОРЯДКА Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального...»

«КУЗБАССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Т.Ф. ГОРБАЧЕВА Администрация Кемеровской области Южно-Сибирское управление РОСТЕХНАДЗОРА Х Международная научно-практическая конференция Безопасность жизнедеятельности предприятий в промышленно развитых регионах Материалы конференции 28-29 ноября 2013 года Кемерово УДК 622.658.345 Безопасность жизнедеятельности предприятий в промышленно развитых регионах: Материалы Х Междунар. науч.практ. конф. Кемерово, 28-29 нояб. 2013 г. / Отв. ред....»

«РУКОВОДСТВО ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ 61 ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ Видовое разнообразие во всем мире Страница 1/8 © 2008 Федеральное министерство экологии, охраны природы и безопасности ядерных установок Модуль биологическое разнообразие преследует цель, показать с помощью рассмотрения естественнонаучных вопросов и проблем, ВИДОВОЕ какую пользу приносит человеку Природа во всем ее многообразии, РАЗНООБРАЗИЕ чему можно у нее поучиться, как можно защитить биологическое ВО ВСЕМ МИРЕ разнообразие и...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.