WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 20 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической конференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества между ...»

-- [ Страница 16 ] --
(Исследование проведено в рамках проекта РФФИ № 12-06-00305-а) За истекшие двадцать лет страны СНГ прошли значительный путь в области институциональных и структурных преобразований. В экономике СНГ осуществлялся процесс приватизации государственной собственности, формировались основные институты рыночной модели, внедрялись и осваивались методы денежно-кредитного и валютного регулирования и другие инструменты функционирования рынка (20 лет СНГ…, 2009).

В экономическом развитии стран СНГ за рассматриваемый период четко прослеживаются следующие шесть периодов, которые можно кратко охарактеризовать как (Цветков В.А., Зоидов К.Х. и др., 2010):

трансформационный циклический спад экономики (1992-1995 гг.);

преодоление трансформационного циклического спада (1996-1997 гг.);

циклический спад или замедление роста в связи с российским финансовым кризисом 1998 г. (1998-1999 гг.);

оживление экономики в связи с ростом цен на сырьевые ресурсы (2000-2008 гг.);

циклический спад или замедление роста в связи с мировым финансово-экономическим кризисом 2008 г. (2008-2009 г.);

посткризисное развитие в контексте модернизации (2010-2022 гг.прогноз).

В связи с этим, для разработки стратегии эффективной демографической политики стран СНГ в условиях мирового финансового кризиса особую актуальность приобретает анализ и прогнозирование процессов воспроизводства численности и структуры населения. Значимость подобного рода исследований продиктована также тем, что обострение демографической ситуации является следствием серьезных экономических и социальных перемен, которые произошли в обществе за последние двадцатилетия. Демографические циклические изменения влияют на все сферы экономического развития. Необходимо моделирование циклического развития демографических процессов, для того чтобы управлять и регулировать экономическими изменениями, решать глобальные проблемы развития экономики стран СНГ.

Вместе с этим, мировое пространство в целом представляет собой закрытую демографическую систему и моделирование циклического развития демографических процессов таких систем изучено достаточно хорошо. Но на циклическое развитие демографических процессов стран СНГ многие разработанные модели не применимы, т.к. из-за миграционных процессов демографическая система стран СНГ становится открытой. Поэтому необходимо моделирование и регулирование циклического развития демографических процессов стран СНГ.

Цель исследования настоящего доклада является разработка математической модели циклического развития демографических процессов стран СНГ с учетом социально-экономических факторов.

Численность постоянного населения. Тенденции экономического циклического характера развития стран СНГ оказывают влияние на изменение социально-демографических факторов (Рязанцев С.В., Зоидов К.Х. и др., 2010).

По характеру и результативности демографических процессов страны СНГ можно разделить на три группы. Первая группа – государства, испытывающие депопуляцию и сокращение численности населения – Россия, Украина и Беларусь. В трех славянские странах СНГ депопуляция возникла в результате низкого уровня рождаемости и высокого уровня смертности населения. Внешняя миграция полностью не компенсирует естественной убыли населения, в результате сокращается численность населения. Ко второй группе можно отнести страны, в которых население находится на протяжении последних лет на стабильной отметке и практически не изменяется. К ним относятся три государства СНГ: Армения, Грузия и Молдова. К третьей группе относятся государства, в которых численность населения росла в 2000-2011гг. Прежде всего, это страны Центральной Азии, а также Азербайджан.

До 1996 г. происходит резкое сокращение тенденции численности постоянного населения всего по СНГ на 95,5% от уровня 1991 г. Далее с 1996 г.

по 2005 г. наблюдаем циклообразное поведение тенденции численности постоянного населения стран СНГ (в 2005 численности постоянного населения составляет 99,4% от уровня 1991 г.). Затем с 2005 г. по 2009 г. в связи с улучшением экономической ситуации в странах СНГ постепенно увеличивается численности постоянного населения и в 2009 составляет 99,9% от уровня 1991 г. В 2010 г. в связи с мировым экономическим кризисом численности постоянного населения в странах СНГ уменьшается и составляет 99,7% от уровня 1991г. (рис. 1 – рис. 2).

100, 99, 99, 99, 99, 1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 2005 2007 постоянного населения Коэффициент рождаемости. До 1998 г. происходит резкое сокращение тенденции коэффициента рождаемости в СНГ на 68,8% от уровня 1991 г.

Затем после российского дефолта с 1999 г. по 2009 г. в связи с улучшением экономической ситуации в странах СНГ постепенно увеличивается коэффициент рождаемости и составляет 87,5% от уровня 1991 г. В 2010 г. в связи с мировым экономическим кризисом коэффициент рождаемости в странах СНГ не изменяется и составляет 87,5% от уровня 1991 г. (рис.3 – рис.4).

1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 2005 2007 рождаемости всего по СНГ – Kрож.

Коэффициент смертности. До 1993 г. происходит резкое увлечение тенденции коэффициента смертности в СНГ на 130% от уровня 1991 г. С 1994 г по 1998 г. коэффициент смертности в СНГ медленно и резко уменьшается и в 1998 г. составляет 120% от уровня 1991 г. После российского дефолта с 1999 г.

по 2003 г. постепенно увеличивается коэффициент смертности и составляет 135% от уровня 1991 г. С 2004 г. по 2009 г. коэффициент смертности в СНГ уменьшается и составляет 125% от уровня 1991 г. В 2010 г. в связи с мировым экономическим кризисом коэффициент смертности в странах СНГ увеличивается и составляет 130% от уровня 1991г. (рис. 5 – рис. 6).



1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 2005 2007 смертности всего по СНГ – Kсмер.

Таким образом, перспективы циклического характера развития демографической ситуации в странах СНГ находится под влиянием с одной стороны общемировых тенденций, а с другой стороны, под воздействием особенностей постсоветского пространства.

Численность экономически активного населения. Численность экономически активного населения (занятых и безработных) всего по СНГ в 2010г. оценивалась в 138 млн. чел., в 2000 г. она составляла 131 млн. чел. До 1998 г. происходит резкое сокращение тенденции численности экономически активного населения всего по СНГ на 93,4% от уровня 1991 г. С 1999 г. по 2000 г. постепенно увеличивается численность экономически активного населения и составляет 95,3% от уровня 1991 г. Но в 2001 г. численность экономически активного населения всего по СНГ падает в связи с демографическими проблемами стран СНГ и составляет 94,5% от уровня 1991г. Далее это показатель увеличивается и в 2008 г. составляет 100,3% от уровня 1991 г.

В 2009 г. в связи с мировым экономическим кризисом этот показатель всего по СНГ падает и составляет 98,9% от уровня 1991 г. (рис. 7- рис. 8).

Численность занятого населения. Ситуация в сфере занятости населения формировалась под прямым воздействием экономических реформ и, в свою очередь, оказывала значительное влияние на ход социально-экономических преобразований в государствах СНГ.

1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 2005 2007 в среднем за год всего по СНГ – Pчэан.

За прошедшее двадцатилетие практически создана новая модель занятости, основанная на принципиально иных способах использования трудового потенциала. Командно-административная модель в этой области уступила место рынку труда, который стал главным инструментом измерения качества рабочей силы, ее избытка или недостаточности, распределения между секторами экономики, отраслями и регионами.

Специфическими чертами национальных рынков труда в СНГ в 1992-1997 гг. рассматриваемого периода являлись резкое сокращение спроса на рабочую силу в государственном секторе экономики, перемещение значительной ее доли в частный сектор и в сферу неформальной деятельности, появление новых форм трудовой миграции, рост безработицы, увеличение дифференциации в оплате труда.

До 1998 г. происходит резкое сокращение тенденции численности занятого населения в СНГ на 28% от уровня 1991 г. После российского дефолта с 1999 г. по 2008 г. в связи с улучшением экономической ситуации в странах СНГ численность занятого населения постепенно увеличивается и составляет 94,7% от уровня 1991 г. В 2009 г. в связи с экономическим кризисом численность занятого населения в СНГ уменьшится и составит 91,9% от уровня 1991 г. Далее в 2010 г. численность занятого населения в СНГ составит 92,9% от уровня 1991 г. (рис. 9 – рис. 10).

1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 2005 2007 2009 2011 1991 1993 1995 1997 1999 2001 2003 2005 2007 занятого населения всего по СНГ – L.

На ситуацию на рынке труда стран СНГ определенное влияние оказывает внешняя трудовая миграция, которая в условиях безработицы формирует альтернативную форму занятости и позволяет обеспечить рабочей силой вакансии, не пользующиеся спросом населения в принимающих странах в основном в России и Казахстане.

Уровень безработицы. Безработица была официально признана в странах СНГ в 1991-1992 гг. В основном пик роста регистрируемой безработицы в Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и России приходился, наконец, 1996-1997 гг.; Армении, Молдове, Узбекистане, Таджикистане и Украине – наконец 1998-1999 гг., Азербайджане – в период 2003-2005 гг. По данным экспертных обследований, число безработных в 2010г. в Азербайджане составило 0,3 млн. чел., или 5,6% численности экономически активного населения, Казахстане – соответственно 0,5 млн. и 5,8%, Молдове – 92 тыс. чел. и 7,4%, России – 5,6 млн. чел. и 7,5%, Украине – 0,2 млн. чел. и 7,4%. С 2000 г.

по 2008 г. в связи с улучшением экономической ситуации в странах СНГ уровень безработицы всего по СНГ падает и составляет в среднем за год 6% к экономически активному населению. Затем в 2009 г. в связи с мировым финансово-экономическим кризисом уровень безработицы всего по СНГ резко растет на 7,6% и после принятия антикризисных мер правительств стран Содружества этот показатель постепенно падает. По прогнозам некоторых экспертов в 2011 г. уровень безработицы всего по СНГ составит в среднем за год 6,3% к экономически активному населению (рис. 11).

Рис. 11. Уровень безработицы всего по СНГ (в среднем за год, Номинальная заработная плата. В 1990-2000 гг. в странах СНГ было ослаблено государственное регулирование оплаты труда, что сказалось, прежде всего, на циклической динамике реальной заработной платы и увеличении ее дифференциации. Номинальная заработная плата в 1990-1995 гг.

росла ежегодно в разы и десятки раз. При этом реальная заработная плата (с учетом ИПЦ) снижалась, и в 1995 г. она составила от уровня 1990 г.

в Азербайджане 14%, Армении – 10%, Беларуси -56%, Казахстане -30%, Молдове – 25%, России – 43%, Таджикистане – 6%, Украине – 35%.

В 2000–2010 гг. циклическая динамика номинальной заработной платы в странах Содружества характеризовалась стабильным ежегодным приростом, заметно сблизились темпы роста номинальной и реальной заработной платы, сократилась задолженность по выплатам заработной платы (табл. 1).





Среднемесячная номинальная заработная плата (в долл.) Модели циклического развития демографических процессов. Для адекватного описания циклического развития демографических процессов стран СНГ мы используем методы демографических зависимостей D F ( R, P, S ; t ) и уравнение эволюционной динамики: Dt 1 Dt rt Dt Данное соотношение учитывает количество умерших людей, родившихся и миграцию населения: Dt – численность населения, rt – общий коэффициент рождаемости, s t – общий коэффициент смертности, p t – миграционный прирост за год t (разность между въехавшими и выехавшими людьми).

Динамическое состояние поверхности демографических возможностей (ПДВ) для двухфакторной модели в момент времени t описывается положительными параметрами фактора демографии D(t), рождаемости R(t) и смертности S(t), т.е. существует уравнение инерционной динамики границы демографических возможностей Dt Ft(R,S):

где F t t ( R, S ) F 0 ( R, S ), a(t), b(t), с(t), s(t) и m(t) – постоянные коэффициенты.

Динамические описания ПДВ построены на основании демографических данных СНГ с 1991 г по 2011 г. Задача дифференцирования демографической информации переходной экономики решается на основании различных приемов сглаживания. Совершенствование методов анализа дифференцированных характеристик динамических трансформаций связано с использованием рациональных сплайнов для аппроксимаций статистической функции.

Альтернативным подходом к описанию циклической динамики ПДВ является применение модели Леонтьевского эталона:

где, масштабу dm(t) можно придать смысл максимально достигнутой рождаемости, rm – максимально полезной миграции (для D2 А=В, С=1, для модели D1 они произвольны). Идентификация параметров dm(t0) и rm(t0) модели произведены разработанной методикой. Построенная модель циклической динамики ПДВ, несмотря на высокую степень агрегированности, позволяет оценить динамику переменных реального демографического процесса на перспективу при различных гипотезах относительно изменения во времени коэффициентов модели.

Основными выводами совершенствования регулирования циклическими колебаниями демографическими процессами в СНГ на основе применения экономико-математической модели являются следующими:

необходимым условием для формирования будущего устойчивого емкого внутреннего рынка и единого экономического пространства СНГ является численность населения не менее 300 млн. человек;

демографические процессы в СНГ имеют оптимистические перспективы при увеличении инвестиций и повышении эффективности расходования средств на демографическую политику;

предпринятые в последние годы меры демографической политики имеют «затухающий» эффект и весьма вероятно продолжение («углубление») депопуляции в случае снижения внимания к демографическим проблемам;

кардинальным фактором изменения динамики демографических процессов в СНГ является рост рождаемости;

если удастся повысить рождаемость в некоторых стран СНГ, но при этом не сократится смертность, то не прекратится сокращение численности населения (особенно в России);

самым простым и быстрым способом противодействия сокращению численности населения в России является очень большое (в разы) увеличение иммиграции, но простое «замещение» демографических потерь за счет иммиграции может привести к серьезным этно- и геополитическим рискам для некоторых стран СНГ.

Таким образом, с помощью анализа и моделирования циклического развития демографических процессов стран СНГ выделены социально-экономические факторы, влияющие на общие коэффициенты рождаемости и смертности, на которые следует обратить внимание при принятии управленческих решений в вопросах стратегии демографической политики.

1. 20 лет СНГ 1991-2010:Статистический сборник/ МСК СНГ. – М.,2011.с.

2. Цветков В.А., Зоидов К.Х., Губин В.А. и др. Исследование экономических циклов в странах постсоветского пространства. – М.: ЦЭМИ РАН, 2010. – 310 с.

3. Рязанцев С.В., Зоидов К.Х., Письменная Е.Е. и др. Экономико-математическая модель управления демографическими процессами и оценка ее эффективности/ Россия: модернизация системы управления обществом. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2011 году/ Под. ред. академика РАН Г.В. Осипова, д.с.н., проф. В.В. Локосова. – М.: ИСПИ РАН, 2012. – с. 255-276.

4. Зоидов К.Х., Дурандин О.Г. Проблемы анализа и моделирования циклического развития социально-демографических процессов // Материалы третьего международного симпозиума «Роль миграции в модернизации и инновационном развитии экономики стран, посылающих и принимающих мигрантов: Миграционный мост между странами Центральной Азии и Россией» М.: Экон информ, 2011. – с. 204 – 208.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ

(Исследование проведено в рамках проекта РГНФ № 12-32-01287) Сложившаяся в России демографическая ситуация, осознание угроз депопуляции на государственном уровне потребовали активных действий со стороны органов власти. В этот период были разработаны концепции демографического развития как на страновом, так и на региональном уровнях, в 2006 г. начаты социально-значимые Национальные проекты: «Здоровье», «Доступное жилье», «Образование». Результатом осуществления мероприятий, предусмотренных данными проектами, стало снижение уровня смертности и повышение рождаемости населения. Общий коэффициент смертности снизился с 16,1‰ в 2006 г. до 13,5‰ в 2011 г. (на 16%); общий коэффициент рождаемости увеличился на 16% – с 10,4‰ в 2006 г. до 12,6‰ в 2011 г., однако коэффициент фертильности, не смотря на рост с 1,29 в 2006 г.

до 1,54 в 2009 г., по прежнему не обеспечивает даже нулевой естественный прирост населения.

Целью данной работы является формулировка предложений по корректировке демографической политики, направленной на повышение рождаемости в России с учетом региональных особенностей. Для этого была осуществлена оценка демографической политики России, выявлены ее недостатки.

Структура механизмов демографической политики в России характеризуется превалированием экономических мер. В Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года для решения задачи по повышению уровня рождаемости отсутствуют пропагандистские механизмы, 80% предполагаемых мероприятий относятся к экономическим (в 62% с закреплением в нормативно-правовой базе), 20% – исключительно административно-правовые.

То есть, демографическая политика направлена на создание условий для реализации репродуктивных планов семей. Учитывая особенности репродуктивной мотивации населения, установки на малодетность (Антонов А.И., 2006; Калачикова О.Н., 2011; Шабунова А.А., 2011), и тот факт, что улучшение внешних условий как правило, влияет на степень реализации имеющихся представлений о будущей детности, необходимо воздействовать и на формирование репродуктивных установок. Для этого следует расширять информационно-воспитательные механизмы стимулирования рождаемости (Акьюлов Р.И., 2008; Антонов А.И., 2006; Зверева Н.В., Архангельский В.Н., 2010), особенно эффективные среди молодежи в период формирования брачных пар. Как считает директор Института демографических исследований И.И. Белобородов: «Колоссальное значение информационного фактора на формирование потребностей, убеждений и всего образа жизни современного человека очевидно».

Контент-анализ существующего информационного потока (СМИ и Интернет) разными исследователями (Белобородов И.И., 2011, Клупт М.А., 2003, Проневская И. 2008), позволяет утверждать, что популяризуется малодетная семья; многодетность представляется в сопряжении с трудностями материального, жилищного и воспитательного характера. Семейные ценности представлены вне контекста современной жизни, априори противопоставляются максимизации потребления, содержат информацию, демотивирующую многодетность. В целом, информационное поле характеризуется бессистемностью, противоречивостью транслируемых норм и ценностей, что не способствует формированию высоких репродуктивных ожиданий.

Структура механизмов поддержки семей с детьми свидетельствует о ее материальной направленности (80% мер). Вместе с тем, государственные расходы на поддержку семей с детьми в России в 2 раза меньше, чем в развитых странах и составляют 1,5% ВВП (включая «материнский капитал»), тогда как в странах Западной Европы – 3-4% ВВП. При более низких доходах и доля пособий в доходах домохозяйств так же в 2 раза ниже, чем в странах Евросоюза и составляет 12%.

Более того часть мероприятий, реализуемых в России, можно расценивать как направленные на снижение рождаемости, что противоречит целям демографического развития страны (государственная поддержка деятельности по распространению контрацепции, активное вовлечение женщин в экономическую деятельность без компенсационных механизмов.

Организационно за реализацию демографической политики отвечают целевые ведомства в рамках своих полномочий. В России нет структурной основы для проведения последовательных мероприятий по достижению демографических целей, обозначенных в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года. На уровне исполнительной власти демографическую политику курирует Минздравсоцразвития, в котором отсутствует специальный департамент по демографическим вопросам.

Таким образом, демографическая политика России в области повышения рождаемости имеет три существенных недостатка: превалирование экономических механизмов (80%) и их недостаточная эффективность; отсутствие координирующего органа власти на федеральном уровне, отвечающего за демографическое развитие страны и реализация механизмов, направленных на снижение рождаемости, без разработки компенсационных мер.

На рисунке представлен вариант модели регулирования репродуктивного (как части демографического) поведения населения на примере Вологодской области. В координационный совет по демографическому развитию должны войти: департаменты здравоохранения, труда и занятости, социального развития, образования и культуры, общественные организации (Центр общественных инициатив, Областная общественная палата, профсоюзы), представители региональных СМИ, Епархии. Научные учреждения, осуществляющие мониторинг так же должны войти в состав совета. Две главные задачи КС: создание информационного поля, способствующего формированию репродуктивных установок, соответствующих целям демографической политики России и создание условий для наиболее полной реализации репродуктивных намерений населения.

Демографический мониторинг будет фиксировать тенденции демографических процессов: рождаемости, брачности, разводимости и т.д., медико-социологический – тенденции состояния здоровья населения, репродуктивного поведения и факторов, его определяющих, удовлетворенность населения доступностью и качеством репродуктивно значимых услуг, оценку благоприятности других социально-экономических, политических условий для деторождения и сензитивность к стимулирующему воздействию.

Основные направления информационного воздействия для формирования репродуктивных установок представлены на рисунке 3 в соответствии с результатами мониторинга текущей ситуации, и должны постоянно корректироваться в процессе работы.

Организованный информационный поток, контролируемый органами власти в форме координационного совета по демографическому развитию, позволит формировать среду для актуализации просемейных ценностей с одной стороны, с другой – осуществление независимой экспертизы репродуктивно значимых услуг на всех этапах воспроизводства населения (от женской консультации до вуза), оптимизирует условия реализации репродуктивных планов.

Рис. 1. Модель регулирования репродуктивного поведения населения Антонов А.И., Борисов В.А. Динамика населения России в XXI веке и приоритеты демографической политики. – М.: Ключ-С, 2006. – 192 с.

Калачикова О.Н. Социально-гигиеническая грамотность в системе условий формирования репродуктивного поведения населения//Проблемы развития территории. – № 2 (54), 2011. – С. 64 – 71.

Шабунова А.А., О.Н. Калачикова. Рождемость и воспроизводство населения территории: монография. – Вологда: ИСЭРТ РАН, 2011. – 148 с.

Акьюлов Р.И. Демографическая безопасность региона как объект государственной политики//Экономика региона. – №3, 2008. – С. 241–246.

Зверева Н.В., Архангельский В.Н. Предварительные итоги и перспективы современной политики в области рождаемости в России//Федерализм. – №2 (58), 2010.– С. 83.

Белобородов И.И. Информационное сопровождение семейно-демографической политики. – URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=5&idArt= Белобородов И.И. Изображение семьи и родительства в телерекламе. – URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt= Клупт М.А. Формирование демографической политики в современной России: социологический анализ//Социс. – №12, 2003.

Проневская И. Проблемы демографии и кризиса семьи в средствах массовой информации (опыт контент-анализа)//Демографические исследования. – №3, 2006. – URL: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=

MORTALITY TRENDS IN RUSSIA REVISITED:

A SYSTEMATIC SURVEY

I. Scope and Purpose The economic growth process in emerging nations described by Wilson and Purushothaman (2003) suggests that we are returning to an era in which the size of a country’s population is a strong determinant of the scale of its economy (Maddison, 2007). Russia, however, which is regarded as an emerging nation alongside countries such as China and India is experiencing population decline, which sets it apart from other emerging nations, and it is this that makes Russia’s population dynamics so interesting.

It is already well known that Japan and Italy are experiencing natural declines in their total populations due to low fertility rates over a long period of time. The situation with Russia’s declining population, however, is different. Unlike developed nations, Russia maintained a total fertility rate (TFR) that was adequate to replenish its population until 1989. It is widely known that since 1992 the number of deaths has exceeded the number of births, leading to a natural decline in population5. Russia’s natural population decline therefore differs from the normal situation in which fertility dynamics play a major role in population change. In the case of Russia, therefore, it may be better to focus on studying the dynamics of mortality.

The analysis of factors affecting births in Russia began after the collapse of the Soviet Union, and has been based on the analysis of micro data from the Russia Longitudinal Monitoring Survey (RLMS)6. Fertility rates are declining in many developed nations, and it is also widely known that not only Russia, but almost all the former Soviet republics experienced similarly sharp drops in their fertility rates following their transition to capitalism (Kumo, 2010).

                                                             The last time that Italy’s TFR was higher than that required to keep its population stable (population replacement level) was 1976–1977 (2.11/1.98). In the case of Japan, the last time this happened was 1973–1974 (2.14/2.05). In each country, the natural decline in population began at least 15 years and 30 years, respectively, after the TFR fell below the population replacement level.

Detailed information about this survey can be found on the RLMS website:

http://www.cpc.unc.edu/rlms/ However, what is unique about Russia compared with developed nations, the other transitional economies, and so on is that the main long-term real problem it has faced has been its high mortality rates. Its infant mortality rate, which had been declining since World War II, stopped falling in the 1970s. Moreover, mean life expectancy at birth increased much more slowly during the 1960s, and then actually began to decline. Furthermore, from the end of the 1980s, during the period of turmoil as Russia made its transition to capitalism, the mortality rate among people in the prime of life climbed rapidly, greatly accelerating the natural decline in the population.

On the other hand, when analyzing factors affecting mortality, limitations with the data make it difficult to study the factors directly. Micro data for the Soviet era were not accessible, making it hard to examine the background to long-term trends. Moreover, it is also necessary to take into account the likelihood that factors outside the socioeconomic background have also played a role. For this paper, therefore, the author did not limit himself to studying literature in the social science field, of which there is very little. The author also reviewed numerous studies in the field of medicine, selecting a portion of over 200 research papers to also explore factors that determine the mortality rates in Russia7.

This paper will use descriptive statistics to examine trends in mortality rates by age group, mean life expectancy at birth, and so on in Russia. After that, the author will give an overview of previous research and discuss the key debates.

Factors such as levels of medical care and environmental pollution have obviously been dealt with, and their impact is probably undeniable. Statistical distortions and gaps in records have had little impact, so the data can be relied on and regarded as reflecting real conditions. Although various discussions have developed, almost all the previous research strongly suggests that alcohol consumption has been a key reason for the slowing of growth in, subsequent increase in, and current high levels for mortality rates in Russia.

II. Main Conclusion and Summary Through a survey of the literature and explanations of descriptive statistics, this paper has focused on the dynamics of mortality rates, which is one of the population issues facing Russia. It was concluded that factors such as deterioration in levels of medical care or an increase in environmental pollution could not easily explain the rise in mortality rates throughout the Soviet era and the fluctuating mortality rates seen after the collapse of the Soviet Union. Previous research has explored the relationship between Russians and alcohol, which had been described anecdotally in literary works, the media, and so on, and demonstrated the significance of alcohol consumption as a factor exerting a decisive influence on long-term changes in mortality rates and the probability of death in Russia since the transition to capitalism8.

                                                             A search of the Web of Knowledge (Thomson Reuters) online database produced a total of papers with either and in their titles, and more than half of them had been published since 2000.

It should be added, however, that it is not the case that alcohol consumption has only negative effects. Using data from the RLMS, Tekin (2004) found that people who consumed a moderate amount of alcohol (once per week) were significantly more likely to be in employment and more The aim of this paper was to use previous research to identify determinants of mortality rates, an economic variable that affects the size of Russia’s population. It is impossible to explain mortality solely in terms of socioeconomic factors, so the survey of medical literature conducted here was essential. Nevertheless, when thinking about the background to the problem, i.e. why Russians consume so much alcohol in an inappropriate way, it is not enough to consider, for example, only cultural or ethnic aspects. Rather, it is more natural to assume that the turmoil of Russia’s transition to capitalism had an impact on the socioeconomic situation. This is the next issue to be explored and the relationship between (1) socio-economic environment of individuals and their alcohol consumption and (2) alcohol consumption and mortality should be examined by using micro-data.

The Russian federal government is looking for ways to tackle this situation.

In 2005, when V. Putin was president, a series of projects, called “Priority National Projects,”9 were launched. One of them was a health-focused project, aimed at improving levels of medical care, and it led to a massive increase in federal government spending on medical care. The project focused on improving advanced medical care by enhancing frontline standards of treatment and investing in medical equipment. Later, the list of issues it was charged with addressing was expanded to encompass better treatment in the case of accidents and diseases of the circulatory system, medical system reform, the advocating of lifestyle improvements, a focus on preventative medicine, and so on10.

In the second half of the 2000s tougher and more direct restrictions were placed on alcohol. In 2006 the law was changed to require degenerative ingredients to be added to alcohol that was not for drinking purposes11, which demonstrates that there was a will to put a stop to the consumption of alternative forms of alcohol. Later, in January 2010, a minimum price was set for vodka12, with the aim of curbing alcohol consumption. Although more time will be needed to assess whether these policies have been effective, Figure 7 shows that the proportion of deaths resulting from external factors has been falling continuously since 2005. Moreover, the “advocating of lifestyle improvements,” one of the measures included in the project, is clearly important given the behavior of Russians with respect to alcohol that one has seen in this paper.

The direction the Russian government is moving in is therefore probably the right one.

                                                                                                                                                                                               likely to earn higher wages than those who consumed no alcohol at all. This may be because alcohol increases opportunities for human interaction. Moreover, Perlman et al. (2008) also found that people who consumed a moderate amount of alcohol (once per week) were significantly more likely to be in employment had lower mortality rates than those who consumed no alcohol at all.

Details can be found on the website of the Council for Implementation of the Priority National Projects attached to the President of the Russian Federation (, accessed on January 5, 2012).

This information is also contained in the descriptions of individual projects found on the website of the Council for Implementation of the Priority National Projects attached to the President of the Russian Federation.

Revised version of N171-F3, a federal law governing the production and sale of ethanol, liquor, alcohol, and foods containing liquor, as well as the consumption of alcoholic beverages.

RIA Novosti, January 13, 2010. (in Russian). In this article, Prime Minister Putin stated an objective of halving per-capita alcohol consumption by 2020.

Macro-Level Data Micro-Data Zaridze et al. (2009a) Descriptive 1991-2006, Barnaul city, Autopsy Death from Circulatory Disease During the period of 1991-1994 and 1998-2000, when Russia faced Zaridze et al. (2009b) Descriptive 1990-2001, Tomsk, Barnaul and Mortality by Causes of Death Mortality for people who took large amount of alcohol is Leon et al. (2010) Descriptive 2003-2005, Survey in Izhevsk, 1,750 Death from Circulatory Disease Blood concentration of alcohol is critically high for cases dead from A key issue with this paper is that almost all the literature examined is in English. The papers reviewed have not only been from the fields of economics and sociology. The main reasons for this are that a huge number of the ones dealing with alcohol and the mortality rates of Russians were published in medical journals and that Russian-language medical papers have not been compiled and accessibility to them is limited. The Russian-language papers dealt with in this paper have mainly been from the fields of demographics or sociology, and most of them were published in books rather than academic journals. However, medical researchers such as Nemstov and Razvodovsky, who are the main debaters concerning analysis of causes of death in the Soviet Union (in Russia, the Belarus etc.) and have written numerous papers, and Andreev and Vishnevskii13, who are the leading researchers on demographics in Russia, have presented their findings both within Russia and overseas and published a lot of English-language papers in journals. This implies that the problems with the scope of the literature available are diminishing somewhat. Nevertheless, there is no doubt that further exploration of the Russian-language literature with analytical approaches remains a challenge.

References

Kumo, K. (2010), Explaining Fertility Trends in Russia, VoxEU (June 2).

Maddison, A. (2007), The World Economy: A Millennial Perspective/Historical Statistics, Development Centre Studies, OECD.

Perlman, F. and M. Bobak (2008), Socioeconomic and Behavioral Determinants of Mortality in Posttransition Russia: A Prospective Population Study, Annals of Epidemiology, vol.18, no.2, pp.92-100.

Tekin, E. (2004), Employment, Wages, and Alcohol Consumption in Russia, Southern Economic Journal, vol.71, no.2, pp.397-417.

Wilson, D. and R. Purushothaman (2003), Dreaming With BRICs: The Path to 2050, Global Economics Paper No.99, Goldman Sachs.

                                                             Professor Nemtsov works at the Russian Federation Ministry of Health and Social Affairs’ Moscow Research Institute of Psychiatry, while Professor Razvodovsky is a researcher at the Hrodna State Medical University in Belarus. Professor Andreev works at the Max Planck Institute (in Germany), while Professor Vishnevslii, who spent many years at the Russian Academy of Science’s Central Economic Mathematical Institute, moved in the second half of the 2000s to the Higher School of Economics.

МИГРАЦИОННЫЕ СВЯЗИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

С РЕСПУБЛИКАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ В 2000–2010-е ГОДЫ Современные миграции, вызванные различными детерминантами (социальными, экономическими, конфессиональными, политическими), являются важным социальным процессом, оказывающим существенное влияние на жизнедеятельность того или иного региона. Они нуждаются в тщательной регламентации со стороны специализированных органов (по средствам контроля над въездом и выездом, постановки на учет и проведения всех необходимых процедур), а также в пристальном внимании со стороны научного сообщества.

В настоящее время Краснодарский край представляет собой регион с благоприятными климатическими условиями, развитым аграрно-индустриаль- ным комплексом, транспортной инфраструктурой, крупнейшими морскими портами, курортно-рекреационным комплексом на побережье Азовского и Черного морей.

Социально-экономическое, геополитическое значение края приобретает все большое значение в масштабе всей страны. Именно поэтому край относится к тем регионам, которые принимают значительное число мигрантов.

За последнее время в экономике Краснодарского края произошел целый ряд ключевых событий, в числе которых первостепенное значение имеет проведение зимней Олимпиады 2014 г. в г. Сочи. Это, несомненно, оказывает мощнейшее влияние на имидж региона и способствует его экономическому росту. При поддержке Правительства РФ в крае строится новая транспортная инфраструктура, расширяется гостиничная сеть, модернизируются коммуникации, возводится ряд современных спортивных сооружений. Благодаря этому роль и популярность края, как центра притяжения внутренних и внешних трудовых мигрантов существенно возрастает.

В свою очередь менее благоприятное экономическое положение в некоторых странах Средней Азии, вооруженные конфликты, общая нестабильность, стимулируют формирование миграционных потоков: трудовых, вынужденных и других, из вновь возникших суверенных государств – бывших союзных республик СССР. Эти потоки носят как транзитивный характер, так и ориентированы на оседание или длительное пребывание в России.

На притоке мигрантов сказываются и такие факторы как совершенствование российского законодательства, упрощенная процедура оформления разрешительных документов на работу в России.

Проиллюстрируем миграционные связи Краснодарского края с республиками Средней Азии на основании официальных статистических данных. В 2000 г. на территорию края прибыло: из Казахстана 3517 человек, Узбекистана –1352 чел., Туркменистана – 485 чел., Кыргызстана – 285 чел., Таджикистана – 256 чел (www.krsdstat.ru/default.aspx). Суммируя эти данные, отметим, что всего из Средней Азии в 2000 г. прибыло 5895 чел., причем на долю Казахстана пришлось 59% от общего числа миграций, Узбекистана – 22%, Туркменистана – 8%, Кыргызстана – 4,8% и Таджикистана – 4%. В свою очередь, в контексте общего числа внешних миграций на территорию края доля Средней Азии составила лишь 39% от общего числа прибывших.

За этот же год с территории края в республики Средней Азии выехало 398 чел., что составило 8% от общего числа внешних миграций (www.krsdstat.ru/default.aspx). По республикам распределение мигрантов выглядело следующим образом: на территорию Казахстана выбыло 282 чел., или 70%, Узбекистана – 69 чел., или 17%, Кыргызстана – 21 чел., или5%, Туркменистана – 14 чел., или 3% и Таджикистана – 12 чел., или 3%. Сравнивая количество прибывших (5895 чел.) и выбывших (398 чел.) мигрантов, необходимо обратить внимание на то, что, чем больше прибывало мигрантов из конкретной республики, тем большее количество из общего «потока» в нее возвращалось. Так, Казахстан и Узбекистан оказались лидерами по числу выбытий мигрантов на территорию края соответственно 59% и 22%. Эти же республики оказались лидерами и по числу прибытий мигрантов из Краснодарского края соответственно70% и 17%.

К середине 2000-х гг. общее число официальных миграций из Средней Азии в Краснодарский край значительно изменилось. Так, в 2005 г. в край прибыло 3745 чел. При этом из Казахстана – 1853 чел., Узбекистана – 984 чел., Кыргызстана – 582 чел., Туркменистана – 185 чел., Таджикистана – 141 человек (www.krsdstat.ru/default.aspx). По сравнению с показателями 2000 г.

число миграций из Средней Азии сократилось на 2150 чел., или 63%.

В то же время, доля Средней Азии во внешней миграции Краснодарского края составила 46%, т.е. выросла на 7% по сравнению с показателями 2000 г. Такое положение в значительной мере было обусловлено серьезным сокращением общего числа внешних миграций на территорию края. Так, в 2000 г. количество внешних миграций составляло 14838 чел., а в 2005 г. лишь 7975 чел.

Рассматривая вклад каждой республики во внешнюю миграцию, отметим, что на долю Казахстана пришлось 49% от общего числа миграций из Средней Азии, Узбекистана – 26%, Кыргызстана – 15%, Туркменистана – 4% и Таджикистана – 3,7%. При этом заметно изменилась роль некоторых среднеазиатских республик во внешних миграциях. Так, Казахстан и Узбекистан остались лидерами по количеству внешних миграций на территорию Краснодарского края. Однако численность самих миграций из этих стран существенно снизилась. Например, Казахстан «потерял» 52% миграций, а Узбекистан – 72%. В число лидеров вошел Кыргызстан, который увеличил свою долю миграций на 48% по сравнению с аналогичными показателями в 2000 г.

Существенно снизились показатели Туркменистана и Таджикистана. Так, доля Туркменистана уменьшилась на 38%, а Таджикистана на 55%.

Анализируя число официальных выбытий с территории края в республики Средней Азии, отметим, что здесь также произошли существенные изменения. В 2005 г. в среднеазиатские республики выехало 186 чел., что составило 5,9% от общего числа внешних миграций. По республикам распределение мигрантов выглядело следующим образом: на территорию Казахстана выбыло 164 чел., или 88%, Узбекистана – 15 чел., или 8%, Туркменистана – 5 чел., или 2%, Таджикистана и Кыргызстана по 1 человеку, что составило по 0,5% (www.krsdstat.ru/default.aspx). По сравнению с аналогичными показателями 2000 г. число выбытий из края сократилось на 46,7%.

Такие данные позволяют сделать вывод, что подавляющая часть, прибывших в 2005 г. в Краснодарский край мигрантов, осталась на территории региона по тем или иным причинам.

Особое место занимает кризисный период, за время которого наблюдалось существенное варьирование показателей миграций. Для лучшего понимания происходивших изменений, обратимся к данным докризисного 2007 г.

За этот год на территорию Краснодарского края из Средней Азии прибыло 5145 чел. (www.krsdstat.ru/default.aspx). Из них на долю Казахстана пришлось 2158 чел., или 41,9%, Узбекистана – 1800 чел., или 34,9%, Кыргызстана – 653 чел., или 12,6%, Туркменистана – 278 чел., или 5%, Таджикистана 256 чел., или 4,9%. Общее число внешних миграций на территорию Краснодарского края в 2007 г. составило 14743 чел. При этом показатель среднеазиатских республик достиг 34,8%. Учитывая, что общее количество внешних миграций на территорию края, по сравнению с 2005 г., возросло на 54%, данная цифра подтверждает существенное увеличение потока миграций из Средней Азии в край.

Лидерами по количеству миграций на территорию Краснодарского края вновь стали Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан. Совокупная доля миграций этих республик составила 4611 чел., или 89,6% от общего числа.

При этом вышеперечисленные республики увеличили свои показатели внешних миграций по сравнению с данными 2005 г. Так, миграции из Казахстана возросли на 305 чел., или 16%, Узбекистана – 816 чел., или 54,6%, Кыргызстана – 71 чел., или 12%. Значительно выросли показатели и остальных среднеазиатских республик, например, Туркменистана на 93 чел., или 66% и Таджикистана – 115 чел., или 55%.

Что касается обратного процесса, т.е. выбытия с территории Краснодарского края в среднеазиатские республики, то здесь наблюдались следующие тенденции. Всего с территории края в 2007 г. по данным официальной статистики выехало 1507 чел. (www.krsdstat.ru/default.aspx). Из них в среднеазиатские республики 176 чел., или 11% от общего числа внешних миграций. Распределение по странам выглядело следующим образом: в Казахстан – 136 чел., или 77%, Узбекистан – 26 чел., или 14,7%, Кыргызстан – 10 чел., или 5%, Туркменистан и Таджикистан по 2 миграции или по 1%. Вновь проявилась выделенная нами тенденция, согласно которой, страны, являвшиеся лидеры по числу выбытий, стали такими и по числу прибытий. Сравнивая показатель выбытия с территории края с предыдущими результатами, можно отметить, что в 2007 г. он был одним из самых низких (2000 г. – 398 чел., 2005 г. – 186 чел.). В целом, такая ситуация была характерна и для других внешних миграций, что в первую очередь, было обусловлено общим низким уровнем внешних выбытий из края.

Иная картина предстает при анализе внешних миграций в период экономического кризиса (2008–2010 гг.). Этот процесс, естественно, затронул и территорию края, приведя к замораживанию ряда инвестиционных проектов и строительных объектов и общему сокращению объемов работы и рабочих мест. Кризис оказал самое непосредственное влияние и на уровень внутренней и внешней миграции.

В 2008 г. на территорию края прибыло 4347 мигрантов из республик Средней Азии (www.krsdstat.ru/default.aspx). Этот показатель уменьшился по сравнению с аналогичным в 2007 г. на 798 чел. В 2009 г. внешняя миграция из Средней Азии достигла отметки 3212 чел., сократившись на 1933 чел. по сравнению с данными 2007 г. Наконец, в 2010 г. внешняя миграция составила 2356 чел., став самой низкой в рассматриваемый период. Наряду с этим, происходило и сокращение доли Средней Азии в общем объеме внешних миграций. В 2008 г. она достигала 33%, в 2009 г. – 31%.

Изменения затронули и индивидуальные показатели среднеазиатских республик. Так, Казахстан сохранил свое место среди лидеров по количеству прибытий на территорию Краснодарского края. В то время как Узбекистан уступил второе место в 2010 г. Кыргызстану. Увеличил число внешних мигрантов на территорию края Таджикистан, который с 2008 г. обогнал по этому показателю Туркменистан.

Подводя итоги, вышеизложенному материалу необходимо отметить, что миграционные связи между Краснодарским краем и республиками Средней Азии демонстрировали устойчивое развитие в докризисный период. Прежде всего, это выражалось в достаточно стабильном показателе внешних взаимных миграций. Среди лидеров по показателям миграций выступал Казахстан и Узбекистан. Кризисный период привел к общему сокращению объема внешних миграций и пертурбации миграционных лидеров.

Анализ приведенных данных убеждает в том, что Краснодарский край является в настоящее время одним из наиболее привлекательных регионов России для мигрантов из стран Средней Азии. Конечно Москва, Московская область имеют степень привлекательности выше, но в европейской части России край входит в пятерку территорий, куда мигранты не только прибывают и работают, но и стремятся остаться.

Оперативные данные текущих документов УФМС по Краснодарскому краю подтверждают также тенденцию натурализации части мигрантов, которые становятся как бы контрагентами миграции, организаторами приезда все новых и новых мигрантов. В основном это мужчины, они женятся на гражданках России, получают прописку, получают жилье, т.е. приобретают право на полномасштабное приглашение своих родственников и не только, для работ и проживания в России.

Это меняет принципиально природу миграционных процессов, создает базу для их потенциального регулирования вне пределов компетенции государственных органов и требований российского законодательства. Данные наших исследований позволяют актуализировать эту проблему перед соответствующими органами власти субъекта и Федерации в целом.

1. www.krsdstat.ru/default.aspx

ТЕНДЕНЦИИ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЖЕНЩИН

ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

Депопуляция в новой России с 1993 года явилась итогом снижения уровня рождаемости и стремительного роста уровня смертности. Оба этих негативных процесса сократили численность постоянного населения страны с 1993 по 2012 годы на более чем десять миллионов человек 14.

И лишь компенсация иммиграцией из нового зарубежья смягчила общую убыль населения Российской Федерации в этот период, снизив её более чем в два раза.

За несколько лет до распада СССР в 1983-1987 гг. уровень рождаемости держался в пределах, необходимых для простого воспроизводства населения (2,1 ребенка на женщину). Поддержание этого уровня было обеспечено эффективными мерами государственной помощи семьям, имеющим детей, и имело целью сгладить вторичную демографическую яму, вызванную последствиями резкого сокращения рождаемости в Европейской части СССР в первые годы Великой Отечественной войны.

Все 90-е годы ХХ века уровень рождаемости в России опускался довольно стремительными темпами, но постепенно падение сменилось медленным ростом в первом пятилетии XXI века, восстановлением допертурбационных тенденций, – ростом, по всей видимости, вызванным успокоением общеполитической и экономической ситуации в стране.

Падение индикаторов первой компоненты воспроизводства населения в конце ХХ века стало не только итогом действия общеисторических, объективных факторов развития государства, определенного этапа демографического перехода, слома планового ведения хозяйства и смены его всепроникающим рынком, глобализации всех сфер жизнедеятельности, вступления России в перестроечный период, характерными чертами которого явились экономические дефолты и политические кризисы. Это также, как и в случае со смертностью, – явилось результатом практически полного бездействия государственных структур в переходные 90-е гг.

Совокупность всех факторов привела к существенным изменениям в моделях рождаемости и репродуктивного поведения женщин фертильных возрастов в постсоветской России. Прежде всего, изменилась возрастная                                                              Все дальнейшие показатели, встречающиеся в данных тезисах без сносок, рассчитаны по официальной информации Росстата, сайт: http://www.gks.ru/ модель рождаемости. На фоне такой общемировой тенденции демографического перехода как снижение уровней повозрастной рождаемости в старших репродуктивных группах, продолжился сдвиг модального возраста рождаемости в старшую сторону. Если первая тенденция объяснялась общим снижением суммарного коэффициента рождаемости, переходом от многодетной к малодетной семье, то вторая тенденция стала следствием целого круга обстоятельств. Среди них – переход к стихийной рыночной экономике, сопровождающийся снижением уровня социальной защищенности семьи, материнства и детства; резко возросшая дифференциация доходов, ведущая к люмпенизации основной массы населения, вынуждающая женщин в семьях с доходами выше официально публикуемых серединных или даже средних по регионам России работать, чтобы прокормить семью.

Это привело к ускорению вынужденной эмансипации значительной части российских женщин, преимущественно обитательниц городов, эмансипации экономической, и, как следствие, социальной и демографической.

Эмансипированная женщина как и мужчина теперь вначале жизненного пути ставит себе целью получить высокое, желательно высшее профессиональное образование, найти постоянную работу, утвердиться на этой работе в качестве необходимого специалиста, и уже после этого – обзаводится семьёй с детьми.

Следствием такого сценария является устойчивое движение вверх модального возраста повозрастных коэффициентов рождаемости, в первую очередь по первым деторождениям.

Если в 1990 году повозрастные коэффициенты рождаемости в Российской Федерации (РСФСР) в интервале 20-24 года были максимальными и превышали аналогичные индикаторы в следующем возрастном интервале (25-29 лет) более чем в полтора раза, то к 2005 году это превышение сократилось до 1,1 раза. Связано это было по большей части с ростом среднего возраста матери при рождении первых детей. С 1990 по 2005 год средний возраст матери при рождении всех детей вырос на 1,3 года, с 25,3 до 26,6 лет, а средний возраст матери при рождении первых детей, как можно судить на основании данных по примерно всех регионов России после 1998 года, когда вопрос об очередности рождений был исключен из анкет при регистрации деторождений в Российской Федерации, вырос лишь с 2003 по 2006 гг. – с 23,8 до 24,2 лет.

Последующий с 2007 года рост модального возраста всех деторождений в России был связан с ростом числа, прежде всего, вторых деторождений, вследствие чего объяснять его воздействием внешних факторов не вполне корректно. В 2008 году в возрастном интервале 25-29 лет повозрастные коэффициенты рождаемости стали выше, чем в интервале 20-24 года, а в 2010 году это превышение почти достигло величины 1,1 раза. Связано это, очевидно, с действием после 2006 года мер демографической политики, направленной на повышение рождаемости и ориентированной на стимулирование, вторых и последующих (если право на получение материнского капитала не возникало при рождении второго ребенка) рождений.

На основании имеющихся данных по российских регионов расчеты показывают, что с 2006 по 2010 год суммарный коэффициент рождаемости по вторым рождениям вырос с 0,40 до 0,55.15 При этом коэффициент суммарной рождаемости по первым деторождениям практически не изменился, что является косвенным доказательством влияния на рост числа вторых деторождений именно мер демографической политики, а не общих тенденций роста уровня рождаемости как в первом пятилетии XXI века.

С 2006 по 2010 год средний возраст матери при рождении всех детей вырос ровно на один года, с 26,6 до 27,6 лет. Рост среднего возраста первых деторождений (по данным части регионов России) также продолжился и достиг величины 24,8 лет в 2010 году.

Подобные процессы будут негативно влиять на перспективную динамику уровней рождаемости в России, так как процессы ухудшения с возрастом репродуктивного здоровья женщин пока не компенсируются заметным улучшением их общего здоровья в русле тенденций, свойственных эволюционному увеличению продолжительности жизни. Это затрудняет полную реализацию репродуктивных функций женщин, ведь откладывание рождения детей на более поздний возраст может вести к ограниченности количества детей или даже невозможности их иметь.

Следующая негативная тенденция в постсоветский период – рост числа и доли нерегистрируемых браков. Согласно результатам переписи населения 2010 года 17,0% женщин из числа состоявших в браке в возрасте 20-44 гг. – состояли в незарегистрированном браке, в то время как аналогичная доля по переписи 2002 года была равна только 11,7%.

Что касается доли рождений вне регистрируемых браков, то за 10 последних лет она сократилась, с 28,8% в 2001 году до 24,6% в 2011 году, что опять-таки явилось следствием роста уровня рождаемости в 2007-2012 гг.

именно в семьях, зарегистрировавших браки официально. Меры государственной демографической политики, таким образом, наиболее действенным образом способствовали повышению уровня рождаемости в семьях с зарегистрированным браком, т.е. в традиционных семьях, где ответственность перед друг другом и детьми подкреплена юридически и гарантирована государством.

                                                             Демографическое настоящее и будущее России и её регионов, под ред. В.Ф. Колбанова и Л.Л. Рыбаковского, Экон-Информ, 2012. Глава 1.

САМОСОХРАНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ

(НА ПРИМЕРЕ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ)

В период массовой индустриализации и модернизации производства, когда ценность человека не только в гуманистическом, но и в денежном выражении становится всё более высокой, проблема самосохранительного поведения выходит в центр научного знания. Под термином «самосохранительное поведение» принято понимать систему действий и отношений, направленных на сохранение и поддержание здоровья в течение жизни, а также установку продления её срока.

В связи с высокой степенью актуальности изучения проблемы сохранения здоровья населением, в 2012 г. в ИСЭРТ РАН было проведено исследование на тему «Самосохранительное поведение населения Вологодской области». Его целью являлось изучение поведения населения региона направленного на сохранение здоровья, в ходе достижения которой были получены следующие результаты.

Установка на долголетие является относительным показателем потребности в здоровьесбережении. Потребность в долголетии широко распространена: 87% населения региона хотели бы прожить дольше, причём основными мотивами долголетия стали стремление испытать и увидеть в жизни как можно больше (65%), нежелание расставаться со своими родными и близкими (60%). Респонденты, указавшие на отсутствие подобного желания, объясняют это тем, что не хотят быть беспомощными (48%), а также в старости стать обузой своим родным и близким (44%).

Большая часть населения считает, что продолжительность жизни должна составлять 70-80 лет. Рассматривая мнение населения относительно продолжительности жизни в разрезе возрастных групп, можно сделать вывод о различиях между поколениями: у лиц старше 30 и до 55 (60) лет ориентации на долголетие представлены меньше, чем у населения более младших и старших возрастных категорий.

От того, желают ли люди прожить как можно дольше, зависит степень выраженности самосохранительных действий. Доля населения, предпринимающего профилактические меры, больше среди тех, кто имеет установку на долголетие, чем среди тех, кто такой установкой не обладает (табл. 1).

В среднем распространённость самосохранительных поведенческих практик колеблется от 13 до 44%.

Установки населения по отношению к вредным привычкам являются индикатором соблюдения общественных норм и грамотности в данных вопросах. Так, 56% населения Вологодской области считают возможным умеренное употребление алкоголя во время праздников, 46% называют курение вредной привычкой, но относятся к нему равнодушно, 42% жителей региона полагают так же, но отрицательно оценивают данное пристрастие. В то же время 17% мужчин не считают курение вредной привычкой и 9% допускают употребление алкоголя в любых количествах, при этом доля женщин, согласившихся с указанными утверждениями, в 2 раза ниже.

Профилактические действия по здоровьесбережению и установка на долголетие, (в % от числа занимающихся профилактикой, Профилактические действия Активно занимаюсь физической культурой, закаливанием организма Использую бытовые приборы для очистки питьевой воды, покупаю бутилированную воду, пользуюсь водой из специальных источников (родников, колодцев) Обращаюсь к врачу при первых признаках болезни, регулярно прохожу медицинский осмотр По возможности оздоравливаюсь в санатории, на курорте и т. п.

Соблюдаю умеренность в потреблении алкоголя 31,1 15,5 29, Стараюсь больше ходить пешком, совершаю прогулки в местах отдыха Стараюсь контролировать своё психическое состояние 16,4 13,8 16, Стараюсь оптимально сочетать трудовые нагрузки и отдых Стараюсь организовать своё свободное время с пользой для здоровья, саморазвития, самореализации Рассчитано по данным опроса изучения демографического поведения населения, ИСЭРТ РАН. Вопросы задавались в 2012 году.

Представления о ведении сексуальной жизни консервативны. Жители Вологодской области считают возможным вступление в половые связи до брака, но только с любимым человеком (67%). Оптимальным возрастом для начала сексуальных отношений называют 18–20 лет (61%). Также значительная часть населения региона (63%) имеет верные представления о влиянии аборта на женский организм.

Большая часть населения Вологодской области обладает установками на здоровьесбережение, которые оказывают влияние на выбор самосохранительной стратегии. Однако распространены неверные представления о допустимости действий саморазрушительного характера, таких как потребление алкоголя, табакокурение.

Согласно результатам социологического исследования, доля потребляющих алкогольные напитки в Вологодской области в 2012 году составила 78% от всего населения региона, что превышает данный показатель за 2002 год на 20 п.п. Некоторое увеличение потребления населением алкоголя зафиксировано в кризисный период (с 2008 года). В то же время произошло снижение частоты употребления алкогольных напитков по объёму, превышающему критически допустимый (за период с 2011 по 2012 год).

В 2012 году ежедневно употребляли алкоголь почти 4% населения, что меньше, чем 3 года назад, на 4 п.п.; только по выходным – 38%, что также ниже, чем в 2009 году, на 14 п.п. Таким образом, несмотря на увеличение удельного веса тех, кто потребляет алкогольную продукцию, частота употребления спиртных напитков снизилась.

Доля курящего населения в регионе неустойчива, испытывает колебания в течение всего периода исследования. Однако тренд изменения данного показателя свидетельствует об увеличении числа курящих. В 2012 году их количество составило 36% от общего числа жителей в возрасте от 18 лет.

Существуют гендерные различия в потреблении алкоголя и табакокурении. Мужчины более подвержены этим вредным привычкам. За 10 лет отмечено увеличение распространения вредных привычек у мужчин по сравнению с женщинами (табл. 2). Среди молодых людей (как мужчин, так и женщин) вредные привычки распространены шире, чем в старших возрастных группах, вместе с тем женщины всех возрастных категорий курят значительно меньше, чем мужчины.

Употребление алкогольных напитков, курение (гендерно-возрастной разрез, в % от числа опрошенных) Возрастная Большая часть населения региона соблюдает режим труда и отдыха.

Свыше половины жителей (60%) не работают по выходным, 70% имеют ежегодный отпуск. В то же время треть опрошенных трудится свыше 40 часов в неделю, столько же имеет вторичную занятость. Причём увеличение длительности рабочего времени в неделю лишь у 36% населения объясняется дополнительной занятостью, 65% «перерабатывают» на основном месте работы.

Проблемой является и отсутствие свободного времени: лишь 25% населения имеют 10 и более часов на досуг (включая сон). При этом его использование не служит здоровьесбережению. При ответе на вопрос «Как Вы обычно проводите своё свободное время?» 65% жителей Вологодской области указали, что сидят дома у телевизора, компьютера, читают или выполняют домашние дела, не требующие значительных физических усилий.

Доля населения, предпочитающего прогулки на свежем воздухе, составила 31%, занимающегося физкультурой и спортом – 11%.

По сравнению с 2002 в 2012 году на 10 п.п. увеличился удельный вес жителей, выбирающих пассивные формы досуга (65%), хотя 55% осознают, что для сохранения и улучшения собственного здоровья необходима регулярная физическая активность.

Одним из проявлений негативного самосохранительного поведения является абортивное поведение. По данным исследования, 58% женщин прибегали к искусственному прерыванию беременности. С возрастом увеличивается и доля женщин с абортом в анамнезе, и кратность абортивного вмешательства.

По данным исследования 2012 года, из всех женщин, имеющих хирургическое прерывание беременности в анамнезе, 22% прибегали к нему однократно, 11 – двукратно, 4% имеют 3 аборта и 5% – 4 и более16.

Следующим проявлением самосохранительного поведения является использование средств контрацепции. По результатам исследования, вообще не пользуются контрацептивными средствами 5% населения, живущего половой жизнью; всегда пользуются каким-либо методом 35%.

В целом для сексуального поведения населения характерно снижение возраста сексуального дебюта (2005 год – 17,3 лет, 2012 год – 16,3 лет), причём почти в половине случаев (48,5%) – это незащищённый половой контакт.

Существует дисбаланс между самосохранительными установками и действиями. При распространении позитивных представлений о здоровьесбережении у 95% населения в поступках присутствует хотя бы один элемент саморазрушительного поведения.

Сопоставление самооценки здоровья и поведенческих практик позволяет утверждать, что здоровьесберегающие действия способствуют сохранению здоровья. Среди населения, оценивающего своё здоровье как очень хорошее и довольно хорошее, доля подверженных вредным привычкам и не заботящихся о своём здоровье меньше, чем среди тех, кто считает его плохим и очень плохим (табл. 3).

                                                             По данным обследования репродуктивного поведения женщин, проведённого в 2009 году ИСЭРТ РАН совместно с Институтом здоровья семьи, единично встречаются значения 10, 11, 12, 15, 17, 23 раза повторных прерываний беременности в анамнезе женщин.

Соотношение самооценки здоровья и выраженности отдельных параметров саморазрушительного поведения Отсутствие двигательной активности Таким образом, проблема самосохранительного поведения заключена в несоответствии, порой резко выраженном противоречии между сознанием и поведением. Большая часть населения Вологодской области обладает определёнными позитивными самосохранительными установками, но при этом не отображается в их повседневной стратегии поведения. Реализация самосохранительных установок на практике становится одной из главных проблем здоровьесбережения современного общества. На фоне сложившейся системы установок на сохранение здоровья и продление сроков жизни население выбирает далёкую от идеальной стратегию самосохранительного поведения.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

(Исследование проведено в рамках проекта РФФИ № 11-06-00498-а) Дальний Восток является важнейшим с точки зрения геополитики и экономики регионом России. Территориальное расположение, наличие государственной границы с крупнейшей по численности населения страной мира – Китаем, обусловило специфику развития всего региона. Сегодня, как и сто лет назад, Дальний Восток является стратегическим, в первую очередь с экономической точки зрения, регионом страны, сконцентрировав в себе 100% алмазов, добываемых в России, более 60% руд цветных металлов, 90% запасов урана, более 80% запасов угля, 75% отечественных гидроэнергетических ресурсов. Не менее значимым для развития экономики региона является туристский потенциал Дальнего Востока, с его уникальными объектами флоры и фауны. Прибрежные территории Дальнего Востока, обеспечивающие выход к Тихому океану, являются определяющим элементом геополитической стабильности в регионе. Тихоокеанский военный флот, состоящий из надводных и подводных кораблей, является гарантом безопасности всех восточных рубежей России. Все это и многое другое делает Дальний Восток стратегическим регионом России, требующим достойного внимания со стороны государственной власти и оперативного решения возникающих проблем.

Проблемы освоения Дальнего Востока нашли отражение задолго до нашего времени. Однако всерьез государство прониклось проблемами неразвитости восточных регионов только в конце XIX – начале ХХ веков.

На протяжении всего времени государственная власть понимала, что без оседлого, закрепленного на данной территории населения, говорить об интенсивном развитии территории не приходится. Одним из основных идейных вдохновителей программ переселения крестьян стал выдающийся государственный деятель П.А. Столыпин. В этих программах он видел решение не только вопроса нехватки земель в центре и на юге России, он, так же как глава правительства, понимал всю значимость освоения обширных территорий востока страны. Это было особо актуально еще и в силу проигрыша в Русско-японской войне 1904-05 гг. Советский период придал процессам освоения и развития новый, невиданный до этого импульс.

Сегодня, спустя целый век, вопрос освоения восточных территорий не только не перестал быть актуальным, но стал еще больше краеугольным, требующим скорейшего решения и принятия соответствующих мер.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 20 |
Похожие работы:

«ГЛАВ НОЕ У ПРАВЛЕНИЕ МЧ С РОССИИ ПО РЕСПУБЛ ИКЕ БАШКОРТОСТАН ФГБОУ В ПО УФ ИМСКИЙ ГОСУДАРСТВ ЕННЫЙ АВ ИАЦИОННЫЙ ТЕХНИЧ ЕСКИЙ У НИВ ЕРСИТЕТ ФИЛИАЛ ЦЕНТР ЛАБ ОРАТОРНОГО АНАЛ ИЗА И ТЕХНИЧ ЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ ПО РБ ОБЩЕСТВ ЕННАЯ ПАЛ АТА РЕСПУБЛ ИКИ Б АШКОРТОСТАН МЕЖДУ НАРОДНЫЙ УЧ ЕБ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ ЦЕНТР ЭКОЛОГИЧ ЕСКАЯ Б ЕЗО ПАСНОСТЬ И ПРЕДУ ПРЕЖДЕНИЕ ЧС НАУЧ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ СОВ ЕТ ПО Б ЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬ НОСТИ ПРИВОЛ ЖСКОГО РЕГИОНА МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВ АНИЯ И НАУ КИ РФ III Всероссийская...»

«Труды преподавателей, поступившие в мае 2014 г. 1. Баранова, М. С. Возможности использования ГИС для мониторинга процесса переформирования берегов Волгоградского водохранилища / М. С. Баранова, Е. С. Филиппова // Проблемы устойчивого развития и эколого-экономической безопасности региона : материалы докладов X Региональной научно-практической конференции, г. Волжский, 28 ноября 2013 г. - Краснодар : Парабеллум, 2014. - С. 64-67. - Библиогр.: с. 67. - 2 табл. 2. Баранова, М. С. Применение...»

«JADRAN PISMO d.o.o. UKRAINIAN NEWS № 997 25 февраля 2011. Информационный сервис для моряков• Риека, Фране Брентиния 3 • тел: +385 51 403 185, факс: +385 51 403 189 • email:news@jadranpismo.hr • www.micportal.com COPYRIGHT © - Information appearing in Jadran pismo is the copyright of Jadran pismo d.o.o. Rijeka and must not be reproduced in any medium without license or should not be forwarded or re-transmitted to any other non-subscribing vessel or individual. Главные новости Янукович будет...»

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учреждение образования БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЯ ОРГАНИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ Тезисы докладов 78-ой научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов (с международным участием) 3-13 февраля 2014 года Минск 2014 2 УДК 547+661.7+60]:005.748(0.034) ББК 24.23я73 Т 38 Технология органических веществ : тезисы 78-й науч.-техн. конференции...»

«ВЫСОКИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИННОВАЦИИ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ УНИВЕРСИТЕТАХ Том 4 Санкт-Петербург Издательство Политехнического университета 2014 Министерство образования и наук и Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный политехнический университет Координационный совет Учебно- Учебно-методическое объединение вузов методических объединений и Научно- России по университетскому методических советов высшей школы политехническому образованию Ассоциация технических...»

«Отрадненское объединение православных ученых Международная академия экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ) ФГБОУ ВПО Воронежский государственный университет ФГБОУ ВПО Воронежский государственный аграрный университет им. императора Петра I ГБОУ ВПО Воронежская государственная медицинская академия им. Н.Н. Бурденко ВУНЦ ВВС Военно-воздушная академия им. проф. Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина ПРАВОСЛАВНЫЙ УЧЕНЫЙ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ Материалы Международной...»

«План работы XXIV ежегодного Форума Профессионалов индустрии развлечений в г. Сочи (29 сентября - 04 октября 2014 года) 29 сентября с 1200 - Заезд участников Форума в гостиничный комплекс Богатырь Гостиничный комплекс Богатырь - это тематический отель 4*, сочетающий средневековую архитиктуру с новыми технологиями и высоким сервисом. Отель расположен на территории Первого Тематического парка развлечений Сочи Парк. Инфраструктура отеля: конференц-залы, бизнес-центр, SPA-центр, фитнес центр,...»

«СЕРИЯ ИЗДАНИЙ ПО БЕЗОПАСНОСТИ № 75-Ш8АО-7 издании по безопасност Ш ернооыльская авария: к1 ДОКЛАД МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ ГРУППЫ ПО ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОЕ АГЕНТСТВО ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ, ВЕНА, 1993 КАТЕГОРИИ ПУБЛИКАЦИЙ СЕРИИ ИЗДАНИЙ МАГАТЭ ПО БЕЗОПАСНОСТИ В соответствии с новой иерархической схемой различные публикации в рамках серии изданий МАГАТЭ по безопасности сгруппированы по следующим категориям: Основы безопасности (обложка серебристого цвета) Основные цели, концепции и...»

«УДК 622.014.3 Ческидов Владимир Иванович к.т.н. зав. лабораторией открытых горных работ Норри Виктор Карлович с.н.с. Бобыльский Артем Сергеевич м.н.с. Резник Александр Владиславович м.н.с. Институт горного дела им. Н.А. Чинакала СО РАН г. Новосибирск К ВОПРОСУ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОТКРЫТЫХ ГОРНЫХ РАБОТ ON ECOLOGY-SAFE OPEN PIT MINING В условиях неуклонного роста народонаселения с неизбежным увеличением объемов потребления минерально-сырьевых ресурсов вс большую озабоченность мирового...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 9 по 23 апреля 2014 года Казань 2014 1 Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС Руслан. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге 2 Содержание Неизвестный заголовок 3 Неизвестный заголовок Сборник...»

«РУКОВОДСТВО ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ 61 ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ Видовое разнообразие во всем мире Страница 1/8 © 2008 Федеральное министерство экологии, охраны природы и безопасности ядерных установок Модуль биологическое разнообразие преследует цель, показать с помощью рассмотрения естественнонаучных вопросов и проблем, ВИДОВОЕ какую пользу приносит человеку Природа во всем ее многообразии, РАЗНООБРАЗИЕ чему можно у нее поучиться, как можно защитить биологическое ВО ВСЕМ МИРЕ разнообразие и...»

«Проект на 14.08.2007 г. Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский федеральный университет Приняты Конференцией УТВЕРЖДАЮ: научно-педагогических Ректор СФУ работников, представителей других категорий работников _Е. А. Ваганов и обучающихся СФУ _2007 г. _2007 г. Протокол №_ ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО ТРУДОВОГО РАСПОРЯДКА Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Алтайский государственный технический университет им. И.И.Ползунова НАУКА И МОЛОДЕЖЬ 3-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых СЕКЦИЯ ТЕХНОЛОГИЯ И ОБОРУДОВАНИЕ ПИШЕВЫХ ПРОИЗВОДСТВ Барнаул – 2006 ББК 784.584(2 Рос 537)638.1 3-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых Наука и молодежь. Секция Технология и оборудование пишевых производств. /...»

«КАФЕДРА ДИНАМИЧЕСКОЙ ГЕОЛОГИИ 2012 год ТЕМА 1. Моделирование тектонических структур, возникающих при взаимодействии процессов, происходящих в разных геосферах и толщах Земли Руководитель - зав. лаб., д.г.-м.н. М.А. Гочаров Состав группы: снс, к.г.-м.н. Н.С. Фролова проф., д.г.-м.н. Е.П. Дубинин проф., д.г.-м.н. Ю.А. Морозов асп. Рожин П. ПНР 6, ПН 06 Регистрационный номер: 01201158375 УДК 517.958:5 ТЕМА 2. Новейшая геодинамика и обеспечение безопасности хозяйственной деятельности Руководитель -...»

«Секция Безопасность реакторов и установок ЯТЦ X Международная молодежная научная конференция Полярное сияние 2007 ИССЛЕДОВАНИЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЙ ТЕПЛОНОСИТЕЛЯ НА ВХОДЕ В АКТИВНУЮ ЗОНУ РЕАКТОРА ВВЭР-1000 ПРИ РАЗЛИЧНЫХ РЕЖИМАХ РАБОТЫ ГЦН В КОНТУРАХ ЦИРКУЛЯЦИИ Агеев В.В., Трусов К.А. МГТУ им. Н.Э. Баумана Для обоснования теплогидравлической надежности реакторов ВВЭР-1000, возможности повышения их тепловой мощности необходимо иметь подробную информацию о гидродинамической картине распределения расхода...»

«Национальный ботанический сад им. Н.Н. Гришко НАН Украины Отдел акклиматизации плодовых растений Словацкий аграрный университет в Нитре Институт охраны биоразнообразия и биологической безопасности Международная научно-практическая заочная конференция ПЛОДОВЫЕ, ЛЕКАРСТВЕННЫЕ, ТЕХНИЧЕСКИЕ, ДЕКОРАТИВНЫЕ РАСТЕНИЯ: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИНТРОДУКЦИИ, БИОЛОГИИ, СЕЛЕКЦИИ, ТЕХНОЛОГИИ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ Памяти выдающегося ученого, академика Н.Ф. Кащенко и 100-летию основания Акклиматизационного сада 4 сентября...»

«Ежедневные новости ООН • Для обновления сводки новостей, посетите Центр новостей ООН www.un.org/russian/news Ежедневные новости 25 АПРЕЛЯ 2014 ГОДА, ПЯТНИЦА Заголовки дня, пятница Генеральный секретарь ООН призвал 25 апреля - Всемирный день борьбы с малярией международное сообщество продолжать Совет Безопасности ООН решительно осудил поддержку пострадавших в связи с аварией на террористический акт в Алжире ЧАЭС В ООН вновь призвали Беларусь ввести Прокурор МУС начинает предварительное мораторий...»

«Международная стандартная классификация образования MCKO 2011 Международная стандартная классификация образования МСКО 2011 ЮНЕСКО Устав Организации Объединенных Наций по вопросам образования, наук и и культуры (ЮНЕСКО) был принят на Лондонской конференции 20 странами в ноябре 1945 г. и вступил в силу 4 ноября 1946 г. Членами организации в настоящее время являются 195 стран-участниц и 8 ассоциированных членов. Главная задача ЮНЕСКО заключается в том, чтобы содействовать укреплению мира и...»

«МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНТРАНС РОССИИ) MINISTRY OF TRANSPORT OF THE RUSSIAN FEDERATION (MINTRANS ROSSII) Уважаемые коллеги! Dear colleagues! От имени Министерства транспорта Российской Феде- On behalf of the Ministry of Transport of the Russian рации рад приветствовать в Санкт-Петербурге участ- Federation we are glad to welcome exhibitors of TRANников 11-й международной транспортной выставки STEC–2012 International Transport Exhibition, speakers ТРАНСТЕК–2012 и 3-й...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.