WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической конференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества между ...»

-- [ Страница 4 ] --

В развитии межгосударственного сотрудничества в области трудовой миграции на постсоветском пространстве определенную роль играет Совет руководителей миграционных органов СНГ, нацеленный на перевод трудоустройства граждан за рубежом в цивилизованный процесс (Елков И., 2008), т.е. расширение возможностей для взаимодействия государств на цивилизованных основах. Усилия данного Совета направлены на выработку новых подходов и условий для организованной трудовой миграции, с учетом современных условий, в интересах как принимающих, так и посылающих стран.

По нашему мнению, одной из реальных стратегий цивилизации трудовой миграции является выработка современных подходов к организованной отправке рабочей силы для использования ее в трудонедостаточных регионах. Как показывают опросы мигрантов, люди готовы сами оплачивать связанные с этим расходы.

В современных условиях, с учетом независимости бывших советских республик, организованная отправка людей на работу за пределы своего государства представляется достаточно хлопотным делом, однако она вполне возможна, реальна и может стать реальным шагом в вопросах упорядочения миграционных процессов. В частности, организованное трудоустройство рабочей силы из Узбекистана вполне реально в ряде регионах России, для работы в промышленности и строительстве, а также в сельском хозяйстве. При этом целесообразно предусматривать меры по профессиональной подготовке, обучению русскому языку, медицинскому освидетельствованию, предоставлению рабочих мест на контрактных основах, а также эффективные меры социальной защиты.

Организованная отправка на работу может сыграть значительную роль в упорядочении миграционных процессов, т.к. на этой основе снизятся масштабы нелегальной трудовой миграции, облегчится адаптация людей в местах трудоустройства, а также возрастут возможности социальной защиты трудовых мигрантов. При этом масштабы организованной трудовой миграции населения Узбекистана в значительной мере будут зависеть от ожидаемой эффективности межгосударственного сотрудничества с Россией, которая заинтересована в притоке трудовых мигрантов из Средней Азии.

В Узбекистане практика организованного экспорта рабочей силы в современных условиях уже существует. Уже более 15 лет Узбекистан организованно отправляет рабочую силу в Республику Корея. В последние годы он осуществляется на принципах свободного найма рабочей силы. С целью получения профессионально подготовленных работников организована совместная подготовка кадров. Было принято постановление Кабинета министров Республики Узбекистан (№ 170, от 13 августа 2007 г.) «О мерах по созданию в городе Ташкенте Центра профессионального обучения с участием корейского Международного агентства по сотрудничеству (KOICA)». На базе Центра ведется профессиональная подготовка людей для работы в Корее. Кроме того, в системе Министерства труда и социальной защиты населения РУз. создан учебный центр с общежитием на 100 мест, финансирование которого происходит в значительной мере с корейской стороны. Потенциальные трудовые мигранты (в основном из числа безработной молодежи) проходят здесь не только профессиональную подготовку, но и обучение корейскому языку в пределах, необходимых для общения на бытовом уровне.

В вопросах профессиональной подготовки трудовых мигрантов из Узбекистана есть определенный опыт и в России. В ряде сибирских регионов местные власти направляют трудовых мигрантов в свои ПТУ, а потом – на предприятия, оплатившие учебу, с последующей выплатой ими расходов за обучение. Кстати, работодатели, получая обученные кадры, бывают более заинтересованными в защите своих работников-мигрантов от какого-либо административного произвола. В свою очередь, обученная молодежь работает с большей отдачей и значительно легче адаптируется.

Как показывают исследования, в республике имеется и негативный опыт организованной отправки людей на работу за пределы республики через криминальные структуры, которые в этих целях активно используют любые формы организованной отправки (а нередко и продажи) людей, как правило, на кабальных условиях. Для Узбекистана такого рада трудоустройство особенно характерно в соседнем Казахстане, через приграничные поселения. В этих целях вербовщики свободно и открыто набирают работников во всех регионах республики.

Трудовую миграцию целесообразно рассматривать не только с позитивных, но и с негативных последствий, относящихся как к принимающим, так и к посылающим странам. Узбекистан, как посылающая страна, несет определенные издержки от миграционных процессов. В результате миграции рынок труда республики теряет молодое и дееспособное население. Многие из них имеют высшее и среднее специальное образование, профессиональные навыки, которые утрачиваются в процессе миграции, т.к. мигранты в странах приема в основном используются на самых неквалифицированных работах.

Не меньшее значение имеют также негативные последствия социально – демографического плана. В миграционных процессах участвует в основном люди молодых и средних возрастов. Большинство из них имеет семьи. Длительное отсутствие одного или нескольких членов семьи нарушает привычный образ жизни и сложившиеся семейные отношения. По данным опросов, многие мигранты редко общаются со своими семьями, оставшимися дома, а каждый четвертый отметил, что длительная разлука с семьей создает семейные проблемы, разрушая прежние хорошие отношения.

Трудовые миграции негативно влияют на семейный состав населения, в определенной мере – и на режим воспроизводства, а также на состояние здоровья мигрантов.



Исследования показывают, что массовые трудовые миграции населения из республики могут продолжаться еще какое-то время. Важно в этих условиях количественно и качественно сберечь свой трудовой потенциал. Этим целям может способствовать достижение более эффективного международного сотрудничества.

Надо, чтобы люди, готовые трудиться на российских рынках, реально почувствовали здесь свою нужность и защищенность от унижающего административно-чиновничьего произвола и дискриминации. И совершенно очевидно, что цивилизованное легальное трудоустройство мигрантов и их эффективная социальная защита станут реальными только тогда, когда в этом будут заинтересованы обе стороны.

По мнению экспертов ООН (UNFPA, 2011), в целях максимизации позитивных эффектов и снижения рисков от миграции населения необходимо в странах:

рассматривать миграцию как инструмент развития, источник капитала;

как важнейший и неизбежный компонент социально-экономической жизни любого государства;

упорядочивать и регулировать процессы миграции.

Такой подход очень важно последовательно реализовывать на постсоветском пространстве, в процессе выработки миграционной политики в посылающих и принимающих странах.

1. Елков И. Пчелы экономики// Российская газета.-31 января 2008.

2. Народонаселение мира в 2011 году. – М.: ЮНФПА, 2011. – С.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОРНИ

ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ

Трудовая миграция – по большому счету – этот естественный процесс, обусловленный целым рядом объективных социально-экономических причин, как макро, так и микрохарактера. В соответствии с теориями наноэкономики и экономического психология, человек переезжает туда, где ожидает получить максимальный доход. В рамках данной теории можно анализировать причины миграции на микроуровне, рассматривать всевозможные выгоды и издержки как экономического, так и психологического, нематериального характера (потеря друзей, климат, привыкание к новым условиям жизни, языку и т.п.).

Как известно, существуют три основных фактора, которые влияют на принятие решения о миграции: условия занятости в родной стране и потенциальной стране назначения, возраст и издержки переезда.

Главную роль в условиях занятости играет заработная плата. Второй фактор – возраст мигранта – определяет период, в течение которого работник сможет получать выгоды от инвестиций в свой человеческий капитал, реализованный в форме миграции. Эмпирический анализ миграционных процессов в республике показывает, что «большая склонность к миграции наблюдается у молодежи в возрасте от 20 до 29 лет, почти 60% представителей данной возрастной группы каждый год принимают решение о международной миграции». Их доля среди мигрантов, выезжавших за границу в целях трудоустройства, составляла в разные годы от 60% до 90%. По данным Государственного комитета статистики Республики Таджикистан, на 1 января 2010 г. в республике зарегистрировано 43,6 тыс. безработных, из них более 50% являются молодежью в возрасте 18-35 лет.

Как видно из данных таблицы 1, трудовые ресурсы республики в 2010 г.

по сравнению с 2005 г. увеличились на 15,4 %, а экономически активное население – на 5,8 %. За анализируемый период удельный вес экономически активного населения в трудовых ресурсах страны в среднем составил 53%.

Ежегодно нарастает величина нагрузки населения на одну заявленную вакансию: например, в 2010 на одну вакансию приходилось 5,7 человек. Т.е.

нагрузка по сравнению с 2005 годом увеличилась на 23,9 %. Официально признанная цифра безработицы в 2010 охватывала 47 тыс. человек, увеличившись по сравнению с 2005 годом на 11,9%.

Необходимо подчеркнуть, что в 2010 более 14,1 тыс. безработных в республике составляла молодёжь в возрасте 25-29 лет и 9,9 тыс. человек – в возрасте 18-24 лет. В целом более 50% количества безработных составляет молодежь и её количество в составе безработных ежегодно увеличивается.

И, следовательно, количество молодежи, выезжающей на работу через миграционные службы, увеличивается. Например, в 2009 году количество выезжающей молодежи в возрасте 18-35 лет составляло более 7 900 человек, что на 8 раз больше, чем в 2005 году. Необходимо подчеркнуть, что в экономике республики достаточно вакансий, и вопросы занятости решаются на уровне государства. Однако большинство из них непривлекательно с точки зрения уровня оплаты и условий, поэтому даже занятая часть населения покидает рабочие места и уезжает за пределы республики для поиска высокооплачиваемой работы. Действительно, различие в среднемесячной номинальной заработной плате работников республики и работников РФ очень велико.

Хотя за период с 2005 г. по 2010 г. уровень среднемесячной номинальной заработной платы работников республики увеличился более чем на 4,2 раза, однако её величина за анализируемый период в среднем равнялась всего 10% среднемесячной номинальной зарплаты работников РФ. Естественно, такой низкий уровень заработной платы в республике по сравнению с РФ увеличивает количество таджикских трудовых мигрантов.

Уровень занятости и возрастная структура безработицы Экономически активное население, тыс. чел. 2154 2217 2280 105, Нагрузка незанятого населения на одну заявленную вакансию Безработные, официально признанные, тыс.

человек Источник: Рынок труда в Республике Таджикистан. Государственный комитет статистики Республики Таджикистан. – Душанбе, 2009, 2010. – с. 101.





Соотношение среднемесячной заработной платы работников в Таджикистане к показателям в России [1] Среднемесячная заработная плата работников, сомони Отношение к среднемесячной работников РФ, в % В этих условиях будут работать механизмы теории «притяжения-выталкивания» [4]. В республике как экспортере трудовых ресурсов действуют такие факторы, выталкивающие рабочую силу: безработица или недостаточная занятость, низкий уровень заработной платы, бедность населения и т. д. А в РФ как импортере, наоборот, действуют факторы притяжения: высокая потребность в ресурсах и, как следствие, относительно высокая заработная плата.

Однако наши трудовые мигранты за рубежом используются в основном при заполнении невостребованных, «непрестижных» вакансий, где применяется неквалифицированный труд. Это строительные работы, производство, основанное на тяжелом ручном труде, труд в транспортной отрасли, жилищно-коммунальном хозяйстве. По сведениям ФМС РФ, за 6 месяц 2010 года в РФ трудовые мигранты из Республики Таджикистан осуществляли трудовую деятельность: в строительстве – более 44 %, в сфере торговли – 14,5%, транспорте и связи – 6,1; в сфере коммунальных услуг – 6%. Некоторую часть трудовых мигрантов составляют так называемые мардикоры – сезонные сельскохозяйственные рабочие (более 5%). Все они зарегистрированы в органах миграционной службы, около 80% имеют лицензию на трудовую деятельность. В последнее время в больших городах широко практикуется наем целыми семьями для обслуживания городских домов, коттеджей. «Семейная бригада» работает в течение сезона: строит подсобные помещения, занимается благоустройством, садово-огородными работами, ремонтирует и содержит дом, готовит пищу. Таким образом, они на российском рынке труда в основном заполняют те рабочие места, на которые почти отсутствует спрос со стороны российских граждан.

Необходимо подчеркнуть, что на скорость потоков миграционных процессов влияют трансакционные издержки. К ним можно отнести: издержки переезда, затраты на поиск информации и работы, издержки на жилье, изучение или совершенствование знания русского языка, а также психологические издержки. Следует отметить, что психологические издержки ощутимо действуют на миграционные процессы, и величина этих издержек будет тем больше, чем больше культурных различий в странах пребывания и назначения. Многие исследователи утверждают, что «именно психологические издержки отличают перемещение рабочей силы от движения капитала и товаров, они дополняют экономическое измерение измерением социальным и психологическим». Отдельные исследователи утверждают, что «если бы психологических издержек не существовало, то число мигрантов было бы значительно больше, и в мире совершенных знаний именно необходимость считаться со значением этих издержек в большей мере будет определять разницу в оплате труда в разных странах, чем монетарные и альтернативные издержки миграции» [4]. Уместно вспомнить, что в течение многих столетий в процессе реального диалога цивилизаций, особенно в Советский период, культурные различия между Центральной Азией и Россией смягчились, сформировалось многого общего. В результате чего складывается относительно низкий уровень психологических издержек, и в связи с этим трудовым мигрантам выгодно переезжать для работы в страны СНГ, особенно в Россию. При анкетном опросе, проведенном Центром занятости Комитета по делам молодежи Согдийской области Республики Таджикистан, выявлено, что более 87,8% молодежи (из 1000 респондентов) изъявили предпочтение избрать для работы РФ.

Однако необходимо подчеркнуть, что с институциональной точки зрения, различие в уровнях экономического развития – еще недостаточное условие для миграции. Если бы это было так, то большая часть границ в мире пересекалась бы постоянно в массовом масштабе. Здесь решающую роль играет регулирование миграции и в передающей, и в принимающей стране.

Исторические спады и подъемы в волнах миграции соответствуют изменениям в миграционной политике. Лишь при существовании определенных институциональных условий и в стране-экспортере, и в стране-импортере начинает действовать «магнит притяжения» [4]. Например, на основе выявления связи между уровнем заработной платы и потоком иммигрантов делается вывод, что человек эмигрирует, если его будущая заработная плата, умноженная на вероятность найти работу за границей, превышает его текущую заработную плату. Следовательно, формирование межправительственных соглашений о трудовой миграции, присутствие родственников и друзей может значительно снизить риск передвижения, облегчить поиск работы, эмоциональную адаптацию к новому окружению. А эти условия формировались в результате длинных исторически сложившихся социально-экономических и политических отношений между Таджикистана и РФ (не только в рамках бывшего СССР, но и существовали до 1917 г.) 1. Таджикистан: 20 лет государственной независимости. Статистический сборник Агентства при Президенте Республики Таджикистан, ДушанбеС. 229.

2. Рынок труда в Республике Таджикистан: статистический сборник. – Душанбе: Государственный комитет статистики Республики Таджикистан. – 2009, 2010.

3. Колосницына М.Г, Суворова И.К. Международная трудовая миграция:

теоретические основы и политика регулирования [Электронный ресурс]// Экономический журнал ВШЭ. 2005. № 4. Режим доступа: http://library.hse.ru/e-resources/ HSE_economic_journal/articles/09_04_05.pdf 5 Mines R., Nuckton.Mines C. The evolution of Mexican Migration to United State: a Case Study, San-Diego, University of California, 1982.

4. Олимова С. Специфика нерегулируемой миграции из Таджикистана// Мухочир. – 2006, № 2. – С. 12.

7. Ходжсон Дж. Что такое институт?// Вопросы экономики.- 2007, № 8. – C. 29.

8. Общая экономическая теория (политэкономия)/ Под ред. В.И. Видяпина и акад. Г.П. Журавлева. – М.: Промо-медис, 1995.

9. Коуз Р. Фирма, рынок и право. – М., 1993. – С. 98.

10. Рахимов А. Мы улучшим правовое и социальное положение трудовых мигрантов из Таджикистана// Народная газета. – 30 сентября 2009 г.

GLOBALISATION, LABOUR MIGRATION AND SECURITY

OF WOMEN: INSIGHTS FROM CENTRAL ASIA

Introduction

Migration and dispersion of people is a natural and global phenomenon dating back to the nomadic period. Even when human beings started forming communities, they experienced temporary, seasonal, or permanent migration from their original area of settlement (Panday, 2009: 168). However, with the contemporary advancements in the means of transportation and communication, this process has become more intensified, speedy and pronounced, resulting into a key global phenomenon.

Thus, what was classically understood as a rational decision made by an individual from a less developed situation to a more advantageous one after weighing risks and benefits or what are still generally categorized as ‘push’ or ‘pull’ factors, has been added by a third set called ‘network’ factors, which include free flow of information, improved global communication and faster and lower cost transportation. While network factors are not a direct cause of migration they do facilitate it. Indeed scholars insist that international migration of people lies at the core of the ongoing process of globalization (Kahanec and Zimmermann, 2008:2). Castles and Miller (2003) have paradigmatically declared the global age to be the ‘age of migration.’ In this context, UNFPA’s report on The State of World Population (2006) firmly accounts that today the number of people living outside their country of birth is larger than at any other time in history and brings fore that the total population in the ‘nation of immigrants’ would comprise the seventh largest on earth, larger than Bangladesh, the Russian Federation, Nigeria or Japan if they all lived in the same place. According to the United Nations estimates the number of people living outside their country of origin has risen from 120 million in 1990 to about 214 million in 2011. Specifically as per UN Human Development Report (2010), migrants account for approximately 3.1 percent of world population. Obviously then, such a wide-scale movement of people is as much a defining feature of globalization as the movement of goods, services, and capital. In fact, accompanied by the global remittances equalled $150-200 billion (Panday, 2009:170), a level that is larger than the current size of the economy of any country in the world except the United States, this cross-national flows of capital and labour have been directly implicated in the structuring and development of the global economy throughout world history. In this respect, capital and labour movements are both a means of producing and an outcome of the global economy (Sanderson and Kentor, 2008:514-15).

                                                             Figures are from UNDP. 2010. Human Development Report. Available online at:

http://hdr.undp.org/en/media/HDR_2009 _EN_Complete.pdf (accessed August 2011).

Nonetheless, this contemporary global migration is not a smooth sailing experience as some classical literature makes us to believe. Instead it a dynamic phenomenon involving many twists and turns, not to mention the issues of integration of immigrants, brain drain, exploitation of immigrants, human trafficking, security and border controls, labour market impacts (including low wages, job stability and unemployment), replacement migration and demographic ageing, return migration, gender perspectives in migration etc.

Specifically, in the post-Communist, post-9/11 world, migration and immigration have become an important area of public interest. Since the attack on the World Trade Center and ensuing crises such as the Madrid and London bombings, immigration fears have fused with those over national security. The collapse of the Soviet Union and wars in Bosnia and Kosovo led to a new wave of economic migrants, guest-workers and asylum seekers in Europe (Edmunds, 2006:554). In particular, amidst the political changes that swept through Central Asia following the collapse of Soviet Union in 1989, the right to migrate was synonymous in the minds of many with the establishment of democracy. A mosaic of migration patterns (ethnically based migrations, return migration, labour migration, transit migration) gathered pace during the 1990s throughout the region and was further inflated by huge numbers of refugees, asylum-seekers and displaced persons as conflict and war broke out in different areas, notably in the Caucasus and south-east Europe (Tonelli, 2003).

Between 1991 and 2000 an estimated nine million individuals left one county in the post Soviet Central Asia and moved to live in another.7 This mass migration has affected the political, economic and social development of the countries involved, not to mention the lives of many individuals and groups (Randitz, 2006).

Such a major event in world history has not escaped the notice of scholars, who have studied this process. Yet, there are still many stories to tell about this post Soviet experiment and its ramifications for groups and individuals. This article tells one part of the story by focusing on the dilemmas of women in Central Asia, specifically their security issues in the broader contexts of gender and systems of globalisation and migration. To this end, I bring together the distinct literatures on international migration, globalisation and security issues to identify causal mechanisms that may lead to the deteriorated social and physical security of women in Central Asia.

Economic Downfall and Labour Migration in Central Asia Although non-economic factors including ethnic migrations, forced migration, return migration have been important reasons for the migratory movements in the post-1989 Central Asia, labour migration remains a pivotal reason for primary migration (Tonelli, 2003). The economic dwindling, with the collapse of Communism and the consequent decline of the overall standards of life among general masses have not only intensified the pressure on labour migration, but the collapse of effective control along extensive land borders and an explosion in irregular miInternational Labour Organisation (2000) ‘World Migration Tops 120 Million, Says ILO’, press release, 2 March.

gration (see Marat, 2009). As Scott Randitz (2006) brings to lime light that economic factors entailing meagre pensions, the difficulty of finding employment, corruption and nepotism-proved decisive in migratory movement of people in Central Asia. Nevertheless, nationalism also influenced migration decisions, but only insofar as it affected people’s material well being.

Altogether, this phenomenon is said to have created an open corridor for uncontrolled transit migration between Russia, East Asia, the Middle East and Europe. Porous borders, poverty, mass unemployment and lack of resources to manage migration flows created new sources and markets for various kinds of traffickers (Jackson, 2006). Closely linked to this corridor is the rise in the involvement of organised crime, offering to smuggle migrants without visas and trafficking women and children (see GAATW, 2010).

Gender Stereotype, Migration and Social Security of Women in Central Asia Women constitute half of the world’s population, perform nearly two-thirds of the work, receive one-tenth of the world’s income and own less than one-hundredth of the world’s property (UNDP, 2003). Undoubtedly the matter is more serious in the context of Central Asia, where the process of feminization of poverty is intimately connected to the cultural and institutional limitations that put a ceiling on women’s involvement in economic activity. An old Kyrgyz saying ‘a frog-headed [stupid] man is better than a golden-headed [intelligent] woman,’ is tempting to suggest that the proverb reflects the overall attitude towards women in Central Asia (Saidazimova, 2005).

Women in Central Asia, thus for the most part, get less of the material resources, social status, power and opportunities for self-actualization than men do.

Global migration has further added to this relegation by leaving many women at risk. The left-behind women of Central Asia are one example, where the concern assumes special meaning in view of the fact that the incidence of women-headed households 8 is on the increase for various reasons in Central Asia (Mittra and Kumar, 2004: 202-3), entailing widowhood, separation, desertion, non-absorption of widowed daughters-in-law by husbands’ families. By all probability, I would argue that this scenario of women in Central Asia is more specifically due to high rate of male migration to Russia and other European countries. Although no study has extensively investigated how labour migration affects the women left behind.

However, as David Trilling (2009:84) exclusively demonstrates ‘single women are abundant in Tajikistan, where more than half the working-age male population is abroad,’ the left-behind women are more susceptible to social, mental physical insecurity. IOM’s (2011) Central Asia Operational Strategy 2011-2015, reveals that in Central Asia, labour migration of males has created a significant number of female-headed households. These households are more vulnerable to serious poverty                                                              United Nations Human Settlements Programme (UN-HABITAT) (2008) report on State of the World’s Cities, reveals that in the cities of Central Asia, woman-headed households are almost the norm, rather than the exception.

and to social exclusion. In Kyrgyzstan, for instance the poverty and vulnerability rate among households headed by women is at 58.7 percent. To somewhat similarly in Kazakhstan, the poverty and vulnerability rate among households headed by women is at 31.3 percent. However, in Kazakhstan the data is of urban areas excluding rural, where rates might be much higher (Dang, 2009:41).

Abandonment of families is thus, a growing problem- men engage in labour migration, but do not return home, leaving their wives and children in poverty and hardship.9 Even some migrants return home, but having lost money, some fall prey to human traffickers. Particularly migrants from the Caucasus and Central Asia, who work in Russia are invariably paid less than locals (see European Commission, 2003), some dismissed at anytime without pay for any reason, and have no redress and still some like that:

Most Tajik migrants who die in Russia are not victims of racism, but of deadly accidents at the workplace. Every single train coming back from Russia carries coffins and mutilated people (Tajik sociologist). Poverty, Women Migration and the Risks upon Today, women constitute almost half of all international migrants worldwidearound 95 million (UNFPA, 2006). Equally in Central Asia, women comprise half of the (total between 60-90 percent) labour migrants from Tajikistan and Uzbekistan, although most half of the female labour migrants are from Kyrgyzstan, travelling to Russia and Kazakhstan, which increased annually until 2008. Yet, despite their contributions to poverty reduction and struggling economies, it is only recently that the international community has begun to grasp the significance of what migrant women have to offer. And it is only recently that policymakers are acknowledging the particular challenges and risks women confront when venturing into new lands.

It is often said that migrant labour fills the ‘three-D’ jobs: dirty, degrading and dangerous. Research in Southern [and Eastern] European countries demonstrates the extent to which the migrants take jobs that the locals refuse. It is simply a matter of proxy (Reynieri, 2001) which arguably for the most part is substituted by women migrant, who therefore, comes at a cost.

In this backdrop, as discussed earlier that women in Central Asia get less of the material resources, social status, power and opportunities for self-actualization, the Protocol to Prevent, Suppress and Punish Trafficking in Persons, especially Women and Children, Supplementing the U.N. Convention Against Transnational Organized Crime (2000) identifies ‘poverty, underdevelopment, and lack of equal opportunity’ as some of the ‘factors that make persons, especially women, vulnerable to social and physical insecurity.’ In fact, poverty, and in particular the ‘feminization of poverty,’ is often identified as a risk factor for, or root cause of, trafficking. Undeniably in Central Asia one of the most common forms of trafficking in person concerns the trafficking of women for prostitution or sexual exThe phenomenon of women headed households is still understudied and Interview with a Tajik sociologist, Saodat Olimova, documented in: ICG 2003, p. 33.

ploitation. There is considerable evidence (see Castles, 2003; Jackson, 2006; Marat 2009) that human trafficking victims in Central Asia are often brought into their situation by recruiters- men or women, who promise jobs and financial stability to women in poverty. These recruiters, employed by traffickers, tend to be known to the victim, often taking the form of formerly trustworthy roles such as relatives or friends (Eason, 2011).

Thus under the label of job promise and financial stability, the trafficking of women in the former Soviet Union is rife. Such predicaments however, seem directly linked to the overall socio-economic, political and porous border scenario of these countries. For example in 2005 in Tajikistan an estimated 40 percent of the population was unemployed and 64 percent was living in poverty (Haarr, 2007:268). Roughly in the same and subsequent years, the most cases of families selling their virgin daughters to the Gulf States for $2,000-3,000 have been recorded in Tajikistan (Marat, 2009:39). Likewise the 2009 Trafficking in Person Report shows Uzbekistan as a source country of women and girls trafficked to USA, UAE, Japan, Israel and India etc (US Department of State). Scrutinizing the causes, poverty, unemployment and unawareness, and existence of organised crime rings are predominant in Uzbekistan and Central Asia at large. On the whole this phenomenon is found at the nexus of globalisation and migration in Central Asia.

Conclusion

Globalisation couples extra intricacy to the relationship between poverty, migration and trafficking of women in Central Asia, by fabricating uncertainty for women, who find it harder to support themselves and their families and are pressed to hunt for employment, even if beyond their borders. However, in seeking this, women are more likely to accept the greater risks in taking on more dangerous or precarious work, and in migrating under insecure conditions from rural areas to globalised urban centres and abroad. In those cases where the conditions under which migration occurs are dangerous, women may be more likely to be trafficked or at times used as channels of weapon smuggling, which needs to be perceived as a threat to global security, because it is often part of a larger phenomenon of illegal migration and transnational organized crime that is believed to threaten global governance and states around the world.

References

Castles, S. 2003. Towards a Sociology of Forced Migration and Social Transformation. Sociology, 37(1): 13-34.

Castles, S. and Miller, J. 2003. The Age of Migration. New York: Guilford Press.

Dang, R. 2009. Vulnerability to Poverty in Select Central Asian Countries. The European Journal of Comparative Economics, 6 (1): 17-50.

Eason, H. 2011. No Recourse Left: The Impact of Poverty on the Resilience of Women from the Migrant-Sending Countries of Central Asia to HIV/AIDS. Resilience:

Interdisciplinary Perspectives on Science and Humanitarianism, Volume 2, March, p. 86.

Edmunds, J. 2006. Migration studies: new directions? Ethnicities, 6(4): 555-564.

European Commission. 2003. Report on the Functioning of the Transitional Arrangements Set Out in the 2003 Accession Treaty. Brussels: EC.

GAATW (Global Alliance Against Traffic in Women). 2010. Beyond Borders:

Exploring Links between Trafficking, Globalisation, and Security. GAATW and International Human Rights Clinic, Center for Human Rights and Global Justice, New York University School of Law, Pp.46.

Haarr, R. 2007. Wife Abuse in Tajikistan. Feminist Criminology, 2 (3): 245-270.

IOM. 2011. IOM Central Asia Operational Strategy 2011-2015. International Organisation for Migration, Pp. 42.

Jackson, N. 2006. International Organizations, Security Dichotomies and the Trafficking of Persons and Narcotics in Post-Soviet Central Asia: A Critique of the Securitization Framework. Security Dialogue, 37(3): 299-317.

Kahanec, M., Zimmermann, K. 2008. Migration and Globalization: Challenges and Perspectives for the Research Infrastructure. Discussion Paper No. 3890. Germany:

IZA, DIW Berlin, Bonn University and Free University Berlin. Pp 2-6.

Mart, E. 2009. Labour Migration in Central Asia: Implications of the Global Economic Crisis. The Silk Road Studies Program, Institute for Security and Development Policy and Central Asia-Caucasus Institute. ISBN: 978-91-85937-57-8. Pp50.

Panda, R. 2009. Migration Remittances: The Emerging Scenario. India Quarterly:

A Journal of International Affairs, 65 (2): 167-83.

Radnitz, S. 2006. Weighing the Political and Economic Motivations for Migration in Post Soviet Space: The Case of Uzbekistan. Europe-Asia Studies, 58 (5):653-77.

S. Mittra, and B. Kumar. 2004. Encyclopaedia of Women in South Asia: Sri Lanka.

New Delhi: Gyan Publishing House, Vol. 5, Pp. 202-3.

Saidazimova G (2005) Women and power in Central Asia: The struggle for equal rights. Available at: http://www.payvand.com/news/05/dec/1239.html (accessed 12 June 2010).

Sanderson, M and Kentor, J. 2008. Foreign Direct Investment and International Migration: A Cross-National Analysis of Less-Developed Countries, 1985-2000. International Sociology, 23(4): 514-539.

Tonelli, S. 2009. Migration and Democracy in Central and Eastern Europe.

Transfer: European Review of Labour and Research, 9: 483-502.

Trilling, D. 2009. From Central Asia and Back. World Policy Journal, 26 (1):79.

UNDP (2003) Millennium Development Goals: National Reports. A Look through a Gender Lens. New York: United Nations.

О НЕКОТОРЫХ ПРИЧИНАХ

МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ ТАДЖИКИСТАНА

В социально-экономическом развитии Таджикистана в годы суверенитета население страны столкнулось с новыми явлениями. Говоря иначе, переход от командно-административной системы управления к рыночной, охарактеризовался с развитием всех форм макроэкономической нестабильности, таких как, инфляция, безработица и стагнации производства, которые еще в предреформенном периоде считались чуждыми элементами. Все это в конечном итоге негативно воздействовало не только на экономическую систему, но и на социальную жизнь общества в целом. Среди этих явлений наблюдался также и бурный рост трудовой миграции населения, которая привела в конечном итоге к изменениям в социальной и демографической структуре национального хозяйства. Ради справедливости следует отметить, что в мировой истории миграция носила в себе и многих положительных моментов. Она поддерживала процесс мирового экономического роста, способствовала развитию государств и обществ и обогатила множество культур и цивилизаций. В современном мире миграция продолжает играть важную роль в национальных, региональных и мировых делах.

Наряду с положительными моментами миграция имеет также и отрицательные черты, которые в разрезе каждой страны могут быть либо разными, либо схожими друг с другом. По отношению Таджикистана к ним можно включить: во-первых, «утечку умов». Однако многие считают, что в Таджикистане среди мигрантов – ученых высокой квалификации (академиков, докторов, кандидатов наук, конструкторов), не очень много, но даже в случае, если её доля составит 10 % от общей массы, то это заметная невосполнимая потеря для научного потенциала страны. Во-вторых, ухудшение квалификационного состава работников отечественной экономики, то есть потери специалистов, по крайней мере, с высшим образованием и достаточно накопленным опытом работы. В-третьих, потере перспективных, умеющих работать на современной технологической базе и способных к самореализации трудовых ресурсов. Это выпускники вузов, студенты и аспиранты, которые в последние годы все чаще мигрирует из страны. В-четвертых, нарушение культурно-воспитательного состояния большинства семей, трудовых мигрантов и многое другое.

В отличие от развитых стран, переживших миграционный бум, в Таджикистане в годы реализации рыночных реформ тысячи людей стали вынужденными мигрантами, когда экономика страны переживала глубокий системный кризис, связанный с трансформационными изменениями.

Именно поэтому, специфика причин в отечественной экономике делает отечественную миграцию своеобразной и отличающей ее от условий развитых стран. В экономической литературе указано достаточно много причин развития миграционных процессов, начиная от закономерностей развития производства, потребностей, интересов, стремлений людей, до внешних стимулов и других. Однако, в постсоциалистическом пространстве Таджикистана главной причиной является в основном падение уровня жизни населения страны в годы реализации рыночных реформ.

Снижение уровня жизни населения Республики Таджикистан охарактеризовалось уменьшением реальной заработной платы, ухудшением питания, то есть сокращением потребления всех других материальных и духовных благ.

Экономисты единодушны в том, что оценку уровня жизни населения можно производить системой показателей, включающих разные стороны жизнедеятельности индивидуума. В частности, посредством анализа таких показателей, как ВВП на душу населения, индекс человеческого развития, размер реальных доходов трудящихся, уровень потребления материальных благ и услуг, обеспеченность населения благоустроенным жильем, уровень образованности, степень медицинского и культурно-бытового обслуживания граждан, состояние природной среды и других. По этому поводу, обобщая значительный объем исследований по проблемам уровня жизни населения, российские ученые В.М Жеребин и А.Н. Романов отметили, что: «Уровень жизни может отображаться с помощью: – одиночных однокомпонентных показателей, таких, например, как валовой внутренний продукт на душу населения, душевое потребление продуктов питания; – двухкомпонентных относительных показателей – соотношение доходов и расходов, доходов и прожиточного минимума; – интегральных показателей, в частности, индексных показателей; – целых наборов показателей – отдельных фрагментов или всей системы показателей уровня жизни в целом».11 Исследования этих вопросов в рамках данного исследования не является возможным. Однако, чтобы показать влияние уровня жизни населения на миграционные процессы, мы анализировали индикатор, характеризующий состояние уровня жизни населения – это расходы населения на продукты питания в сравнении с нормой (таблица 1).

Как показывают данные таблицы 1, фактическое потребление продуктов питания довольно заметно отстает от нормы, в количественном измерении во всех рассмотренных здесь периодах составляет величину около или более чем в 2 раза. Это говорит о бедности и скудости корзины продовольственных продуктов, потребляемых населением страны. В долгосрочном плане сегодняшнее низкое потребление может иметь самое прямое влияние на будущий генофонд нации. Такое состояние дел, не принимая во внимание другие обязательные расходы, в частности жилищно-коммунальные (газ,                                                              Жеребин В.М., Романов А.Н. Уровень жизни населения. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С.21-22.

свет, вода, мусор), транспортные и другие, в любом случае вынуждает субъектов экономики искать альтернативные источники выживания и существования, что в большинстве случаев становится возможным только либо доходом мигрантов, либо теневым способом. Такое состояние дел, разумеется, будет отражено в ухудшении многих социально-демографических показателей экономики Республики Таджикистан. В частности, роста различного рода заболеваний, смертности, случаев суицида, роста преступлений, снижение средней продолжительности жизни населении и.т.д.

Набор продуктов питания, входящих в потребительскую корзину По фактическому потреблению Разрыв факта от нормы (в разах) Плюс к этому на начальном этапе рыночных реформ снижение реальных доходов работников, получаемые ими на рабочих местах, повлияла на увеличение безработицы посредством сокращения уровня занятости в отраслях народного хозяйства, что способствовало углублению проблемы безработицы.

Это особо остро проявилось в деятельности работников бюджетных сфер, получающих фиксированный доход, или в государственных предприятиях, или в других сферах, где уровень заработной платы низок. В целях нахождения более надежного источника дохода, обеспечивающего выживание и существование, они добровольно, по собственному желанию увольняются со своих прежних рабочих мест и временно, до устройства на нормально оплачиваемую работу становятся безработными (структурная безработица). Или они вообще не трудоустраиваются, а довольствуются случайными заработками (в основном спекуляцией товаров), расширяя еще глубже границы теневого сектора экономики. Иначе говоря, в условиях переходной экономики основной стимул работников – заработная плата в большинстве отраслях и сферах народного хозяйства как стимул привлечения к работе утратил свой смысл. Вот почему, в общей численности выбывших работников, удельный вес уволившихся по собственному желанию, занимает высокий процент. Например, этот показатель в 1999г составлял 84,3 %, в 2003 году – 94,5 %, в 2004 году – 86,6 %. В последующие 2005–2010 годы хоть мало, но примерно такие тенденции сохраняются. Для выживания безработные ищут альтернативные источники                                                              Банковский статистический бюллетень. – Душанбе, 2008. -№ 4. – С.14.; Банковский статистический бюллетень. – Душанбе, 2011. -№ 7 (192). – С. Статистический ежегодник Республики Таджикистан. – Душанбе, 2005. -С.76.; За последующие годы в статистических источниках такие данные отсутствуют.

доходов. Для стран Центральной Азии, в частности, и в экономике Республики Таджикистан, характерны следующие специфические особенности трудоустройства безработных:

– обычно безработные для получения доходов уезжают в Россию и другие регионы. По разным оценкам их доля составляет 30-45% трудоспособного населения.

– организацией собственного дела в сельском хозяйстве занимаются 10-12% и в сфере услуг – 5-6%.

– доля занятых, незаконными формами деятельности составляет 2-3%.

Среди этих форм трудоустройства в современных условиях наиболее модной и доминирующей стала первая, особенность, то есть движение безработных в другие страны на заработки, формируя армию «гастербайтеров».

Безысходность ситуаций и нужда выживания заставляет значительную часть населения быть мигрантами. Благодаря этому процесс миграции населения продолжает развиваться более умеренными темпами, о чем свидетельствуют данные таблицы 2.

По внутриреспуб.

миграции По межгосударст.

миграции Миграцион.прирост (+) отток (-) По внутриреспуб.

миграции По межгосударст.

миграции Как показывают данные, отток трудовых ресурсов в начале 90-х годов составил значительную величину и это, в основном, было связано с миграцией русскоязычного населения, о причинах которой в трудах ученых, политиков, журналистов очень много написано. В частности, таджикские ученые Х.У. Умаров и З.С. Зарифова, в свое время отметили, что: «… в начале 90-х годов произошла массовая миграция русскоязычного населения, вследствие чего потери человеческого капитала по приблизительным расчетам превысили 1,7 млрд. долл. В результате этой утечки была приостановлена работа сотен предприятий, особенно тех, которые и в условиях разрыва хозяйственных связей были способны обеспечить функционирование основной части производственных мощностей. Далее, гражданская война, потери коТаджикистан: 20 лет государственной независимости (статистический сборник) – Душанбе, 2011. -С.63.

торых оказались на уровне 7 млрд. долл., которая к тому же спровоцировала новую, более мощную волну миграции русскоязычного населения, потери от которой превысили 2 млрд. долл.»15. Действительно, с начала до конца 90-х годов миграция в Таджикистане в большей степени была связана с политическими мотивами. Однако и после установления полной политической стабильности в стране миграционные процессы не прекращались, а увеличилось количество таджикских мигрантов чисто из-за экономических мотивов. Как видно по фактическим данным табл. 2, тенденция миграции населения и в последующие годы носит устойчивый характер. Например, в 2007 году численность выбывших составил 38,8 тысячи человек, а в 2010 году – 36,1 тысячи человек. Все это говорит о том, что скрытая форма безработицы в национальном хозяйстве пока сохраняется по двум причинам. Первое- это из-за отсутствия места работы, вследствие стагнационных процессов. Второе – это из-за низких доходов. Таким образом, на размер и содержание миграции более существенное влияние оказывает проблема низкого уровня жизни населения. Негативность доминирования данной причины заключается в том, что страна превращается в экспортера дешевой рабочей силы.

Отсюда исходит, что в национальной экономике в регулирование миграционных процессов, особенно в аспекте не допуска «утечки умов», то есть удержания ценных работников, специалистов, профессионалов и перспективных работников необходимо принимать меры по повышению уровня жизни населения в целом и их социальной защиты. Если не изменить подходы к этому жизненно необходимому вопросу, то в ближайшем будущем угроза потери интеллектуального потенциала страны не может быть снята с повестки дня.

1. Жеребин В.М., Романов А.Н. Уровень жизни населения. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С.21-22.

2. Умаров Х., Зарифова З. Денежно-кредитные проблемы развития национальной экономики. – Душанбе: «Ирфон», 2005. -С.3.

3. Банковский статистический бюллетень. – Душанбе, 2008. -№ 4. – С.14.

4. Банковский статистический бюллетень. – Душанбе, 2011. -№ 7 (192). – С.16.

5. Статистический ежегодник Республики Таджикистан. – Душанбе, 2005. -С. 6. Таджикистан: 20 лет государственной независимости (статистический сборник) – Душанбе, 2011. -С.63.

                                                             Умаров Х., Зарифова З. Денежно-кредитные проблемы развития национальной экономики. – Душанбе: «Ирфон», 2005. -С.3.

ОСОБЕННОСТИ И ПРИЧИНЫ МИГРАЦИИ

РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Современную социально-экономическую ситуацию страны невозможно представить без трудовой миграции граждан Республики Таджикистан за рубеж. В настоящее время она оказывает большое влияние на систему жизнеобеспечения большинства семей Таджикистана, оказывая влияние на развитие в Республике рынка строительных, банковских и автотранспортных услуг, авиационных перевозок, активному развитию сферы торговли, повышению культуры труда и уровня профессионализма мигрантов. Достижениями государственной политики, по вопросам внешней трудовой миграции, можно считать создание доступной сети денежных переводов, практически неограниченные возможности для миграции и доступность транспортных услуг, а также возможность иметь двойное гражданство с Российской Федерацией.

В настоящее время в Таджикистане имеет место «миграционная лихорадка», в результате которой, в некоторых случаях, из страны эмигрируют даже те люди, у которых есть возможности более существенно улучшить свою жизнь на родине, нежели, выехав из нее. Во время «миграционной лихорадки» люди заботятся только о доходе от работы на выезде, величина которого непредсказуема. Они отнюдь не думают о социальном и профессиональном продвижении, которое могло бы случиться у них на родине за тот период, во время которого они работали за рубежом.

Наряду с экономическими причинами, одной главных причин, побуждающих население Таджикистана выезжать из республики, является коррумпированность различных государственных организаций и учреждений (правоохранительные органы, налоговая и таможенная службы, суды и т.д.), систем здравоохранения и образования. Вследствие этого люди (особенно молодежь) просто «убегают» от бесперспективного будущего.

В Таджикистане миграция составляет одну из главных характеристик социально-экономического и политического развития. Если в первоначальный период миграционное поведение населения характеризовалось стремлением к выезду в другие государства на ПМЖ (постоянное место жительство), то в настоящее время целью выезжающих является выезд на заработки.

Если в начале и середине 90-х годов из Таджикистана выезжали (по разным причинам) в основном этнические русские, украинцы, бухарские евреи, белорусы, армяне, и т.д., то в последние пять-шесть лет основное количество среди выезжающих составляют таджики.

Сейчас наблюдается значительное преобладание в общей массе эмигрантов, и в особенности, трудовых мигрантов, представителей сельского населения.

Почти каждая четвертая семья Таджикистана (24%) получает от живущих в других странах родственников помощь, выяснила исследовательская служба Gallup по итогам изучения общественного мнения в 12 постсоветских странах.

По разным оценкам сегодня за пределами Таджикистана работают от 600 тыс. до 1,5 млн. граждан этой республики.

По данным Национального банка Таджикистана, за первое полугодие 2010 года в республику переведено $868,8 млн., что на 24,7% больше аналогичного периода 2009 года.

Наконец, новой качественной чертой миграции стало индивидуальное, самостоятельное участие в этом процессе женщин. Благодаря трудовой миграции люди получают возможность выживать, решать многие материальные проблемы, поддерживать благосостояние своих семей. В ходе миграции они приобщаются к культуре других стран и народов, овладевают иностранными языками, перенимают производственные технологии и профессиональные навыки, устанавливают новые человеческие контакты. Внешняя миграция позволяет смягчить напряженность на рынке труда, благодаря трудовой миграции улучшается жизнь, дети могут учиться, а родители лечиться, политическая обстановка временно стабилизируется. Именно трудовые мигранты основывают появление в Таджикистане среднего класса.

Москва и Мос.обл Другие регионы РФ Другие страны мира   Рис. 1. Выезд на работу в Россию, % опрошенных респондентов Нами было проведено социологическое исследование в 2011 г. Как видно из диаграммы в регионах республики Таджикистан более 50-60% опрощенных ответили, что выезжали на работу в различные регионы Российской Федерации.

Рост экономического развития этой страны, следствием которого стали рост рынка труда и достаточно высокий средний размер заработной платы;

отсутствие языкового барьера, облегчающее процесс адаптации, установления и поддержки социальных связей; культурная близость, отсутствие между РТ и РФ визового режима.

Подавляющее большинство потенциальных трудовых мигрантов нацеливают себя на работу в сфере, где требуется главным образом физический труд. А это означает, что подавляющее большинство трудовых мигрантов не имеют профессии. Проблема заключается в том, что в Таджикистане миграционный процесс идет хаотично, на самотек, и в целом государством не регулируется.

Таким образом, современные тенденции развития миграционных процессов на территории стран СНГ, приобретающие все более устойчивый, даже неограниченный характер, являются отражением объективно сложившихся связей между явлениями, их причинами и следствиями. При этом миграция населения выступает результатом взаимодействия, как объективных социально-экономических условий, так и индивидуальной реакции людей на эти условия. Механизм, вызывающий миграционное перемещение населения, представляет собой комплексную систему, включающую и объективные «структурные» факторы, и индивидуальные потребности, интересы и устремления «агентов» процесса перемены места жительства. Миграция населения, будучи обусловлена развитием производительных сил и в то же время, являясь одним из факторов их изменения, отражает прочные, существенные взаимосвязи между личностными (субъективными) и вещественными (объективными) элементами производительных сил.

Из вышеизложенного следует, что каждый человек в отдельности и страна в целом в выборе миграционной политики призваны, прежде всего, исходить из возможности работать и зарабатывать в своих собственных странах. Чем больше у них будет таких возможностей, тем менее они будут склонны эмигрировать и допускать эмиграцию. Инструмент миграционной политики, таким образом, призван создать механизм гармонизации международного рынка труда.

Внутренние трудовые миграционные потоки непосредственно связаны с формирующимся рынком труда, уровнем занятости и жизни населения в регионах. При этом внутренняя миграция характеризуется двумя процессами – переселением и временной трудовой миграцией.

Внутренняя миграция в Таджикистане является и причиной, и следствием проблем, свойственных странам с неразвитой экономикой. В условиях неразвитости рыночных институтов и механизмов миграция становится своеобразным индикатором дисбаланса: остроты проблемы занятости и доходов, и неразвитости отношений на рынке труда.

Наиболее мобильным является население Хатлонского региона и Согдийской области во внешний миграции а из горных регионов большой поток приходится в г. Душанбе. Миграция, связанная со сменой места жительства или перемещениями на работу или учебу, наблюдалась в Таджикистане и раньше, и регулировалась в большей степени административными методами.

И сегодня внутренняя миграция значима, но процесс изменился качественно, так как изменились мотивы миграции.

В настоящее время внутренняя миграция в большей степени происходит под воздействием факторов «выталкивания» из-за ограниченности доступа к ресурсам и возможности применения рабочей силы в регионах. Часто мигрируют даже в том случае, когда нет надежной информация об условиях жизни и труда на новом месте. В итоге, это не способствует развитию регионов притяжения рабочей силы и приводит к расширению занятости в неформальном секторе экономики и дефициту рабочей силы в целом ряде сельских районов.

Сегодня мировой финансовый кризис, хотя и опосредованно, но все же реально влияет на внутреннюю миграцию. Во-первых, это влияние связано как с усилением напряженности на рынке труда из-за возвращения внешних мигрантов, так и с давлением на рынок труда определенной части рабочей силы республики, которая вынуждена из-за кризиса остаться и не выезжать на заработки в другие страны, но которая, несомненно, была нацелена на внешнюю трудовую миграцию. Во-вторых, это также связано с сокращением субвенционной поддержки регионов республики из-за снижения налоговых поступлений в бюджет.

В условиях, когда большая часть районов республики получает финансовую поддержку в виде субвенций из республиканского бюджета, актуализируется проблема несвоевременности выплат заработной платы, пенсий и пособий, что становится одним из подталкивающих факторов к внутренней миграции. В этом случае, усиливается нагрузка на рынки труда крупных городов и их социальную инфраструктуру.

В условиях глобализации XXI века незаконная миграция стала одним из главных вызовов современности. При этом незаконная миграция представляет угрозу не только сама по себе. Она тесна связано с такими формами трансграничной преступности как: международный терроризм, торговля оружием, незаконный оборот наркотиков и торговля людьми. С учетом прогнозируемого экономического спада и соответствующего сокращения числа рабочих мест специалисты в области миграции предполагают, что немалая часть легальной трудовой миграции, потеряв работу и объективно не желающая возвращаться в страны своей гражданской принадлежности, может перейти в ряды нелегальной миграции.

Несмотря на многие противоречивые процессы, сегодня внешняя трудовая миграция становится одним из базовых условий возникновения среднего класса в Таджикистане, По оценке экспертов и проведенного нами социологического опроса выясняется, что спрос на иностранную рабочую силу в странах, куда традиционно выезжают таджикские мигранты, а именно в России и Казахстане, сохранится еще в ближайшие 50 лет. Именно поэтому, этот процесс нуждается в широком государственном регулировании и тщательного изучения процессов миграции как внутри так и вне страны.

Список использованной литературы и источников:

1. Демографический ежегодник Республики Таджикистан. – Душанбе: Госкомстат, 2010.

2. Социально-экономическое положение Республики Таджикистан. – Душанбе: Госкомстат, 2010.

3. Статистический ежегодник Республики Таджикистан. – Душанбе: Госкомстат, 2010.

4. Миграционный мост между Центральной Азией и Россией: Материалы международного симпозиума. – Москва: Экономическое образование, 2009.

5. Миграционный мост между Центральной Азией и Россией в условиях экономического кризиса: Материалы Второго международного симпозиума. – Москва: Экономическое образование, 2010.

6. Территориальная организация населения и хозяйства/ Под общ. ред.

В.Г. Глушковой. – М.: КНОРУС, 2005.

7. Рыбаковский Л.Л. Миграции населения между регионами: проблемы методологии и методики анализа.- М.: Экон-информ, 2008.

8. Рязанцев С.В., Хорие Н. Моделирование потоков трудовой миграции из стран Центральной Азии в Россию: Экономико-социологическое исследование. – М.: Научный мир, 2011.

9. Ульмасов Р., Парфенцева О. Миграция и рынок труда России и Таджикистана: Проблемы и перспективы. – Душанбе, 2010.

10. Рыбаковский Л.Л. Практическая демография. – М.: ЦСП, 2005.

ТЕНДЕНЦИИ МИГРАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

АЛТАЙСКОГО КРАЯ СО СТРАНАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

(Исследование проведено в рамках проекта РГНФ №12-13-22007а(р)) Алтайский край относится к числу регионов, в которых миграция в течение длительного времени играет важную роль в формировании состава населения. Демографический и трудовой потенциал края сформировался преимущественно под влиянием нескольких волн переселений XIX-XX вв.

В настоящее время ведущую роль в системе миграционных связей региона играют страны Центральной Азии. Динамика и структура миграционных связей Алтайского края и стран центральноазиатского региона все чаще становятся предметом научного и управленческого анализа в связи с ростом общественного интереса к вопросам регулирования трудовой миграции.

Целью данной статьи является анализ миграционного взаимодействия Алтайского края со странами Центральной Азии в 2003-2011 гг.

С 1992 г. на фоне естественной убыли населения миграция стала единственным источником восполнения демографических потерь Алтайского края.

С 2001 г. Алтайский край имеет отрицательный миграционный прирост, который предопределяет ускорение темпов сокращения численности населения.

Межрегиональная миграция в пределах Российской Федерации способствует оттоку населения из края. Регион несет миграционные потери в обмене со всем федеральными округами России, кроме Дальневосточного.

Межгосударственная миграция частично компенсирует потери, понесенные краем в межрегиональной миграции.

Процессы межгосударственной миграции в 2003–2012 гг. характеризуются миграционным приростом за счет стран СНГ и отрицательным сальдо в обмене с другими зарубежными странами (кроме 2010 г.).

Анализ прибытий в рамках международной миграции показал, что динамика количества прибывших из Центральной Азии определяет изменения масштабов прибытий из-за пределов Российской Федерации в целом (рис.1).

Рис 1. Международная миграция населения Алтайского края в 2003-2011 гг.

Крупнейшим миграционным партнером Алтайского края является Казахстан: его граждане составили 58,4% всех прибывших на территорию региона из-за пределов Российской Федерации в 2003-2011 гг.

На количество выбывших миграционный обмен со странами Центральной Азии влияет в меньшей степени, здесь ведущая роль принадлежит исчерпанию потенциала миграции в страны дальнего зарубежья (рис. 2).

Масштабы миграционного прироста в обмене с центральноазиатским регионом существенно дифференцированы по странам, однако колебания показателей происходили согласованно: наиболее высокие значения зафиксированы в 2005 и 2009 гг. В целом показатели миграционного прироста в обмене со всеми центральноазиатскими странами, кроме Киргизии, в настоящее время снижаются (рис. 3).

В связи с изменением в 2011 году методологии учета мигрантов Росстатом введены в разработку мигранты, зарегистрированные по месту пребывания на срок 9 месяцев и более. Сопоставление общего количества мигрантов и мигрантов, зарегистрированных по месту жительства, дает возможность выявить долю зарегистрированных на срок 9 месяцев и более иностранных граждан и точнее оценить масштабы легальной трудовой миграции (рис.4).

Рис 2. Международная миграция населения Алтайского края в 2003-2011 гг.

Рис. 3. Динамика миграционного прироста Алтайского края в обмене со странами Рис.4. Прибытие из стран Центральной Азии в Алтайский край в 2011 г., человек.

По данным Управления Федеральной миграционной службы по Алтайскому краю, в 2011 г. граждане Узбекистана составили 61,1% легально трудившихся в крае иностранных работников, граждане Таджикистана – 7,9%, Казахстана – 6,8% [2, с. 13].

Таким образом, несмотря на снижение показателей миграционного прироста, страны Центральной Азии играют ведущую роль в миграционных процессах в Алтайском крае, влияя на динамику как прибывших на постоянное место жительства, так и трудовых мигрантов.

1. Миграционные процессы в Алтайском крае 2003–2011.: Стат. сб./ Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Алтайскому краю. – Барнаул, 2012 – 76 с.

2. Аналитический обзор миграционной ситуации и деятельности УФМС России по Алтайскому краю по реализации государственной политики в сфере миграции в Алтайском крае за 12 месяцев 2011 года / Управление Федеральной миграционной службы по Алтайскому краю. – Барнаул, 2012. – 42 с.

ПРОБЛЕМЫ ТАДЖИКСКИХ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Переходный период для каждой постсоветской республике оказался болезненным, но для Республики Таджикистана он был во много раз тяжелее.

Трудовая миграция является неотъемлемой частью переходной экономики Республики Таджикистан. Трудовые ресурсы являются одним из основных форм национального богатства Таджикистана и благодаря их эффективному использованию можно добиться качественному и количественному росту экономики. Миграция компенсирует падение доходов, которое стало важным элементом трансформирующейся таджикской экономики. Для республики Таджикистан, именно трудовая миграция является одним из основных импульсов развития экономики в целом. Одним из причин, вызвавших массовую трудовую миграцию из Таджикистана, определяющей является социально-экономическое положение республики и наиболее важных выталкивающих факторов, способствующих миграции трудовых ресурсов, является разрыв в зарплатах, высокий уровень безработицы, особенно молодежной (30%)16, бедность, развал прежней сферы занятости в результате структурных изменений экономики, социальная стратификация, которая протекает в виде                                                              Статистический ежегодник Республики Таджикистан.2011. Душанбе, Госкомстат РТ, 2011 г поляризации бедных и богатых и безработица. Трудовая миграция выступает стабилизатором ситуации на рынке труда Республики Таджикистан и уменьшает давление на него со стороны такого избыточного притока трудоспособного населения. Благодаря экспорту рабочей силы из Таджикистана, создается от 35 до 45% 17 ВВП республики. Ежегодно таджикские трудовые мигранты отправляют на родину от трех до четырех миллиардов долларов США. Экономическую выгоду от миграции рабочей силы для Таджикистана, можно исчислять, с одной стороны, суммой денежных средств, переводимых мигрантами, а, с другой стороны, направлениями использования этих средств получателями.

Переводимые мигрантами деньги в увеличивают платежеспособность населения, тем самым способствует цепному развитию всей экономики страны. Приток конвертируемой волюты в экономику республики улучшает ее инвестиционный климат, развивает ее банковскую систему, страхует курс национальной валюты и покрывают отрицательный торговый баланс. Теперь вкратце остановимся на некоторых проблемах, с которыми сталкиваются таджикские трудовые мигранты в России. Существует разные причины проблемы таджикских трудовых мигрантов. Одна из негативных сторон эмиграции рабочей силы из Таджикистана – это то, что за границей мигрантам приходится заниматься неквалифицированной работой. Другая трудность, с которой сталкиваются мигранты, незнание иностранных (в частности, русского) языка, своих юридических, социальных прав и обязанностей в странах пребывания, незнание правил и законов проживания в иностранных государствах и необходимость переквалификации. А также, отсутствие регистрации, разрешения на работу, вида на жительство и т.д. В связи с этим, трудовые мигранты из Таджикистана сталкиваются с серьёзными трудностями и проблемами. Зачастую заинтересованные посредники, пользуясь негативной ситуацией, бесправностью и безвыходностью приезжих, их финансовой и правовой несостоятельностью, вовлекают трудовых мигрантов в торговлю людьми, используя их, как бесплатную, по сути рабскую, рабочую силу.

С целью вымогательства и наживы по совершенно надуманным причинам продолжается задержание мигрантов на территории временного проживания.

Их обвиняют в том, что у них фальшивые документы или, что их фамилии не числятся в списке Федеральной миграционной службы РФ. Задержанного мигранта, если он не смог откупиться, доставляют в отделение полиции и насильно заставляют подписывать протокол и «решение» так называемого суда.

Затем мигранта обязывают заплатить штраф и покинуть Россию без права на въезд в течение 5 лет. Мигранты лишены возможности себя защитить. Их часто обманывают работодатели. Гастарбайтеры в отсутствии нормированного рабочего дня месяцами работают только за «чечевичную похлебку». Когда же объект готов, и приходит время платить заработанные мигрантом деньги, работодатель вызывает работников УФМС, и гастарбайтеров выдворяют из страны. То же самое происходит и с теми мигрантами, которые получили                                                              Статистический ежегодник Республики Таджикистан.2011. Душанбе, Госкомстат РТ, 2011 г Олимова С. Боск И. Трудовая миграция из Таджикистана.

травмы или увечье на рабочих местах, или же сбежали из рабства. Работодатели уверены в своей безнаказанности и в том, что все конфликты можно решить, натравив на мигрантов работников миграционной службы.

Официальное трудоустройство таджикских мигрантов является одной из главных их проблем. Известно, что лишь незначительное число трудовых мигрантов, получившие за 18-22 19 тысяч рублей разрешения на работу, на сегодняшний день могут официально устроиться на работу. Работодатели отказываются заключать трудовые соглашения. Работодателям невыгодно официально устраивать на работу даже российских граждан, не говоря уже о трудовых мигрантах. Поэтому необходимо на законодательном уровне устранить имеющиеся узкие места в российской системе оплаты труда.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |
Похожие работы:

«ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ Видовое разнообразие во всем мире Страница 1/8 © 2008 Федеральное министерство экологии, охраны природы и безопасности ядерных установок Модуль биологическое разнообразие преследует цель, показать с помощью рассмотрения естественнонаучных вопросов и проблем, ВИДОВОЕ какую пользу приносит человеку Природа во всем ее многообразии, РАЗНООБРАЗИЕ чему можно у нее поучиться, как можно защитить биологическое ВО ВСЕМ МИРЕ разнообразие и почему стоит его защищать....»

«СЕРИЯ ИЗДАНИЙ ПО БЕЗОПАСНОСТИ № 75-Ш8АО-7 издании по безопасност Ш ернооыльская авария: к1 ДОКЛАД МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ ГРУППЫ ПО ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОЕ АГЕНТСТВО ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ, ВЕНА, 1993 КАТЕГОРИИ ПУБЛИКАЦИЙ СЕРИИ ИЗДАНИЙ МАГАТЭ ПО БЕЗОПАСНОСТИ В соответствии с новой иерархической схемой различные публикации в рамках серии изданий МАГАТЭ по безопасности сгруппированы по следующим категориям: Основы безопасности (обложка серебристого цвета) Основные цели, концепции и...»

«ВЫСОКИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИННОВАЦИИ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ УНИВЕРСИТЕТАХ Том 4 Санкт-Петербург Издательство Политехнического университета 2014 Министерство образования и наук и Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный политехнический университет Координационный совет Учебно- Учебно-методическое объединение вузов методических объединений и Научно- России по университетскому методических советов высшей школы политехническому образованию Ассоциация технических...»

«ГЛАВ НОЕ У ПРАВЛЕНИЕ МЧ С РОССИИ ПО РЕСПУБЛ ИКЕ БАШКОРТОСТАН ФГБОУ В ПО УФ ИМСКИЙ ГОСУДАРСТВ ЕННЫЙ АВ ИАЦИОННЫЙ ТЕХНИЧ ЕСКИЙ У НИВ ЕРСИТЕТ ФИЛИАЛ ЦЕНТР ЛАБ ОРАТОРНОГО АНАЛ ИЗА И ТЕХНИЧ ЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ ПО РБ ОБЩЕСТВ ЕННАЯ ПАЛ АТА РЕСПУБЛ ИКИ Б АШКОРТОСТАН МЕЖДУ НАРОДНЫЙ УЧ ЕБ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ ЦЕНТР ЭКОЛОГИЧ ЕСКАЯ Б ЕЗО ПАСНОСТЬ И ПРЕДУ ПРЕЖДЕНИЕ ЧС НАУЧ НО-МЕТОДИЧ ЕСКИЙ СОВ ЕТ ПО Б ЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬ НОСТИ ПРИВОЛ ЖСКОГО РЕГИОНА МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВ АНИЯ И НАУ КИ РФ III Всероссийская...»

«УДК 622.014.3 Ческидов Владимир Иванович к.т.н. зав. лабораторией открытых горных работ Норри Виктор Карлович с.н.с. Бобыльский Артем Сергеевич м.н.с. Резник Александр Владиславович м.н.с. Институт горного дела им. Н.А. Чинакала СО РАН г. Новосибирск К ВОПРОСУ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОТКРЫТЫХ ГОРНЫХ РАБОТ ON ECOLOGY-SAFE OPEN PIT MINING В условиях неуклонного роста народонаселения с неизбежным увеличением объемов потребления минерально-сырьевых ресурсов вс большую озабоченность мирового...»

«Национальный ботанический сад им. Н.Н. Гришко НАН Украины Отдел акклиматизации плодовых растений Словацкий аграрный университет в Нитре Институт охраны биоразнообразия и биологической безопасности Международная научно-практическая заочная конференция ПЛОДОВЫЕ, ЛЕКАРСТВЕННЫЕ, ТЕХНИЧЕСКИЕ, ДЕКОРАТИВНЫЕ РАСТЕНИЯ: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИНТРОДУКЦИИ, БИОЛОГИИ, СЕЛЕКЦИИ, ТЕХНОЛОГИИ ВОЗДЕЛЫВАНИЯ Памяти выдающегося ученого, академика Н.Ф. Кащенко и 100-летию основания Акклиматизационного сада 4 сентября...»

«План работы XXIV ежегодного Форума Профессионалов индустрии развлечений в г. Сочи (29 сентября - 04 октября 2014 года) 29 сентября с 1200 - Заезд участников Форума в гостиничный комплекс Богатырь Гостиничный комплекс Богатырь - это тематический отель 4*, сочетающий средневековую архитиктуру с новыми технологиями и высоким сервисом. Отель расположен на территории Первого Тематического парка развлечений Сочи Парк. Инфраструктура отеля: конференц-залы, бизнес-центр, SPA-центр, фитнес центр,...»

«Международная стандартная классификация образования MCKO 2011 Международная стандартная классификация образования МСКО 2011 ЮНЕСКО Устав Организации Объединенных Наций по вопросам образования, наук и и культуры (ЮНЕСКО) был принят на Лондонской конференции 20 странами в ноябре 1945 г. и вступил в силу 4 ноября 1946 г. Членами организации в настоящее время являются 195 стран-участниц и 8 ассоциированных членов. Главная задача ЮНЕСКО заключается в том, чтобы содействовать укреплению мира и...»

«Труды преподавателей, поступившие в мае 2014 г. 1. Баранова, М. С. Возможности использования ГИС для мониторинга процесса переформирования берегов Волгоградского водохранилища / М. С. Баранова, Е. С. Филиппова // Проблемы устойчивого развития и эколого-экономической безопасности региона : материалы докладов X Региональной научно-практической конференции, г. Волжский, 28 ноября 2013 г. - Краснодар : Парабеллум, 2014. - С. 64-67. - Библиогр.: с. 67. - 2 табл. 2. Баранова, М. С. Применение...»

«Ежедневные новости ООН • Для обновления сводки новостей, посетите Центр новостей ООН www.un.org/russian/news Ежедневные новости 25 АПРЕЛЯ 2014 ГОДА, ПЯТНИЦА Заголовки дня, пятница Генеральный секретарь ООН призвал 25 апреля - Всемирный день борьбы с малярией международное сообщество продолжать Совет Безопасности ООН решительно осудил поддержку пострадавших в связи с аварией на террористический акт в Алжире ЧАЭС В ООН вновь призвали Беларусь ввести Прокурор МУС начинает предварительное мораторий...»

«РУКОВОДСТВО ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ 61 ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ Видовое разнообразие во всем мире Страница 1/8 © 2008 Федеральное министерство экологии, охраны природы и безопасности ядерных установок Модуль биологическое разнообразие преследует цель, показать с помощью рассмотрения естественнонаучных вопросов и проблем, ВИДОВОЕ какую пользу приносит человеку Природа во всем ее многообразии, РАЗНООБРАЗИЕ чему можно у нее поучиться, как можно защитить биологическое ВО ВСЕМ МИРЕ разнообразие и...»

«Секция Безопасность реакторов и установок ЯТЦ X Международная молодежная научная конференция Полярное сияние 2007 ИССЛЕДОВАНИЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЙ ТЕПЛОНОСИТЕЛЯ НА ВХОДЕ В АКТИВНУЮ ЗОНУ РЕАКТОРА ВВЭР-1000 ПРИ РАЗЛИЧНЫХ РЕЖИМАХ РАБОТЫ ГЦН В КОНТУРАХ ЦИРКУЛЯЦИИ Агеев В.В., Трусов К.А. МГТУ им. Н.Э. Баумана Для обоснования теплогидравлической надежности реакторов ВВЭР-1000, возможности повышения их тепловой мощности необходимо иметь подробную информацию о гидродинамической картине распределения расхода...»

«Международная организация труда Международная организация труда была основана в 1919 году с целью со­ дей­ствия социальной­ справедливости и, следовательно, всеобщему и проч­ ному миру. Ее трехсторонняя структура уникальна среди всех учреждений­ системы Организации Объединенных Наций­: Административный­ совет МОТ включает представителей­ правительств, организаций­ трудящихся и работо­ дателей­. Эти три партнера — активные участники региональных и других орга­ низуемых МОТ встреч, а также...»

«Список публикаций Мельника Анатолия Алексеевича в 2004-2009 гг 16 Мельник А.А. Сотрудничество юных экологов и муниципалов // Исследователь природы Балтики. Выпуск 6-7. - СПб., 2004 - С. 17-18. 17 Мельник А.А. Комплексные экологические исследования школьников в деятельности учреждения дополнительного образования районного уровня // IV Всероссийский научнометодический семинар Экологически ориентированная учебно-исследовательская и практическая деятельность в современном образовании 10-13 ноября...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Алтайский государственный технический университет им. И.И.Ползунова НАУКА И МОЛОДЕЖЬ 3-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых СЕКЦИЯ ТЕХНОЛОГИЯ И ОБОРУДОВАНИЕ ПИШЕВЫХ ПРОИЗВОДСТВ Барнаул – 2006 ББК 784.584(2 Рос 537)638.1 3-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых Наука и молодежь. Секция Технология и оборудование пишевых производств. /...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 9 по 23 апреля 2014 года Казань 2014 1 Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС Руслан. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге 2 Содержание Неизвестный заголовок 3 Неизвестный заголовок Сборник...»

«КУЗБАССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Т.Ф. ГОРБАЧЕВА Администрация Кемеровской области Южно-Сибирское управление РОСТЕХНАДЗОРА Х Международная научно-практическая конференция Безопасность жизнедеятельности предприятий в промышленно развитых регионах Материалы конференции 28-29 ноября 2013 года Кемерово УДК 622.658.345 Безопасность жизнедеятельности предприятий в промышленно развитых регионах: Материалы Х Междунар. науч.практ. конф. Кемерово, 28-29 нояб. 2013 г. / Отв. ред....»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.