WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«Том II Ульяновск - 2013 Материалы международной научно-практической конференции Бактериофаги: Теоретические и практические аспекты применения в медицине, ветеринарии и пищевой ...»

-- [ Страница 4 ] --

Наблюдаемая драматическая картина нарастающей резистентности возбудителей инфекционных болезней человека сложилась в результате совокупного действия нескольких факторов: неадекватного использования антибиотиков - выбора препарата, схемы лечения и/ или дозировки (так, в Канаде и США 50 %, а во Вьетнаме - 70% назначений антибиотиков амбулаторным больным признано неоправданным [3]); использования антибиотиков в пищевом производстве (50 % производимых антибиотиков используется в животноводстве, растеБактериофаги в медицине и ветеринарии ниеводстве и садоводстве); активации эволюционных механизмов у госпитальных сообществ микроорганизмов (мутации, горизонтальный перенос генов, мобильные генетические элементы [11]).

В Российской Федерации, как и во всем мире, происходят процессы эволюционной адаптации возбудителей инфекционных заболеваний к применяемым антибактериальным препаратам, проблема резистентности стоит очень остро [12-14]. В нашей лаборатории проводятся работы по изучению молекулярных механизмов множественной устойчивости у бактериальных патогенов, показана важная роль мобильных генетических элементов в распространении генов эпидемических бета-лактамаз CTX-M типа, а также интегронов - в формировании фенотипов множественной устойчивости у энтеробактерий [15, 16].

Горизонтальному переносу генов (HGT) противостоит специфический механизм защиты генома бактерий от чужеродной информации - система CRISPR (короткие палиндромные повторы, регулярно расположенные группами), препятствующая поглощению клеткой чужеродной ДНК и являющаяся аналогом иммунной системы у высших организмов [17]. Данная система состоит из коротких нуклеотидных последовательностей (спейсеров), имеющих вирусное, плазмидное или хромосомное происхождение, а иммунность обеспечивается благодаря синтезируемым на их основе коротким интерферирующим последовательностям РНК (crRNAs), которые узнают соответствующую последовательность инородной ДНК. CRISPR система играет важную роль в эволюции патогенеза бактерий и влияет на фитнес бактериальных клеток [18]. Показано, что глобальное использование антибиотиков приводит к уменьшению количества CRISPR в бактериальных популяциях, что повышает уровень мобилизации ДНК механизмами HGT, поэтому в популяции бактерий отмечается обратная зависимость между содержанием CRISPR и уровнем множественной устойчивости к антибиотикам [19].

Интересно, что бактериофаги находятся в состоянии ступенчатой взаимной эволюции с бактериями-хозяевами: фаги способны преодолевать CRISPR систему хозяина за счет новых мутаций своего генома в области прото-спейсерного мотива (PAM), а хозяин генерирует новые спейсеры в CRISPR [20].

Возможность передачи генетических детерминант резистентности к антибактериальным препаратам посредством бактериофагов показана в ряде исследований. В эксперименте чувствительный штамм Se Typhimurium. приобретал устойчивость к бета-лактамам и тетрациклину в результате независимой трансдукции фагами, захватывающими из генома устойчивого штамма Se eter серовара Heidelberg гены резистентности bCMY-2, tetA и tetB [21]. Бактериофаг AP-151, выделенный из нозокомиального MDR штамма P. erug, трансдуцировал генетические детерминанты устойчивости к цефалоспоринам и карбапенемам в реципиентный штамм P. erug [22]. Метагеномный анализ вирома мокроты больных кистозным фиброзом на присутствие генов резистентности выявил гены эффлюксных насосов, детерминанты устойчивости к фторхинолонам и бета-лактамам, что позволило авторам выявить резервуар способных к мобилизации генов резистентности, которые могут быстро распространяться среди бактерий в данной специфичной нише [23]. Гены устойчивости к антибактериальным препаратам (bTEM, bCTX-M (clusters 1 and 9) и eA) были обнаружены с помощью количественной ПЦР в ДНК бактериофагов, выделенных от сельскохозяйственных животных (свиней, крупного рогатого скота и птицы), что позволило сделать вывод о том, что бактериофаги являются векторами для горизонтального переноса генов резистентности между бактериальными патогенами животных [24]. Лизогенный перенос ex vv генов устойчивости к эритромицину (efA) и тетрациклину (tet) наблюдали между штаммами стрептококков группы А [25].

Таким образом, явление устойчивости патогенных бактерий к антибактериальным Бактериофаги в медицине и ветеринарии препаратам – природный эволюционный феномен, который невозможно остановить. Поэтому для решения проблемы терапии инфекционных заболеваний могут быть использованы такие подходы как возврат к открытым ранее антибиотикам и отвергнутым по разным причинам (даптомицин, открытый в 1980 г, был выведен на фармацевтический рынок в 2003 г., после подбора используемых в терапии дозировок препарата); комбинация антибиотиков друг с другом или с другими классами лекарств для повышения эффективности (ко-тримоксазол, имипенем с природными добавками); комбинация антибиотиков с ингибиторами механизмов резистентности (ампициллин с клавулановой кислотой; ингибиторы эффлюксных насосов); использование альтернативных (ортогональных) стратегий (вакцинация против возбудителей инфекционных болезней [26]; лечение бактериофагами; использование энхансеров врожденного иммунитера – таких как катионные антимикробные пептиды или бактериоцины [27]); комбинация антибиотиков с бактериофагами (эфффект предсказать трудно, т.к. он зависит от условий воздействия антибиотиком и от скорости мутирования) [28].

Современное состояние проблемы резистентности возбудителей инфекционных болезней говорит о том, что эта проблема не может быть решена усилиями только клинической микробиологии, как это было на заре эры антибиотиков. Она требует концентрации объединенных усилий микробиологов, экологов, специалистов здравоохранения, образования, политических деятелей, сотрудников сельского хозяйства и фармацевтической промышленности.



1. WH Annual Report, 2012. http://www.who.int/gho/publications/ 2. Aminov RI. A brief history of the antibiotic era: lessons learned and challenges for the future. // Front. Microbiol. 2010. – Vol. 1. – P. 134.

3. European Centre for Disease Prevention and Control. Annual Epidemiological Report 2011. / Reporting on 2009 surveillance data and 2010 epidemic intelligence data. Stockholm: ECDC;

2011.

4. Paterson DL, Doi Y. A step closer to extreme drug resistance (XDR) in gram-negative bacilli. // Clin. Infect. Dis. – 2007. – Vol. 45. – No. 9. – P. 1179-1181.

5. Magiorakos A.-P., Srinivasan A., Carey R. B., Carmeli Y., Falagas M.E., Giske C.G., Harbarth S., Hindler J.F., Kahlmeter G., lsson-Liljequist B., Paterson D.L., Rice L.B., Stelling J., Struelens M.J., Vatopoulos A., Weber J.T., Monnet D.L. Multidrug-resistant, extensively drug-resistant and pandrug-resistant bacteria: an international expert proposal for interim standard definitions for acquired resistance. // Clin. Microbiol. Infect. – 2012. – Vol. 18. – P. 268–281.

6. Menne J., Nitschke M., Stingele R., et al. Validation of treatment strategies for enterohaemorrhagic Eherh 104:H4 induced haemolytic uraemic syndrome: case-control study.

// BMJ. – 2012. – Vol. 345. - e4565.

7. Rolain J.M., Parola P., Cornaglia G. New Delhi metallo-beta-lactamase (NDM-1): towards a new pandemia? // Clin. Microbiol. Inf. – 2010. – Vol.16. - N 12. – P. 1699-1701.

8. Wright G.D. Antibiotic resistance in the environment: a link to the clinic? // Curr. pin.

Microbiol. - 2010. – Vol. 13. – P. 589–594.

9. Sommer M..A., Dantas G., Church G.M. Functional Characterization of the Antibiotic Resistance Reservoir in the Human. // Microflora Sci. – 2009. – Vol. 325. – P. 1128-1131.

10. Wright G.D. Q&A: Antibiotic resistance: where does it come from and what can we do about it? // BMC Biol. - 2010 – Vol. 8. - P. 123.

11. Stokes H.W., Gillings M.R. Gene flow, mobile genetic elements and the recruitment of antibiotic resistance genes into Gram-negative pathogens. // FEMS Microbiol. Rev. – 2011. – Vol.

35. – No 5. – P. 790-819.

12. Письмо Роспотребнадзора от 02.10.2007 № 0100/99380732 “О заболеваемости ВБИ в Российской Федерации” // Главная медицинская сестра. - 2007. - № 12. - С. 103–108.

13. Edelstein M., Pimkin M., Palagin I., Edelstein I., and Stratchounski L. Prevalence and Molecular Epidemiology of CTX-M Extended-Spectrum -Lactamase-Producing Eherh and Kebe peue in Russian Hospitals. // Antimicrob Agents Chemoter. – 2003. – Vol. 47.

– P. 3724–3732.

14. Сидоренко С.В., Березин А.Г., Иванов Д.В. Молекулярные механизмы устойчивости грамотрицательных бактерий семейства Eterbteree к цефалоспориновым антибиотикам. // Антибиотики и химиотер. – 2004. – Т. 49. – N 3. – C. 3-13.

15. Фурсова Н.К., Прямчук С.Д., Абаев И.В., Ковалев Ю.Н., Шишкова Н.А., Печерских Э.И., Коробова О.В., Асташкин Е.И., Пачкунов Д.М., Светоч Э.А., Сидоренко С.В. Генетическое окружение генов bCTX-M, локализованных на конъюгативных плазмидах нозокомиальных изолятов Eterbteree, выделенных в России в 2003-2007 гг. // Антибиотики и химиотер.

– 2010. - Т. 55. - № 11-12. – С. 3-10.

16. Fursova N., Pryamchuk S., Kruglov A., Abaev I., Pecherskikh E., Kartsev N., Svetoch E., Dyatlov I. The Novel CTX-M-116 beta-Lactamase Gene Discovered in Prteu rb Is Composed of Parts of the CTX-M-22 and CTX-M-23 Genes. // Antimicrob. Agents Chemother. – 2013.

– Vol. 57. – No. 3. – P. 1552-1555.

17. van der ost J., Jore M.M., Westra E.R., Lundgren M., Brouns S.J. CRISPR-based adaptive and heritable immunity in prokaryotes. // Trends Biochem. Sci. – 2009. – Vol. 34. – No. 8. – P.

401-407.

18. Marraffini L.A. Impact of CRIPSR immunity on the emergence of bacterial pathogens.

// Future Microbiol. – 2010. – Vol. 5. – No. 5. – P. 693-695.

19. Palmer K.L., Gilmore M.S. Multidrug-resistant enterococci lack CRISPR-cas. // MBio.

– 2010. – Vol. 1. – No. 4. pii: e00227-10.

20. Sun C.L., Barrangou R., Thomas B.C., Horvath P., Fremaux C., Banfield J.F. Phage muBanfield tations in response to CRISPR diversification in a bacterial population. // Environ. Microbiol. – 2013.

- Vol. 15. – No 2. – P. 463-470.

21. Zhang Y., LeJeune J.T. Transduction of b(MY-2), tet(A), and tet(B) from Se eter subspecies enterica serovar Heidelberg to S. Typhuru. // Vet. Microbiol. – 2008. – Vol.

129. – No. 3-4. – P. 418-425.

22. Blahov J., Krlikov K, Krcmry V, Jezek P. Low-Frequency transduction of imipenem resistance and high-frequency transduction of ceftazidime and aztreonam resistance by the bacteriophage AP-151 isolated from a Peu erug strain. // J. Chemother. – 2000. – Vol.





12. – No. 6. – P. 482-486.

23. Fancello L., Desnues C., Raoult D., Rolain J.M. Bacteriophages and diffusion of genes encoding antimicrobial resistance in cystic fibrosis sputum microbiota. // J. Antimicrob. Chemother.

– 2011. – Vol. 66. – No. 11. – P. 2448-2454.

24. Colomer-Lluch M., Imamovic L., Jofre J., Muniesa M. Bacteriophages carrying antibiotic resistance genes in fecal waste from cattle, pigs, and poultry. // Antimicrob. Agents. Chemother.

– 2011. – Vol. 55. – No. 10. – P. 4908-4911.

25. Di Luca M.C., DErcole S., Petrelli D., Prenna M., Ripa S., Vitali L.A. Lysogenic transfer of mef(A) and tet() genes carried by Phim46.1 among group A streptococci. // Antimicrob.

Agents Chemother. – 2010. – Vol. 54. – No. 10. – P. 4464-4466.

26. Finch, R. and Hunter, P.A. Antibiotic resistance--action to promote new technologies:

report of an EU Intergovernmental Conference held in Birmingham, UK, 12-13 December 2005. // J Antimicrob Chemother. - 2006. -Spl 1. - i3-i22.

Бактериофаги в медицине и ветеринарии 27. Hassan M., Kjos M., Nes I.F., Diep D.B., Lotfipour F. Natural antimicrobial peptides from bacteria: characteristics and potential applications to fight against antibiotic resistance. // The Authors Journal of Applied Microbiology. - 2012. – Vol. 113. – No. 4. – P. 723-736.

28. Escobar-Pramo P, Gougat-Barbera C, Hochberg ME. Evolutionary dynamics of separate and combined exposure of Pseudomonas fluorescens SBW25 to antibiotics and bacteriophage. // Evol Appl. 2012 Sep;5(6):583-

ANTIBACTERIAL RESISTANS OF THE BACTERIAL PATHOGENS:

EVOLUTION MECHANISMS AND CLINICAL IMPORTANCE

Fursova N.K., Kartsev N.N., Ivashov S.V., Svetoch E.A.

Key words: tbter rete, hrzt gee trfer, evut f the rete The tuy preet the revew f the pubt the experet t erg prevee f the tbter rete g hu bter pthge, evut f ther eur eh, prte f the phee. Ipt f bterphge t the pre f hrzt gee trfer betwee bter ue.

УДК 619:616.98:579.842.

ИЗУЧЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ БАКТЕРИОФАГОВ

ДЛЯ ОБРАБОТКИ ПТИЦЫ ЗАРАЖЕННОЙ САЛЬМОНЕЛЛЕЗОМ

Храмов М. В.*, кандидат медицинских наук, Костенко Ю. Г.**, доктор ветеринарных наук, профессор, Воложанцев Н.В., кандидат биологических наук, Перелыгин В.В., кандидат биологических наук, Веревкин В.Н., кандидат биологических наук, Светоч Э.А. доктор ветеринарных наук, профессор *ФБУН «ГНЦ прикладной микробиологии и биотехнологии»

Ключевые слова: Сальмонеллез, бактериофаги, мясо птицы, фаговый препарат Работа посвящена проблеме пищевого сальмонеллеза и деконтаминации мяса птицы от сальмонелл.

Сальмонеллез является одной из опасных инфекций пищевого происхождения и широко распространен практически во всех регионах земного шара. [1,2] Ежегодно 1,4 млн человек заболевает сальмонеллезом в США, регистрируется и подтверждается порядка случаев заражения, а умирает 380-400 человек в год. [2] В России согласно официально опубликованным данным, в 2009 г. заболеваемость сальмонеллезом составила 35,2 человека на 100 тыс. населения. В частности, в Кемеровской области в 2010 г. этот показатель был намного выше - 67,2 человека на 100 тысяч населения.

[3].

Экономический ущерб от сальмонеллеза среди людей весьма значителен. По некоторым расчетам, в США общие расходы на борьбу с данным заболеванием ежегодно составляют порядка 3 млрд. долларов.

Связь между домашней (и промышленного производства) птицей и сальмонеллезом имеет длительную историю. Более 50 лет назад, пуллороз и птичий тиф были основной причиной падежа домашней птицы (кур и индеек), что сдерживало развитие птицеводства. [4].

Впоследствии возникла другая проблема, связанная с увеличением выделения из продуктов и мяса домашней птицы неспецифичных к ней сероваров сальмонелл, которые вызвали заболевание человека.

В Израиле, где количество сальмонеллеза человека резко снизилось с 1995, (особенно вызываемого Etert и Typhuru), появился новый клон S. Ift, который выделятся от человека и птицы. [1] Люди заболевают в основном при употреблении пищевых продуктов. Согласно последним данным, в 2009 г. в странах Европы причиной заболеваний людей были в основном одни и те же сероварианты сальмонелл: S. enteritidis, S. typhimurium, S. virchov, S. Infantis. [2].

В России при заболевании сальмонеллезом доминировал серовариант S. enteritidis, но в последние годы появились сведения о возрастающей роли сальмонелл группы D, в частности, S. infantis. В Кемеровской области в 2010 г. основным возбудителем сальмонеллеза у Таблица 1 - Выявление сальмонелл в охлажденном мясе и фарше (пробы образцов из торговой сети Германии) Объекты исследований Таблица 2 - Выявление сальмонелл в мясной продукции РФ в 2010-2011 гг.

Наименование продукции Количество исследований Выявлено сальмонелл, % Полуфабрикаты мясные бескостные Таблица 3 - Выявление сальмонелл в мясе птицы в 2010-2011 гг.

Регионы взятия проб Кол-во исследований Выявлено сальмонелл, % Россия Москва, Сергиев-Посад, Дубна, Тула, Тверь, Рязань, Владимир С.-Петербург, Тихвин, Псков, Новгород Бактериофаги в медицине и ветеринарии людей была S. enteritidis, на которую пришлось 95,7% общей заболеваемости. [3]. Результаты исследований по выявлению сальмонелл в мясе и мясных продуктах, проведенных в некоторых странах, представлены в таблицах 1, 2 и 3. [5, 6, 7,8].

В мясе птицы сальмонеллы выявляются значительно чаще по сравнению с «красным»

мясом. В таблице 3. представлены результаты исследований мяса птицы на наличие сальмонелл в ряде стран и разных регионах России.

Исходя из потребительских качеств пищевой продукции сальмонеллез представляет большую опасность для здоровья населения. При этом необходимо иметь достоверные сведения об устойчивости возбудителя к воздействию факторов внешней среды в процессе изготовления и хранения мясной продукции. Существуют различные профилактические и контрольные меры в отношении сальмонеллезной инфекции однако ощущается явный дефицит информации об их эффективности, особенно в сфере здравоохранения. (15, 70, 133, 134). Так в замороженном мясе сальмонеллы сохраняют свою жизнеспособность месяцами, и только через 3-4 месяца хранения при -18 -20°С их количество начинает интенсивно снижаться, однако полной потери жизнеспособности не отмечается даже через 12 месяцев хранения. [9, 10].

Ионизирующее облучение дозой до 10 кГр подавляет рост сальмонелл, не изменяя качество продукта. Ультрафиолетовые лучи действуют бактерицидно в пределах длины волны от до 313 нм, вызывая фотохимические изменения внутриклеточных структур бактерий. Бактерицидный эффект постоянного УФ-облучения с интенсивностью потока 0,0159 Вт/см2 при длине волны 254 нм и расстоянии 30-40 см от облучателя по отношению к сальмонеллам, содержащимся на гладкой поверхности, достигается при экспозиции 20-25 мин (19,00-23,85 Вт с/см2). [9].

Требованиями ИСО 6579:2002 (ГОСТ Р 52814), СанПин 2.3.2 1078-01 не допускается наличие сальмонелл в 25 г мяса и других видов мясного сырья (в том числе мяса птицы и мяса механической обвалки), а также прочей мясной продукции.

B настоящее время, в связи со значительной частотой выявления сальмонелл в мясе, возникает острая необходимость разработки современных методов, обеспечивающих резкое снижение опасности заражения мясного сырья и изготовленной из него продукции.

В середине прошлого века в мире было широко распространено применение кормовых антибиотиков для снижения риска заболеваний животных и птицы, в том числе и сальмонеллезом, однако в настоящее время их использование запрещено. Широкое применение в процессе переработки мяса, особенно тушек птицы для деконтаминации в отношении сальмонелл, нашли различные химические средства. Например, хлорирование воды, используемой для промывания и охлаждения тушек. С января 2010 г. в России (а в ряде европейских стран еще раньше) было запрещено использование хлора для этих целей.

Несмотря на то, что в мировой практике для обработки поверхности мяса животных и особенно тушек птицы используется множество антимикробных препаратов, в том числе на основе органических кислот, уровень выявления сальмонелл в мясном сырье остается высоким даже в развитых странах. Такое положение указывает на то, что даже при соблюдении на предприятиях санитарно-гигиенических требований обработка поверхности тушек птицы в процессе переработки является малоэффективной и необходимы новые подходы к решению этой проблемы.

Так, в Дании уже около 10 лет реализуется комплексная программа, охватывающая все аспекты производства мяса птицы, начиная с контроля яйца при закладке в инкубатор, выращивания и откорма птицы и завершая ее переработкой. Реализация мероприятий, предусмотренных программой, позволила за 10 лет снизить выявление сальмонелл с 12 до l%.[8].

Имеются и другие, менее затратные, пути решения проблемы сальмонеллеза, одним из которых, по-нашему мнению, является использование бактериофагов.

Поисковые исследования, проведенные в ФБУН ГНЦ ПМБ Роспотребнадзора, по изучению возможности применения бактериофагов для обработки птицы перед ее отправкой на перерабатывающее предприятие показали эффективность и перспективность такого подхода.

В ФБУН ГНЦ ПМБ созданы лабораторные образцы композиций сальмонеллезных бактериофагов и рецептурные формы препаратов на их основе, которые являются активными против Salmonella Etert.

В состав препаратов включены литические для S. Etert бактериофаги, выделенные из образцов сточных вод и фекальных масс птицефабрик. Препараты бактериофагов не токсичны для лабораторных животных, что проверено путем подкожного и внутрибрюшинного введения их беспородным белым мышам и цыплятам.

Разработан рецептурный состав препарата бактериофагов для применения в производстве цыплят бройлеров, предполагающий высокий уровень сохранения биологических свойств бактериофагов на стадиях приготовления препарата, а также в процессе его хранения и применения. Рецептурная форма препарата состоит из частиц стандартного коммерческого комбикорма, которые содержат на своей поверхности инкапсулированные в полимерной матрице бактериофаги.

Эффективность фагового препарата была продемонстрирована на модели экспериментального сальмонеллеза у бройлерных цыплят. В экспериментах использовали две группы суточных цыплят по 30 голов в каждой. Одна группа – экспериментальная: цыплята имели свободный доступ к кормовым гранулам, содержащим 2108 бляшко-образующих единиц (БОЕ) на 1 г, в течение 25 дней, начиная с первого дня жизни. Вторая группа – контрольная: цыплята получали обычный корм, не содержащий бактериофаги. На 2-е сутки цыплят обоих групп заражали культурой штамма S.Enteritidis (6,9107 КОЕ, per os через специальную иглу-канюлю).

За цыплятами наблюдали в течение 25 суток.

Таблица 4 - Эффективность комплексного фагового препарата в составе корма при кспериментальной сальмонеллезной инфекции у бройлерных цыплят.

1. Опыт (фаговый препарат в теченте 25 дней) Из данных, представленных в табл. 4, следует, что в контрольной группе цыплят, не получавших фаговый препарат, инфицированность сальмонеллами составляет 96,7 % (у из 30 цыплят из внутренних органов выделяется культура S.Etert). В то же время, в экспериментальной группе цыплят, получавших комплексный фаговый препарат в составе корма, культура S.Etert выделена только у двух особей. В этом случае процент инфицирования сальмонеллезом составляет 6,7 %. Полученные результаты свидетельствуют об эффективном действии комплексного фагового препарата в составе корма для элиминации Se Etert у цыплят.

Таким образом, композиция нетоксичных, литических бактериофагов активных проБактериофаги в медицине и ветеринарии тив сальмонелл серотипа Enteritidis, используемая в качестве кормовой добавки, может быть эффективным средством для борьбы с носительством Se Etert у промышленной птицы.

1. Anon. 2009. Se Infantis – Israel: relative increased morbidity. Israel Ministry of Health, Department of Epidemiology circular, January 2009 (in Hebrew). English translation and edited at www.promedmail.org Archive Number 20090310. 2. WH Global Foodborne Infections Network Country Datbank – A resource to link Houman and non-houman sources of Salmonella. Reference: Vleira AR et all 2009, ISVEE Conference, Durban, Sout Africa.

3. Обеспечение биологической безопасности пищевых продуктов, острые кишечные инфекции. Государственный доклад «О санитарно-эпидемиологической обстановке в Российской Федерации в 2009 году», с. 138-145, 153-155, 309-313, 18. rospotrebnadzor.ru, 2010 г.

4. Poppe, C. 2000. Se infections in the domestic fowl. pp. 107 – 132. In C. Wray and A. Wray (eds). Se in Domestic Animals. CABI Publishing, Wallingford, xford, U.K.

5. Schmidt U. Vorkomen und Verhalten von Salmonellen in Hackfleisch von Schwein.

Fleischwirtschaft, 1988, 68 (1), s. 43-46.

6. Джеймс М. Джей, Мартин Дж., Лёсснер, Дэвид А. Гольден. Современная пищевая микробиология. М., Бином. Лаборатория знаний, 2011, с. 481.

7. Pointon A. Свод правил по гигиене мяса и мясной продукции. Доклад на международном семинаре. М., ГНУ ВНИИМП им. В. М. Горбатова, 2011 г.

8. Walid Alaliю Распространение сальмонелл в мясе птицы в странах открытого рынка.

Международная научно-практическая конференция «Балтийский форум ветеринарной медицины 2011», Санкт-Петербург, 2011 г.

9. Bolder, N.M. 2007. Microbial challenges of poultry meat production. Wr’ Put. S.

J. 63:401-422.

10. FA/WH (Food and Agriculture rganization of the United Nations / World Health rganization). 2009. Se and pybter in chicken meat. Meeting Report. Microbiological Risk Assessment Series 19. http://www.who.int/foodsafety/publications/micro/mra19/en/index.

html 11. NACMCF (National Advisory Committee on Microbiological Criteria for Foods). 1997.

Generic HACCP application in broiler slaughter and processing. J. F Prt. 60:579-604.

12. National Chicken Council. 1992. Good Manufacturing Practices. Fresh Broiler Products. NCC, Washington, DC.

13. Костенко Ю. Г., Бутко М. П., Ковбаенко В. М., Выпегжанин А. Ф. с соавт. Руководство по ветеринарно-санитарной экспертизе и гигиене производства мяса и мясных продуктов.

М., 1994, РИФ «Антика», 607 с.

14. Костенко Ю. Г., Батаева Д. С., Краснова М. А., Храмов М.В. Проблема сальмонеллеза при производстве мясной продукции и пути ее решения. Все о мясе, 2011, № 5, с. 50- Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности UD 577.

BACTERIOPHAGE TRANSDUCTION OF MOBILE GENETIC ELEMENTS

IN METHICILLIN-RESISTANT STAPHYLOCOCCUS AUREUS

Doskar J., Doctor of Molecular Biology and Genetics, Professor Masaryk University, Brno, Czech Republic, doskar@sci.muni.cz Varga M., Doctor of Molecular Biology and Genetics Masaryk University, Brno, Czech Republic, m.varga@mail.muni.cz Maslanova I., Doctor of Molecular and Cell Biology Masaryk University, Brno, Czech Republic, maslanova@mail.muni.cz Pantucek R., Doctor of Molecular and Cell Biology, Associate Professor Masaryk University, Brno, Czech Republic, pantucek@sci.muni.cz IMUNA s.r.o., Praha, Czech Republic, mosa@imuna.cz Key words: bterphge, trut, hrzt gee trfer, MRSA, be geet eeet, tbt rete, ygey.

Th reerh w e t hrterzg trut f be geet eeet ethrett tr f Stphyu ureu. I th wrk t h bee prve tht bterphge effiety trferre tbt rete vruee gee betwee S. ureu tr.

Furtherre, uefu trut w perfre ug prphge f yge brtry Itroducto. Stphyu ureu is an important bacterial pathogen constituting a serious problem for human health. ne of the most noticeable features of this species is the rapid evolution leading to substantial strain variability and appearance of novel and dangerous antibioticresistant clones [1]. This evolution is pushed forward by horizontal transfer of mobile genetic elements (MGE), such as plasmids, transposons, cassette chromosomes, pathogenicity islands and genomic islands, carrying antibiotic resistance genes and virulence factors, which provide the host bacterium with a selective advantage. The most common mechanism of horizontal gene transfer in S. ureu is apparently transduction, because there is a little evidence that transformation occurs and conjugative plasmids or transposons are not widespread in S. ureu [2]. Many transduction experiments have been conducted intending to prove the mobility of variable genetic elements with genes coding for antibiotic resistance or toxins [3, 4, 5]. Ability of bacteriophages to transduce plasmid-borne and chromosomal genes has been well documented in most staphylococcal bacteriophages of serological group B, such as 11, 80 and 80 [6, 7]. An important role in transferring MGE play also prophages.

As the majority of clinical S. ureu strains harbour one or more prophages [8], efficient transduction Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности can follow after prophage induction from the host strain, which was recently demonstrated in S.

ureu USA300 clone [9].

Materals ad Methods. Five clinical S. ureu strains (Jevons B, 07/759, 08/019, 08/ and 08/986) were chosen as donors of plasmids (4.4kb pT181 tetracycline resistance plasmid and 28kb penicillinase plasmid of Jevons B strain, 27kb pUSA300-HUMR-like penicillinase plasmids of 08/019, 08/629, and 08/986 strains and 31kb pUSA300-HUMR-like penicillinase plasmid of 07/759 strain). For transduction purposes with induced phage lysate, the lysogen 07/759 (JB+) was constructed by inserting JB into its chromosome as previously reported [10]. Three laboratory strains SA113, NCTC 8325-4, and RN4220 and two clinical strains 07/235 and 07/759 were used as recipients. Clinical genome-sequenced strain CL was used for propagation of transducing bacteriophages followed by detection and quantification of MGE in phage particles. Induction of prophages by UV light and transduction experiments were performed as described previously [9].

The plasmid DNA from donors and transductants was isolated using the High Pure Plasmid Isolation Kit (Roche Diagnostics, Mannheim, Germany) according to the manufacturers protocol with following modifications of cell lysis. Eight ml of overnight culture was washed twice in phosphate buffered saline and resuspended in 235 µl of Suspension Buffer with RNase A + 15 µl of lysostaphin (Dr. Petry Genmedics, Reutlingen, Germany) (0.5 mg/ml). Then, it was left incubating at 37 °C for 15 min. After the treatment, 250 µl of lysis buffer was added.

Bacteriophage integrase types and morphogenesis gene types corresponding to serological groups of prophages in the chromosomes of the strains were identified by multiplex PCR assay as previously reported [11].

Detection and quantification of different MGE types directly inside phage particles was performed by quantitative real-time PCR (qPCR) as described previously [12].

Results ad Dscusso. For the transduction experiments, well-characterized methicillinresistant S. ureu strains containing different types of plasmids were used as donors for transferring these plasmids to recipient strains.

Preliminary experiments resulted in successful transfer of 4.4kb pT181 tetracycline resistance plasmid and 28kb penicillinase plasmid from methicillin-resistant donor Jevons B to laboratory recipient strains SA113, NCTC 8325-4 and RN4220. The transfer was mediated by prophage JB induced by UV light from the chromosome of Jevons B strain to titre of 109 PFU/ml without the need of further propagation.

Afterwards, we focused on transferring the penicillinase and tetracycline resistance plasmids by bacteriophages 80 and JB between clinical isolates belonging to the USA300 clone. Phages were propagated on four donor strains 07/759, 08/019, 08/629, 08/986 possessing 27kb (31kb in case of 07/759) pUSA300-HUMR-like penicillinase plasmids, which were successfully transferred to clinical recipient strain 07/235. As none of the USA300 donors naturally contain any tetracycline resistance plasmid, the pT181 plasmid was transduced from the Jevons B strain by means of 80 to the strain 08/019. Subsequently, transductions of pT181 from such prepared strain were performed using 80 and JB into other strains of the USA300 clone.

In further experiments, 31kb penicillinase plasmid of lysogen 07/759 (JB+) was transferred into the strain 07/235 by prophage JB. Another donor strain used was the lysogenic transductant 07/235, pUSA300-HUMR-like (80+) containing the 80 prophage and 27 kb penicillinase plasmid of the 08/986 strain. The UV-induced 80 successfully transduced the plasmid into RN strain. This shows that if the transductant is lysogenized, the plasmid can be very effectively mobilized.

The transductants obtained were tested for the presence of transferred plasmid and their genetic background was characterized in detail. In all experiments, high transduction frequencies Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности (10–5–10–6 CFU/PFU) were observed (Table 1) using phages propagated on donor strains as well as prophages induced from donors by UV light.

QPCR was employed to detect penicillinase plasmids in transducing phage particles and determine the ratio of transducing particles in phage lysates to infectious phage particles (determined as approximately 1 : 1700).

Further, phages 11, 80, 80 and 81 were propagated on S. ureu CL strain and afterwards different types of MGE were detected inside their capsids using qPCR. These were parts of SCCe (eA and rA1 genes), parts of SaPIs (Sa1t and eb genes), parts of genomic islands (et5 and ukD-ukE genes) and genes fB, pA and u localized on bacterial chromosome. Total amount of bacterial DNA in phage capsids quantified by qPCR was described as log10 of mean gene copies per 1 ng phage DNA and frequencies of phage transducing particles carrying the targeted genes were finally calculated.

Table 1. - Trasducto frequeces obtaed wth hages roagated o door stras (f80a) as well as rohages duced fro doors by UV lght (fJB).

08/019, 08/019, Cocluso. The outstanding transduction abilities of serological group B phages 80 and JB have been proved by aforementioned experiments. Moreover, the efficient transfer of antibiotic resistance plasmids within methicillin-resistant S. ureu USA300 clone shows that such plasmids can be easily disseminated in bacterial populations by transducing bacteriophages. In addition to plasmids, also other types of MGE were detected inside transducing phage particles using qPCR, such as SCCe, SaPIs and genomic islands. These findings indicate that bacteriophages play an important role in spreading the virulence and resistance determinants among bacterial strains and contribute to their evolution.

Ackowledgeet. Supported by the Technology Agency of the Czech Republic Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности (TA01010405), by the Program TIP of MP of the Czech Republic (FR-TI4/417) and by the Internal Grant Agency (IGA) of the Ministry of Health of the Czech Republic (NT/12395-5/2011).

References

1. Harris S.R., Feil E.J., Holden M.T., Quail M.A., Nickerson E.K., Chantratita N., et.

Evolution of MRSA during hospital transmission and intercontinental spread. // Science. – Vol. 327.

–2010.– P. 469–474.

2. Lindsay J.A. S. ureu evolution: lineages and mobile genetic elements. // Stphyu Molecular Genetics (Lindsay J.A., ed) – Caister Academic Press, Norfolk –2008.– P. 45–69.

3. Cohen S. and Sweeney H.M. Transduction of methicillin resistance in Stphyu ureu dependent on an unusual specificity of the recipient strain. // J. Bacteriol. – Vol. 104. –1970.– P. 1158–1167.

4. Nakaminami H., Noguchi N., Nishijima S., Kurokawa I., So H. and Sasatsu M. Transduction of the plasmid encoding antiseptic resistance gene qacB in Stphyu ureu. // Biol. Pharm.

Bull. – Vol. 30. –2007.– P. 1412–1415.

5. Chen J. and Novick R.P. Phage-mediated intergeneric transfer of toxin genes. // Science.

– Vol. 323. –2009.– P. 139–141.

6. Dowell C.E. and Rosenblum E.D. Serology and transduction in staphylococcal phage. // J. Bacteriol. – Vol. 84. –1962.– P. 1071–1075.

7. Novick R. Properties of a cryptic high-frequency transducing phage in Stphyu ureu. // Virology. – Vol. 33. –1967.– P. 155–166.

8. Goerke C., Pantucek R., Holtfreter S., Schulte B., Zink M., Grumann D., Broker B.M., Doskar J. and Wolz C. Diversity of prophages in dominant Stphyu ureu clonal lineages. // J. Bacteriol. – Vol. 191. –2009.– P. 3462–3468.

9. Varga M., Kuntova L., Pantucek R., Maslanova I., Ruzickova V. and Doskar J. Efficient transfer of antibiotic resistance plasmids by transduction within methicillin-resistant Stphyu ureu USA300 clone. // FEMS. Microbiol. Lett. – Vol. 332. –2012.– P. 146–152.

10. Borecka P., Rosypal S., Pantucek R. and Doskar J. Localization of prophages of serological group B and F on restriction fragments defined in the restriction map of Stphyu ureu NCTC 8325. // FEMS. Microbiol. Lett. – Vol. 143. –1996.– P. 203–210.

11. Kahankova J., Pantucek R., Goerke C., Ruzickova V., Holochova P. and Doskar J.

Multilocus PCR typing strategy for differentiation of Stphyu ureu siphoviruses reflecting their modular genome structure. // Environ. Microbiol. – Vol. 12. –2010.– P. 2527–2538.

12. Maslanova I., Doskar J., Varga M., Kuntova L., Muzik J., Maluskova D., Ruzickova V.

and Pantucek R. Bacteriophages of Stphyu ureu efficiently package various bacterial genes and mobile genetic elements including SCCe with different frequencies. // Environ. Microbiol.

Reports. – Vol. 5. –2013.– P. 66–73. doi: 10.1111/j.1758-2229.2012.00378.x.

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности UD 577.

COMPARISON OF IN VITRO LYTIC ACTIVITIES OF THREE

BACTERIOPHAGE PREPARATIONS STAFAL®, STAPHYLON®

AND PYOBACTERIOPHAGUM LIQUIDUM AGAINST METHICILLIN

RESISTANT STAPHYLOCOCCUS AUREUS

Pantucek R., Doctor of Molecular Biology, Associate Professor Masaryk University, Brno, Czech Republic, pantucek@sci.muni.cz Petras P., Doctor of Chemistry National Institute of Public Health, Praha, Czech Republic, petrasi@szu.cz Doskar J., Doctor of Molecular Biology, Professor Masaryk University, Brno, Czech Republic, doskar@sci.muni.cz Ruzickova V., Doctor of Microbiology, Associate Professor Masaryk University, Brno, Czech Republic, vladkar@sci.muni.cz IMUNA s.r.o., Praha, Czech Republic, josef.bostik@sevapharma.cz IMUNA s.r.o., Praha, Czech Republic, mosa@imuna.cz Key words: Stphyu ureu, MRSA, bterphge therpy, Myvre, utu equee typg, phge typg, STAFAL®.

I th wrk we urze the reut f vtr ueptbty tetg f eth-rett S. ureu tr t bterphge preprt STAFAL® pre wth tr ueptbte t Py Bterphgu quu, Itet Bterphgu quu STAPHYLN® prue by Ev Bprepret Ev Phge Gerg.

Itroducto. Stphyu ureu is one of the most common gram-positive opportunistic pathogens in humans causing from minor skin to severe systemic infections. The newly acquired genes responsible for virulence and resistance to antibiotics are rapidly disseminated in the staphylococcal population and multiple-resistant S. ureu strains represent a significant medical problem. Bacteriophages with a broad host range are suitable for fighting these pathogenic bacteria as an alternative to antibiotic therapy.

STAFAL® is an antistaphylococcal phage lysate for topical application, containing highly effective virulent phage particles of Twortlikevirus genus of family Myvre [1] with a strong and rapid lytic and polyvalent effect produced under GMP by IMUNA s.r.o. in the Czech Republic. The preparation is standardized in its efficacy according to the concentration not less than 1 x 107 of specific phage particles per 1.0 ml. STAFAL® is designed exclusively for topical application in infections caused by staphylococcal strains. It can be used both in human as well as in veterinary medicine in all forms of staphylococcal infections. It is used for the destruction of staphylococcal cells in the site of progressing infection. The preparation is administered mainly for the elimination of causative agents of staphylococcal infection in the foci of infections (e.g. purulent processes of the skin, subcutis and in skin adnex) as well as in potential reservoirs (particularly in nasopharinx, intestinal and urinary tract). STAFAL® presents a significant therapeutical agent in the complex treatment of chronic form of staphylococcal infections (purulent affections, abcesses, fistulae, infections affecting deeply located soft tissues). STAFAL® is also an important part of preventive measures in pre-operation preparation with the aim of preventing the occurrence of superponed pyogenic complications after operation interventions.

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности Materals ad Methods. Set of 120 MRSA strains was collected from hospital microbiology departments of the Czech Republic in 1999 – 2011. The MRSA strains were classified by MLST [2], spa typing [3] and SCCe typing [4] to 50 different genotypes. In addition to the commercial bacteriophage preparations, following polyvalent bacteriophages were used for susceptibility testing (their propagating strains are bracketed): K (S. ureu RN4220) [5], 812 (S. ureu CCM 4028) [6], 131 (S. ureu SA 6409) [7], U16 (S. eper V505) [8] and SK311 (S. ru TM 300) [9].

Individual phage lysates were adjusted to the titer 2-3 x 107 PFU ml-1. For estimating the susceptibility of staphylococcal strains to the phages under study, the spot test on nutrient agar plates containing calcium chloride was used. The strain tested was considered to be susceptible to a given phage if confluent or semiconfluent lysis and/or plaques were observed in the spot area, and resistant if no lysis in the spot area (no zone) was detected. If a phage tested formed a turbid spot area (turbid zone), the test was repeated three times. If at least one of these repeated tests gave confluent or semiconfluent lysis in the spot area, the tested strain was considered to be susceptible to the given phage or phage mixture.

Results ad Dscusso. The estimated susceptibilities of the 120 MRSA strains to bacteriophage medications and individual phages are given in Table 1. Twelve strains were completely resistant to both the preparation and all the phages tested. These resistant strains fell to sequence types ST 45, ST 80 and ST 239 whereas the susceptible strains belonged to ST 1, ST 5, ST 8, ST 20, ST 22, ST 30, ST 36, ST 111, ST 225, ST 228 and ST 247. STAFAL® exhibited vtr about 10% broader host-range than Pyo-Bacteriophagum liquidum or Intesti- Bacteriophagum liquidum. Interestingly STAPHYLN® had very limited host-range and only MRSA isolates belonging to Brazilian MRSA clone (ST239/spa-type t030/SCCe III) were susceptible to this medication. n the other hand this MRSA clone was resistant to STAFAL® and Pyo-Bacteriophagum liquidum.

Table 1. - Per cet of MRSA stras (=120) whch are suscetble to hage rearatos ad referece hages.

INTESTI

FAL® RIPHAGUM

Per cent of sus- ceptible strains Different restriction-modification systems in the strains of distinct ST types indicate that the insensitivity of particular strains could be caused by restriction of phage DNA. Nevertheless, in the set of strains belonging to ST 5 and ST 8 that are generally susceptible to polyvalent phages, some isolates exhibited resistance to all polyvalent phages tested. In these cases, the insensitivity may be caused by a prophage which interferes with reproduction of polyvalent phages. This phenomenon was observed after laboratory lysogenization of some strains with temperate phages of the serogroup B.

Cocluso. Ninety per cent of MRSA strains tested were susceptible to at least one preparation or polyvalent phages. Broad host-range of the preparation STAFAL® (83%) indicates that its use for treatment of MRSA infections seems promising however, the clinical efficacy must be further proved. MRSA strains resistant to all Myvre phages tested belonged to ST 45, ST and ST 239.

Ackowledgeet. Supported by the Technology Agency of the Czech Republic (TA01010405), by the Program TIP of MP of the Czech Republic (FR-TI4/417) and by the Internal Grant Agency (IGA) of the Ministry of Health of the Czech Republic (NT/12395-5/2011).

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности

References

1. Klumpp J., Lavigne R., Loessner M.J., Ackermann H.W. The SP1-related bacteriophagrelated es. // Arch. Virol. – Vol. 155. – 2010. – P. 1547–1561.

2. Enright M.C., Day N.P., Davies C.E., Peacock S.J., Spratt B.G. Multilocus sequence typing for characterization of methicillin-resistant and methicillin-susceptible clones of Stphyu ureu. // J. Clin. Microbiol. – Vol. 38. –2000. – P. 1008–1015.

3. Shopsin B., Gomez M., Montgomery S.., Smith D.H., Waddington M., Dodge D.E., Bost D.A., Riehman M., Naidich S., Kreiswirth B.N. Evaluation of protein A gene polymorphic region DNA sequencing for typing of Stphyu ureu strains. // J. Clin. Microbiol. – Vol. 37.

– 1999. – P. 3559–3563.

4. Milheirio C., liveira D.C., de Lencastre H. Update to the multiplex PCR strategy for assignment of mec element types in Stphyu ureu. // Antimicrob. Agents Chemother. – Vol.

51. – 2007. – P. 3374–7337.

5. Flaherty S., Coffey A., Edwards R., Meaney W., Fitzgerald G.F., Ross R.P. Genome of staphylococcal phage K: a new lineage of Myvre infecting gram-positive bacteria with a low G+C content. // J. Bacteriol. – Vol. 186. – 2004. – P. 2862–2871.

6. Pantucek R., Rosypalova A., Doskar J., Kailerova J., Ruzickova V., Borecka P., Snopkova S., Horvath R., Gtz F., Rosypal S. The polyvalent staphylococcal phage phi 812: its host-range mutants and related phages. // Virology – Vol. 246. – 1998. – P. 241–252.

7. Pulverer G., Pillich J., Kocur M. Two new bacteriophages active against pathogenic staphylococci. // Zentralbl. Bakteriol. Parasit. Infekt. Hyg. I. rig. – Vol. 201– 1966. – P. 321-325.

8. Schumacher-Perdreau F., Pulverer G., Schleifer K.H. The phage adsorption test: a simple method for differentiation between staphylococci and micrococci. // J. Infect. Dis. – Vol. 138. – 1978.

– P. 392-395.

9. Gtz F., Popp F., Schleifer K.H. Isolation and characterization of a virulent bacteriophage from Stphyu ru. // FEMS Microbiol. Lett. – Vol. 23. – 1984. – P. 303-307.

УДК 578.81:579.

СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЙ ПРОДУКТ ПИТАНИЯ «ФУДФАГ»

В ПРОФИЛАКТИКЕ ПИЩЕВЫХ ИНФЕКЦИЙ

Алешкин А.В.*, доктор биологических наук,, (495)452-18-16, ava@gabri.ru Воложанцев Н.В.**, кандидат биологических наук, nikvol@obolensk.org Светоч Э.А.**, доктор ветеринарных наук, профессор, Афанасьев С.С.*, доктор медицинских наук, профессор, info@gabrich.com Веревкин В.В.**, кандидат биологических наук, info@obolensk.org Васильев Д.А.***, доктор биологических наук, профессор, dav_ul@mail.ru Золотухин С.Н.***, доктор биологических наук, профессор, Киселева И.А.*, irina6804@mail.ru *ФБУН «МНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского» Роспотребнадзора **ФБУН «ГНЦ ПМБ» Роспотребнадзора, *** ФГБОУ ВПО «УГСХА им. П.А. Столыпина»

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности Ключевые слова: бактериофаги, пищевые инфекции, фагосодержащие пробиотические пищевые добавки.

Опасность инфицирования людей пищевой продукцией, контаминированной сальмонеллами, шигеллами, эшерихиями, листериями, стафилококками и другими патогенными микроорганизмами, остается чрезвычайно высокой, особенно при употреблении продуктов быстрого приготовления. Осуществлен поиск и выделение бактериофагов, активных против данных бактерий, изучены их фенотипические и молекулярно-генетические свойства, проведена оценка безопасности и эффективности применения у лабораторных животных и человека.

Введение. Микробиологическая безопасность пищи в ХХI веке остается ведущей проблемой гигиены питания. Появление новых технологий хранения на холоду, упаковки в пленку, минимальной переработки охлажденного сырья, длительная транспортировка, а также не соблюдение элементарной гигиены работниками пищеблоков, увеличивают возможность накопления в пище возбудителей пищевых инфекций из ряда сальмонелл, эшерихий, шигелл, кампилобактера, листерий, стафилококка и т.д. Применение антибиотиков в пищевой отрасли не решает эту проблему, снижая уровень экологической чистоты продукции и провоцируя появление новой категории патогенов – штаммов условно-патогенных бактерий, резистентных к антибиотикам.

Используя накопленный мировой опыт, данные отечественных микробиологов, успешно трудившихся в направлении изучения бактериофагов, а также действуя в рамках решения Ученого Совета Роспотребнадзора от 21 июня 2011 года, логично предложить бактериофаги для создания нового для России класса специализированных пищевых продуктов диетического (профилактического) питания, использование которых позволит снизить риск возникновения спорадических случаев и эпидемических вспышек пищевых инфекций.

Материалы и методы исследований. Используя коллекцию патогенных микроорганизмов, а также штаммы бактерий, выделенные от пациентов КДЦ, отобраны 7 производственно-перспективных бактериофагов. С помощью микробиологических, биохимических, биотехнологических и молекулярно-генетических методов исследованы их биологические свойства, отработана технология культивирования, подтверждена безопасность и эффективность полученного специализированного продукта диетического (профилактического) питания (СП «ФУДФАГ») на лабораторных животных и в программе медицинской реабилитации лиц с хроническими заболеваниями органов пищеварения (Рис. 1).

Результаты исследований и их обсуждение. В ходе исследований нами были выделены из разных источников, изучены и отобраны 7 бактериофагов, активных в отношении S.aureus, E.coli 0157:H7, E.coli О104:H4, S.enteritidis, S.typhimurium, S.infantis, L. monocytoaureus,.coli aureus, coli genes, которые и составили основу СП «ФУДФАГ». Вирулентные фаги отбирались на основании их биологических, биохимических и молекулярно-генетических свойств. Индикаторные штаммы бактерий, на которых культивировались бактериофаги, проверялись на отсутствие профага индукцией митомицином С. Штаммы бактериофагов в титре от 1010 до 1013 БОЭ/мл получали выращиванием на плотных питательных средах в матрасах с последующей стерилизующей фильтрацией и освобождением от эндотоксина на хромотографической колонке. В таблице 1 представлена полная характеристика отобранных штаммов.

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности Выделение и селекция 7 вирулентных штаммов бактериофагов по спектру их специфической литической активности против S.aureus, E.coli 0157:H7, E.coli 0104:H4, S.enteritidis, Подтверждение отсутствия умеренных фагов, интегрированных в бактериальные клетки, на которых культивируются отобранные штаммы бактериофагов, с помощью теста с митомицином С Получение бактериофагов на плотной питательной среде, стерилизующая фильтрация и удаление эндотоксина из полученных фаголизатов методом аффинной хроматографии Подтверждение отсутствия генов, кодирующих токсины и других нежелательных генов в геноме отобранных фагов (с помощью ПЦР со специфическими праймерами), ПДРФ анализ для определения приблизительного размера геномов и последующего полногеномного сиквенса фаговых ДНК Подтверждение отсутствия стафилококковых, листериозных и шига-подобных токсинов Проверка стабильности бактериофагов при 4±2 оС в течение года Создание готовой формы – специализированного пищевого продукта диетического Оценка безопасности и эффективности конечного продукта на животных (острая токсичность, хроническая токсичность, фармакокинетика, специфическая эффективность) Оценка безопасности и эффективности специализированного пищевого продукта диетического (профилактического) питания в рамках программы медицинской реабилитации лиц с хроническими заболеваниями органов пищеварения Процедура регистрации специализированного пищевого продукта диетического Рисунок 1. План исследований (создания фагового коктейля).

Все штаммы бактериофагов специфичны, т.е. лизируют исключительно культуры патогенных энтеробактерий, не подавляют рост производственных пробиотических штаммов бифидобактерий, лактобацилл, E.coli M-17 и нормальной микрофлоры, выделенной от 100 паcoli - циентов КДЦ ФБУН «МНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского».

В ходе работы был проведен ПДРФ анализ всех 7 штаммов. Это позволило нам получить ориентировочный размер фагового генома каждого штамма и процентное содержание нуклеотидов в составе ДНК как подготовительный этап для дальнейшего полногеномного секвенирования (рис.2).

С помощью ИФА тест-систем подтверждено отсутствие экзотоксинов в коктейле стерильных фаголизатов. Соответствие нашего продукта стандартам Европейской комиссии, контролирующей безопасность пищевых продуктов (EFSA), по содержанию эндотоксина подБактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности Таблица 1 - Характеристика штаммов бактериофагов, входящих в СП «ФУДФАГ».

ние фага хозяин штамм бакsonnei и терий) ПЦРтипирование дирующих генов Максимальный титр на зяине (БОЕ/ мл) тверждено ЛАЛ-тестом.

Оценку безопасности продукта проводили в опытах по изучению острой и хронической токсичности на лабораторных животных. В результате проведенных экспериментов было показано, что при всех возможных способах введения исследуемого продукта признаков интоксикации у мышей и морских свинок не наблюдалось.

Также на модели лабораторных животных были проведены фармакокинетические исследования фагосодержащего продукта. Мы определяли количество вирусных частиц в фекалиях животных в различные промежутки времени после однократного внутрижедудочного введения коктейля бактериофагов. Через 9 часов после введения продукта сальмонеллезные фаги обнаруживаются в экскрементах мышей в наибольшей концентрации. В меньшем количестве в мышиных экскрементах определялись листериозный, эшерихиозный (EcD7) и стафилококковый фаги. В дальнейшем, количество специфических вирусных частиц снижалось и к 48 часам в мышиных фекалиях оставались только незначительные количества сальмонеллезных фагов (табл. 2).

Для исключения вероятности возникновения побочных эффектов по влиянию бактериофагов на нормальную микрофлору кишечника in vivo (на модели беспородных белых мышей) определяли изменение количества основных представителей микробиоценоза толстого Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности Рис. 2 - Рестрикционный анализ ДНК штаммов бактериофагов, входящих в СП «ФУДФАГ».

кишечника на фоне 10 дневного внутрижелодучного введения фагового коктейля. Разработанная рецептура не влияет на нормальную микрофлору кишечника мышей.

Изучение специфической антибактериальной эффективности фагового продукта проводили на модели экспериментальной сальмонеллёзной инфекций у беспородных белых мышей, которых заражали штаммом S.enteritidis 92 Rifr. Оценивали как профилактическую, так и лечебную схемы введения коктейля бактериофагов. Введение препарата через 48 часов после заражения животных в течение 5 дней в дозе 0,5 мл/сут. продливало их жизнь до 9,6 дня, против 8 в контрольной группе. При профилактическом режиме использования фагового коктейля (введение за 24 часа до заражения и далее в течение 5 дней в дозе 0,5 мл/сут.) выжило 30 % Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности мышей, средний срок гибели павших мышей составил 11,4 дня. Бактериологический анализ органов и фекалий выживших животных на 14 сутки после окончания терапии подтвердил % санацию.

Оценку специфической антибактериальной эффективности специализированного пищевого продукта диетического (профилактического) питания на основе бактериофагов проводили также в рамках программы медицинской реабилитации у лиц с хроническими заболеваниями органов пищеварения. Типовая программа реабилитации включала: дието-, фито-, бальнео-, кинезотерапию, тренинги, гастрошколы и т.д. При бактериологическом исследовании фекалий у пациентов были выявлены Staphylococcus aureus, энтеропатогенная Escherichia coli, грибы рода Candida и другие представители условно-патогенной микрофлоры, типичные для дисбиотического состояния кишечника. 30 пациентам основной группы дополнительно к типовой программе реабилитации был назначен фаговый коктейль по 50 мл 3 раза в день во время еды, курсом 10 дней. 16 пациентам группы сравнения реабилитация осуществлялась в рамках типовой программы. Включение в программу медицинской реабилитации фагового коктейля позволило на 33% снизить количество пациентов с дисбактериозом кишечника второй и третьей степени, а у 37% пациентов основной группы добиться полной нормализации Таблица 2 - Динамика персистенции фагов в кишечнике мышей после однократного внутрижелудочного введения фагового коктейля (lg БОЭ/г).

Рис. 3 - Динамика микробиологических показателей содержимого толстой кишки у пациентов с синдромом раздраженного кишечника и запором на фоне медицинской программы реабилитации.

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности показателей микробиоценоза за счет элиминации Staphylococcus aureus и энтеропатогенной Escherichia coli (рис. 3).

В настоящее время нормативно-техническая документация на разработанный коктейль бактериофагов в форме специализированного пищевого продукта диетического (профилактического) питания успешно прошла санитарно-эпидемиологическую экспертизу в НИИ питания РАМН. Федеральной службой Роспотребнадзора выдано свидетельство о государственной регистрации на СП «ФУДФАГ» № RU.77.77.19.004.Е.001234.02.13 от 20.02.2013 года.

Заключение. Сконструированный специализированный пищевой продукт диетического (профилактического) питания на основе бактериофагов безопасен для человека и животных и может применяться в качестве средства профилактического фагирования декретированных контингентов работников предприятий различных отраслей с целью снижения риска развития спорадических случаев и вспышек пищевых инфекций.

PROBIOTIC DIETARY SUPPLIMENT «FOODPHAGE» IN PROPHYLAXIS

AGAINST FOOD-BORNE INFECTION

Aleshkin A.V., Volozhantsev N.V., Svetoch E.A., Afanas’ev S.S., Verevkin V.V., Vasil’ev D.A., Zolotukhin S.N., Kiseleva I.A.

Key words: bterphge, f-bre fet, phge-be prbt etry uppeet.

Eherh, Lter, Stphy very hgh. Bterphge, tve gt the bve ete bter, were ught ge ut. Ther phetyp eur geet feture were tue we fety effiey fr b hu.

УДК 619:616 -

ТЕХНОЛОГИЯ КОНСТРУИРОВАНИЯ ДИАГНОСТИЧЕСКОГО

БИОПРЕПАРАТА НА ОСНОВЕ БАКТЕРИОФАГОВ BORDETELLA

BRONCHISEPTICA И ПЕРСПЕРТИВЫ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ

Васильева Ю.Б., кандидат ветеринарных наук, доцент, vet_yulua@mail.ru Васильев Д.А., доктор биологических наук, профессор, dav_ul@mail.ru Семанина Е.Н., научный сотрудник НИИЦМиБ ФГБОУ ВПО «Ульяновская ГСХА им. П.А.Столыпина»

Ключевые слова: диагностика бордетеллёза, РНФ, Brete brhept, фаговые биопрепараты.

В статье приводятся данные по разработке схемы индикации Brete brhept в объектах ветеринарного надзора при помощи реакции нарастания титра фага с использованием нового диагностического биопрепарата. редставлены результаты разработки технологических параметров изготовления активного и специфического биопрепарата на основе бордетеллёзных фагов.

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности В настоящее время бордетеллез является широко распространенным заболеванием животных во многих странах мира [5].

В нашей стране статистические данные по распространению, методам выявления и ликвидации данной инфекции у животных крайне недостаточны.

Brete brhept является возбудителем хронических и асимптоматических инфекций респираторного тракта (трахеобронхита) животных. Бордетеллёзом болеют собаки, лошади, свиньи, обезьяны, козы, лисы, кролики, кошки, хорьки, хомяки, крысы, морские свинки, птицы в любом возрасте, но наиболее тяжелые последствия развиваются у молодых особей. [7].

Инфекционный агент долго сохраняется в окружающей среде, поэтому чаще всего его обнаруживают в местах скученности животных (питомники, фермы, частные хозяйства).

Возможность трансмиссии возбудителя из природных эпизоотических очагов к животным, содержащимся в фермерских хозяйствах, и, как следствие, значительных экономических потерь в малом и среднем сельскохозяйственном бизнесе вследствие гибели или снижения продуктивности животных, обусловливают необходимость выявления B. brhept и проведение противоэпизоотических мероприятий. В связи с этим актуальным является разработка методов индикации и идентификации B. Brhept. Особо актуализирует поиск и разработку современных экспрессных высокочувствительных и специфичных средств и методов диагностики тот факт, что В. brhept может вызывать патологию дыхательных путей у человека [6].

Отсутствие недорогих высокоточных методов диагностики бордетеллёза значительно затрудняет получение исчерпывающей эпизоотологической и эпидемиологической информации.

В отечественной ветеринарной практике фагодиагностика бордетеллёза не изучена и, несомненно, представляет научный и практический интерес.

Вследствие этого целью нашей работы явилась разработка диагностического биопрепарата для индикации и идентификации возбудителя бордетеллёза.

Для достижения поставленной цели мы поставили перед собой следующие задачи:

1. Подобрать оптимальный набор бактериофагов и сконструировать на их основе новый биопрепарат для диагностики бордетеллёза.

2. Разработать схему идентификации B. brhept с помощью бактериофагов.

3. Разработать биотехнологические параметры изготовления диагностического биопрепарата.

4. Разработать схему ускоренной индикации B. brhept в объектах ветеринарного надзора с помощью РНФ с использованием созданного биопрепарата.

Материалы и методы исследований. Объектами исследований явились 5 референсштаммов B. brhept № 1, № 7, № 214, № 22067, № 8344; 48 штаммов B. brhept, выделенных от животных с клиническими проявлениями респираторных заболеваний; штаммов фагов B. brhept.

В работе использовали мясопептонный бульон, мясопептонный агар, среда Эндо, казеиново-угольный агар, бордетелл-агар, кровяной агар, среда Борде-Жангу, среды Гисса, биохимические тест-системы для ускоренной идентификации микроорганизмов, агар-агар, натрий хлорид, мочевина, перекись водорода, желатин, среда УГСХА BBR 57.

Работу проводили согласно общепринятым микробиологическим методам выделения и идентификации бактерий и фагов. Постановку РНФ для индикации B. brhept в объектах внешней среды проводили по методикам, предложенным В.Д. Тимаковым, Д.М. Гольдфарбом [1,2,3,4,8].

Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности Результаты исследований и их обсуждение. На первом этапе работы по подбору фагов для диагностического биопрепарата нами была разработана схема выделения профагов из культуры B. Brhept методом облучения УФЛ. Выделенные по данной схеме восемь фагов пассировали для повышения их литической активности и в дальнейшем проводили селекцию по морфологическим признакам.

Проведённая селекция выделенных фагов позволила отобрать для дальнейшего использования в разработке биопрепарата бактериофаги B.br. – 1 УГСХА и B.br. – 7 УГСХА, лизирующие 92,5% изученных культур, обладающие высокой литической активностью по Аппельману 10-7 – 10-8, по Грациа 3,1 х 108 – 4,3 х 109 активных корпускул в 1 мл.

Далее приступили к разработке технологических параметров изготовления и контроля диагностического фагового биопрепарата. Бордетеллёзные индикаторные бактериофаги получали путем культивирования в мясопептонном бульоне с B. brhept. В качестве индикаторной культуры использовали штамм B. brhept № 8344, обладающий характерными для своего вида морфологическими, биохимическими и культуральными свойствами.

Для повышения активности бактериофагов проводили пассажи. Опытным путем определяли оптимальное соотношение времени пассажа по литической активности фагов.

Установлено, что оптимальное время контакта культуры с фагами B.br. – 1 УГСХА и B.br. – 7 УГСХА составляет 7 часов. Этот режим мы использовали в дальнейших исследоваbr.

ниях.

Далее определили оптимальные количественные параметры соотношения фаговых корпускул и клеток бактерий B. Brhept. Результаты проведенных исследований показали, что литическая активность бордетеллёзных фагов при разных соотношениях индикаторной культуры и фага была одинаково высокая и соответствовала 1,3 х 107 – 3,1 х 108 фаговых корпускул в 1,0 см3. Оптимальное соотношение количества фагов B.br. – 7 УГСХА, B.br. – 1 УГСХА и культуры составляет 1:2, литическая активность фагов при этом составляет 2,1 х 108, 4,3 х активных корпускул в 1 мл соответственно.

Затем подобрали оптимальный температурный режим культивирования бактериофагов B. Brhept. Литическая активность фага B.br. – 1 УГСХА по методу Аппельмана при температуре 25 С, 37 С и 42 С составила 10-6,10-7 и 10-6; по методу Грациа – 1,3 х 107, 3,1 х и 1,1 х 107, соответственно. Титр фага B.br. – 7 УГСХА составил по методу Аппельмана 10-7, 10 -8 и 10-7– при 25 С, 37 С и 42 С; по методу Грациа 1,4 х 108, 4,3 х 109 и 2,6 х 108 активных корпускул в 1 мл соответственно.

На основании полученных данных можно сделать вывод: оптимальным для культивирования фагов B. brhept является температура 37 С.

Мы также изучили вопрос изменения литической активности бактериофагов с истечением времени для изыскания оптимальных условий хранения и кратности пересева производственных штаммов, установления срока годности фаговых препаратов. Селекционированные бактериофаги B.br. – 1 УГСХА и B.br. – 7 УГСХА хранились во флаконах, при температуре 4С в виде лизатов бульонных культур, без консерванта. Литическую активность определяли по истечении 3, 6, 9 и 12 месяцев. Анализируя результаты проведенных исследований, можно сделать вывод, что по истечении 12 месяцев бактериофаги B.br. – 1 УГСХА и B.br. – 7 УГСХА не изменили своей литической активности и могут использоваться в качестве диагностического биопрепарата в течении данного срока.

Мы провели контроль бактериофагов. Из полученного объема отбирали пробу каждого фага по 50 мл для определения чистоты физических свойств, титра фага по отношению к индикаторной культуре, спектра литической активности и специфичности.

Индикаторные фаги B.br. – 1 УГСХА и B.br. – 7 УГСХА не содержали посторонних Бактериофаги в Биотехнологии и пищевой промышленности примесей, фаголизаты были прозрачными, светло-желтого цвета, на питательных средах с посевами рост бактериальной микрофлоры и грибов отсутствовал, литическую активность индикаторных бактериофагов B.br. – 7 УГСХА и B.br. – 1 УГСХА определяли методами Аппельмаbr.

на и Грациа (литическая активность индикаторных фагов составила от 10-7 по методу Аппельмана и от 3,1 х 108 до 4,3 х 109 по Грациа), спектр литического действия фага B.br. – 7 УГСХА составил 81,1%, фага B.br. – 1 УГСХА – 47,2% из числа изучаемых штаммов, совместный спектр лизиса гомологичных бактерий составил 92,5%. По результатам изучения специфичности установлено, что индикаторные бордетеллёзные фаги являются неактивными в отношении штаммов других видов, родов.

Получив положительные результаты контроля, фаголизаты B.br. – 1 УГСХА и B.br. – УГСХА разлили по 5,0 мл в стерильные флаконы и герметично закрыли. На флаконы наклеили этикетки с указанием наименования фага, его литической активности и даты упаковки.

Следующим этапом научной работы явилась разработка оптимальных условий постановки реакции нарастания титра фага. Первоначально мы определили количественный показатель РНФ. Установили, что результат реакции является положительным (увеличение количества корпускул фагов B.br. – 1 УГСХА и B.br. 7 УГСХА более чем в 5 раз) в пробах при контаминации мясопептонного бульона бактериями B. brhept в концентрации микробных клеток в 1 мл.

Затем определили оптимальное время постановки РНФ. В исследованиях использовали воду, смывы с глотки, фекалии, контаминированные бактериями B. brhept в концентрации 105, 104, 103, 102, 101 м.к. в 1 мл.

Опыты по изучению чувствительности реакции в зависимости от времени контакта исследуемого материала с фагом показали, что РНФ с 7-часовой экспозицией материала с фагами B.br. – 1 УГСХА и B.br. – 7 УГСХА позволяет провести индикацию бактерий вида B.

brhept в концентрации 104 м.к./мл за 19 часов.

В результате исследований установлено, что метод РНФ с предварительным подращиванием исследуемого материала в течение 7 часов позволяет обнаружить бактерии B. brhept в количестве 10 м.к./мл, время проведения исследований составляет 26 часов.

Далее изучили возможность использования РНФ для выявления B. brhept у домашних животных и в объектах внешней среды.

Пробы физиологического раствора в объеме 5 мл вносили в колбы, содержащие по мл МПБ, и контаминировали B. brhept в концентрации от 101 до 105 м.к./мл.

По результатам проведенных исследований нами установлено, что увеличение титра фагов B.br. – 1 УГСХА и B.br. – 7 УГСХА более чем в 5 раз произошло при концентрации микробных клеток бордетелл в 1 мл физиологического раствора. Время исследований составило 26 часов.

У собак и кошек брали смыв физиологическим раствором с глотки, в объеме 5 мл.

Вносили в колбы, содержащие по 50 мл МПБ и контаминировали B. brhept в концентрации от 101 до 105 м.к./мл.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Министтерство о образован и наук Россий ния ки йской Фед дерации Российск академия наук кая к Не еправител льственны эколог ый гический фонд име В.И. В ф ени Вернадско ого Коми иссия Росссийской Федерации по дел ЮНЕ лам ЕСКО Адми инистрация Тамбо овской облласти Ас ссоциация Объеди я иненный универсиитет имен В.И. Ве ни ернадског го Федералльное гос сударствеенное бю юджетное образоваательное учреж ждение выысшего ппрофессиоональног образо го ования Тамбоввский госсударственный теехническ униве...»

«ФГБОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия Научно-исследовательский инновационный центр микробиологии и биотехнологии Ульяновская МОО Ассоциация практикующих ветеринарных врачей АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФЕКЦИОННОЙ ПАТОЛОГИИ И БИОТЕХНОЛОГИИ Материалы V-й Всероссийской (с международным участием) студенческой научной конференции 25 – 26 апреля 2012 года Ульяновск – 2012 Актуальные проблемы инфекционной патологии и биотехнологии УДК 631 Актуальные проблемы инфекционной...»

«CBD Distr. GENERAL UNEP/CBD/COP/11/22* 10 September 2012 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Одиннадцатое совещание Хайдарабад, Индия, 8-19 октября 2012 года Пункт 10.1 предварительной повестки дня** МОРСКОЕ И ПРИБРЕЖНОЕ БИОРАЗНООБРАЗИЕ: ДОКЛАД О ХОДЕ РАБОТЫ ПО ОПИСАНИЮ РАЙОНОВ, СООТВЕТСТВУЮЩИХ КРИТЕРИЯМ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ИЛИ БИОЛОГИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫХ МОРСКИХ РАЙОНОВ Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ I. На своем десятом совещании...»

«01 – 31 августа 2013 2013 Содержание Общие тенденции инновационной сферы Биотехнологии Медицина и здравоохранение Новые материалы и нанотехнологии Транспортные и космические системы Рациональное природопользование Энергоэффективность и энергосбережение Список источников 2 Общие тенденции инновационной сферы Российские ученые создают искусственное человеческое тело Российские ученые приступили к разработке протеза всего человеческого тела. Об этом в ходе пресс-конференции заявил профессор МГУ,...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Чебоксарский филиал учреждения Российской академии наук Главного ботанического сада им. Н.В. Цицина РАН Чувашское отделение Русского ботанического общества РАН Чувашское отделение Териологического общества РАН МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБУ Государственный природный заповедник Присурский МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Филиал ГОУ ВПО Российский государственный социальный университет, г. Чебоксары...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКОМ UNEP/CBD/COP/8/2 РАЗНООБРАЗИИ 18 April 2005 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Восьмое совещание Бразилия, 20–31марта 2006 года ДОКЛАД О РАБОТЕ ДЕСЯТОГО СОВЕЩАНИЯ ВСПОМОГАТЕЛЬНОГО ОРГАНА ПО НАУЧНЫМ, ТЕХНИЧЕСКИМ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ КОНСУЛЬТАЦИЯМ ОГЛАВЛЕНИЕ Страница ПУНКТ 1 ПОВЕСТКИ ДНЯ. ОТКРЫТИЕ СОВЕЩАНИЯ ПУНКТ 2 ПОВЕСТКИ ДНЯ. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ A. Участники совещания B. Выборы должностных лиц C....»

«Институт систематики и экологии животных СО РАН Териологическое общество при РАН Новосибирское отделение паразитологического общества при РАН ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ТЕРИОЛОГИИ 18–22 сентября 2012 г., Новосибирск Тезисы докладов Новосибирск 2012 УДК 599 ББК 28.6 А43 Конференция организована при поддержке руководства ИСиЭЖ СО РАН и Российского фонда фундаментальных исследований (грант № 12-04-06078-г) Редакционная коллегия: д.б.н. Ю.Н. Литвинов...»

«Российская Академия Наук Институт географии РАН Геологический институт РАН Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Палинологическая комиссия России Комиссия по эволюционной географии Международного географического Союза Палинологическая школа-конференция с международным участием МЕТОДЫ ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ (Москва, 16-19 апреля 2014) Тезисы докладов International Palynological Summer School METHODS OF PALAEOENVIRONMENTAL RESEARCHES (Moscow, April, 16-19, 2014) Book...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКОМ UNEP/CBD/COP/8/3 РАЗНООБРАЗИИ 19 December 2005 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Восьмое совещание Куритиба, Бразилия, 20-31 марта 2006 года Пункт 9 предварительной повестки дня* ДОКЛАД О РАБОТЕ ОДИННАДЦАТОГО СОВЕЩАНИЯ ВСПОМОГАТЕЛЬНОГО ОРГАНА ПО НАУЧНЫМ, ТЕХНИЧЕСКИМ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ КОНСУЛЬТАЦИЯМ СОДЕРЖАНИЕ Страница ПУНКТ 1 ПОВЕСТКИ ДНЯ. ОТКРЫТИЕ СОВЕЩАНИЯ ПУНКТ 2 ПОВЕСТКИ ДНЯ. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ...»

«Уважаемые участники конференции! От имени Дальневосточного государственного технического рыбохозяйственного университета я рад приветствовать вас на очередной Международной научно-технической конференции Актуальные проблемы освоения биологических ресурсов Мирового океана. Я уверен, что в ходе работы мы сможем обсудить множество актуальных тем: совершенствование существующих технологий, нахождение путей оптимизации эксплуатации биоресурсов, исчезновение некоторых видов рыб, а также многие другие...»

«В защиту наук и Бюллетень № 8 67 Королва Н.Е. Ботаническую науку – под патронаж РПЦ? (по поводу статьи члена-корреспондента РАН, д.б.н. В.К. Жирова Человек и биологическое разнообразие: православный взгляд на проблему взаимоотношений)119 1. Проблема Проблемы взаимодействия власти и религии, науки и религии, образования и религии требуют современного переосмысления и анализа. Возможен ли синтез научного и религиозного знания, и не вредит ли он науке и научной деятельности, и собственно,...»

«В.К. Шитиков, Г.С. Розенберг ОЦЕНКА БИОРАЗНООБРАЗИЯ: ПОПЫТКА ФОРМАЛЬНОГО ОБОБЩЕНИЯ 1. Общий подход к оценке биологического разнообразия 1.1. Развитие концепций и определение основных понятий Понятие биологическое разнообразие за сравнительно короткий отрезок времени получило расширенное многоуровневое толкование. Собственно его биологический смысл раскрывается через представления о внутривидовом, видовом и надвидовом (ценотическом) разнообразии жизни. Однако, в добавление к этому, сначала...»

«1-е информационное письмо Федеральное агентство научных организаций Российская академия наук Всероссийский научно-исследовательский институт биологической защиты растений Министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Министерство образования и науки администрации Краснодарского края ВПРС Международной организации по биологической борьбе с вредными животными и растениями (МОББ) Российская Технологическая Платформа Биоиндустрия и Биоресурсы – БиоТех2030...»

«АССОЦИАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТОВ ПО КЛЕТОЧНЫМ КУЛЬТУРАМ ИНСТИТУТ ЦИТОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ISSN 2077- 6055 КЛЕТОЧНЫЕ КУЛЬТУРЫ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ВЫПУСК 27 CАНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2011 ISSN 2077- 6055 УДК 576.3, 576.4, 576.5, 576.8.097, М-54 Клеточные культуры. Информационный бюллетень. Выпуск 27. Отв. ред. М.С. Богданова. - СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2011. - 94 с. Настоящий выпуск содержит информацию об основных направлениях фундаментальных и прикладных исследований на клеточных культурах, о...»

«Материалы международной научно-практической конференции (СтГАУ,21.11.2012-29.01.2013 г.) 75 УДК 619:616.995.1:136.597 КОНСТРУИРОВАНИЕ ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД ДЛЯ ВЫДЕЛЕНИЯ И ИНДИКАЦИИ БАКТЕРИЙ РОДА AEROMONAS Н.Г. КУКЛИНА, И.Г. ГОРШКОВ, Д.А. ВИКТОРОВ, Д.А. ВАСИЛЬЕВ Ключевые слова: Aeromonas, выделение, индикация, питательные среды, микробиология, биотехнология, аэромоноз. Авторами публикации сконструированы две новые питательные среды для выделения и идентификации бактерий рода Aeromonas: жидкая...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О UNEP/CBD/COP/7/21 БИОЛОГИЧЕСКОМ 13 April 2004 РАЗНООБРАЗИИ RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Седьмое совещание Куала-Лумпур, 9-20 и 27 февраля 2004 года ДОКЛАД О РАБОТЕ СЕДЬМОГО СОВЕЩАНИЯ КОНФЕРЕНЦИИ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ СОДЕРЖАНИЕ Страница ВВЕДЕНИЕ. ПУНКТ 1 ПОВЕСТКИ ДНЯ. ОТКРЫТИЕ СОВЕЩАНИЯ Приветственное обращение министра наук и, технологии и окружающей 1. среды Малайзии Дато Сери Ло...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.АКМУЛЛЫ СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ЭКОЛОГИИ РАСТЕНИЙ Уфа 2013 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВПО БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.АКМУЛЛЫ СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ЭКОЛОГИИ РАСТЕНИЙ Материалы Международного дистанционного конференции-конкурса научных работ студентов, магистрантов и аспирантов им. Лилии Хайбуллиной Уфа УДК 581. ББК 28. С Современные...»

«Международная экологическая ассоциация хранителей реки Eco-TIRAS Образовательный фонд имени Л.С.Берга Eco-TIRAS International Environmental Association of River Keepers Leo Berg Educational Foundation Академику Л.С. Бергу – 135 лет: Сборник научных статей Academician Leo Berg – 135: Collection of Scientific Articles Eco-TIRAS Бендеры - 2011 Bendery - 2011 CZU[91+57]:929=161.1=111 A 38 Descrierea CIP a Camerei Naionale a Crii Academician Leo Berg – 135 years: Collection of Scientific Articles =...»

«Отделение биологических наук РАН Научный Совет по гидробиологии и ихтиологии РАН Российский фонд фундаментальных исследований Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биологии внутренних вод им. И.Д. Папанина Российской академии наук Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тюменский государственный университет МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ Борок 2012 Отделение биологических наук...»

«ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО N 1 НАУЧНО-ОБЩЕСТВЕННЫЙ КООРДИНАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ЖИВАЯ ВОДА НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР БПИ ДВО РАН ООО Экологическое бюро Эко-Экспертиза Дорогие друзья! Приглашаем Вас принять участие в VIII Дальневосточной экологической конференции школьных и студенческих работ Человек и биосфера. В 2011 году наша конференция расширяет сферу влияния, включая регион Сибири, и приглашает к ЗАОЧНОМУ участию всех заинтересованных. Заочная конференция будет оценивать письменные...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.