WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОСССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ с международным участием СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИТУНДРОВЫХ ЛЕСОВ 4 - 9 сентября 2012 года Архангельск 2012 1 УДК 630*1 + 630*2 (1-924.81) ББК 43 ...»

-- [ Страница 6 ] --

количественного представления эффективности создания и функционирования кластеров. Среди них расчет коэффициента преимущества кластеризации, который, по сути, отражает рентабельность кластерного взаимодействия экономических субъектов (Никулина О.В., 2012); применение коэффициентов специализации предприятий, входящих в кластер (Воронов А., Буряк А., 2003). Оценку кластерного потенциала регионов на основе коэффициентов локализации проводят ученые уральской научной школы (Татаркин А.И., 2011). В качестве параметров эффективности реализации кластерной политики регионов можно отметить следующие:

повышение объемов выпуска конкурентоспособной продукции и продукции с высокой добавочной стоимостью; рост инновационной и инвестиционной активности организаций, объемов выпуска инновационной продукции; усиление диверсификации структуры экономики региона; создание новых высокотехнологичных и высокопроизводительных рабочих мест; формирование полюсов конкурентоспособности; рост налоговых поступлений в бюджеты различных уровней.

Северный (Арктический ) федеральный университет

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СЕЯНЦЕВ

С ЗАКРЫТЫМИ И ОТКРЫТЫМИ КОРНЯМИ

ПРИ ЛЕСОВОССТАНОВЛЕНИИ В СЕВЕРНОЙ ПОДЗОНЕ

Устойчивое ведение лесного хозяйства должно базироваться на принципе постоянного и неистощительного лесопользования, а в районах с экстремальными экологическими условиями, к которым относятся притундровые леса, и с учетом сохранения и укрепления защитных функций леса. Притундровые лесные массивы в первую очередь имеют климатозащитное значение, но с освоением полезных ископаемых увеличивается техногенная нагрузка на них. В числе наиболее тяжелых звеньев хозяйственного комплекса, нарушающих целостность лесных экосистем, что ведет к ослаблению, а нередко и к полному уничтожению их защитных функций, ведущее место занимают нерегламентированные рубки, лесные пожары, разведка, освоение и транспортировка полезных ископаемых. Усугубляет отрицательные стороны антропогенного воздействия ослабленная способность хвойных к естественному возобновлению (Семенов, Огибин, 2005).

Большого опыта искусственного лесовосстановления в условиях лесотундры в европейской части России нет. Однако, учитывая опыт создания лесозащитных полос вдоль железных дорог и других путей транспорта, о чем писал еще И.С. Мелехов (1969), и положительные результаты посева сосны в подготовленную (взрыхленную) площадками почву после пожаров в притундровых сосняках лишайниковых (Семенов, 2000) искусственное лесовосстановление возможно и, вероятнее всего, потребуется и здесь. Вполне естественно, что оно будет здесь являться сложной проблемой и связано с большими затратами труда и средств.

искусственного лесовосстановления на север (в притундровую зону) могут послужить технологии и опыт выращивания посадочного материала в открытом и закрытом грунте питомников и создание лесных культур в северной подзоне тайги (на уровне 63,7 - 65,20 с.ш. и 570 в.д. в Архангельской области и Республике Коми), т. е. близко к границе с лесотундрой (Рекомендации..., 1990, 2005; Мочалов, 2005, 2011и др.).

Искусственное лесовосстановление, проводимое с соблюдением лесоводственных требований и с использованием передовых научнообоснованных технологий и решений является одним из направлений успешного воспроизводства лесов, повышения их продуктивности и сохранения биоразнообразия. Оно выгодно отличается тем, что при знании биологии культивируемых пород и использовании комплекса агротехнических и лесоводственных приемов возможно изменить условия среды, создавая при этом оптимальное сочетание ведущих факторов, в наиболее полный мере отвечающих природе растения, или, по крайней мере, снизить отрицательное действие факторов, лимитирующих их устойчивость и рост.

Наиболее важными факторами, сдерживающими эффективность воспроизводства лесов в северных регионах, в том числе и в лесотундре, являются короткий вегетационный период, заморозки и возвраты холодов в летний период, бедность лесных почв подвижными элементами питания и органическим веществом, неравномерность режима влажности почвы в различные периоды и годы, многолетняя мерзлота (не сплошного распространения) и др. Данные природные характеристики являются основополагающими при разработке и выборе технологий по выращиванию посадочного материала и созданию лесных культур.

Создание благоприятных условий достигается агротехническими, мелиоративными и лесоводственными приемами, а в ряде случаев эффективность лесных культур в не меньшей степени зависит от качества посадочного материала (Пигарев,1979; Маркова, 1999). Наши исследования по созданию культур в средней и северной подзонах тайги разными видами посадочного материала и разными способами обработки почвы в идентичных почвенных условиях подтвердили эти положения (Мочалов, 2005, 2011). Наиболее важными условиями при этом являются выбор соответствующего посадочного материала и обеспечение обработкой почвы благоприятных гидрологических условий и максимально возможного использования естественного плодородия почвы.

Создание опытно-производственных культур из посадочного материала с закрытыми и открытыми корнями проведено в рамках Российско-Финляндской программы развития устойчивого лесного хозяйства и сохранения биоразнообразия природы на Северо-Западе России. Культуры заложены в Ижемском лесничестве Архангельского лесхоза (в северной подзоне тайги) на площади 2,4 га. Участок расположен на высоком берегу реки, тип леса ельник черничный свежий. Площадь пройдена ветровалом. После уборки древостоя обработка почвы под культуры проведена в 2000 году бульдозером полосами шириной 4 м, а посадка выполнена весной 2001 г. Почва – подзол супесчаный влажный на тяжелом моренном суглинке.



В качестве посадочного материала использовали: 1-но и 2-х летние сеянцы сосны с закрытыми корнями (ЗК или ПМЗК), 2 х - 4х летние сеянцы сосны и ели с открытыми корнями (ОК) из теплиц и посевных отделений питомников, 5ти и 6ти летние саженцы сосны и ели из школьного отделения питомника (ОК). Густота посадки ПМЗК и саженцев сосны 2,5, сеянцев сосны – 4,0, ели – 3,5 тыс. шт./га, саженцев ели – 2,8 тыс. шт./га. Посадку ПМЗК проводили финской посадочной трубой (поттипуткой), сеянцев – под меч Колесова, саженцев – под лопату под углом для лучшего прижатия корней. Сеянцы и саженцы с открытыми корнями выращены по региональной технологии (Рекомендации…, 2005) и имели хорошее соотношение массы надземной части и массы тонких (физиологически активных) корней.

Известно, что ветровал вызывает глубокие трансформации почвенного покрова. В местах вывала изменяются морфологические признаки почв, отмечается полное отсутствие горизонтов А0 и А0А1, частично нарушается и горизонт А2, а отсутствие древостоя коренным образом изменяет десукцию. В результате нарушается водный режим почвы, снижается ее водопропускная способность. Ветровальные обнажения почвы и полосная обработка обусловили неравномерность расположения микроповышений, которые в условиях севера являются наиболее оптимальным посадочным местом. В период посадки на местах вывалов деревьев и в понижениях минерализованных полос стояли лужи воды. Посадку проводили в основном в микроповышения по краям минерализованных полос и, частично, по необработанной и минерализованной почве, что естественно приводит к выжиманию растений морозом, снижению приживаемости и интенсивности роста.

Приживаемость всех видов посадочного материала в первый год в целом была высокая (87,7 - 96,9 %). В шестилетнем возрасте сохранность культур была 76,0 - 86,9 %. При обследовании этих культур в 11-летнем возрасте установлено, что сохранность их из всех видов посадочного материала осталась довольно высокой и составила от 71,9 до 78,5% у сосны и 68,6 - 78,6 % у ели (таблица 1). При этом у сосны несколько большую устойчивость имеют сеянцы и саженцы с открытыми корнями (76,2 - 78,5 %), по сравнению с одно и двулетними сеянцами с закрытыми корнями (71,9 - 72,3 %).

При обследовании отмечены некоторые особенности у небольшой части культур. Одна из них - искривление в нижней части ствола. У саженцев оно установлено у 8,6 % растений, у сеянцев с ОК и ЗК от 2 до 4,6 % от общего числа живых растений. Одной из причин искривления ствола является посадка под лопату под значительным углом и посадка в кромку микроповышения. Такое явление наблюдается также при посадке в кромку пласта со стороны борозды в культурах на переувлажненных или осушенных заболоченных почвах.

Вторая особенность - сухие сохранившиеся растения сосны высотой более 1 м встречены во всех группах посадочного материала и составляют в среднем 2,2 % с колебаниями от 1,2 до 2,6 % от количества высаженных растений. У всех сухих растений внизу ствола объедена кора полевками по всей окружности стволика.

Есть определенные различия и в динамике отпада культур сосны по периодам после посадки (рис.1). В целом за 11 лет отпад у сеянцев и саженцев с открытыми корнями составил 21,5 и 23,8 %, а у ПМЗК он был несколько больше (28,1 и 27,7 % соответственно). Относительные показатели отпада в первый год после посадки и в две последующие пятилетки у сеянцев и саженцев с ОК колебались в пределах 4,5-9,9 %, у сеянцев с ЗК он составлял 6,0; 7,1 и 15,0 % у 1-летних и 12,3; 6,4 и 9, % у 2-летних. У двулетних он более высокий был в первый год после посадки, а у однолетних – на 7-й - 8-й годы. Очевидно, на приживаемость и сохранность здесь оказали влияние как соотношение массы тонких корней и массы надземной части у ПМЗК разного возраста и размеров, так и качество посадочных мест на ветровальных участках.

Таблица 1. Приживаемость и сохранность сеянцев и саженцев в культурах Примечание: 2(1т+1) – 2-х летние сеянцы выращены в теплице 1-й год под пленкой, 2-й - без укрытия;

3-4п – 3-х-4-х летние сеянцы из открытого питомника; саженцы черен. - саженцы черенковые, выращены в теплице из черенков, отобранных с саженцев ели в школьном отделении питомника.

В шестилетнем возрасте средняя высота культур сосны из сеянцев однолетних с закрытыми корнями и двулетних с открытыми была 1,3 м, из сеянцев двулетних с закрытыми корнями – 1,4 м, из саженцев – 1,9 м. Культуры из сеянцев с открытыми и закрытыми корнями росли примерно одинаково, а культуры из саженцев значительно обгоняли их в росте. Разница по высоте составляла 0,5 м или 36 - 46 %. Преимущество в росте в период приживания культур является важным условием в конкурентной борьбе с травянистой растительностью, что позволит снизить количество агротехнических уходов, а в определенных лесорастительных условиях отказаться от них.

Показатели размеров культур по высоте и диаметру в 11-ти летнем возрасте приведены в таблице 2 и показаны на рисунке 2.

Средняя высота культур сосны из разных видов посадочного материала колеблется от 3,3 до 4,1 м. При этом коэффициенты изменчивости или вариабельность у всех групп посадочного материала отличаются незначительно и находятся в одной категории.





Таблица 2. Размеры культур сосны и ели из различных видов посадочного материала в 11-ти летнем возрасте Средний диаметр (на высоте 1,3 м) колеблется от 4,2 до 6,4 см, а коэффициенты изменчивости или вариабельность при довольно близких значениях по разным методикам отличаются по группам. У саженцев он наиболее низкий (С = 28,1 %) и входит в группу средней изменчивости (Гусев, 1980), на остальных вариантах он входит в группу большой изменчивости.

При создании культур посадкой основным видом посадочного материала в регионе были и остаются пока сеянцы с открытыми корнями, выращенные в теплицах с полиэтиленовым покрытием или в открытом грунте лесных питомников. Поэтому сравнение роста и размеров всех культур проводим с культурами из двулетних сеянцев с открытыми корнями (Сц. ОК), высота и диаметр которых в 11-ти летнем возрасте составляют 3,3 м и 4,2 см, а объем ствола 0,00383 м 3.

Незначительно превышают их культуры из двулетних сеянцев с ЗК (на 3 и 9,5 % по высоте и диаметру) на недостоверном уровне (t фак.= 1,2 и 2,2). В культурах из однолетних сеянцев с ЗК показатели высоты и диаметра достоверно больше на 12,1 и 16,7 % (t фак.= 6,3 и 5,5), а объем ствола на 37,9 %. Наибольшие размеры в данном возрасте имеют культуры из саженцев. По высоте и диаметру превышения составляют 24,2 и 52,4 % на достоверном уровне (t фак.= 12,5 и 15,6), а по объему ствола они превосходят культуры из сеянцев с ОК в 2,6 раза.

Диаметр, см и Высота, Данные замеров культур в 6-ти и 11-ти летнем возрасте показывают, что если у культур из разных видов сеянцев (с ОК и ЗК) превосходство в средних размерах меняется, то лидирующее положение в росте культур из саженцев остается стабильным.

Превосходство их на 0,4-0,6 м в шесть лет и на 0,7 - 0,8 м в одиннадцать лет дают значительные преимущества данному посадочному материалу в конкуренции с естественным возобновлением лиственных пород.

Анализ материалов по сохранности и росту культур в северной подзоне тайги показывает, что создание культур посадочным материалом с закрытыми и открытыми корнями, выращенным по передовым технологиям, при условии соблюдения требований при выкопке, хранении и перевозке, обеспечивает высокую приживаемость в первые годы и начало интенсивного роста их на 2–3-й годы после посадки.

Гусев И.И. Статистические показатели распределения:

Методические указания к выполнению практических работ по вариационной статистике. Архангельск: РИО АЛТИ, 1980. 36 с.

Маркова И.А. Пути повышения эффективности лесокультурного производства / И.А. Маркова // Таежные леса на пороге XXI века.

Труды С-Пб НИИЛХ. Санкт-Петербург. 1999. С. 61 - 71.

Мелехов И.С. Проблемы современного лесоводства М.: Лесная промышленность,1969.

Мочалов Б.А. Использование разных видов посадочного материала для лесовосстановления в зоне тайги Европейской части России // Вопросы таежного лесоводства на Европейском Севере: сб.

науч. тр. СевНИИЛХ. Архангельск. 2005. С. 123 - 136.

Мочалов Б.А. Некоторые итоги Российско-Финляндских проектов по лесовосстановлению в Архангельской области / Б.А.

Мочалов // Сборник трудов ФГУ «СЕВНИИЛХ» по итогам научноисследовательских работ за 2005-2009 гг. Архангельск. 2011 г. С. 75 – 93.

Пигарев Ф.Т. Состояние и рост лесных культур в зависимости от вида, возраста и размеров посадочного материала / Ф.Т. Пигарев, Б.А.

Сенчуков, В.В. Беляев // Искусственное восстановление леса на Севере.

АИЛиЛХ. – Архангельск,1979. С. 85 – 97.

Рекомендации и технологические карты по выращиванию саженцев сосны и ели в питомниках северной и средней подзон тайги Европейской части России /авт. Мочалов Б.А. // Северный НИИ лесного хозяйства. Архангельск, 2005. 35 с.

Рекомендации по выращиванию сеянцев хвойных пород в теплицах с полиэтиленовым покрытием /авт. Мочалов Б.А. Москва.

1990. 36 с.

Семенов Б.А. Влияние послепожарного спекания поверхности песчаной почвы на возобновление сосны в притундровых лесах // Труды Х1 Съезда Русского географического общества. Том 6. СанктПетербург, 2000. С. 59 - 61.

Семенов Б.А., Огибин Б.Н. Притундровые леса: сохранение и улучшение защитных функций.// Вопросы таежного лесоводства на европейском севере. Сборн. научн. трудов. СевНИИЛХ. Архангельск.

2005. С. 56 - 67.

РЕСУРСЫ ДИКОРАСТУЩИХ ЯГОДНЫХ РАСТЕНИЙ

СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА И ИХ ОСВОЕНИЕ

Под ягодными (плодово-ягодными) растениями понимаются дикорастущие пищевые растения, имеющие в период спелости мягкие, сочные, съедобные для человека плоды, служащие объектом заготовок и потребления.

По нашим последним данным список дикорастущих съедобных ягодных растений российского Дальнего Востока (РДВ) насчитывает 160 видов из 44 родов и 21 семейства, что на 30 % больше, указанных А.Г. Измоденовым (2001), с учетом 12 видов исключенных из его списка по разным причинам (виды не признаны или исключены из состава флоры, переведены в синонимы других видов, не произрастают на РДВ, съедобность плодов для человека не признана, дублирование видов и др.). Из них собственно дикорастущие (аборигенные на РДВ) – 143 вида (89,4 %) и адвентивные (натурализовавшиеся на РДВ) – (10,6 %); по пищевой пригодности плодов для человека: безусловно съедобные – 125 видов (78, 1 %) и условно съедобные – 35 (21,9 %). Все эти виды представлены различными жизненными формами (биоморфами) – деревьями, кустарниками, полукустарниками, кустарничками, полукустарничками, лианами и травами. Широко распространены на РДВ: от зоны хвойно-широколиственных лесов на юге до зоны лесотундры и тундры на севере, от континентальных районов на западе до океанических на востоке, от лесного пояса до гольцового в горных системах.

В пределах северной части РДВ (на территориях Магаданской области, Камчатского края и Чукотского автономного округа) имеют место четыре ботанико-геграфические зоны (подзоны) – тундровая, лесотундровая, северотаежная и среднетаежная (Колесников, 1955, 1961). Последняя подзона развита на юго-востоке полуострова Камчатка.

Из всего видового разнообразия дикорастущих съедобных ягодных растений в северной части РДВ (на территориях Магаданской области, Камчатского края и Чукотского автономного округа) произрастают вида (27,5 %) из 17 родов и 10 семейств, приведенные ниже. Среди них собственно дикорастущие – 42 вида и адвентивные – 2 (отмечены в списке знаком *); по пищевой пригодности плодов для человека:

безусловно съедобные – 39 видов и условно съедобные – 5.

Представители отдела Magnoliophyta (Покрытосеменные) в списке приведены по системе А.Л. Тахтаджяна (1987). Латинские названия приведены по С.К. Черепанову (1995) и с учетом фундаментальных сводок – «Сосудистые растения советского Дальнего Востока» (1987и «Флора российского Дальнего Востока: Дополнения и изменения» (2006). Для каждого вида приводятся: пищевая пригодность плодов для человека (БС – безусловно съедобные, УС – условно съедобные); основная жизненная форма (Д – дерево, К – кустарник, стланец, Кч – кустарничек, стланничек, ПК – полукустарник, ПКч – полукустарничек, ТМ – трава многолетняя); произрастание на территориях трех субъектах Российской Федерации (РФ) РДВ (МО – Магаданская область, КК – Камчатский край, ЧАО – Чукотский автономный округ).

Видовой состав дикорастущих съедобных ягодных растений северной части РДВ 1. Juniperus sibirica Burgsd. – Можжевельник сибирский – УС; К; МО, КК, ЧАО 2. Oxycoccus microcarpus Turcz. ex Rupr. – Клюква мелкоплодная – БС;

Кч; МО, КК, ЧАО 3. O. palustris Pers. (O. quadripetalus Gilib.) – К. болотная (к.

четырехлепестная) – БС; Кч; МО, КК 4. Vaccinium gaultherioides Bigel. (V. uliginosum L. subsp. microphyllum Lange, V. uliginosum L. subsp. gaultherioides (Bigel.) S.B. Young) – Голубика гаультериевидная (г. мелколистная) – БС; Кч; МО, КК, ЧАО 5. V. minus (Lodd.) Worosch. (Rhodococcum minus (Lodd.) Avror.) – Брусника малая – БС; Кч (ПКч); МО, КК, ЧАО 6. V. ovalifolium Smith – Черника овальнолистная – БС; К; КК 7. V. praestans Lamb. – Красника выдающаяся (клоповка) – БС; Кч (ПКч); КК 8. V. uliginosum L. – Голубика топяная (г. обыкновенная, гонобобель) – БС; К; МО, КК, ЧАО 9. V. vulcanorum Kom. – Г. вулканическая – БС; Кч; МО, КК, ЧАО 10. V. vitis-idaea L. (Rhodococcum vitis-idaea ( L.) Avror.) – Брусника обыкновенная – БС; Кч; МО, КК, ЧАО 11. Empetrum albidum V. Vassil. – Шикша беловатая – БС; Кч; КК 12. E. androgynum V. Vassil. – Ш. обоеполая – БС; Кч; МО, КК 13. E. kardakovii V. Vassil. – Ш. Кардакова – БС; Кч; КК 14. E. sibiricum V. Vassil. (E. kurilense V. Vassil., E. asiaticum (Nakai) Nakai ex V. Vassil.) – Ш. сибирская – БС; Кч; МО, КК, ЧАО 15. E. stenopetalum V. Vassil. (E. sibiricum auct. non V. Vassil.) – Ш.

узколепестная – БС; Кч; МО, КК, ЧАО 16. E. subholarcticum V. Vassil. (E. polare V. Vassil.) – Ш. почтиголарктическая – БС; Кч; МО, КК, ЧАО 17.*Grossularia reclinata (L.) Mill. – Крыжовник отклоненный (к.

европейский) – БС; К; КК 18. Ribes dikuscha Fisch. ex Turcz. – Смородина дикуша (алданский виноград) – БС; К; МО, КК, ЧАО 19. R. fragrans Pall. – С. душистая – БС; К; МО 20. R. glabellum (Trautv. et C.A. Mey.) Hedl. (R. acidum Turcz. ex Pojark., R. rubrum auct. non L.) – С. голенькая (с. кислая) – БС; К; МО 21. R. kolymense (Trautv.) Kom. (R. nigrum L. var. kolymense Trautv.) – С. колымская – БС; К; МО 22. R. pallidiflorum Pojark. (R. latifolium Jancz. subsp. antoninae Nedoluzhko) – С. бледноцветковая – БС; К; КК 23. R. triste Pall. – С. печальная – БС; К; МО, КК, ЧАО 24. Crataegus chlorosarca Maxim. – Боярышник зеленомякотный – БС; Д (К); КК 25. Padus avium Mill. (P. asiatica Kom.) – Черемуха обыкновенная (ч.

кистевая, ч. азиатская) – БС; Д (К); МО, КК 26. Rosa acicularis Lindl. – Шиповник иглистый – БС; К; МО, КК, ЧАО 27. R. amblyotis C. A. Mey. – Ш. тупоушковый – БС; К; МО, КК 28. R. jacutica Juz. – Ш. якутский – БС; К; МО, КК 29. R. kamtschatica Vent. – Ш. камчатский – БС; К; КК 30. R. rugosa Thunb. – Ш. морщинистый – БС; К; КК 31. Rubus arcticus L.– Княженика арктическая (к. обыкновенная, малина арктическая, поляника) – БС; ПКч (ТМ); МО, КК, ЧАО 32. R. chamaemorus L. – Морошка приземистая (м. обыкновенная) – БС;

ТМ; МО, КК, ЧАО 33. *R. idaeus L. – Малина обыкновенная – БС; ПК (К); КК 34. R. matsumuranus Levl. et Vaniot (R. sachalinensis Levl., R. sibiricus (Kom.) Sinjikova) – М. Мацумуры (м. сахалинская) – БС; ПК (К); МО, КК, ЧАО 35. R. stellatus Smith – Княженика звездчатая – БС; ПКч; КК, ЧАО 36. Sorbus kamtschatcensis Kom. (S. sibirica auct. non Hedl.) – Рябина камчатская – БС; Д; КК 37. S. sambucifolia Cham. et Schlecht. – Р. бузинолистная – БС; К; МО, КК, ЧАО 38. S. sibirica Hedl. (S. anadyrensis Kom.) – Р. сибирская (р. анадырская) – БС; Д (К); МО, КК, ЧАО 39. Chamaepericlymenum suecicum (L.) Aschers. et Graebn. – Дерен шведский – УС; ПКч; МО, КК, ЧАО 40. Swida alba (L. ) Opiz ( Cornus alba L., Thelycrania alba (L.) Pojark.) – Cвидина белая (дерен белый) – УС; К; МО 41. Lonicera kamtschatica (Sevast.) Pojark. (L. caerulea L. subsp.

kamtschatica (Sevast.) Gladkova, L. caerulea auct. non L.) – Жимолость камчатская – БС; К; МО, КК, ЧАО 42. Viburnum edule (Michx.) Rafin. – Калина съедобная – БС; К; ЧАО 43. Sambucus kamtschatica E. Wolf (S. racemosa L. subsp. kamtschatica (E. Wolf) Hult.) – Бузина камчатская – УС; К; КК 44. Trillium camschatcense Ker-Gawl. – Триллиум камчатский – УС; ТМ;

МО, КК Как видно из приведенного списка, наиболее богаты по видовому составу роды: Vaccinium (7 видов), Empetrum, Ribes (по 6), Rosa, Rubus (по 5), Sorbus (3 ), Oxycoccus (2), остальные 10 родов – по 1 виду.

Наиболее богаты по видовому составу семейства: Rosaceae (15 видов), Ericaceae (9), Grossulariaceae (7), Empetraceae (6), Cornaceae (2), остальные 5 семейств (Cupressaceae, Caprifoliaceae, Viburnaceae, Sambucaceae, Trilliaceae) – по 1 виду. Разнообразны основные жизненные формы дикорастущих съедобных ягодных растений:

деревья (4 вида), кустарники (20), кустарнички (13), полукустарники (2), полукустарнички (3), травы многолетние (2).

Количество видов дикорастущих съедобных ягодных растений, произрастающих в северной части РДВ, представлены следующим образом (таблица 1): Магаданская область – 30 видов (18,8 %), Камчатский край – 39 (24,4 %) и Чукотский автономный округ – (13,8 %). 17 видов ягодных растений произрастают только в одном из трех субъектов РФ северной части РДВ: в Магаданской области – Ribes fragrans, R. glabellum, R. kolymense и Swida alba; в Камчатском крае – Vaccinium ovalifolium, V. praestans, Empetrum albidum, E. kardakovii, Grossularia reclinata, Ribes pallidiflorum, Crataegus chlorosarca, Rosa kamtschatica, R. rugosa, Rubus idaeus, Sorbus kamtschatcensis и Sambucus kamtschatica; в Чукотском автономном округе – Viburnum edule. В Магаданской области и Камчатском крае произрастают 6 видов:

Oxycoccus palustris, Empetrum androgynum, Padus avium, Rosa amblyotis, R. jacutica и Trillium camschatcense; в Камчатском крае и Чукотском автономном округе – 1 вид: Rubus stellatus. Остальные 20 видов представлены широко во всех трех субъектах РФ. Единственный краснокнижный вид на севере РДВ – Viburnum edule, внесенный в Красную книгу Чукотского автономного округа. В Красных книгах Магаданской области и Камчатского края виды ягодных растений отсутствуют. Из группы редких видов ягодных растений (см. список) потенциально претендуют быть внесенными в Красные книги субъектов РФ следующие 7 видов: Vaccinium ovalifolium (КК), V.

praestans (КК), Empetrum kardakovii (КК), Ribes fragrans (МО), R.

kolymense (МО), Rubus stellatus (КК, ЧАО) и Trillium camschatcense (МО, КК).

Таблица 1. Количество видов дикорастущих съедобных ягодных растений, произрастающие на территориях Магаданской области, Камчатского края и Чукотской автономного округа Субъект Российской Федерации всего безусловно съедобных Примечание: Вторая цифровая колонка – процент от общего количества видов на РДВ, четвертая – процент от количества безусловно съедобных видов на РДВ Важнейшими характеристиками дикорастущих ягодных растений являются биологические запасы плодов и степень освоения их человеком. Как видно из данных таблицы 2, в северной части РДВ ресурс среднего производственного значения ( от 50 до 100 тыс. т) имеют брусника и клюква; ресурс низкого производственного значения (от 10 до 50 тыс. т) имеют голубика, смородина, черемуха, шикша, морошка и можжевельник; ресурс частного, промыслового значения (от 1 до 10 тыс. т) имеют боярышник, малина, шиповник, рябина, жимолость, бузина и дерен. В целом, в северной РДВ биологический запас плодов безусловно съедобных ягодных растений (по нашим экспертным данным) оценивается, как минимум, в 250 тыс. т, что составляет 12 % от общего запаса ягод на всей территории РДВ; в угодьях производственного фонда он составляет 28,6 тыс. т, а максимально возможный сбор (потенциально сырьевой запас) – 15, тыс. т.

Как видно из данных таблицы 3, на территориях Магаданской области (включая Чукотский автономный округ) и Камчатского края объем среднегодовых промышленных заготовок основных дикорастущих ягод увеличивался в период с 1966 по 1990 гг. Максимальный объем заготовок был в 1986-1990 гг. и достигал 258,8 т в Магаданской области и 159,6 т в Камчатском крае. Среднегодовой фактический сбор за 1966гг. в Магаданской области составлял 863,5 т (из них 172,7 т – организованные, промышленные заготовки), степень освоения от максимально возможного сбора в производственном фонде – 9,8 %.

Среднегодовой фактический сбор за 1966-1990 гг. в Камчатском крае составлял 449,2 т (из них 89,8 т организованные, промышленные заготовки), степень освоения от максимально возможного сбора в производственном фонде – 6,4 %. С прекращением прежней деятельности промхозов и других заготовительных организаций объем промышленных заготовок дикорастущих ягод сократился в 1991- гг. (по сравнению с 1986-1990 гг.) в 10,3 раза в Магаданской области и в 4,4 раза в Камчатском крае, в среднем – в 6,8 раза в северной части Дальнего Востока (см. табл. 3).

Таблица 2. Биологические запасы плодов основных дикорастущих съедобных ягодных растений, произрастающие на территориях Магаданской области, Камчатского края и Чукотского автономного округа Наименование на всей территории в производственном фонде Всего 130 100 20 250 14,5/7,9 12,1/7,0 2,0/0,85 28,6/15, Примечание: Знак «+» – ресурс индивидуального, ограниченного значения (до 1 тыс. т); знак «–» – биологический запас отсутствует. В графе «в производственном фонде» перед чертой – биологический запас в производственном фонде (на 1/3, 1/5 или 1/10 относительно доступной для освоения ее части), за чертой – потенциальный сырьевой запас (максимально возможный сбор) Степень освоения от возможного сбора в производственном фонде также сократилось в несколько раз. В последнее десятилетие (2001гг.) отмечается дальнейшее сокращение организованных, промышленных заготовок дикорастущих ягод. Преобладает сбор ягод местным населением для личных нужд и продажи на рынках.

Таблица 3. Среднегодовая промышленная заготовка дикорастущих ягод на территориях Магаданской области и Камчатского края в 1966- гг., т Магаданская область автономный округ) Примечание: источник: Г.И. Сухомиров (2007) Измоденов А.Г. Силедия: Начало учения. Лесные соки и ягоды:

Монография. Учебник. Справочник. Повествование /А.Г. Измоденов. – Хабаровск: Кн. изд-во, 2001. – 368 с.

Колесников Б.П. Очерк растительности Дальнего Востока / Б.П.

Колесников. – Хабаровск: Кн. изд-во, 1955. – 104 с.

3. Колесников, Б.П. Дальний Восток. Физико-географическая характеристика / Б.П. Колесников. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. – Сосудистые растения советского Дальнего Востока: В 8 т. /отв.

ред. С.С. Харкевич. – Л.: Наука, 1987. – Т. 2. – 446 с.; Л.: Наука, 1988. – Т. 3. – 421 с.; Л.: Наука, 1989. – Т. 4. – 380 с.; СПб.: Наука, 1991. – Т. 5.

– 390 с.; СПб.: Наука, 1996. – Т. 8. – 383 с.

Сухомиров Г.И. Таежное природопользование на Дальнем Востоке России / Г.И. Сухомиров. – Хабаровск: РИОТИП, 2007. – 384 с.

Тахтаджян А.Л. Система магнолиофитов /А.Л. Тахтаджян. – Л.:

Наука, 1987. – 439с.

Флора российского Дальнего Востока: Дополнения и изменения к изданию «Сосудистые растения советского Дальнего Востока». Т. 1- (1985-1996) /отв. ред. А.Е. Кожевников и Н.С. Пробатова. Владивосток:

Дальнаука, 2006. – 456 с.

Черепанов С.К. Сосудистые растения России и сопредельных государств (в пределах бывшего СССР) / С.К. Черепанов. – СПб.: Мир и семья, 1995. – 992 с.

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И

ЕСТЕСТВЕННОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРИТУНДРОВЫХ

ЛЕСОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Растительный покров территории относится к горно-долинному Верхнеколымскому округу Колымско-Верхоянской континентальной провинции лиственничных редколесий Восточно-Сибирской подобласти светлохвойных лесов (Колесников, 1961). Согласно флористическому районированию Северо-Восточной Азии (Юрцев, 1974) район исследований расположен в Верхнеколымской континентальной подпровинции Северо-Охотской провинции Бореальной флористической области. Здесь основу рельефа составляют среднегорья с отметками 400-700 м н. у. м. с достаточно четко выраженной высотной поясностью. Основной лесообразователь лиственница Каяндера (Larix cajanderi Mayr). В долинах и по нижним частям склонов вместе с лиственницей встречается береза Каяндера, или плосколистная (Betula cajanderi Sukaczev (B. platyphylla Sukaczev).

Редкими небольшими рощами, чаще по старым гарям на хорошо прогреваемых склонах южной экспозиции или на нарушенных землях присутствует осина (Populus tremula L.). Значительные площади занимают заросли кедрового стланика, или сосны стланиковой (Pinus pumila (Pallas) Regel), как чистые, так и подлеском в лиственничных лесах.

Таблица 1. Структура биомассы кедровостланиковых комплексов, т/га сухой массы Кедровостланиковые сообщества. Кедровник шикшево-брусничнолишайниковый приурочен к платообразной поверхности шлейфа склона. Высота Pinus pumila 1,5-2,0 м, сомкнутость 0,7-0,8. За пределами рассматриваемой экосистемы на расстоянии 15-20 м друг от друга встречаются отдельные Larix cajanderi высотой 3,0-7,0 м.

Кустарники представлены Betula middendorffii. В кустарничковом ярусе доминируют Ledum decumbens, Vaccinium vitis-idaea, Empetrum androgynum. По периферии пятен вымораживания обильна Arctous alpina. Среди лишайников преобладают Cladonia rangiferina и Cetraria islandica. Кедровник багульниково-лишайниковый приурочен к средней части склона юго-восточной экспозиции. Абсолютная высота местообитания 810 м, уклон участка 5-10°. Сомкнутость зарослей 0,7высота 1,5-2,0 м. Встречаются единичные кусты Betula middendorffii. Кустарничковый ярус представлен Vaccinium vitis-idaea, Ledum decumbens, Empetrum androgynum. Среди лишайников доминируют Cladonia alpestris и Cetraria cucullata. Мхи распространены диффузно. По сравнению с кедровником шикшевобруснично-лишайниковым напочвенный покров данного фитоценоза характеризуется большим однообразием и бедностью флористического состава. Общая надземная фитомасса кедровостланиковых фитоценозов колеблется от 26 до 43 т/га (табл. 3), что по 10-бальной шкале продуктивности фитоценозов соответствует V (25-50 т/га) группе (Родин, Базилевич, 1965).

Лиственничные леса и редколесья. Рединный сфагновый лиственничник расположен на третьей террасе р. Колыма. Насаждения чистые, перестойные, древостой низкорослый, сбежистый и деформированными кронами. Имеются единичные экземпляры сухостоя. Подлесок сформирован Betula middendorffii, Salix и Pinus pumila. В кустарничковом ярусе обилие Ledum palustre, Vaccinium vitisidaea, Empetrum androgynum, Oxycoccus microcarpus, Rubus chamaemorus, Chamaedaphne calyculata. Из травянистых растений – Eriophorum scheuchzeri, Carex lugens, C. globularis, Hierochloe alpine, Pyrola grandiflora, Equisentum palustre. Хорошо развит моховой покров из Sphagnum palustre, S. wulfianum, S. angustifolium, S. girgensohnii, значительно реже встречаются виды Dicranum. Из-за мощного сфагнового покрова слабо развиты лишайники, представленные Cladonia rangiferina, C. sylvatica, Cetraria nivalis, C. cuculata. Запасы и структура надземной биомассы рединного лиственничника приведены в табл. 2, колонка 1.

Лиственничник бруснично-зеленомошный (колонка №2) с подлеском из Pinus pumila, Betula middendorffii и Duschekia fruticosa расположен на коренном берегу р. Колыма. Насаждение чистое, средневозрастное, высокополнотное. Подлесок редкий, невысокий.

Напочвенный покров сплошной, развит хорошо. Травянокустарничковый ярус представлен Ledum palustre, Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea, Poa pratensis, Carex pallida. Моховой покров из пятен зеленых мхов: Polytrichum commune, P. аlpinum, Dicranum mayum;

лишайники развиты слабо. Лиственничник бруснично-зеленомошный (№3) без подлеска расположен на третьей надпойменной террасе.

Редкостойный, средневозрастной. Насаждение чистое, IIIx разряд высот, II класс бонитета. Хорошо развит подрост лиственницы.

Напочвенный покров сильно развит, проективное покрытие достигает 90%. В кустарничковом ярусе обилны Vaccinium uliginosum, V. vitisidaea, Empetrum androgynum. Травянистый покров изрежен и представлен Calamagrostis langsdorffii, C. angustifolia, Carex pаllida, во arvense.Лиственничник бруснично-зеленомошный (№4) с подлеском из Pinus pumila, Alnus hirsuta и Betula middendorffii расположен на террасе р. Колыма. Насаждение чистое, спелое, V класса возраста, V класса бонитета. Древостой высокополнотный. Подрост лиственницы средней густоты, рассеян группами, несколько угнетен. Подлесок редкий, невысокий с преобладанием Pinus pumila. Напочвенный покров развит слабо.

Таблица 2. Запасы и структура надземной биомассы лиственничных лесов и редколесий, т/га сухой массы Примечание: номера фитоценозов соответствуют номерам описаний в тексте; - отсутствует.

Преобладают кустарнички: Vaccinium vitis-idaea, Ledum palustre, Rosa acicularis, Rhododendron parvifolium. Травянистый покров: Orthilia obtusata, Carex pallida, Equisetum arvense. Лишайники отсутствуют.

Мхи пятнами в небольших западинах: Polytrichum commune, Pleurozium schreberi, Aulacomnium turgidum, Sphagnum girgensohnii.

Характеристика запасов и структуры надземной биомассы лиственничных лесов и редколесий приведены в табл. 4.

Тополево-чозениевые леса, являясь уникальными природными почвенно-растительными комплексами и энергетическими узлами экосистем, занимают немногим более 1% лесопокрытой площади региона. Встречаются только в поймах рек, где их размещение носит ленточно-островной характер. Для них характерен густой подлесок, представленный Padus avium, Sorbus sambucifolia, Rosa acicularis, Alnus hirsuta. Хорошо развито пойменное разнотравье. Средний запас древесины в тополево-чозениевых лесах составляет 170 м3/га, полнота – 0,7, класс бонитета чаще II и III. Данные лесные сообщества отличаются высокой производительностью: фитомасса достигает т/га, ежегодный прирост достигает 5т/га.

В условиях значительного сокращения заготовки древесины, характерного для современного периода освоения лесных ресурсов Севера Дальнего Востока, пирогененез стал ведущим фактором формирования лесного покрова северотаежной подзоны (Москалюк, 2006; Тихменев и др., 2006). Особенно высокой пожарной опасностью характеризуются лиственничники и кедровые стланики, что в значительной степени объясняется высокими запасами горючих материалов, достигающих в различных типах леса 8 т/га (Филиппов, 1974). Образовавшиеся в результате лесных пожаров гари пятнами или полосами разбросаны по всей лесопокрытой площади территории, включая речные долины и водораздельные пространства. Очень медленно протекает восстановление лесного древостоя на гарях, образовавшихся в результате низовых пожаров с большой степенью повреждения древостоя, а также при верховых пожарах. Вследствие почти полного или даже полного уничтожения всех ярусов и глубоких изменений условий произрастания на таких участках наблюдается формирование иных типов растительности, часто происходит смена доминантов. Так, в брусничных и лишайниковых типах лиственничников уничтожение подроста лиственницы и кедрового стланика может привести к смене растительности на нелесную растительность с развитием ксерофильных травяно-кустарниковых комплексов. Процесс стабилизации видового состава и развития исходного типа леса нередко затягивается на многие годы (Щербаков, Чугунов, 1961). По мере развития растительных группировок на гарях уровень сезонного оттаивания поверхности уменьшается, вызывая снижение теплообеспеченности корнеобитаемого слоя.

Формирующиеся на гарях энергично растущие молодняки лиственницы спустя 10-15 (20) лет после пожара снижают прирост и начинают изреживаться. При восстановлении сомкнутого растительного покрова температурный режим почвенного слоя возвращается в исходное состояние.

На горных склонах послепожарная трансформация лесных сообществ выражается в последовательном снижении бонитета, обеднении и ксерофитизации видового состава растительных сообществ. Происходит упрощение вертикальной структуры и усиление мозаичности растительных комплексов за счет неравномерности прогорания поверхности и поселения на минерализованных участках осины. При слабой степени повреждения огнем гари достаточно быстро восстанавливаются в тип леса, близкий к допожарному, в иных случаях происходит смена типов растительности с формированием низкопродуктивных кустарниковых сообществ.

Кустарниковые виды берез на горельниках формируют ерники, широко распространенные в лесном покрове рассматриваемой территории. О пожарном происхождении большинства ерников свидетельствуют отдельно стоящие, уцелевшие после пожара лиственницы, остатки кустов кедрового стланика, обгорелые пни. Возобновление основных видов на таких площадях наблюдается редко или вообще исключается.

Ерники устойчиво сохраняют свое положение в ландшафте. Возврат к лесному типу если и возможен, то в большом временном интервале, по крайней мере, не ранее, чем через 100 - 150 лет и более лет (Тихменев и др., 2006).

Гари, как и вырубки, достаточно часто зарастают злаками (Calamagrostis langsdorffii, C. lapponica и др.), при этом развивается луговой тип растительности с плотной дерниной. Такая особенность протекания сукцессионных процессов на части пирогенных участков исключает здесь поселение древесных видов в долгосрочной перспективе. Вейниковые луга пирогенного происхождения встречаются в долинах рек на высоких поймах, надпойменных террасах и низких водоразделах. Такие участки требуют проведение мероприятий по содействию лесовозобновлению. Это может достигаться путем полосной минерализацией поверхности почвы, успешно обеспечивающей условия для развития всходов и формирование подроста древесных видов (Богданов, Тихменев, 1983).

Богданов П.Ф., Тихменев Е.А. Эффективность мер содействия естественному возобновлению лиственницы даурской в южной части Магаданской области. Повышение продуктивности лесов Дальнего Востока. Труды ДАЛЬНИИЛХ, Хабаровск, 1983. Вып. 25. С. 100 - 106.

Колесников Б.П. 1961. Растительность // Дальний Восток. М.:

АН СССР. Т.1. С.185-245.

Москалюк Т.А. Лесные пожары и ценотическая структура горных лиственничников Верхней Колымы // Геология, география и биологическое разнообразие Северо-Востока России // Мат.

Дальневост. регион. конф. посвящ. памяти А.П. Васьковского и в честь его 95-летия. (Магадан, 28-30 ноября 2006 г.) С.247 - 252.

Пугачев А.А. Биологический круговорот и почвообразование в ландшафтах Крайнего Северо-Востока России. – Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2009. 116 с.

Пугачев А.А., Тихменев Е.А. Структурно-функциональная организация и динамика почвенно-растительного покрова Крайнего Северо-Востока России. - Магадан: изд-во СВГУ, 2011. 197 с.

Пугачев А.А., Тихменев Е.А., Гаджиев А.Р. Запасы надземной растительной массы в типичных сооб-ществах верховьев р. Колыма // Фундаментальные и прикладные пробле-мы ботаники в начале XXI века. Мат Всерос. конф. (Петрозаводск, 22-26 сентября 2008). Часть 5.

Геоботаника. - Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2008. С. 272- Родин Л.Е., Базилевич Н.И. Динамика органического вещества и биологический круговорот зольных элементов и азота в основных типах растительности земного шара. М.: Л. 1965. 254 с.

Родин Л.Е., Ремезов Н.П., Базилевич Н.И. 1968. Методические указания к изучению динамики и биологического круговорота в фитоценозах. Л. 144 с.

Тихменев Е.А. Северо-восточная лесорастительная область // Предтунровые леса. М.: Агропромиздат, 1987. С. С. 141-158.

Тихменев Е.А., Пугачев А.А., Тихменев П.Е. Роль пирогенного фактора в формиро-вании лесного покрова побережья Тауйской губы (Охотское море) // Вестник Северо-Восточного государственного университета. - Вып. 11. 2009 г. С.85 - Тихменев Е.А., Харламов В.И., Тихменев П.Е. Лесные ресурсы // Ландшафты, климат и природные ресурсы Тауйской губы Охотского моря. – Владивосток: Дальнаука, 2006. С. 313 – 330.

Филиппов А.В. 1974. Особенности теплового режима лесных пожаров в зарослях кедрового стланика // Биологические проблемы Севера: Тез. докл. VI симпоз. Якутск: ЯФ СО АН СССР. С.172 - 173.

Щербаков И.П., Чугунов Р.В. 1961. Леса юго-западных приленских районов Якутии и меры содействия лесовозобновлению на лесосеках и гарях // Материалы о лесах Якутии / Труды института биологии ЯФ СО АН СССР. С.5 - 161.

Юрцев Б.А. Проблемы ботанической географии северовосточной Азии. Л.: Наука, 1974. 159 с.

Всероссийский НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства,

ВЛИЯНИЕ РЕКРЕАЦИОННЫХ НАГРУЗОК НА НЕДРЕВЕСНЫЕ

РЕСУРСЫ СЕВЕРНЫХ ЛЕСОВ

В настоящее время идет постоянное увеличение антропогенных нагрузок на леса таежной зоны Российской Федерации, в том числе и на очень уязвимые северные биоценозы. Особое место по степени влияния на природные ландшафты и их отдельные компоненты занимает рекреация. Причем на первое место по привлекательности, особенно для жителей больших городов, все чаще выступает желание просто побыть на природе и, особенно, собрать различные виды дикорастущих пищевых, лекарственных и декоративных растений. Соответственно, от возрастающей рекреационной нагрузки все сильнее страдают различные виды недревесных ресурсов леса, в первую очередь, пищевые и лекарственные.

Негативные факторы влияния рекреации на лесные биоценозы различны, однако, несомненно, одним из наиболее действенных является уплотнение почвы, происходящее в результате вытаптывания территории. В результате рекреационных нагрузок изменяется видовой состав и структура травяно-кустарничкового яруса лесных биоценозов.

Пропорционально интенсивности вытаптывания происходит снижение проективного покрытия, уменьшение встречаемости видов и биомассы живого напочвенного покрова. Так, установлено, что связь между стадиями дигрессии северных ельников и средним общим обилием травяно-кустарничкового яруса высокая (=-0,83) и носит линейный характер (Соболев, 2007).

По данным Н.В. Гласовой (2007), изучавшей изменение напочвенного покрова северных ельников под воздействием рекреационных нагрузок, наименее устойчивы к ним: кустарнички с почками возобновления над поверхностью почвы; травы, имеющие длинные тонкие корневища и подземные столоны; растения с удлиненными побегами и виды с длинными тонкими листьями. Виды, устойчивые к рекреационным нагрузкам, имеют следующие приспособления: розеточные побеги; точки роста, защищенные почвой;

способность к быстрой регенерации; высокую семенную продуктивность и способность к вегетативному размножению;

экологическую пластичность.

Таким образом, из напочвенного покрова при усилении антропогенных нагрузок должен выпадать ряд ценных видов пищевых и лекарственных растений (таких, как черника, брусника, морошка, ландыш и др.). Однако, следует отметить, что в ряде случаев слабые антропогенные нагрузки отрицательно не сказываются на состоянии различных видов полезных растений, а иногда и оказывают на него положительное влияние.

А.В. Кравченко изучал влияние рекреации на структуру и развитие побегов черники, брусники и толокнянки в лесах Южной Карелии (1990). Было установлено, что во всех типах леса усиление рекреационных нагрузок приводит к изменению структуры их напочвенного покрова. В травяно-кустарничковом ярусе снижается участие лесных видов и повышается луговых и сорных, то есть происходит олуговение и рудерализация сообществ. Показано, что рекреационные нагрузки приводят к изменению плотности, возрастных спектра и структуры популяций черники и брусники. Происходит сокращение длительности жизни парциальных кустов и омоложение популяций. Устойчивость изучаемых видов к рекреационным нагрузкам определяется механической прочностью побегов и способностью восстанавливаться после снятия нагрузок. При этом регенерационные способности видов имеют большее значение, чем механическая прочность побегов. С учетом данных характеристик А.В.

Кравченко предлагает по мере возрастания устойчивости разместить изучаемые виды в следующем порядке: толокнянка – брусника – черника. Причем все они должны быть отнесены к средней по устойчивости к рекреационным воздействиям (в первую очередь, вытаптыванию) группе видов.

Многолетние исследования влияния фактора вытаптывания на состояние ценопопуляций брусники в сосняках брусничнозеленомошных в условиях европейского Севера (Архангельской области) проведены Е.В. Шавриной (1997, 2001). Установлена сильная отрицательная корреляция между интенсивностью рекреационной нагрузки и жизненным состоянием ценопопуляций брусники.

Например, запас надземной фитомассы брусники на участках II-III стадии рекреационной дигрессии уменьшался в 8-10 раз по сравнению с контролем. Такое резкое снижение запаса фитомассы брусники под воздействием вытаптывания происходит в результате уменьшения ее проективного покрытия, а также численности парциальных кустов и их размеров. По данным Е.В. Шавриной, на нарушенных участках у трехлетних парциальных кустов брусники уменьшались все биометрические показатели – высота кустов, длина линейного прироста текущего года, число листьев на кусте, длина и ширина листовой пластинки, урожайность ягод. Возрастная же структура популяций брусники на всех участках (подверженных рекреационным нагрузкам и контрольном) оставалась стабильной. Установлено также, что основной причиной неравномерности распространения кустов брусники на участках, подверженных рекреационному воздействию, являются различная мощность лесной подстилки и твердость корнеобитаемых горизонтов почвы.

Специалисты ВНИИЛМ изучали влияние рекреационных нагрузок (вытаптывания) на состояние ценопопуляций такого ценного пищевого растения, как морошка приземистая (Косицын, Цареградская, Лобанова, 1999). Было установлено, что слабые рекреационные нагрузки способствовали вегетативному развитию морошки. На участках со второй стадией рекреационной дигрессии проективное покрытие и высота побегов морошки были самым высокими. Однако с увеличением рекреационных нагрузок происходило резкое уменьшение урожайности морошки.

При неорганизованном сборе отдыхающими дикорастущих плодов, орехов и грибов негативное влияние на их популяции, помимо вытаптывания, проявляется в отрывании побегов и повреждении их корневых систем, повреждении частей растений различными средствами малой механизации (совками, гребенками и др.), обламывании плодоносящих ветвей и рубке деревьев, нарушении лесной подстилки и целостности грибного мицелия и ряде других факторов.

При сборе лекарственных растений, кроме вышеперечисленных факторов, плохо влияют на состояние и восстановление популяций вида несоблюдение сроков повторной заготовки сырья, правил сбора сырья, сбор в качестве сырья не тех органов растений, а также несоблюдение сроков заготовки.

Очень сильно страдают от рекреационного пресса популяции различных видов декоративных лесных растений. В таежной зоне это, в первую очередь, различные виды орхидных, ландыш майский и целый ряд других видов. Сбор для букетов, а также выкопка подземных органов декоративных видов растений, в том числе занесенных в Красные книги субъектов или даже в Красную книгу Российской Федерации, отрицательно сказывается на их семенной продуктивности и жизнеспособности популяций в целом. Следствием этого является обеднение видового состава биоценоза, замена одного вида другими.

В дальнейшем уровень рекреационного воздействия на недревесные ресурсы леса будет расти. Связано это с тем, что развитие рыночных отношений, особенно в северных регионах европейской части Российской Федерации, ведет к увеличению спроса на различные виды данных ресурсов. Немало способствует росту нагрузок также популяризация полезных свойств дикорастущих пищевых и лекарственных растений. Растущее стремление городского населения к отдыху на природе, а также постоянно увеличивающаяся обеспеченность населения транспортом и целый ряд других причин к усилению антропогенного воздействия на недревесные ресурсы. В связи с этим необходимо осуществление целого комплекса мероприятий.

Следует, несомненно, осуществлять выявление и учет запасов сырья различных видов пищевых, лекарственных и декоративных растений, а также прогнозирование их урожайности (продуктивности).

Для определения объемов заготовки пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений сначала определяют их биологические запасы на выделе (лесном участке). В большинстве случаев определение биологических запасов сырья ведется с использованием региональных нормативно-справочных таблиц. Входными показателями в нормативно-справочные таблицы могут быть таксационные характеристики насаждений, либо отдельные показатели учитываемых видов, определяемые в полевых условиях: проективное покрытие (%) учитываемых видов травяно-кустарничкового и некоторых видов кустарникового яруса. Запас сырья при наличии этих данных определяют, умножая площадь выдела на запас сырья (в кг, ц, т на 1га) при определенном проективном покрытии вида (табличные данные);

количество растений учитываемых видов подлесочных пород на единице площади (шт./га), иногда определенного возраста (с градацией 5 лет) и высоты (с градацией 0,5 м). Запас сырья пищевых и лекарственных растений на выделе определяют, умножая площадь выдела на число сырьевых растений (кустов, побегов и т.д.) на 1га и на среднюю урожайность (продуктивность) одного растения (табличные данные); участие в составе насаждения (в единицах состава) и др.

плодовых, орехоплодных и других учитываемых древесных пород. В этом случае запас сырья пищевых и лекарственных растений на выделе определяют, умножая площадь выдела (лесного участка) на урожайность 1га чистых насаждений (с определенными таксационными характеристиками, табличные данные) и на долю этой породы в составе древостоя (в долях единицы, для смешанных насаждений). При необходимости получить точные данные о запасах сырья или отсутствии региональных нормативно-справочных таблиц все необходимые показатели определяются в полевых условиях. При этом используются общепринятые методы лесного ресурсоведения – метод ключевых участков или методы работы на конкретных зарослях (промысловых массивах). К ним относятся метод определения продуктивности (урожайности) на учетных площадках, метод модельных экземпляров и метод проективного покрытия и ряд других.

Впоследствии, используя полученные данные, можно определить как эксплуатационный запас, так и объем возможной ежегодной заготовки сырья различных видов ресурсов.

Уменьшить негативные последствия от рекреационных нагрузок на биоценозы может установление сроков начала заготовки плодов различных видов пищевых и лекарственных растений, которое производится на основании фенологических закономерностей их сезонного развития. Разработано четыре способа прогноза сроков сбора плодов: по среднемноголетним датам наступления фенофазы массового созревания плодов; по среднемноголетней длительности межфазовых периодов, в основном от массового цветения (образования завязей) до массового созревания плодов; термофенологический способ, определяющий фенологическое развитие растений по изменению температурного режима исследуемого района (наиболее точный способ); по индикаторным видам растений. При этом необходимо широко информировать население об установлении данных сроков, а также строго контролировать их соблюдение.

Большое значение для снижения негативного влияния рекреационного воздействия имеет оборудование мест произрастания полезных растений местами для стоянок посетителей, создание рациональной дорожно - тропиночной сети, разметка экологических троп и осуществление ряда других мероприятий.

Наконец, важное значение приобретает создание особо охраняемых природных территорий (в первую очередь, государственных природных заказников), к которым следует относить особо ценные угодья пищевых, лекарственных и декоративных растений. Организация заказников является действенной мерой охраны этих угодий. Основными критериями для создания заказников для охраны пищевых и лекарственных растений служат следующие:

высокая и устойчивая продуктивность вида; равномерность распространения вида по территории и компактность его зарослей;

наличие большого разнообразия форм плодов пищевого растения;

расположение угодий в местах, не подвергшихся антропогенному и техногенному загрязнению и ряд других. Кроме заказников возможно создание и других категорий особо охраняемых природных территорий, также выполняющих функции охраны и рационального использования ресурсов пищевых и лекарственных растений – памятников природы и др. Такие территории, помимо выполнения охранных функций, могут служить маточниками видов и форм пищевых и лекарственных растений.

В условиях усиления антропогенного стресса большую актуальность приобретает создание системы мониторинга дикорастущих ресурсов леса, в первую очередь пользующихся большой популярностью у населения и заготовителей. Особенно это необходимо в условиях Севера Российской Федерации в силу большой уязвимости биоценозов и длительности процессов их восстановления. Мониторинг должен иметь многоуровневую структуру, включающую создание наземной сети наблюдений (включая закладку постоянных пробных площадей определенной формы и размера), проведение ежегодных наблюдений (повторность которых в течение вегетационного периода зависит от изучаемого вида ресурса) и установления направленности, характера, интенсивности и длительности антропогенного (рекреационного) влияния на состояние ресурсов. Создаваемая при мониторинге база данных может служить основой для разработки лесохозяйственных и специальных мероприятий, направленных на повышение продуктивности, сохранение и воспроизводство конкретного вида ресурса. В целом, по своим целям и задачам мониторинг ресурсов дикорастущих недревесных ресурсов должен составлять часть комплексного экологического мониторинга лесных экосистем (Косицын, Цареградская, Лобанова, 1999).

Следует отметить, что ущерб, наносимый рекреантами лесным биоценозам, в значительной степени определяется их экологической неграмотностью. Поэтому одной из первоочередных задач становится проведение среди широких слоев населения разъяснительной работы о ценности ресурсов пищевых, лекарственных и декоративных растений, необходимости их рационального использования и охраны. Надо в доступной и понятной форме рассказывать о правилах заготовки, сроках сбора и видах сырья конкретного полезного растения. Следует говорить о необходимости бережного отношения к популяциям декоративных растений, недопустимости сбора на букеты и выкопки подземных органов их редких видов. Для этого целесообразно использовать средства массовой информации (радио, телевидение, периодическую печать, издавать красочные брошюры и буклеты).

Северный (Арктический) федеральный университет

ОСНОВЫ СУБАРКТИЧЕСКОГО ЛЕСОВОДСТВА

В последние десятилетия в зону интересов страны все чаще попадают пространства Субарктики. Одним из значимых природных образований этого региона является территория так называемых притундровых лесов – циркумполярный пояс специфических лесных ландшафтов, протянувшийся полосой 50-350 км по северному «фасаду»

Евразии и Северной Америки. Притундровые леса вместе со сложными комплексами болотно-тундрово-лесной части зоны лесотундры входят в Субарктику наравне с пространствами северной тайги. Само понятие, пространство, границы и сущность явления «притундровые леса»

изучены мало, и постоянно дискутируются. Исследователи (Шенников, 1933; Курнаев, 1973) выделяют эту территорию как «полосу (подзону) редкостойной тайги». П.Н. Львов (1966), П.Н. Львов, Л.Ф. Ипатов (1976), В.Ф. Цветков (2000) предлагают считать эти пространства четвертой – притундровой частью тайги.

Так же как и в северной тайге, в притундровой полосе доминирующими выступают экосистемы лесного типа. Средняя лесистость этой полосы на пространствах Кольской и ВосточноЕвропейской областей оценена в 43,5 и 45,5 %, с колебаниями по областям от 37,2 до 54,1 %. Преобладание в регионе лесных формаций обуславливает природопользование прерогативой лесоводства. К сожалению, у лесного ведомства не доходят руки до этих земель, что сохраняет за ними ярлык «мало значащих окраин», где можно особенно не церемониться с соблюдением природоохранных мер.

Все острее встает вопрос об упорядочении использовании этих территорий, где пока еще преобладающими остаются мало измененные человеком экосистемы. По-существу, это бесценный капитал страны и главной задачей здесь остается не использование биологических ресурсов, а их сохранение. Зарождение идеи особого отношения к использованию в стране лесов Крайнего Севера связывают с деятельностью Комиссии АН СССР по проблемам Севера, а именно с появлением в 1957 г. письма председателя этой Комиссии академика Д.И. Щербакова, направленного в Совет Министров РСФСР с предложением выделить в составе крайне северных лесов полосу особого климатозащитного назначения. Эта идея была поддержана руководством большинства заинтересованных субъектов Федерации.

Ее поддержали также Президиум АН СССР и Северное отделение Института леса АН СССР, которым в то время руководил академик ВАСХНИЛ И.С. Мелехов. К идее упорядочения использования притундровых лесов сотрудники Северного отделения института, в последующем - Архангельского института леса и лесохимии (АИЛиЛХ) возвращались неоднократно. С 1970-х годов тематика этого направления постоянно стояла в планах архангельских ученыхлесоводов. В какой-то мере привлечению внимания общественности России к проблемам притундровых лесов способствовал Лесной кодекс 2006 года, закрепивший довольно радикальные перемены в деле лесопользования в них. Сплошнолесосечные рубки здесь были запрещены законодательно. Заготовка древесины разрешалась главным образом лишь в порядке ухода за насаждениями. К сожалению, в связи непрекращающимся реформированием лесного хозяйства страны, эти положения оказались малодейственными. Рубки под различными предлогами, хотя и с ограничениями, продолжаются На сегодня лесоводами крайне северных регионов страны (Архангельская, Мурманская, Тюменская, Магаданская области, Красноярский край, Республики Коми и Саха-Якутия), а также учеными Хабаровска накоплен обширный, но, к сожалению, разрозненный материал. Он позволяет осмыслить итоги хозяйствования на лесных землях Крайнего Севера, и на основе обобщения этого опыта составить некий свод императивов, определяющих принципы рационального использования этих пространств.

Одним из путей к достижению этой важнейшей для северных регионов цели можно считать включение в учебные планы Лесотехнического института САФУ направления подготовки специалистов лесного дела «Рациональное природопользование на ландшафтной основе в Субарктике». Красной линией в пакете дисциплин этого учебного направления проходит императив природосбережения. Ведущее место отводится дисциплинам «Основы субарктического лесоводства» и «Система рационального природопользования в Субарктике».

В область Субарктики помимо притундровых лесов входят пространства северотаежной подзоны, где режим хозяйствования, и прежде всего, лесопользования, давно определен действующим законодательством, в т.ч. постоянно подновляемым Лесным кодексом.

Это обстоятельство позволяет на начальном этапе рассмотрения проблем лесных территорий Субарктики отказаться от включения в анализ северотаежной подзоны.

Принимая во внимание несколько более высокую изученность проблем притундровых лесов в европейском секторе страны, наличие существенных различий как в общих природных условиях отдельных областей (секторов) принято решение изучение названных дисциплин, как и формирование учебного пособия, осуществлять на материалах исследований и практическом опыте лесоводов Архангельской, Мурманской областей и Республики Коми. Издание учебного пособия («Основы притундрового лесоводства», авторы Б.А. Семенов, В.Ф.

Цветков) включено в планы кафедры лесоводства и почвоведения САФУ.

Природные условия субарктического региона весьма суровы.

Главным лимитирующим фактором для биоты остается дефицит тепла.

Отсюда мелкие неразвитые почвы и низкий их продукционный потенциал. Средние температуры воздуха в регионе -0,3 - -0,8 °С.

Суммы эффективных температур не достигают 1000°С. Вегетационный период 96 - 126 дней. Сумма осадков 440 - 580мм обеспечивает избыточное увлажнение. Весьма сложны геологические условия. В западной части региона (Кольская область, Беломорско-Кулойское плато) и в Предуралье рельеф гористый и сложно пересеченный.

Мощность осадочного чехла очень мала; местами он отсутствует. В средней части региона (северо-восток Русской равнины, Мезенская синеклиза) рельеф равнинный. Осадочный чехол местами превышает 2000 м.

Достаточно пестры по происхождению и свойствам почвообразующие горные породы. В условиях гористого рельефа почвообразование идет на скальном рухляке из гранито-гнейсов, сиенитов, известняков, гипсов; на равнинных территориях – на песках, гинистых наносах разного генезиса, двучленных наносах. Основными почвообразующими породами являются ледниковые отложения четвертичного периода. В равнинных условиях преобладают пески, глины, озерные, морские, аллювиальные отложения, покровные суглинки. Местами почвы формируются на карбонатных породах, в т.ч.

на карбонатной морене. При слабо развитом рельефе почвообразование идет по болотно-подзолистому типу.

Лесистость региона весьма изменчива. На пространствах притундровой полосы на Кольском полуострове она колеблется от до 52 %, составляя в среднем 41,9 %. Среди нелесных земель повсеместно преобладают болота, главным образом, верховые.

Представлены также фрагменты тундр, каменистые россыпи, редины, озера. Доля не покрытых лесом площадей невелика. И только в районах с развитой промышленностью доля последних возрастает за счет присутствия техногенных пустынь, пустошей, отвалов пустой породы.

Леса региона низко продуктивны. Преобладающими остаются древостои Va-V классов бонитета. Средневзвешенные значения бонитетов в условиях Кольской области V,5-V,8, на пространствах Мезенского и Печорского округов Северо-Восточной области – V,4 V,6, в Уральской провинции - Va,2 - V,9.

По представленности лесообразующих пород насаждения близки к соответствующим секторам северотаежных лесов. В порядке снижения представленности в лесном фонде в целом по региону лесообразующие породы образуют ряд: ель, сосна, береза, лиственница.

Местами в состав лесообразующих включаются некоторые виды ив (северная, козья). Преобладают спелые и перестойные насаждения условно коренного типа. В связи с тем, что в некоторых районах леса активно осваивались задолго до запрещения промышленных рубок (1959), в лесном фонде ряда округов распространены также молодняки и средневозрастные насаждения.

Различия в структуре лесов обязывают рассматривать их отдельно по областям.

Средний состав пород на пространствах Кольской притундровой области 31С30Е39Б. На долю молодняков приходится около 19 %, на средневозрастные 12 %, приспевающими занято около 2 %. Спелые и перестойные насаждения составляют 63 %. Средний возраст сосны лет, ели – 162 года, березы – 60 лет. Класс бонитета по 6 лесничествам изменяется: сосняки от Va,1 до V,5, ельники - от Va,8 до V,6, березняки - от Va,6 до V,9. Средневзвешенный класс бонитета по области Va,2.

Довольно низка полнота древостоев. В сосняках более 60 % насаждений представлено древостоями с полнотой 0,3 - 0,5. Средняя полнота в сосняках и березняках составляет 0,46, в ельниках – 0,43;

средняя по области – 0,45. По усредненным по региону данным, запасы сосняков оцениваются 62 м3/га, ельников – 48, березняков – 22 м3/га.

Доля лесной подстилки в общей фитомассе ельников зеленомошной группы притундровых лесов на 12-14 % выше, чем в подзоне северной тайги (Никонов и др., 1982). Масса лесной подстилки в ельниках и сосняках долгомошной группы (чернично-багульниковый ТЛУ) может достигать 30 % от общей фитомассы биогеоценоза.

Соотношение классов возраста в притундровых лесах ВосточноЕвропейской области несколько отличается от такового в Кольской области. Доля молодняков не превышает 8,3 %, а в среднем по области составляет всего 1,6 %. Средневозрастными насаждениями занято около 3,6 %, приспевающими - 2,7 %, спелыми и престойными - 92 %.

среднеполнотные - около 25 %. Структура классов бонитета в лесах Восточно-Европейской области показана в таблице.

Полнота насаждений в Восточно-Еропейской области, главным образом за счет лесов Беломорско-Тиманской провинции, выше, чем в Кольской области. Средние полноты в ельниках составляют 0,50, в сосняках - 045, в березняках и лиственничниках - 0,58. Леса ВосточноЕвропейской области значительно разнообразнее и продуктивнее, по средним показателям формаций они также выше, чем в Кольской области. Различия менее существенны по соснякам, больше - по березнякам. Большей продуктивностью среди других формаций выделяются лиственничники Восточно-Европейской области.

Таблица. Структура классов бонитета в лесах Восточно-Европейской притундровой области.

Формация Площади лесов разных классов бонитета, % Средний Запасы в древостоях притундровых лесов в среднем по региону практически в два раза ниже, чем в северотаежных лесах. Общие запасы в лесах Кольской провинции по состоянию на начало нового столетия ориентировочно оценивались в 113 млн. м3, на пространствах Восточно-Европейской области - 296 м3. Общий запас превышает млн. м3. Более 68 % - это древесина в спелых и перестойных хвойных лесах. Древостои притундровых лесов отличаются от таежных фитоценотической структурой. Доля стволовой древесной массы не превышает 64 - 68 % от общей по древостою. Товарность древостоев выше в сосняках, а самая низкая - в березняках. В отличие от таежных лесов доля кроновой массы здесь на 7 - 9 % ниже.

Лесообразующие древесные породы притундровых лесов характеризуются определенными особенностями, описанными в ряде работ (Лугинин, 1921; Фаас, 1922; Битрих, 1923; Цинзерлинг, 1932;

Нестерчук, 1935 и многие другие). Представления об особенностях лесообразующих пород региона в последнее время расширены (Чертовской 1983; Никонов, Цветков, 1989; Цветков, 1984; Семенов, 1984 - 1990; Цветков, Семенов, 1985; Семенов Чертовской,1987;

Семенов, Цветков, 1990; Семенов и др., 1998). Главная особенность региона - замедленные темпы роста и развития деревьев, определенная укороченность периода роста по этапам онтогенеза. В итоге - низкая продуктивность насаждений.

В силу этого, возраст количественной спелости (выравнивание значений текущего и среднего приростов по массе стволовой древесины) смещается на более поздний срок. Различия между древостоями северной и средней подзон тайги по сосне в зеленомошных типах условий произрастания оцениваются в 12(15) и 17(20) лет, соответственно. Существенное значение в притундровых лесах имеет снижение репродуктивного потенциала древесных пород, относительно таежных экосистем. Период повторяемости хороших урожаев хвойных увеличивается на 1-2 года. По данным В.Ф. Цветкова, Б.А. Семенова (1985) возобновительные процессы в сосняках региона идут с определенным запаздыванием, по сравнению с северо- и среднетаежными лесами.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
Похожие работы:

«НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ ЗАПОВЕДНОГО ДЕЛА МИНЭКОРЕСУРСОВ УКРАИНЫ КРЫМСКИЙ ФИЛИАЛ ТАВРИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.И. ВЕРНАДСКОГО БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД СПАСЕНИЕ РЕДКИХ РАСТЕНИЙ И ЖИВОТНЫХ КРЫМСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ЭКОЛОГИЯ И МИР ЗАПОВЕДНИКИ КРЫМА НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ МАТЕРИАЛЫ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 апреля 2001 года, Симферополь, Крым СИМФЕРОПОЛЬ-2001 Заповедники Крыма на рубеже тысячелетий ОРГКОМИТЕТ КОНФЕРЕНЦИИ: АРТОВ Андрей Михайлович, заместитель...»

«МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Московская международная научно-практическая конференция ЭКОЛОГИЯ КРУПНЫХ ГОРОДОВ Проводится в рамках Московского международного конгресса Биотехнология: состояние и перспективы развития 15 - 17 марта 2010 March, 15 - 17 Под патронажем Правительства Москвы Sponsored by Moscow Government The Moscow International Scientific and Practical Conference ECOLOGY OF BIG CITIES Held within the framework of Moscow International Congress Biotechnology: State of the Art and Prospects...»

«УСТАВ РУССКОГО ЭНТОМОЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ПРИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК (Принят Бюро Отделения общей биологии РАН 27 марта 1995 г.) 1. Общие положения 1.1. Русское энтомологическое общество при Российской академии наук, в дальнейшем именуемое РЭО, является некоммерческой организацией — научным обществом Отделения общей биологии при РАН — и осуществляет свою деятельность в соответствии с существующим законодательством и настоящим Уставом. 1.2. РЭО является юридическим лицом. Оно имеет свои...»

«UNEP/CBD/COP/7/21 Страница 112 Приложение РЕШЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ СЕДЬМЫМ СОВЕЩАНИЕМ КОНФЕРЕНЦИИ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Решение Страница VII/1. Биологическое разнообразие лесов 114 VII/2. Биологическое разнообразие засушливых и субгумидных земель VII/3. Биологическое разнообразие сельского хозяйства 114 VII/4. Биологическое разнообразие внутренних водных экосистем 114 VII/5. Морское и прибрежное биологическое разнообразие 160 VII/6. Процессы проведения оценок 114 VII/7. Оценка...»

«CBD Distr. GENERAL UNEP/CBD/COP/11/22* 10 September 2012 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Одиннадцатое совещание Хайдарабад, Индия, 8-19 октября 2012 года Пункт 10.1 предварительной повестки дня** МОРСКОЕ И ПРИБРЕЖНОЕ БИОРАЗНООБРАЗИЕ: ДОКЛАД О ХОДЕ РАБОТЫ ПО ОПИСАНИЮ РАЙОНОВ, СООТВЕТСТВУЮЩИХ КРИТЕРИЯМ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ИЛИ БИОЛОГИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫХ МОРСКИХ РАЙОНОВ Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ I. На своем десятом совещании...»

«UNEP/CBD/COP/7/21 Страница 112 Приложение РЕШЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ СЕДЬМЫМ СОВЕЩАНИЕМ КОНФЕРЕНЦИИ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Решение Страница VII/1. Биологическое разнообразие лесов 113 VII/2. Биологическое разнообразие засушливых и субгумидных земель 114 VII/3. Биологическое разнообразие сельского хозяйства 124 VII/4. Биологическое разнообразие внутренних водных экосистем 125 VII/5. Морское и прибрежное биологическое разнообразие 159 VII/6. Процессы проведения оценок 216 VII/7....»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКО UNEP/CBD/COP/8/11/Rev.1 2 February 2006 М РАЗНООБРАЗИИ RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Восьмое совещание Куритиба, Бразилия, 20–31 марта 2006 года Пункт 12 предварительной повестки дня * ДОКЛАД ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО СЕКРЕТАРЯ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ КОНВЕНЦИИ И БЮДЖЕТЕ ЦЕЛЕВЫХ ФОНДОВ КОНВЕНЦИИ Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ 1. На своем седьмом совещании Конференция Сторон в пункте 28...»

«Российская академия наук Институт озероведения РАН Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена Гидробиологическое общество РАН II Международная конференция Биоиндикация в мониторинге пресноводных экосистем 10-14 октября 2011г., Санкт-Петербург ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ II International Conference Bioindication in monitoring of freshwater ecosystems 10-14 October 2011, St.-Petersburg, Russia ABSTRACTS При поддержке: Отделения наук о Земле РАН, СПб Научного Центра РАН, РФФИ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РАН КОМИ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ КОМИ ОТДЕЛЕНИЕ РБО МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ РЕСПУБЛИКИ КОМИ УПРАВЛЕНИЕ РОСПРИРОДНАДЗОРА ПО РЕСПУБЛИКЕ КОМИ РОССИЙСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Всероссийская конференция БИОРАЗНООБРАЗИЕ ЭКОСИСТЕМ КРАЙНЕГО СЕВЕРА: ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ, МОНИТОРИНГ, ОХРАНА Материалы докладов 3-7 июня 2013 г. Сыктывкар, Республика Коми, Россия Сыктывкар, УДК 574.4:504(470-17+98) (063) ББК...»

«Институт систематики и экологии животных СО РАН Териологическое общество при РАН Новосибирское отделение паразитологического общества при РАН ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ТЕРИОЛОГИИ 18–22 сентября 2012 г., Новосибирск Тезисы докладов Новосибирск 2012 УДК 599 ББК 28.6 А43 Конференция организована при поддержке руководства ИСиЭЖ СО РАН и Российского фонда фундаментальных исследований (грант № 12-04-06078-г) Редакционная коллегия: д.б.н. Ю.Н. Литвинов...»

«Материалы международной научно-практической конференции (СтГАУ,21.11.2012-29.01.2013 г.) 75 УДК 619:616.995.1:136.597 КОНСТРУИРОВАНИЕ ПИТАТЕЛЬНЫХ СРЕД ДЛЯ ВЫДЕЛЕНИЯ И ИНДИКАЦИИ БАКТЕРИЙ РОДА AEROMONAS Н.Г. КУКЛИНА, И.Г. ГОРШКОВ, Д.А. ВИКТОРОВ, Д.А. ВАСИЛЬЕВ Ключевые слова: Aeromonas, выделение, индикация, питательные среды, микробиология, биотехнология, аэромоноз. Авторами публикации сконструированы две новые питательные среды для выделения и идентификации бактерий рода Aeromonas: жидкая...»

«Институт биологии Коми НЦ УрО РАН РЕГИСТРАЦИОННАЯ ФОРМА КЛЮЧЕВЫЕ ДАТЫ Коми отделение РБО Заявка на участие и тезисы докладов в электронном виде 1.02.2013 Министерство природных ресурсов и охраны Фамилия Второе информационное письмо 1.03.2013 окружающей среды Республики Коми Оплата оргвзноса 15.04.2013 Имя Управление Росприроднадзора по Республике Коми Регистрация участников Отчество и открытие конференции 3.06. ФИО соавтора (соавторов) Представление материалов БИОРАЗНООБРАЗИЕ ЭКОСИСТЕМ для...»

«АССОЦИАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТОВ ПО КЛЕТОЧНЫМ КУЛЬТУРАМ ИНСТИТУТ ЦИТОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ISSN 2077- 6055 КЛЕТОЧНЫЕ КУЛЬТУРЫ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ВЫПУСК 27 CАНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2011 ISSN 2077- 6055 УДК 576.3, 576.4, 576.5, 576.8.097, М-54 Клеточные культуры. Информационный бюллетень. Выпуск 27. Отв. ред. М.С. Богданова. - СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2011. - 94 с. Настоящий выпуск содержит информацию об основных направлениях фундаментальных и прикладных исследований на клеточных культурах, о...»

«Материалы международной научно-практической конференции Бактериофаги: Теоретические и практические аспекты применения в медицине, ветеринарии и пищевой промышленности Том II Ульяновск - 2013 Материалы международной научно-практической конференции Бактериофаги: Теоретические и практические аспекты применения в медицине, ветеринарии и пищевой промышленности / - Ульяновск: УГСХА им. П.А. Столыпина, 2013, т. II - 186 с. ISBN 978-5-905970-14-6 Редакционная коллегия: д.б.н., профессор Д.А. Васильев...»

«Уважаемые участники конференции! От имени Дальневосточного государственного технического рыбохозяйственного университета я рад приветствовать вас на очередной Международной научно-технической конференции Актуальные проблемы освоения биологических ресурсов Мирового океана. Я уверен, что в ходе работы мы сможем обсудить множество актуальных тем: совершенствование существующих технологий, нахождение путей оптимизации эксплуатации биоресурсов, исчезновение некоторых видов рыб, а также многие другие...»

«УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ! Министерство здравоохранения Республики Беларусь, учреждение образования Белорусский государственный медицинский университет, учреждение образования Витебский государственный медицинский университет, ГУО Белорусская медицинская академия последипломного образования, Белорусская общественная организация дерматовенерологов и косметологов приглашают Вас принять участие в работе Республиканской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 100-летию...»

«Российская Академия Наук Институт географии РАН Геологический институт РАН Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Палинологическая комиссия России Комиссия по эволюционной географии Международного географического Союза Палинологическая школа-конференция с международным участием МЕТОДЫ ПАЛЕОЭКОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ (Москва, 16-19 апреля 2014) Тезисы докладов International Palynological Summer School METHODS OF PALAEOENVIRONMENTAL RESEARCHES (Moscow, April, 16-19, 2014) Book...»

«Российская академия наук Институт озероведения РАН Биоиндикация в мониторинге пресноводных экосистем II Bioindication in monitoring of freshwater ecosystems II Издательство Любавич Санкт-Петербург 2011 УДК 504.064.36 Ответственные редакторы: Член-корр. РАН В.А. Румянцев, д.б.н. И.С. Трифонова Редакционная коллегия: д.б.н. И.Н. Андроникова, к.б.н. В.П. Беляков, к.б.н. О.А. Павлова, к.б.н. М.А. Рычкова Биоиндикация в мониторинге пресноводных экосистем II. Сборник материалов международной...»

«Камчатский филиал Тихоокеанского института географии (KФ ТИГ) ДВО РАН Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО) Биология Численность Промысел Петропавловск-Камчатский Издательство Камчатпресс 2009 ББК 28.693.32 Б90 УДК 338.24:330.15 В. Ф. Бугаев, А. В. Маслов, В. А. Дубынин. Озерновская нерка (биология, численность, промысел). Петропавловск-Камчатский : Изд-во Камчатпресс, 2009. – 156 с. В достаточно популярной форме представлены научные данные о...»

«01 – 31 августа 2013 2013 Содержание Общие тенденции инновационной сферы Биотехнологии Медицина и здравоохранение Новые материалы и нанотехнологии Транспортные и космические системы Рациональное природопользование Энергоэффективность и энергосбережение Список источников 2 Общие тенденции инновационной сферы Российские ученые создают искусственное человеческое тело Российские ученые приступили к разработке протеза всего человеческого тела. Об этом в ходе пресс-конференции заявил профессор МГУ,...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.