WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА АКТУАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Материалы Международной научно-практической конференции (17 апреля 2012 г.) Сборник научных статей Краснодар 2012 1 УДК 082 ББК 72я431 Т 11 ...»

-- [ Страница 6 ] --

2. Введение в философию / Сост.: И.Т. Фролов и др. М., 2004. С. 432-435.

ОТРАСЛЕВОЙ ПРИНЦИП СТРУКТУРИРОВАНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО

И РЕГИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

За годы правовой реформы в России по сути сложилась новая структура законодательства. До недавнего времени в Российской Федерации действовал Общеправовой классификатор отраслей законодательства, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 года № 2171 «Об Общеправовом классификаторе отраслей законодательства» [10]. В нем содержалось 48 отраслей законодательства, среди которых – 7 по сферам государственной жизни. Половина указанных отраслей законодательства совпадала с отраслями права, часть была представлена комплексными отраслями – законодательство о недрах, культуре, здравоохранении и т.д. В целом классификатор отвечал своему основному предназначению – способствовать наиболее полному и достоверному поиску правовой информации. Достоинством классификатора являлось и то, что он максимально соответствовал состоянию российского законодательства на тот период. Вместе с тем его структура в значительной степени основывалась на схеме Свода законов СССР и, несмотря на то, что классификатор «воспринимал» происходящие в обществе новые процессы, он неизбежно отражал заложенную в Своде законов систему, в которой государство выступает как основной хозяйствующий субъект. Помимо этого классификатор сохранил и некоторые другие характерные черты того времени, порождающие на практике определенные проблемы. Одной из таких проблем было, в частности разграничение публично-правовых и частноправовых отношений в процессе систематизации. Наиболее четко это просматривается в сфере финансовых и кредитно-денежных отношений. Глубокие изменения коснулись и таких областей правового регулирования, как права человека, социальная сфера, вопросы предпринимательства, собственности и приватизации и т.д. [2, c. 201-202].

В связи с тем, что назрела потребность в новом подходе к самой концепции классификатора, в поиске иных критериев построения его структуры, был создан новый Классификатор правовых актов, одобренный Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года № 511 «О Классификаторе правовых актов» [9], и сегодня он является, по существу, единственным официальным источником классификации российского законодательства. В Классификаторе отражены новые концептуальные подходы к разработке системы классификации правовых актов с учетом предшествующего опыта, органично учтены структурные преобразования, которые российское законодательство претерпело за последние годы. В основных своих параметрах он соответствует структуре базовых законов, предназначение которых – существенно реформировать наиболее значимые сферы общественных отношений. Это прежде всего кодексы: Гражданский, Уголовный, Налоговый, Бюджетный, Трудовой и Кодекс об административных правонарушениях [2, c. 203].

Отраслевой принцип структурирования и упорядочения российского законодательства на всех уровнях в теории права приобретает актуальность как важнейшая исследовательская задача, связанная с разработкой строгих критериальных оснований для выделения в системе права и системе законодательства отраслей, подотраслей и правовых институтов; определения в них места некоторых нормативных массивов, ориентированных либо на отраслевой характер, либо имеющих комплексное предназначение.

При этом, по нашему мнению, законодательство субъектов Федерации приобретет необходимые системно-правовые связи в рамках иерархической взаимосогласованности, задаваемой отраслевым делением нормативно-правового материала, и одновременно создаст законодательное стимулирование нужных региону направлений реформирования экономической системы.

В юридической литературе продолжается дискуссия о методологическом значении отраслевого принципа систематизации российского законодательства на современном этапе [7, c. 9-14]. Традиционный подход отождествляют отрасль права с отраслью законодательства по предметному критерию - общественным отношениям, подлежащим правовому регулированию. На федеральном конституционном уровне закреплены основные отрасли российского законодательства в качестве предметов ведения Федерации: уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительское, гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство (п. «о» ст. 71 Конституции РФ). Административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды отнесены к предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов (п. «к» ст. 72 Конституции РФ).

Следует заметить, что перечень отраслей законодательства, обозначенный в Конституции Российской Федерации, не является окончательным и закрытым, что создает простор для развития российского законодательства на всех уровнях, прежде всего на уровне субъектов Федерации. Отдельные отрасли законодательства в данном случае на конституционном уровне названы впервые (административное и административнопроцессуальное, жилищное, арбитражно-процессуальное законодательство, об охране природной среды и природопользовании).

Предметный критерий отраслевой дифференциации права и законодательства предполагает наличие небольшого перечня основных отраслей права (традиционных и общепризнанных), которому соответствует такое же или немногим большее количество отраслей законодательства. Предмет правового воздействия может быть определен как конкретная сфера общественных отношений, регулируемая конкретной отраслью права, а отрасль законодательства оформляет в совокупности законов и подзаконных актов соответствующие нормативно-процессуальные моменты. Ограниченность предметного критерия отраслевого деления системы права и системы законодательства очевидна: правовая регуляция специализирована с учетом общественных отношений, сужающих сферы традиционного воздействия права, на такие предметные области, как земельная, трудовая, экологическая, финансовая и т.д. Кроме того, сами предметные области не имеют абсолютного разграничения и пересекаются, что требует взаимопроникновения различных видов нормативно-правовой регуляции, С нашей точки зрения, использование второго критерия отраслевого деления системы права и системы законодательства позволяет нейтрализовать недостатки предметно-правовой классификации отраслей законодательства. Речь идет о методе регуляции общественных отношений как дополнительном критериальном основании отраслевой дифференциации права и законодательства. Правовая регуляция, как правило, осуществляется двумя методами – диспозитивным и императивным. Регламентация императивного типа предполагает ориентацию законотворческой деятельности на защиту публичных (государственных) интересов путем определения прав и обязанностей государственных органов и вступающих в отношения с ними граждан, корпораций, учреждений, реализующих в первую очередь общие интересы. При этом сами отношения трактуются как публично-правовые, а их регуляция проводится в рамках властных полномочий государственных органов [5, c. 91-100].



Следует подчеркнуть, что диспозитивный метод в большей степени направлен на обеспечение защиты интересов частных лиц и корпоративных объединений, ориентирует законотворчество на регуляцию равноправного типа, когда субъекты правоотношений обладают в равной мере властными полномочиями. Такие отношения определяются как частноправовые, в рамках которых их участники сами обозначают собственные права и обязанности в пределах общеустановленной нормы закона.

В соответствии с данным критерием в конкретных отраслях права и законодательства были предусмотрены доминирующие методы правового регулирования. Уголовное право закрепляло особую значимость запретительного метода и ответственности за его нарушения в виде наказания; административное право отдавало предпочтение методу власти и подчинения, т.е. иерархичности субъектов правоотношений; гражданское право использовало метод автономии и равнозначности участников общественных отношений и т.д.

Метод правового регулирования в качестве второго критерия отраслевого деления права и законодательства упрощает классификацию отраслей законодательства, позволяя свести ее к двум крупным, сферам – публичного и частного права. Первая из них оформляет типичные для всякого демократического государства с конституционным строем отрасли законодательства, охраняющие интересы всего общества на государственной основе. В правовом пространстве России и субъектов Федерации в таком случае должны найти обязательное упрочение и развитие конституционное, административное, финансовое, уголовное законодательство, законодательство о судоустройстве, гражданском и уголовном судопроизводстве как основные системообразующие отрасли российского законодательства, исходящие из сферы публичного права.

Вторая сфера – сфера частного права – преимущественно закреплена в гражданском законодательстве, которая приобрела в России базовую статусность в защите частных интересов отдельных лиц и корпораций с позиций их равенства прежде всего на имущественном уровне, в отношениях собственности, реализации прав гражданина и человека [1, с. 53-55].

Таким образом, по нашему мнению, метод правового регулирования с учетом его публично-правовой или частноправовой направленности способствует четкому разграничению отраслей законодательства в соответствии с накопленным опытом развития советского законодательства (трудовое, семейное, земельное, лесное, водное, горное (о недрах), колхозное право как его источники) и опытом использования международной нормативно-правовой базы (поличное и частное право).

Вместе с тем предмет и метод правового регулирования как общепризнанные критерии отраслевой дифференциации законодательства не учитывают; по крайней мере, двух особенностей, присущих функционированию и развитию современной российской законодательной системы: а) наличие комплексных методов регулирования, сочетающих публичноправовые и частноправовые механизмы; б) использование одного и того же предмета в качестве объекта регуляции в разных отраслях в зависимости or целей и характера регулирования.

Для того, чтобы однозначно определить какую-либо отрасль законодательства, использования двух указанных критериев недостаточно. Поясним данную теоретическую ситуацию конкретными примерами. Законодательство об охране окружающей природной среды имеет собственный предмет и метод регулирования (охрана прав граждан на здоровую экологическую среду путем нормирования ее качества на основе экологической экспертизы и контроля за деятельностью предприятий различных форм собственности), но по содержанию (конкретные объекты охраны) и способам регуляции (земельное, лесное законодательство, законодательство о недрах, о водных ресурсах, гражданское законодательства) является комплексным образованием, не имеющим однозначной отраслевой определенности.

Трудовое законодательство, напротив, непосредственно не отграничено от гражданского законодательства как самостоятельной сферы частноправового характера, но имеет особый предмет регулирования (социальные гарантии трудовых правоотношений) и метод обеспечения социального партнерства (возрастание роли частноправовых механизмов при проведении конкурсного отбора работников работодателями и т.д.). Оба признака позволяют фиксировать трудовое законодательство как отдельную отрасль [7, c. 76-78].





В связи с этим заслуживает внимания точка зрения Р.З. Лившица, предложившего при определении отрасли законодательства, кроме предмета и метода регулирования, учитывать еще третий критерий – степень регулирования, наличие кодификационных актов. Указанный критерий был обоснован и понятийно обозначен еще в 1956 году Л.И. Дембо как «объективно обусловленный интерес государства в самостоятельном регулировании данного комплекса общественных отношений» [3]. По мнению Р.З. Лившица, такой критерий отражает практическую целесообразность формирования отрасли законодательства с учетом целей и потребностей законодателя, а предмет и метод правового регулирования предполагают ее теоретическую обоснованность. Отраслевая дифференциация, следовательно, приобретает реальную спецификацию по трем критериям – предмету (что регулируется), методу (как регулируется), наличию кодификационного акта (чем регулируется), что существенно облегчает систематизацию законодательства в рамках его горизонтальной структуры [5, c. 120-121].

Таким образом, как показал наш анализ, сложность, объемность, противоречивость, несогласованность современного российского законодательства на федеральном и региональном уровнях очевидна и нуждается в теоретическом и практическом упорядочении законодательных актов как горизонтальном структурировании системы законодательства на основе используемых трех критериев: системно-правового, государственноуправленческого и предметного.

В соответствии с этими критериями горизонтальная структура законодательства в целом делится на отрасли законодательства, соответствующие отраслям права, и комплексные отрасли законодательства, определяемые применительно к сферам государственного управления экономикой и социальными отношениями. Горизонтальная структура российского законодательства имеет разные уровни нормативности: надотраслевой, основных отраслей, подотраслевой, институциональный и т.д., разграничение которых обеспечивает не только различные темпы регламентации общественных отношений, но и интеграцию разнородных правовых норм и институтов права при решении конкретных вопросов реформирования российского гражданского общества.

Важно подчеркнуть, что развитие и оформление отрасли законодательства – процесс достаточно сложный и многоплановый. Принятие базового или нескольких кодифицированных актов, по сути, завершают процедуру становления ее как самостоятельного образования. При этом задача юридической науки – дать обоснование предмета и метода новой отрасли законодательства, а реализация научных рекомендаций состоит в осуществлении кодификационных мероприятий.

Отсюда, с нашей точки зрения, представляет интерес одна из возможных теоретических схем систематизации прежде всего регионального законодательства по признаку нацеленности правового регулирования. Базовым кодификационным актом для данной модели является Конституция Российской Федерации.

Первая группа – отрасли законодательства, регулирующие экономику:

гражданское, хозяйственное, законодательство о предпринимательстве, финансовое (включая налоговое), патентное, законодательство об инвестициях и др.

Вторая группа – отрасли, регулирующие социальное развитие; трудовое законодательство, авторское, о социальном обеспечении (включая пенсионное), жилищное законодательство, об образовании, здравоохранении, брачно-семейное и др.

Третья группа – отрасли, регулирующие охрану природы и окружающей среды: сельскохозяйственное, водное, лесное, земельное законодательство, законодательство о недрах, об охране животного мира, об охране атмосферного воздуха и др.

Четвертая группа – отрасли, регулирующие охрану общественного порядка: законодательство о судоустройстве, о прокуратуре, об органах безопасности и милиции (ныне полиции), об адвокатуре; гражданское судопроизводство, арбитражный процесс; законодательство об административных правонарушениях; уголовное законодательство, уголовный процесс; исправительное законодательство и др.

Пятая группа – законодательство о международных отношениях, об обороне и внешней безопасности [4; 5, c. 123-124].

Главный недостаток при веденного варианта систематизации отраслей законодательства, по нашему мнению, состоит в том, что он не учитывает комплексные массивы законодательства и в определенной мере способствует размыванию границ классических отраслей права и законодательства, хотя и предлагает один из оптимальных наборов отраслевой дифференциации законодательных актов.

В теоретическом плане вопрос о комплексных отраслях законодательства и их своеобразии требует дополнительного обсуждения в контексте проблемы систематизации современного российского законодательства.

Комплексные отрасли законодательства определяются как «системные образования со своим активным центром в виде кодифицированного акта, но испытывающие, однако, влияние и отраслевых основополагающих законов» [7, c. 81].

Насколько нам известно, идея комплексной отрасли законодательства выдвинута В.К. Райхером в 1947 году и основательно проработана С.С. Алексеевым как форма объединения разнородного нормативного материала путем введения общих принципов, приемов регулирования, институтов с целью оперативного решения возникающих проблем социальноэкономического и политического развития. Понятия «законодательные комплексы» и «законодательные массивы» в методологическом плане служат обоснованию данной идеи на структурном уровне с учетом степени интегративности (комплексности) его правового регулирования [1, c. 108-111].

Подчеркнем, что структурное деление законодательства, таким образом, содержит внутрисистемные связи и зависимости разной степени нормативности: а) отрасли законодательства, совпадающие в определенном объеме с соответствующими отраслями права; б) отрасли законодательства, охватываемые одной отраслью права; в) комплексные отрасли законодательства. Понятие «законодательный комплекс» при этом обозначает именно комплексные нормативно-правовые акты, а понятие «законодательный массив» применяется для характеристики процесса формирования подотраслей и отраслей законодательства в его различных вариативных трансформациях, включая уровень субъектов Федерации. Отраслевая дифференциация законодательства, законодательные комплексы и массивы как основные понятия горизонтального структурирования системы регионального законодательства в целом характеризуют объективно происходящие процессы его специализации и унификации.

Проведенный нами теоретический анализ горизонтальной структуры законодательства России имеет методологическую значимость для оценки состояния и систематизации законодательства на уровне Федерации и ее субъектов. Во-первых, отраслевая дифференциация законодательства субъектов Федерации позволяет учесть опыт его систематизации, накопленный в советский период развития. Как известно, именно классическое гражданское право стало источником оформления таких отраслей советского законодательства, как семейное, трудовое, земельное, лесное, водное, горное, колхозное и т.д., обладающих самостоятельной кодификационной значимостью (уровень основ законодательства и кодексов). В настоящее время децентрализация нормотворческих полномочий между Федерацией и ее субъектами, закрепленная новой Конституцией Российской Федерации, предполагает разведение гражданского законодательства и указанных, смежных с ним, отраслей по разным предметам ведения: первое относится исключительно к федеральной сфере, вторые составляют предметы совместного ведения Федерации и ее субъектов, т.е. выводятся за рамки гражданско-правового регулирования. Возникает парадоксальная нормативно-законодательная ситуация: могут ли акты смежных с гражданским законодательством отраслей, принятые на региональном уровне (субъектов Федерации), содержать нормы гражданского права, если оно отнесено к исключительному, а не совместному с субъектами Федерации ведению. Другими словами, законодательные акты семейного, трудового, жилищного, земельного и других законодательств лишаются, таким образом, гражданско-правового нормативного обеспечения с учетом его конкретизации применительно к местным региональным условиям.

Толстой Ю.К. считает допустимым принятие на уровне субъектов Федерации таких отраслевых законодательных актов, в содержание которых входят гражданско-правовые нормы, с соблюдением условия их соответствия законам федерального уровня, в первую очередь Гражданскому кодексу Российской Федерации. Теоретическое обоснование такой интерпретации дается им (Ю.К. Толстым) на основе различения отраслей права и законодательства. Наличие в нормативном акте семейного, жилищного, трудового и др. законодательств, отнесенных к совместному ведению Федерации и ее субъектов, гражданско-правовых по своей юридической природе норм не превращает его в акт гражданского законодательства. Принятие такого акта на уровне, субъекта Федерации полностью соответствует полномочиям субъекта Федерации, определенным в статье 72 Конституции РФ и не противоречит ст. 71, закрепляющей исключительные полномочия Федерации по предметам ведения [8].

Представляется, что данное решение обозначенной выше проблемы создаст еще больше оснований для дальнейших споров, двусмысленностей недоразумений и противоречий. Опыт систематизации советского законодательства содержит апробированную форму правовой регуляции предметов совместного ведения – Основы законодательства как кодифицированный акт, предусматривающий основные направления развития, административного, административно-процессуального, трудового, семейного, жилищного и другого законодательства.

При этом важно подчеркнуть, что Основы законодательства не только являются базовой ориентацией законодательной деятельности субъектов Федерации, но одновременно есть акты прямого действия. Все субъекты Федерации должны в обязательном порядке зафиксировать для собственной правотворческой деятельности данную особенность Основ законодательства, иначе без прямого действия теряется юридический смысл обозначенной формы кодификации. Использование подобных вариантов систематизации характеризует и другие законодательные системы, например:

Соединенных Штатов Америки, Франции и т.д.

Во-вторых, отраслевая дифференциация законодательства в качестве одного из ее критериев содержит конституционно закрепленный новый институт совместного ведения между органами власти Российской Федерации и органами власти ее субъектов, что задает определенную меру в соотношении федерального и регионального законодательства. Как было показано нами в первом разделе исследования, такой институт изначально способствует возникновению юридических коллизий между законодательством Федерации и ее субъектов в силу нечеткого разграничения полномочий субъектов Федерации. Формулировка «совместное ведение» требует дополнительных разъяснений и юридических уточнений, поскольку субъекты законодательной деятельности на федеральном и региональном уровнях сами задают критерии правотворчества, его эффективности, что порождает дублирование, абстрактность издаваемого нормативного материала особенно субъектами Федерации.

Следует также учитывать то фактическое состояние отраслевой динамики современного российского законодательства, когда в рамках, к примеру, административного права и законодательства, отнесенных к совместному ведению Федерации и ее субъектов, происходит процесс постепенного выделения самостоятельных отраслей законодательства на базе правовых комплексов, первоначально входящих в состав административного законодательства (законодательство в области образования, здравоохранения, культуры и т.д.).

Противоречивое толкование предметов ведения Федерации и предметов совместного ведения с ее субъектами не позволяет добиться точной юридической расшифровки конкретных конституционных понятий, закрепленных в ст. 71 и 72 Конституции Российской Федерации. Понятия: установление, управление, регулирование, обеспечение, координация, общие вопросы, вопросы, разграничение, защита не выражают соответствующих объемов и характера полномочий органов государственной власти Федерации и ее субъектов, не специфицируются в различных по форме законодательных актах и методах правового регулирования [6].

В связи с этим, необходимо изменение конституционного законодательства России в той части, где закрепляются предметы ведения Российской Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов (ст. 71 и 72). Целесообразно максимально ограничить и четко определить перечень предметов ведения, отнесенных к совместной компетенции (изначально коллизионной), или вообще ликвидировать институт предметов совместного ведения, заменив его на оптимальный набор полномочий субъектов Федерации в отраслевой систематизации российского законодательства.

Такая мера, как нам представляется, позволит избежать дисгармоничности на федеральном и региональном уровнях, а также усилит функции надзора Конституционного Суда Российской Федерации не только в плане определения конституционности законов субъектов Федерации с позиций разграничения полномочий Федерации и ее субъектов, но и по содержанию нормативно-правового регулирования на предмет выявления реальных противоречий.

В-третьих, отраслевой принцип структурирования законодательства предусматривает упорядочение нормативно-правового материала. В зависимости от целей и характера задач реформирования социальнополитической системы России будут меняться формы систематизации отечественного законодательства, отдавая приоритет инкорпорации, консолидации или кодификации. В целом следует подчеркнуть, что без всесторонней систематизации российского законодательства стабильность правотворчества (особенно субъектов Федерации) не может быть достигнута.

Литература 1. Алексеев С.С. Государство и право: Начальный курс. М., 1993.

2. Баранов В.М., Чуманов Е.В. Классификация в российском законодательстве. Н.

Новгород, 2005.

3. Дембо Л.И. О принципах построения системы права // Советское государство и право. 1956. № 8.С. 91.

4. Концепции развития российского законодательства / Под ред. Т.Я Хабриевой, Ю.А.

Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 2004.

5. Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994.

6. Ноздрачев А.Ф., Пронина В.С., Хангельдыев Б.Б. и др. О развитии административного законодательства // Государство и право. 1996. № 7. С. 3-5.

7. Российское законодательство: проблемы и перспективы / Под ред. Л.А. Окунькова и др. М., 1995.

8. Толстой Ю.К. Что такое гражданское законодательство // Правоведение. 1996. № 3.

С. 216-217.

9. Указ Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 года № 511 «О Классификаторе правовых актов» (ред. от 28.06.2005 г.) // Собрание законодательства РФ.

2000. № 12. Ст. 1260.

10. Указ Президента Российской Федерации от 16 декабря 1993 года № 2171 «Об Общеправовом классификаторе отраслей законодательства» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 119 (Данный Указ Президента Российской Федерации утратил силу в связи с изданием Указа Президента Российской Федерации от марта 2000 года № 511 (ред. от 28.06.2005 г.) // Собрание законодательства РФ.

2000. № 12. Ст. 1260.

ПРОБЛЕМА ОТХОДОВ: АНАЛИЗ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

«ОБ ОТХОДАХ ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ»

КАК ГЛАВНОГО ДОКУМЕНТА, РЕГУЛИРУЮЩЕГО

ОБРАЩЕНИЕ С ОТХОДАМИ

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Федеральный закон № 89 от 24 июня 1998 года «Об отходах производства и потребления» является главным документом в области обращения с отходами и определяет основные цели и принципы государственной политики в этой сфере. Как говорится во вступлении закона, настоящий Федеральный закон определяет правовые основы обращения с отходами производства и потребления в целях предотвращения вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду, а также вовлечения таких отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья [1].

Внимательно ознакомившись с текстом закона можно сделать ряд замечаний по его содержанию. В первую очередь следует отметить несовершенство понятийного аппарата, его неполноту. Например, не дано определение такому важному понятию, как «твердые бытовые отходы». Даже, несмотря на то, что далее он упоминается при установлении тарифов, лимитов на размещение отходов и правонарушений в сфере обращения с отходами, в их лицензировании, налогообложении сбора и транспортировки отходов и прочих отчетностях. Крайне важно не оставить термин твердые бытовые отходы без внимания и включить его в понятийный аппарат наравне с остальными. Похожее положение сложилось и с некоторыми другими, не менее важными терминами. Без определения остались упоминающиеся в статье 8 о полномочиях органов местного самоуправления в области обращения с отходами понятия «мусор», «бытовые отходы», «промышленные отходы», «вывоз отходов», «переработка отходов», «утилизация отходов». Помимо этого, было бы не лишним учесть мировой опыт и изменить формулировку определения «опасные отходы». На Западе давно введено в практику использование списков опасных отходов (в США: зеленый, желтый и красный). Это способствует тому, что в компетенцию государственного регулирования входит только ограниченный перечень отходов, которые действительно являются опасными. В России этот опыт можно было бы легко применить, присвоив формулировку «опасные отходы» отходам I-II класса опасности и некоторым отходам III-го класса.

Предложенные изменения позволят избежать двойственного толкования.

Следует предусмотреть дифференцированный подход к отходам, которым необходимо специальное регулирование. Особого внимания к себе требуют медицинские отходы. Они образуются в лечебнопрофилактических учреждениях, и представляют опасность в эпидемиологическом отношении и могут быть загрязнены токсичными и радиоактивными веществами. Правовые основы обращения с медицинскими отходами были закреплены в Федеральном законе «Об отходах производства и потребления». Но 30 декабря 2008 года был принят Федеральный закон N 309-ФЗ «О внесении изменений в статью 16 Федерального закона «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», который исключил из сферы регулирования данного Закона медицинские и биологические отходы. Это правильно по той причине, что медицинские отходы нельзя отнести в полной мере к отходам производства. Образование и обращение с медицинскими отходами идет на другой основе. Такие требования к отходам производства, заложенные в Федеральном законе «Об отходах производства и потребления», как минимизация отходов и вторичное использование по отношению к медицинским отходам, может оказаться признаком ухудшения качества оказываемой медицинской помощи. Однако с отменой данной нормы складывается правовой пробел в сфере обращения с медицинскими отходами.

Ещё одна важная тема, затрагиваемая законом – лицензирование деятельности по обращению с отходами. Согласно статье 4, организация, покупающая опасные отходы, даже в качестве вторичного сырья, должна иметь лицензию на осуществление деятельности в области обращения с опасными отходами. Статья 9 обязывает лицензировать деятельность по обращению с опасными отходами. И статья 7 Федерального закона № «О лицензировании отдельных видов деятельности» в числе видов деятельности, подлежащих лицензированию, называет деятельность по обращению с опасными отходами. То есть, согласно этому и формулировке «опасные отходы» в законе «Об отходах производства и потребления», лицензирование не распространяется на деятельность по обращению с отходами V класса опасности.

Стоит отметить, что довольно сильно усложнена действующим законодательством процедура получения паспортов опасных отходов. Это значительно затрудняет предприятиям сдачу отходов на полигоны. В противовес этому в статье 24 в качестве экономического стимулирования деятельности в области обращения с отходами обозначено понижение размера платы за размещение отходов и применение ускоренной амортизации, но это не может служить заметным стимулом из-за своей незначительности.

Более того, собственники отходов не имеют стимулов заниматься переработкой отходов и освобождением земель, выведенных из пользования для создания объектов размещения отходов. Часть объектов размещения отходов оформляется как объекты их временного хранения, без уточнения продолжительности хранения, что позволяет полностью исключить внесение платы со стороны собственников отходов за размещение отходов на указанных объектах. Существующая законодательная база не позволяет стимулировать хозяйствующих субъектов, осуществляющих внедрение малоотходных технологий. Несмотря на то, что в сфере обращения с твердыми бытовыми отходами существует много возможностей для малого и среднего бизнеса, инвестирование в эту сферу деятельности реализуется слабо. В связи с этим, одной из важных задач законодательства становится разработка механизмов привлечения инвестиций в эту сферу. Законодательная база должна быть направленной на закрепление экономических стимулов.

Законом установлено, что с физических и юридических лиц взимается плата за сбор и вывоз твердых бытовых отходов, а почти все расходы за их переработку оплачивает бюджет. Стоило бы обратиться к иностранному опыту и законодательно закрепить принцип, когда оплата взимается с производителя отходов. Это позволит переложить основные затраты на сбор и переработку отходов на производителей, что повысит их заинтересованность в уменьшении количества отходов. Беря за пример международное экологическое законодательство, в законе должен быть закреплен принцип ответственности производителей за утилизацию их продукции в конце жизненного цикла, приоритет утилизации отходов над их размещением, использование новейших научно-технических достижений в целях реализации малоотходных и безотходных технологий. Положения закона должны гармонизировать с международными нормативными документами.

Закон определяет приоритетные направления государственной политики в сфере обращения с отходами: внедрение ресурсосберегающих технологий, создание системы управления отходами, вовлечение отходов в хозяйственный оборот, указаны права собственности на отходы. Однако большое количество подзаконных актов не позволяет эффективным образом обеспечить реализацию норм и принципов указанного закона. Отсутствие законодательно закрепленных экономических регуляторов, применение которых в зарубежных странах позволило создать эффективные системы вторичного использования отходов и сократить негативное воздействие отходов на окружающую среду, так же является несомненным недостатком данного закона. Принятие во внимание всех этих замечаний будет способствовать решению проблемы отходов в стране.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» носит характер «рамочного» закона – содержит в основном нормы-пожелания, которые не получили должного развития, чтобы можно было обеспечить их прямое действие, и требует дальнейшей доработки.

Литература Федеральный закон от 24 июня 1998 г. N2 89-ФЗ (с изм. и доп.) «Об отходах производства и потребления».

ДОГОВОР ОКАЗАНИЯ РИЭЛТОРСКИХ УСЛУГ

В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Казахский гуманитарно-юридический университет, На сегодняшний день риэлторская деятельность является достаточно распространенным видом деятельности в Казахстане, в связи с этим большое распространение в юридической практике получил договор оказания риэлторских услуг.

Законодательство Республики Казахстан не содержит требований относительно формы договора по оказанию риэлторских услуг, поэтому в данном случае следует применять общие положения Гражданского Кодекса Республики Казахстан о формах сделок.

Ключевым моментом в деятельности риэлтерской организации является заключение договора возмездного оказания риэлтерских услуг (риэлтерского договора). Указанный договор по виду относится к договорам возмездного оказания правовых услуг, регулируемых положениями главы 33 Гражданского Кодекса Республики Казахстан.

Теперь необходимо установить квалификацию договора оказания риэлторских услуг (его конституирующие признаки), т.е. выявить все необходимые юридические признаки, позволяющие выделить данный договор из массы однородных договоров возмездного оказания услуг. Данные признаки составляют сущность рассматриваемого договора, его юридическую природу:

1) договор оказания риэлторских услуг относится к числу договоров оказания услуг;

2) рассматриваемый договор относится к числу консенсуальных договоров, т.к. считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям. Соглашение сторон является необходимым и достаточным для вступления договора в юридическую силу;

3) данный договор двусторонний, поскольку исполнение обязательств потребителя по оплате услуг обусловлено исполнением риэлтором своих обязательств по оказанию услуг потребителю;

4) договор оказания риэлторских услуг – возмездный договор, т.к. услуги предоставляются только за плату;

5) предметом договора являются услуги, предоставляемые при совершении гражданско-правовых сделок с объектами недвижимости и правами на них на рынке недвижимости, в том числе по приобретению, продаже и обмену объектов недвижимости в соответствии с действующим законодательством;

6) сторонами договора являются коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, осуществляющие постоянно или систематически посредническую предпринимательскую деятельность по возмездному оказанию риэлторских услуг (риэлтор), и потребитель (физическое или юридическое лицо), приобретающий предоставляемые услуги в своих личных целях, не связанных с извлечением прибыли;

7) договор оказания риэлторских услуг относится к публичным договорам и обладает всеми присущими им признаками;

8) данный договор предполагается заключенным прежде всего в интересах потребителя, поскольку совершается именно «за счет» потребителя.

Как уже отмечалось, договор оказания риэлторских услуг является по своей юридической природе публичным договором, в отношении которого Гражданский Кодекс устанавливает специальные требования (ст. 387 ГК).

Первое требование относится к риэлтору – юридическому лицу, которое непременно должно быть коммерческой организацией (риэлторской фирмой). Второе требование – риэлторская фирма, являющаяся стороной публичного договора, по характеру своей деятельности должна предоставлять соответствующие услуги каждому, кто к ней обратится. В свою очередь, целью деятельности риэлторских фирм и индивидуальных предпринимателей является оказание услуг на рынке недвижимости широкому кругу лиц – потребителей, т.е. основная цель деятельности риэлторов – осуществление потребительской функции. Таким образом, риэлтор обязан заключить договор с каждым обратившимся к нему желающим, при условии, что он обладает необходимыми возможностями для оказания соответствующих услуг.

Немало споров вызывает вопрос о правовой природе риэлторских услуг. В цивилистической литературе существуют различные точки зрения по данному вопросу. Одни авторы рассматривают договор оказания риэлторских услуг в рамках посреднических договоров, отчасти включая и консультационные услуги [1, с. 8], при этом оставляя за пределами данного договора информационные услуги, другие - наряду с посредническими договорами значимую роль отводят информационным и консультационным услугам [2, с. 108-111]. Позиция последних представляется более обоснованной, так как риэлтор может оказывать услугу клиенту непосредственно, заключая сделку в его интересах (юридическое посредничество), а может своими фактическими действиями предоставлять клиенту необходимую информацию в виде оказания информационной, а возможно, и консультационной услуги.

На сегодняшний день правовая база в данной сфере деятельности отсутствует. Перспектива ее создания представлена лишь законопроектом.

Предполагается, что под понятие риэлторской деятельности будут подпадать:

– деятельность риэлтора в качестве посредника при заключении сделок с недвижимым имуществом или правами на него между третьими лицами;

– деятельность риэлтора по организации торговли недвижимым имуществом;

– деятельность риэлтора по созданию отдельных объектов недвижимого имущества с целью последующей их продажи, передачи в возмездное пользование;

– деятельность риэлтора по доверительному управлению недвижимым имуществом;

– деятельность риэлтора по предоставлению консультационных услуг, услуг по изучению конъюнктуры рынка, иных возмездных услуг, сопутствующих гражданскому обороту недвижимого имущества;

– юридические услуги, связанные с консультированием по вопросам применения законодательства РК о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним;

– иные виды деятельности, не противоречащие законодательству РК.

Гражданское законодательство не содержит требований относительно обязательных условий договора по оказанию риэлторских услуг, поэтому риэлтор вправе самостоятельно разрабатывать условия договоров на осуществление отдельных видов риэлторской деятельности.

Договор на оказание риэлтерских услуг, как и любой договор, считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем его существенным условиям (ст. 393 ГК РК).

В Гражданском Кодексе не содержится перечня существенных условий договора об оказании услуг. Исходя из норм ст. 683, 685 ГК можно прийти к выводу о том, что такими условиями для договоров данного вида являются его предмет, сроки и порядок оплаты услуг.

Литература Накушнова Е.В. Понятие договора оказания риэлторских услуг, его юридическая природа, стороны // Информационно-аналитическая газета «Налоги». 2007. № (526). С. 8.

2. Полищук Е.В. Риэлтор – продавец информации или посредник на рынке жилой недвижимости? // Услуги: проблемы правового регулирования в судебной практике.

Сб. науч.-практ. стат. М., 2007. С. 108-111.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА ВОЗМЕЗДНОГО

ОКАЗАНИЯ УСЛУГ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Казахский гуманитарно-юридический университет, Услуги представляют собой, пожалуй, один из древнейших видов общественных отношений. К примеру, еще римскому праву был известен договор найма услуг (location-conductio operamm). Согласно договору location-conductio operamm одно лицо обязано периодически предоставлять другому услуги определенного содержания, а другое лицо, обеспечить их повременную оплату. Дальнейшее развитие этих отношений произошло гораздо позднее в законодательстве европейских стран, и прежде всего в Германии и Англии. В странах постсоветского пространства предоставление услуг довольно длительное время находилось вне сферы правового регулирования.

Изменение политических и экономических направлений развития общества послужили основанием возникновения новых правовых отношений.

Каждый день физические лица и организации выступают в роли заказчиков и исполнителей разнообразных услуг: финансовых, туристических, медицинских, перевозки и др. По своей распространенности и значимости с услугами могут сравниться разве что отношения куплипродажи. Однако в отличие от последних, проблемы предоставления услуг во многом остаются непроработанными, и эффективность их регулирования не может удовлетворять общество.

Фундаментальной основой гражданского законодательства Республики Казахстан, регулирующей договор возмездного оказания услуг, стала глава 33 Гражданского Кодекса.

Однако значительная часть услуг не получила конкретного отражения в Гражданском Кодексе и регулируется отдельными нормативноправовыми актами. Отсутствие прямого регулирования Гражданским кодексом целого ряда договоров о предоставлении услуг создает условия для искажения некоторых принципиальных положений в регулировании этих отношений другими законами.

В этой связи, а также с учетом многообразия услуг глава 33 ГК РК приобретает значение общих положений о договоре оказания услуг. Выделение главы об оказании услуг связано с необходимостью приведения норм Особенностей части ГК РК в соответствие с положениями Общей части ГК РК. Согласно статье 115 ГК РК услуги являются самостоятельным объектом гражданских прав. Положения этой главы крайне важны в регулировании соответствующих отношений, так как устанавливают общие начала в регламентации исполнения договора оказания услуг. Статья 115 ГК РК выделяет понятие «услуга» в качестве объекта гражданских прав, не раскрывая их признаков, вместе с тем Гражданский Кодекс не содержит легального определения услуги, п.1 ст.683 ГК РК под термином «оказать услуги» понимает совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности. Еще больше запутывает ситуацию ст.687 ГК РК устанавливающая, что общие положения о подряде (статьи 616-639 ГК РК) и положения о бытовом подряде (статьи 640-650 ГК РК) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 683-686 ГК РК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг, т.е. Гражданский Кодекс не проводит четкого разграничения между услугами как объектом гражданских отношений и работами, выполненными по договору подряда.

Для восполнения и совершенствования правового регулирования в сфере услуг, законодателем дается определение понятию «услуга» в Законе Республики Казахстан от 04.05.2010 № 274-IV «О защите прав потребителей». В статье 1 данного Закона используется следующее понятие: «услуга – деятельность, направленная на удовлетворение потребностей потребителей, результаты которой не имеют материального выражения».

Даже при наличии материального результата (например, отправление писем, бандеролей, посылок при исполнении договора оказания услуг почтовой связи; предоставление транспортных средств при туристическом обслуживании; оказании медицинских услуг по различным видам протезирования) главным в договоре услуг является не он, а те действия невещественного характера, которые ему предшествуют (медицинское обследование, организация туристического тура и т.п.). При оказании услуги продается не сам результат, а действия, к нему приведшие. В отличие от договора подряда, где, наоборот, имеет значение только результат и не принимаются во внимание предшествовавшие ему действия, материальный результат является скорее орудием достижения неовеществленного результата.

Как было уже выяснено, предметом договора являются нематериальные услуги. Следует различать собственно результат деятельности исполнителя, т. е. собственно услугу, и тот результат, которого желает достичь заказчик посредством услуги. Например, родители желают, чтобы их ребенок поступил в престижное учебное заведение, и приглашают для подготовки ребенка к вступительным экзаменам репетитора. В этом случае результатом, которого желает достичь заказчик (родители), является поступление в соответствующее учебное заведение. Однако этот результат не охватывается деятельностью исполнителя. Репетитор может предоставить возможность обучаемому усвоить определенный набор знаний, необходимый для поступления в вуз, однако он не может гарантировать сам факт поступления, поскольку этот результат зависит не только от услугодателя, но и от влияния других факторов, в том числе способностей и желания самого ребенка, числа абитуриентов и т. д. Таким образом, неотъемлемым условием обязательства по оказанию услуг является невозможность гарантировать достижение полезного эффекта деятельности услугодателя. Такой результат лежит вне пределов обязательственного отношения В случаях, когда материальный результат приобретает самостоятельное юридическое значение, возможно говорить о применении норм о смешанном договоре (ст.381 ГК РК), охватывающем отношения услуг и подряда. В соответствии с данной статьёй к отношениям сторон по смешанному договору применяется в соответствующих частях законодательство о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Ко многим договорам возмездного оказания услуг применимы также правила ст.389 ГК РК о договоре присоединения, условия которого определены одной их сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору. По правилам договора присоединения заключаются, например, договоры об оказании туристических услуг.

В завершение следует подчеркнуть, что процесс формирования правовой базы по договорам возмездного оказания услуг далек от своего завершения. Отсутствие законодательных основ регулирования этих отношений приводит к негативным последствиям и ущемлению законных прав и охраняемых интересов сторон.

ИНТЕРНЕТ–ЭКСТРЕМИЗМ КАК СРЕДСТВО ОРГАНИЗАЦИИ

И МОБИЛИЗАЦИИ, ПРЯМЫХ ЭКСТРЕМИСТСКИХ ДЕЙСТВИЙ

Российское общество на протяжении последнего десятилетия находится в переходном состоянии, обусловленном проведением широкомасштабных экономических и политических реформ. Не будет преувеличением сказать, что транзитивный характер социальной ситуации в России всецело определяет специфику жизни общества и накладывает отпечаток на функционирование институциональных структур и на поведение людей.

Как всякая коренная ломка, российские реформы повлекли за собой массу последствий во всех сферах жизни общества, как позитивных, так и негативных. Среди негативных последствий переходного периода одно из первых мест по тяжести и разрушительности для общества занимает катастрофический рост преступности, как в традиционных, так и в совершенно новых для России формах. «Катастрофична ситуация в сфере правопорядка. Преступность растет устрашающими темпами. Россияне оказались беззащитными перед волной криминального террора» [2, с. 3] Современное общество столкнулось с тем, что террористические организации для совершения своих насильственных акций используют современные научно-технические средства, тогда как правоохранительные органы нередко серьезно ограничены национальными границами, рамками закона, материально-техническими и финансовыми ресурсами. Положение усугубляется еще и тем, что террор продолжает оставаться в арсенале, некоторых политических сил и отдельные страны открыто или тайно поддерживают террористов и их идеологов.

Негативное воздействие на динамику криминогенной ситуации. оказали переживаемые обществом финансово-экономические затруднения и связанная с ними социальная напряженность. Особые опасения вызывают обстоятельства, свидетельствующие о доминировании в структуре преступности тяжких и особо тяжких преступлений; об усилении корыстной направленности преступности; о ее профессионализации; о появлении и широком распространении таких доселе неведомых в России форм преступности, как терроризм, открытая пропаганда национальной розни и нетерпимости; о нарастающей алкоголизации и наркотизации широких масс населения, в том числе молодежи и несовершеннолетних. Проявились и приняли беспрецедентно широкомасштабные формы негативные тенденции в функционировании государственных управленческих структур, вооруженных сил, правоохранительных органов. Множественные факты коррупции российских должностных лиц, в том числе и самых высокопоставленных и ответственных, стали общеизвестными не только в пределах нашего общества, но и за рубежом, что наносит огромный урон международной репутации России как государства.

На сегодняшний день в обществе сложилась ситуация, требующая интенсификации борьбы с преступностью и изменения самого качества этой борьбы.

Современный терроризм, превратившийся в одно из наиболее опасных социальных явлений, носит ярко выраженный международный характер и описывается в законодательстве многих стран через серию норм, охватывающих тяжкие виды насильственных преступлений, посягающих на жизненно важные интересы личности, общества, государства.

По мнению специалистов, основной движущей силой терроризма является исламский экстремизм, идеологи которого в борьбе за политическую власть провоцируют многочисленные межэтнические столкновения и террористические акции Терроризм появляется тогда, когда общество переживает глубокий кризис, в первую очередь – кризис идеологии и государственно-правовой системы. В таком обществе появляются различные оппозиционные группы – политические, социальные, национальные, религиозные – для которых становится сомнительной законность существующей власти и всей ее системы управления.

Сегодня самые эффективные методы террора – насилие не в отношении представителей власти, а против мирных, беззащитных и, что крайне важно, не имеющих отношения к «адресату» террора людей, с обязательной демонстрацией катастрофических результатов террора через средства массовой информации общественному мнению – и только через него как через передаточный механизм – лидерам стран. И, наконец, – предъявление через те же средства массовой информации обществу и лидерам мотивов террора и условий его прекращения.

В ходе осуществления деятельности по идеологическому противодействию проявлениям политического и религиозного экстремизма отправной точкой является законодательное определение понятия экстремизма. Эта важная для всей антиэкстремистской деятельности задача переходит из области теоретических рассуждений в практическую плоскость. В уголовном праве, юридической теории и на политическом языке понимание экстремизма весьма неоднозначно.

Все интересующиеся данной проблемой сходятся во мнении, что вопрос определения понятия «экстремизма» – одна из серьезнейших проблем, решение которой имеет исключительное значение для эффективной борьбы с этим явлением, ведь именно определение экстремизма позволяет выявить круг общественных отношений, затрагиваемых экстремизмом и механизм борьбы с ним, выработать алгоритм регулирования этих отношений, как правового, так и внеправового характера. [1, с. 48] Если чаще всего политический экстремизм понимается (как конкретные идеи, то политический терроризм надо понимать как действие по достижению результата этих идей. Отрицая всякое инакомыслие, пытаясь жестко утвердить свою систему взглядов, навязать ее любой ценой оппонентам и колеблющимся, политический экстремизм становится основой для проявлений терроризма. Экстремистская идеология формирует особый тип личности, склонной к экзальтации, потере контроля над своим поведением и готовой, в конечном итоге, на любые террористические акции.

Необходимо отметить, что экстремизм не возникает из ничего. Для возникновения и процветания экстремизма должны быть определенные причины и условия. Экстремизм порождают социально-экономические кризисы, деформацию политических институтов, резкое падение жизненного уровня, резкое расслоение общества на богатых и бедных, массовую безработицу, ухудшение социальных перспектив значительной части населения, доминирование в обществе чувств, настроений хандры, пассивности, социальной и личной нереализованности, неполноты бытия, страх перед будущим, подавление властями оппозиции, инакомыслия.

Особо внимание следует уделить развитию межнациональных отношений. Ученые считают, что сегодня существует такая тенденция межнациональных отношений, как дифференциация. Она проявляется в естественном стремлении к саморазвитию, национальной самостоятельности, развитию национальной культуры, экономики, политики и т.д. Эту тенденцию часто называют национальной. Ее действие прослеживается на протяжении всей истории человечества. Она способствуют прогрессу цивилизации, либо ведет к развитию и расцвету народов: через взаимообогащение, обмена национальными ценностями, всестороннего сближения народов, их укрепления.

От решения проблем межнациональных отношений в значительной мере зависят спокойствие и благополучие людей, судьба страны. Важно понимать опасность обострения отношений между людьми разных национальностей, которые представляют опасность для общества, для каждой семьи, для каждого человека.

Анализ ситуации текущего периода свидетельствует о том, что наблюдается негативная тенденция к увеличению реальности угроз национальной безопасности, вызванная расширением источников формирования «протестного элемента», увеличивающая зависимость «самочувствия» в обществе от положительных в перспективе факторов внешнего влияния к уязвимости в отношении отрицательных.

Ситуация требует незамедлительной реализации ряда первоочередных мероприятий, направленных на повышение эффективной работы органов власти: занятие реальных твердых позиций и создание системы противодействия распространению экстремизма и дальнейшей эскалации насилия [4, с. 18].

Практика борьбы с противоправным поведением подтверждает, что в современных условиях реальную опасность представляет молодёжный экстремизм, который проявляется в особо тяжких преступлениях. Следует отметить, что в последние годы экстремистские идеи активно функционируют в Интернет – пространстве. При этом механизм, препятствующий публичному проявлению экстремизма на страницах общенациональных газет и телеканалов, не срабатывает в Интернете. Это делает его благоприятной средой для пропаганды экстремистских идей. Таким образом, в настоящее время, Интернет стал расцениваться экстремистскими идеологами как привлекательная площадка для ведения идеологической пропаганды и борьбы.

Ресурсы, проповедующие радикальные идеи, имеют очень широкую аудиторию не только в регионах, где физически расположен ресурс. Проведённый специалистами анализ посещаемости сайтов показывает, что из всех представленных идеологических направлений у молодёжи наиболее велик интерес к праворадикальной идеологии. Некоторые сайты экстремистской направленности по числу посетителей могут конкурировать с сайтами официальных молодёжных организаций, опирающихся на административный ресурс.

«Интернет-экстремизм» является важным фактором культивирования, как скрытого экстремизма, так и средством организации и мобилизации прямых экстремистских действий, а также функционирования экстремистских виртуальных организаций (пример – антиглобалисты). Интернетпространство позволяет получить беспрецедентную степень свободы в выборе объектов экстремистских действий и культивирования объектов ненависти на межэтнической основе.

Серьёзную тревогу представляет распространение экстремизма на националистической почве в молодёжной среде.

Отмечается резкая активизация их противоправной деятельности, стремление совершать тяжкие, вызывающие большой общественный резонанс преступления (убийства иностранных студентов, мигрантов), дерзкие, демонстративные административные правонарушения, а также переход от хулиганских действий к осуществлению террористических актов.

В целях противодействия экстремистской деятельности федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах своей компетенции в приоритетном порядке осуществляют профилактические, воспитательные, пропагандистские меры, направленные на предупреждение экстремистской деятельности.

Наличие социально-экономических условий распространения в молодёжной среде этнической и религиозной нетерпимости, ксенофобии, национализма и экстремизма предопределяет необходимость совершенствования законодательства, принятия действенных мер по их профилактике и пресечению.

Главное решение этих проблем – государственная молодёжная политика, основанная на социально-экономической и моральной поддержке молодёжи государством и обществом. Её цель – обеспечить доступность качественного образования, создать условия для воспитания, сохранения здоровья и трудоустройства подрастающего поколения, формирования у него гражданской ответственности и патриотизма.

Терроризм – постоянный спутник человечества, который относится к числу самых опасных и труднопрогнозируемых явлений современности, приобретающих все более разнообразные формы и угрожающие масштабы.

Террористические акты приносят массовые человеческие жертвы, оказывают сильное психологическое давление на большие массы людей, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающихся порой восстановлению, сеют вражду между государствами, провоцируют войны, недоверие и ненависть между социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения.

В настоящее время представляется целесообразным повысить степень участия структур гражданского общества в выработке мер по борьбе с экстремизмом и терроризмом, как на национальном, так и на международном уровне. Это не должно быть исключительно прерогативой силовых структур, а должно стать предметом широкого обсуждения с максимально возможным участием представителей гражданского общества.

Национальное законодательство, касающееся противодействия экстремизму, борьбе с терроризмом и укреплению национальной безопасности, вызывает определённую озабоченность в отношении гарантий соблюдения фундаментальных политических прав и гражданских свобод. Поэтому представляется целесообразным осуществить серьёзный анализ принятых законодательных актов на предмет их соответствия международным стандартам.

С учетом имеющегося опыта и с целью обеспечения упреждающего реагирования, своевременного выявления и решительного пресечения противоправных действий бандформирований и террористических групп, необходимо:

1. Разработать научные формы и методы контрпропаганды идеям терроризма, фундаментализма и экстремизма в средствах массовой информации.

2. Обеспечить концентрацию усилий ученых и практиков на разработку и совершенствование форм и методов получения и анализа стратегической и тактической оперативной и иной информации о состоянии преступности и тенденциях ее развития.

3. Активнее использовать возможности оперативного проникновения в криминальную среду с целью выявления и ликвидации организованных преступных групп и сообществ террористической направленности, а также выявление их коррумпированных связей и выведение из-под их контроля финансовых и хозяйственных субъектов с целью ликвидации экономических основ терроризма и религиозного экстремизма.

4. Усиление уголовной ответственности за преступления террористической направленности, совершенные особо опасным способом, повлекшие гибель людей и другие, особо тяжкие последствия (например, отмена в данных случаях моратория на применение смертной казни).

5. Повсеместное внедрение в практику деятельности правоохранительных органов современных информационных технологий, программнотехнических средств, коммуникационных средств приема-передачи информации, создание интегрированных банков данных.

Борьба с терроризмом невозможна без адекватного принятия мер по противодействию религиозному экстремизму. Эффективность противодействия экстремистской пропаганде будет зависеть от степени умеренных исламских позиций. Религиозный экстремизм должны критиковать сами мусульмане, высшие представители их духовенства, ибо все мусульмане рассматривают себя частью мусульманской общины. Повышая образовательный уровень населения необходимо разъяснять, что экстремистская идеология не имеет ничего общего с фундаментальным исламским вероучением и идеалами мусульман. Особое внимание требует обобщение и внедрение в практику деятельности правоохранительных органов России, зарубежного опыта борьбы с терроризмом. Общии рекомендации антитеррористических служб США, Израиля, Франции, Великобритании и других стран:

– упреждение, профилактика терроризма на начальной стадии и недопущение становления и развития его структур;

– недопущение идеологического оправдания террора под знаменами «защиты прав нации», «защиты веры» и т. п., развенчание терроризма всеми силами СМИ;

– никаких уступок террористам, ни одного безнаказанного теракта, чего бы это ни стоило – потому что практика показывает, что любой успех террористов провоцирует дальнейший рост террора и количества жертв;

[1, с. 42-43] – специальные психологические операции СМИ, подающие подавление теракта как трагическую необходимость и противопоставляющие «черноту» террора чистоте тех, кто с ним борется; восхищение террористами в СМИ и призывы «войти в положение» абсолютно недопустимы, поскольку преступны;

– исключение по делам о терроризме судебного разбирательства судами присяжных.

Важно провести комплекс мероприятий по сокращению, блокированию каналов финансирования и материально-технического обеспечения боевиков. К основным способам и источникам получения финансовых средств у боевиков можно отнести кражу бюджетных средств, изготовление фальшивых банкнот, похищение людей и т.д. Наибольшую активность в финансировании террористических группировок проявляют международные мусульманские организации крайне радикального толка. Пресечение любых видов экстремистской деятельности – давно назревшая необходимость, так же, как и взращивание позитивной общественной идеологии, не стесняющееся отстаивать идею о том, что российское государство неделимо, а потому идеи всевозможных эмиратов и халифатов являются антиконституционными и ничего общего с правами и свободами граждан и отдельных народов не имеют.

Для предотвращения проявлений политического и религиозного экстремизма в обществе необходима скоординированная работа органов государственной власти и гражданского общества по преодолению роста ксенофобии, эффективная государственная молодёжная политика, которая позволит направить политическую активность молодёжи радикальных взглядов в цивилизованное, легальное русло.

Таким образом, экстремистская идеология имеет недооцененный потенциал. Для молодёжи она тем и опасна, что предлагает простые и «популярные» решения и импонирует решительностью в защите «наших» людей, «наших» ценностей и «нашей» страны. Органы государственной власти, правоохранительные органы, педагогическая общественность, структуры гражданского общества должны в самое короткое время дать адекватный ответ на этот вызов.

Литература Абидов А.С. Актуальные проблемы борьбы с терроризмом на Северном Кавказе // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Нальчик, 2007. Т. 1. С. 42-43.

2. Добреньков В.И. Российское общество: современная ситуация и перспективы //Тезисы докладов и выступлений на II Всеросс. социол. конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы»: В 3 т. М., 2003. Т. 1. С. 3.

3. Тарчоков Б.А. К вопросу о необходимости использования комплексного подхода в ходе осуществления деятельности по идеологическому противодействию проявлениям политического и религиозного экстремизма // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Нальчик, 2007. Т. 3. С. 48.

4. Масаев А.Х. Противодействие терроризму – приоритетное направление в деятельности органов правоохраны и власти // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Нальчик, 2007. Т. 2. С. 18.

ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ

ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ

КООПЕРАЦИИ ЗА РУБЕЖОМ

Российская академия народного хозяйства и государственной Свое начало кооперативная теория берет из социалистических утопий XVIII в. Ее первыми идеологами были Роберт Оуэн, Шарль Фурье, Луи Блан, Анри-Клод Сен-Симон и др. Они считали, что через создание широкой сети кооперативов, организованных в форме коммун, можно преобразовать общество на социалистических началах. Однако при попытке воплощения своих идей на практике идеологи-социалисты столкнулись с нежизнеспособностью коммун в экономических и социальных условиях того времени.

Позднее кооперативы стали строиться на основе рыночных принципов, но их создателями по-прежнему двигало стремление к социальной справедливости.

В середине XIX века в Европе практически не существовало специализированных учреждений для кредитования крестьянства, поэтому для защиты своих интересов крестьяне создают собственные кредитные учреждения. Одним из первых таких учреждений является кредитное товарищество в форме ипотечного общества, созданное на юге Швеции в 30-е гг.

XIX в. В последующие 25 лет в этой стране было создано еще девять сравнительно крупных региональных кооперативов такого рода, объединенных в 1861 г. по решению риксдага в Шведский ипотечный банк. Для обеспечения кредитной деятельности входящих в него кооперативов Шведский ипотечный банк добился от правительства права выпуска ценных бумаг [10, с. 42].

Своеобразной вехой кооперативного движения явился опыт «справедливых рочдельских пионеров». В 1844 г. последователи Р. Оуэна в г. Рочдейл организовали общество потребителей и назвали его «обществом справедливых пионеров». Сформулированные ими принципы стали отправной точкой дальнейшего развития кооперативного движения:

– распределение основной части прибыли между членами кооператива пропорционально стоимости произведенных каждым из них закупок;

– добровольность участия в кооперативе;

– демократический характер управления и контроля;

– одинаковые права членов кооператива, независимо от паевых взносов;

– продажа товаров по среднерыночным ценам и только за наличный расчет;

– продажа только доброкачественных товаров;



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«НИИЦМиБ ФГБОУ ВПО Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина Кафедра микробиологии, вирусологии, эпизоотологии и ВСЭ Научно-исследовательский инновационный центр микробиологии и биотехнологии АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФЕКЦИОННОЙ ПАТОЛОГИИ И БИОТЕХНОЛОГИИ Материалы VI-й Международной студенческой научной конференции, посвящённой 70-летию ФГБОУ ВПО Ульяновская ГСХА им. П.А. Столыпина 14 – 15 мая 2013 года Часть I Ульяновск – 2013 Актуальные проблемы инфекционной патологии и биотехнологии НИИЦМиБ ФГБОУ ВПО...»

«араанды мемлекеттік медицина университеті Карагандинский государственный медицинский университет Karaganda State Medical University араанды мемлекеттік медицина университетіні студенттеріні ылыми конференциясыны материалдары 6 мамыр, 2011 Материалы студенческой научной конференции Карагандинского государственного медицинского университета 6 мая, 2011 Materials of students’ scientific conference of Karaganda State Medical University 6 may, 2011 УДК 61 ББК 5 41 41 араанды мемлекеттік медицина...»

«В дные Вод е э оси темы: эко ист мы т офичес е уровн и тро ские ни проб п блемы под ержа я дде ани б разноо азия биор обра я В огда 2008 Воло 8 ГОУ ВПО Вологодский государственный педагогический университет Вологодская лаборатория ФГНУ ГосНИОРХ Вологодское отделение гидробиологического общества РАН НП Научный центр экологических исследований Водные и наземные экосистемы: проблемы и перспективы исследований Материалы Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 70-летию...»

«UNEP/CBD/COP/7/21 Страница 112 Приложение РЕШЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ СЕДЬМЫМ СОВЕЩАНИЕМ КОНФЕРЕНЦИИ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Решение Страница VII/1. Биологическое разнообразие лесов 113 VII/2. Биологическое разнообразие засушливых и субгумидных земель 114 VII/3. Биологическое разнообразие сельского хозяйства 124 VII/4. Биологическое разнообразие внутренних водных экосистем 125 VII/5. Морское и прибрежное биологическое разнообразие 159 VII/6. Процессы проведения оценок 216 VII/7....»

«Министерство образования и наук и РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНЖЕНЕРНОЙ ЭКОЛОГИИ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ МГУИЭ посвященная 65-летию Победы и 90-летию МИХМ-МГУИЭ 21-23 апреля 2010 г. ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ ТОМ 1 Москва 2010 УДК 66.02 ББК 35.11 Н 34 Печатается по решению редакционно-издательского совета МГУИЭ Редакционная коллегия: председатель – ректор МГУИЭ Д.А. Баранов - проректор по учебной работе М.Г. Беренгартен (зам. председателя) - проректор по научной...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО РЫБОЛОВСТВУ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА И ОКЕАНОГРАФИИ (ФГУП ВНИРО) СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННОГО КОМПЛЕКСА МАТЕРИАЛЫ ЧЕТВЕРТОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО ВНИРО 2013 УДК 639.2.313(063) Современные проблемы и перспективы рыбохозяйственного комплекса: Материалы С 56 четвертой научно-практической...»

«Эколого-генетический потенциал плодово-декоративных культур Брянской области и рекомендации по его рациональному использованию для защиты и реабилитации почв в особо неблагоприятных условиях: научно-практическая конференция : сборник статей, 2009, 118 страниц, 5895920926, 9785895920923, Курсив, 2009. Издание предназначено для преподавателей высшей школы, учителей биологии, научных работников, студентов, аспирантов и специалистов в области защиты и реабилитации окружающей среды Опубликовано:...»

«Хроника МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТРАН СОДРУЖЕСТВА ПО ПРОМЫШЛЕННОЙ БИОТЕХНОЛОГИИ (МИНСК - НАРОЧЬ, МАЙ 2005 г.) 2 5 - 2 8 мая 2005 г. на базе учебно-научного центра Нарочанская биологическая станция биологического факультета БГУ прошла международная научно-практическая конференция Перспективы и проблемы развития промышленной биотехнологии в рамках единого экономического пространства стран Содружества. Организаторами выступили БГУ, Государственный комитет по наук е и...»

«sensitivity to external factors, physiological characteristics. In this case, a stable and reproducible in Труды IX Международной крымской конференции Космос и биосфера 2011 При цитировании или перепечатывании ссылка обязательна. several independent sections of the relationship between the level of GMA PSMR and shows that the speed indicator orАдрес этой статьи в интернете: responds to changes in the level of GMA, or it auditory-motor reaction directly...»

«НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ ЗАПОВЕДНОГО ДЕЛА МИНЭКОРЕСУРСОВ УКРАИНЫ КРЫМСКИЙ ФИЛИАЛ ТАВРИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.И. ВЕРНАДСКОГО БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД СПАСЕНИЕ РЕДКИХ РАСТЕНИЙ И ЖИВОТНЫХ КРЫМСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ЭКОЛОГИЯ И МИР ЗАПОВЕДНИКИ КРЫМА НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ МАТЕРИАЛЫ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 апреля 2001 года, Симферополь, Крым СИМФЕРОПОЛЬ-2001 Заповедники Крыма на рубеже тысячелетий ОРГКОМИТЕТ КОНФЕРЕНЦИИ: АРТОВ Андрей Михайлович, заместитель...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Гродненский государственный университет имени Янки Купалы АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ Материалы VII Международной научно-практической конференции Гродно, 26 – 28 октября 2011 г. Гродно ГрГМУ 2011 УДК 504 (063) ББК 21.0 А43 Редакционная коллегия: Н.П. Канунникова (отв. ред.), Н.З. Башун, С.В. Емельянчик, Л.В. Ковалевская, В.С. Лучко, Т.П. Марчик, А.В. Рыжая, Т.А. Селевич, О.В. Созинов, Г.Г. Юхневич, О.В. Янчуревич. А 43...»

«КОНСАЛТИНГОВАЯ КОМПАНИЯ АР-КОНСАЛТ НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ: ВЕКТОР РАЗВИТИЯ Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции Часть V 3 апреля 2014 г. АР-Консалт Москва 2014 1 УДК 001.1 ББК 60 Н34 Наука и образование в современном обществе: вектор развития: Сборник научных трудов по материалам Международной научнопрактической конференции 3 апреля 2014 г. В 7 частях. Часть V. М.: АРКонсалт, 2014 г.- 152 с. ISBN 978-5-906353-89-4 ISBN...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ КОНВЕНЦИЯ ПО БОРЬБЕ Distr. GENERAL С ОПУСТЫНИВАНИЕМ ICCD/COP(7)/13 4 August 2005 RUSSIAN Original: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН Седьмая сессия Найроби, 17-28 октября 2005 года Пункт 15 предварительной повестки дня ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ДОКЛАД О СОСТОЯНИИ РАБОТЫ ПО ПОДГОТОВКЕ К ПРОВЕДЕНИЮ В 2006 ГОДУ МЕЖДУНАРОДНОГО ГОДА ПУСТЫНЬ И ОПУСТЫНИВАНИЯ Записка секретариата РЕЗЮМЕ На своей очередной пятьдесят восьмой сессии Генеральная Ассамблея Организации 1. Объединенных Наций,...»

«В защиту наук и Бюллетень № 8 67 Королва Н.Е. Ботаническую науку – под патронаж РПЦ? (по поводу статьи члена-корреспондента РАН, д.б.н. В.К. Жирова Человек и биологическое разнообразие: православный взгляд на проблему взаимоотношений)119 1. Проблема Проблемы взаимодействия власти и религии, науки и религии, образования и религии требуют современного переосмысления и анализа. Возможен ли синтез научного и религиозного знания, и не вредит ли он науке и научной деятельности, и собственно,...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Департамент ветеринарии Ульяновской области ФГОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия Ассоциация практикующих ветеринарных врачей Ульяновской области Ульяновская областная общественная организация защиты животных Флора и Лавра Материалы международной научно-практической конференции ВЕТЕРИНАРНАЯ МЕДИЦИНА XXI ВЕКА: ИННОВАЦИИ, ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ посвящённой Всемирному году ветеринарии в ознаменование...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКОМ UNEP/CBD/COP/8/14 РАЗНООБРАЗИИ 15 January 2006 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Восьмое совещание Куритиба, Бразилия, 20-31 марта 2006 года Пункт 19 предварительной повестки дня* ГЛОБАЛЬНАЯ ИНИЦИАТИВА ПО УСТАНОВЛЕНИЮ СВЯЗИ, ПРОСВЕЩЕНИЮ И ПОВЫШЕНИЮ ОСВЕДОМЛЕННОСТИ ОБЩЕСТВЕННОСТИ Обзор осуществления программы работы и вариантов по продвижению дальнейшей работы Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКО UNEP/CBD/COP/8/11/Rev.1 2 February 2006 М РАЗНООБРАЗИИ RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Восьмое совещание Куритиба, Бразилия, 20–31 марта 2006 года Пункт 12 предварительной повестки дня * ДОКЛАД ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО СЕКРЕТАРЯ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ КОНВЕНЦИИ И БЮДЖЕТЕ ЦЕЛЕВЫХ ФОНДОВ КОНВЕНЦИИ Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ 1. На своем седьмом совещании Конференция Сторон в пункте 28...»

«В кн.: Здоровье-питание-биологические ресурсы: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 125-летию со дня рождения Н.В. Рудницкого. Киров: НИИСХ Северо-Востока, 2002.-Т. 2.-С. 277-289. УДК 636.082 ИЗВЕЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО ЖИВОТНОВОДСТВА В.М. Кузнецов Зональный НИИСХ Северо-Востока им. Н.В. Рудницкого Известный немецкий ученый Зеттегаст, живший в XIX столетии, писал: Степень развития животноводства в стране является мерилом культурного развития народа. По данному...»

«Министерство сельского хозяйства российской Федерации ФгоУ вПо Ульяновская госУдарственная сельскохозяйственная акадеМия Материалы II-ой Международной научно-практической конференции АгрАрнАя нАукА и обрАзовАние нА современном этАпе рАзвития: опыт, проблемы и пути их решения 8-10 июня 2010 годА Том IV АкТуАльные вопросы веТеринАрной медицины, биологии и экологии ульЯновск - 2010 Министерство сельского хозяйства российской Федерации ФгоУ вПо Ульяновская госУдарственная сельскохозяйственная...»

«Институт систематики и экологии животных СО РАН Териологическое общество при РАН Новосибирское отделение паразитологического общества при РАН ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ТЕРИОЛОГИИ 18–22 сентября 2012 г., Новосибирск Тезисы докладов Новосибирск 2012 УДК 599 ББК 28.6 А43 Конференция организована при поддержке руководства ИСиЭЖ СО РАН и Российского фонда фундаментальных исследований (грант № 12-04-06078-г) Редакционная коллегия: д.б.н. Ю.Н. Литвинов...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.